Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №2, 2015

Александр Бузгалин, Андрей Колганов
Донбасс: В поисках стратегии социально-экономического возрождения (размышления теоретиков)
Просмотров: 996

Бузгалин Александр Владимирович –
д.э.н., профессор эконом. ф-та МГУ им. М.В. Ломоносова,

 

Колганов Андрей Иванович –
д.э.н., профессор,
зав. Лабораторией по изучению рыночной экономики эконом.
ф-та МГУ им. М.В. Ломоносова

Начнем с нескольких коротких, но важных ремарок.

Первая. Этот текст не имеет четко определенного жанра. Это не научная статья и не политическая программа. Это именно размышления. Размышления теоретиков, которые знакомы с ситуацией в ДНР и ЛНР на основе исключительно общедоступной информации (и в этом наш минус), но которые профессионально работают над проблемами возрождения экономики на постсоветском пространстве вот уже почти четверть века, ситуацию на Юго-востоке анализируют постоянно и душой и сердцем болеют за судьбы людей этого региона (и в этом наш плюс).

Вторая. В данном тексте мы не предлагаем программу срочных практических шагов по преодолению глубочайшего кризиса, вызываемого войной и распадом прежней системы отношений – и экономических, и политических, и культурных – на этом пространстве. Мы предлагаем некоторую систему стратегических ориентиров, продвижение в сторону которых, мы уверены, будет существенно способствовать социально-экономическому возрождению Донбасса.

Третья. Скорее всего, реализация предлагаемой нами стратегии будет в складывающейся ситуации невозможна. Ее не даст реализовать прежде всего олигархо-бюрократическая власть РФ, для которой основанное на реальном народовластии, ориентированное на приоритетное развитие Человека и социальную справедливость общественно-экономическое пространство будет костью в горле и постоянным примером того, что альтернатива нынешней внутренней политике российского истэблишмента возможна. Поэтому данные размышления мы адресуем всем тем, кто всерьез задумывается о формировании в этом регионе ответственной и конструктивной оппозиции и о ее будущей программе. Писать же рекомендации для политиков, выполняющих заказы Кремля, мы считаем бессмысленным: они никогда не будут реализовывать ту модель развития, которую мы считаем жизненно важной для граждан Донбасса, а мы никогда не будем работать над программой, которая отвечает экономико-политическим интересам правящего класса.

* * *

Ключевые параметры предлагаемой нами стратегии будут тяготеть к основным блокам всякой экономической системы, для которой характерны:

(1)       определенный материально-технический базис;

(2)       способ координации, в частности, рынок и общественно-государственное регулирование;

(3)       отношения собственности;

(4)       механизмы распределения и перераспределения доходов и другие социальные параметры;

(5)       тип воспроизводства (в частности, приоритеты и способ развития).

Разберемся со всеми блоками по порядку.

Первое. Какую структуру общественного производства оптимально создавать в этом регионе? Если говорить о стратегии, то у граждан Донбасса, как это не покажется странным, есть выбор. Его полюса мы бы обозначили так. С одной стороны, программа возврата к исходной точке: восстановление и инерционное развитие существовавших ранее производств: инфраструктура, угледобыча, промышленность (машиностроение, химия), торговля и услуги, образование и здравоохранение и т. п. Эта траектория кажется единственно реалистичной, но в долгосрочной перспективе она тупикова: главный природный ресурс – уголь – истощается или его добыча становится чрезмерно дорогой и… С другой стороны, – кажущаяся романтической, но стратегически перспективная стратегия программируемой структурной перестройки, которую будут реализовывать сами шахтеры и остальные работники «завязанных» на уголь отраслей так, чтобы в первую очередь именно им было хорошо, мы даже сказали талантливо жить в постугольной экономике Дондасса.

Мы не хотим и не будем ничего за них придумывать и потому ограничимся лишь несколькими краткими комментариями. Первый: нарочито подчеркнем – программу должны разрабатывать сами рабочие и инженеры в диалоге с остальными трудящимися региона и при помощи экспертов. Второй: структурные изменения должны осуществляться на базе программ с тем, чтобы сначала создавались производства и города, где захотят жить и работать шахтеры и их товарищи, а уже затем нерентабельные шахты и отсталые заводы превращались в пространства новых производств. Третий. Как ученые, занимающиеся этими проблемами много лет, не удержимся от совета: наиболее перспективными с точки зрения гуманитарных целей и одновременно прагматически выгодными в 21 веке становятся сферы развития человеческих качеств и новых идей, технологий, форм производства и жизни. Наши друзья заметили: советский (и постсоветский человек) человек мог талантливо и с энтузиазмом создавать университеты и наукограды, стихи и кинофильмы, космические ракеты и уникальные станки, но со скукой, изрядным браком и на среднем уровне делал на конвейере миллионы пар одинаковых башмаков или легковых автомобилей…

Отсюда совет: стратегически, постепенно, но неуклонно рабочий класс, инженеры, гуманитарная интеллигенция Донбасса могут идти к превращению в подлинно креативный производительный класс. Не самодовольных либеральствующих болтунов от бизнеса, шоу-бизнеса или менеджмента, а создающих новые технологии рабочих и инженеров, дающих новые знания педагогов и ученых, растящих здорового человека врачей и спортивных тренеров, формирующих красивые города и деревни экологов и садовников. И это не фантазия. Основной источник дохода от экспорта находившейся более четверти века в жесточайшей блокаде Кубы – это не сахар и сигары, а услуги ее учителей, врачей, тренеров и художников. Знания, технологии, миллионы инженеров и квалифицированных рабочих, врачей и учителей производил для мира в 1960-е Советский Союз и это было основой его превращения в сверхдержаву, которую уважали и любили миллиарды жителей мира, а ненавидели лишь миллионы олигархов и правителей…

Этот план очень непрост, амбициозен и невыгоден нынешним хозяевам, делящим шкуру слава богу до конца еще не убитого медведя – экономики Донбасса. Но он может быть реализован, подобно тому, как в разрушенном Первой мировой и Гражданской войнами СССР были реализованы казавшиеся тогда абсолютно фантастическими планы ГОЭЛРО и программа культурной революции. И еще: для измученного войной, но напоенного героическими свершениями авангарда дончан будет нужна достойная их победы программа, мирный фронт, требующий серьезной самоотдачи, солидарности, работы и дающий ощущение победы – создания того, что действительно нужно людям. И это не столько пафосные слова, сколько образное описание того важнейшего фактора современного прогресса, который опошляющие все и вся рыночники называют социальным и человеческим «капиталом».

Второе. Для претворения этой стратегии, как и вообще для нормального функционирования современной экономики, понадобится соединение механизмов рыночного саморегулирования и программирования экономики на базе ее селективного регулирования, активной промышленной политики. Проще говоря, граждане Донбасса при помощи своих общественных организаций, представителей в парламенте и т. п. и на основе прямого и гласного обсуждения (тех же Интернет-голосований) определяют приоритеты будущего развития некоторой, наиболее важной части экономики. Остальные сферы функционируют на основе рыночного саморегулирования. Цели программы и средства ее реализации («правила игры») закрепляются законом. Правительству поручается реализация этих программ за что оно и отчитывается перед парламентом и гражданами. Для реализации программ используется хорошо знакомый экономистам и практикуемый во многих странах – от Финляндии и Франции до Бразилии и Китая – набор мер. Среди них:

  • налоговые льготы и дешевые кредиты для частного и государственного бизнеса, участвующего в реализации программ;
  • программы совместных государственных и частных инвестиций;
  • государственный заказ частному бизнесу;
  • обязательные планы производства для крупнейших государственных предприятий;
  • селективный протекционизм и др.

Подчеркнем: это не директивное планирование в духе сталинских пятилеток. Это всего лишь программирование и селективное регулирование экономики на основе принципов, реализовывавшихся в смешанной экономике СССР периода новой экономической политики, во Франции и Японии в период рывка из послевоенного кризиса, в Китае, выходившем из тупика маоизма на дорогу экономического роста темпами в 8-12 % и мн.др.

Третье. Экономической основой такой экономики должна быть система отношений собственности, обеспечивающей если не снятие противоречий, то хотя бы компромисс в отношениях хозяина и работника. Этот компромисс нужен для того, чтобы наемные работники, т. е. подавляющее большинство граждан Донбасса, не чувствовали себя отчужденными от богатств их экономики, а собственники несли социальную ответственность. Напомним: даже в такой цитадели капитализма как ФРГ Конституция гласит: «Собственность обязывает». Еще более жестко этот принцип зафиксирован в конституциях ряда стран Латинской Америки.

Возможные слагаемые компромисса хорошо известны. И главное здесь – не форма собственности (государственная или частная) а ее реальное содержание: кто на деле является хозяином, кто и как присваивает основной доход, управляет производством, контролирует кадры, информацию и финансовые потоки. Соответственно, может быть выстроена система рекомендаций по формированию отношений собственности. Шаг за шагом необходимо идти к:

  • четкой спецификации прав собственности и их прозрачности (любой гражданин должен иметь доступ к информации о том, кто, в какой мере и т. п. является собственником тех или иных объектов и какими объектами владеет то или иное лицо);
  • учету и контролю со стороны работников (рабочих и инженеров шахты или завода, учителей и профессоров школы и университета…) за производством, управлением и финансовыми потоками предприятий, а граждан – за деятельностью поселковых, районных, городских и т. п. служб. Развитие участие работников и граждан сначала в учете и контроле, а затем в управлении – исходный шаг к предотвращению бюрократизма, коррупции, паразитического использования прибыли, бесхозяйственности, к – главное – активному включению граждан в решение хозяйственных проблем страны;
  • реальному обобществлению (1) природных ресурсов (вся природная рента должна присваиваться государством и направляться на реализацию общегосударственных программ развития экономики и рост благосостояния граждан), (2) основных инфраструктурных объектов (прежде всего – энергетики); крупнейших банков; (3) большей части предприятий в сферах, формирующих человеческие качества (образование, здравоохранение, культура и спорт и т. п.). Для такого обобществления могут быть использованы как формы национализации, так и механизмы общественного контроля;
  • формированию отношений самоуправления трудовых коллективов на государственных предприятиях (с некоторыми ограничениями в оборонном секторе и на предприятиях, обеспечивающих национальную безопасность) и планированию деятельности таких предприятий с целью подчинения их деятельности задачам реализации общенародных интересов;
  • поддержке различных форм развития экономики солидарности (от кооперативных и народных предприятий до краудсорсинга и краудфандинга);
  • обеспечению прозрачности деятельности органов государственного управления и максимально возможному замещению бюрократического аппарата деятельностью институтов гражданского общества на основе критического использования опыта скандинавских и латиноамериканских стран;
  • развитию социальной ответственности бизнеса, т. е. таких форм деятельности частного капитала, которые соединяют частнособственнические и общественные черты; в частности, развитие форм участия работников в собственности и управлении, прозрачность финансовой деятельности и распределения доходов предприятия (работник должен знать, сколько кладет себе в карман на покупку очередной яхты, а сколько инвестирует в модернизацию и социальное развитие хозяин фирмы), направление части прибыли на решение социальных, экологических, гуманитарных проблем работников, региона, страны…

Четвертое. Экономика эффективно развивается тогда, когда она базируется на социальной справедливости. Не уравниловке и паразитизме, а системе, где обеспечивается социальная защита еще и уже нетрудоспособных и граждан с ограниченными возможностями, где каждому на деле обеспечивается возможность получить доступ к ресурсам развития (образованию, информации, общественным ресурсам и т. п.) и тем самым формируются фактически равные стартовые условия, но при этом доход и статус человека зависят от его труда и таланта. Не только капитализм, но и рынок такую систему обеспечить не могут и потому они (для достижения хотя бы компромисса) должны социально ограничиваться и регулироваться. Конкретные шаги в этом направлении хорошо известны: (1) общедоступность образования, здравоохранения и культуры; (2) социально-гарантированный (на уровне нормальной потребительской корзины) минимум (для трудоспособных – на основе участия в общественных работах) и (3) механизмы социального перераспределения (наиболее известная - прогрессивный подоходный налог: бедный не платит ничего, квалифицированный рабочий и профессор платят 10-15%, а миллионер – до 50% используемого на потребление дохода).

Пятое. Параметры развития. Мы с них начали, и мы ими заканчиваем, пройдя по спирали круг и вернувшись к отношениям воспроизводства. Повторим: на наш взгляд сегодня возрождение экономики требует амбициозных, больших проектов. Донбасс – достаточно богатый и большой регион, сравнимый по своим масштабам и потенциалу со многими европейскими странами и в принципе ему по силам реализовать программу активной структурной перестройки и создания новой экономики, реализовать план «Гоэлро-2» в единстве с волной культурного ренессанса.

* * *

Завершим наши размышления ответом на вопрос о (1) возможности принятия гражданами Донбасса хотя бы основных пунктов этой социально-экономической стратегии и (2) реалистичности ее реализации.

По первому пункту мнение авторов неоднозначно. С одной стороны, насколько нам известно, ни активно взаимодействующие с Донбассом российские структуры, ни основные акторы, формально и реально имеющие власть в этом регионе, не заинтересованы в развитии чего-либо, существенно отличающегося от российского «капитализма юрского периода». Для этих «акторов» предлагаемая нами программа не только чужда, но и опасна, и они ее не то что реализовывать, но даже официально обсуждать, скорее всего, не позволят.

С другой стороны, Донбасс сегодня – это мир, в котором сформировались большие социальные общности активных людей, доказавших, что они способны жить и умереть ради реализации ценностей, не сводимых к содержимому кошелька. Большая часть этого активного населения сейчас включена либо в боевые действия, либо в их сопровождение и защиту людей от агрессии. Но уже сегодня они понимают то, что как мы писали более полугода назад, будущее Донбасса решается не только на фронтах. И им сегодня становится важна, а завтра будет принципиально необходима программа возрождения края, за который они буквально проливали свою кровь. Учитывая, что эти люди по преимуществу не по приказу сверху шли в ополчение или создавали группы взаимопомощи в разрушаемых городах, можно с большой долей вероятности рассчитывать, что они будут готовы и активно принять участие в мирном строительстве, и им будет важно, чтобы это было строительством их страны, а не страны для паразитов, которые придут (точнее, уже приходят), чтобы прикарманить то, что они защищают.

Нужна ли этим людям предлагаемая нами социально-экономическая стратегия?

Не знаем. В области идейной и политической у нас есть принципиальные разногласия. Насколько нам известно, ополченцы Донбасса по преимуществу проникнуты идеями российской державности и/или советской имперскости. Мы стоим на позициях демократического социализма и интернационализма, считая, что в политической сфере монархизм или авторитарная власть генсека единственной партии есть антитеза народовластия, а последнее – условие продвижения к новому обществу. В идейной сфере мы, любя прежде всего свой – русский – язык и нашу Родину (СССР), считаем что все народы, все языки и все культуры равноценны и должны вести диалог, цель которого – дружба народов. Мы и теоретически, и практически знаем, что среди представителей народов и России, и Украины, и США, и т. п. есть люди, для которых главное – солидарность и товарищество, и те, кто превыше всего ставит частную собственность и деньги, равно как и то, что соотношение первых и вторых зависит не от специфики «крови», а от, прежде всего, господствующей общественной системы и потому сегодня людей, тратящих свои личные деньги на общественные нужды сегодня в России меньше, чем в Европе…

Но парадокс общественных практик состоит в том, что в экономической сфере политику, не столь разрушительную, как неолиберальная и включающую ряд тех или иных параметров из описанных нами выше, могут проводить весьма сильно различающиеся между собой политические силы. История показывает, что ими могут быть и советские руководители 1920-х, и европейские социал-демократы 1960-х, и левые лидеры ряда стран Латинской Америки 2000-х…

Поэтому мы адресуем наши социально-экономические рекомендации тем общественно-политическим силам, которые сочтут, что она отвечает на их вызовы. На наш взгляд, защищающие свои города и села активные граждане Донбасса объективно заинтересованы в том, что мы предлагаем в качестве стратегии социально-экономического развития для их края. Сделают ли этот выбор какие-либо из формирующихся политических сил – это покажет жизнь.

Если эти силы политически и/или идейно окажутся реакционными, мы попадем в ловушку и единственное, что нас извинит, это факт общеизвестности наших рекомендаций. Мы не предлагали и не предлагаем никому эксклюзивных секретных рецептов лечения экономических болезней; все, что было написано выше, наши коллеги и мы публиковали уже много раз.

В заключение повторим рефрен начала: будучи оптимистами, мы адресуем эти размышления той пока еще прото-политической сети людей, которые стремятся к развитию прежде всего граждан, а не олигархов Донбасса, социальной справедливости, народовластию, а не «власти сильной руки», дружбе народов, а не пропаганде национальной исключительности. Сформируется ли такая сила, станет ли она реальной, уважаемой, конструктивной оппозицией – этого пока не знает никто. Но помочь ее формированию в мере сил мы стремились и стремимся…



Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба