Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №3, 2014

Игорь Панюта
ВОЗМОЖЕН ЛИ В УКРАИНЕ «КАППОВСКИЙ ПУТЧ»?
Просмотров: 995

Панюта Игорь Николаевич –активист Социалистической партии Украины, политолог

Бросается в глаза некоторое сходство между социально-политической ситуацией в Германии начала 20-х годов прошлого века и нынешней Украиной.

Поражение в войне, развал экономики, крах надежд на социальное освобождение трудящихся, усиление праворадикальных, националистических, профашистских настроений, концентрация власти у «региональных баронов», потеря влияния партий, популярных в предыдущие десятилетия, центробежные тенденции, господствующие в ряде регионов, агрессивная политика «добивания» страны, которая велась империалистическими соседями, – вот те ключевые моменты, которые проявлялись в Германии начала 20-х годов и проявляются сегодня в Украине.

«Правый сектор», «Фрайкор» и другие «парамилитарные структуры»

Фрайкор (нем. Freikorps – свободный корпус, добровольческий корпус) – наименование целого ряда полувоенных формирований, существовавших в Германии и Австрии с 18 века. Иногда они играли позитивную роль, иногда – реакционную.

Данным событиям предшествовало в Германии (как сегодня в Украине) усиление надежд на парамилитарные структуры, поскольку ни реальной армии, ни эффективной экономики в стране уже не было.

В Украине роль «внешней силы», разгромившей армию страны (как и ее экономику), сыграли отечественные олигархи. Они 23 года «патриотично» разворовывали страну, не хуже обычного захватчика.

Германский (и нынешний украинский) Фрайкор комплектовались по региональному принципу (как и батальон «Донбасс», «Азов»), и над ними шефствовали отдельные представители крупного капитала или реакционного чиновничества. В первое время эти германские части Фрайкора были плохо, вразнобой вооружены и экипированы.

В отрядах Фрайкора, в противовес традициям прусской сословной системы в армии, декларировался, как сегодня в парамилитарных структурах Украины, дух «побратимства» («камерадшафт»), при котором рядовой и старший по должности были товарищами в борьбе за идею.

Доминирующей идеей был абстрактный патриотизм, подавление национальных – «антигерманских» и интернациональных социалистических движений, угрожавших, по мнению фрайкоровцев, целостности Германии.

По мере того, как эти формирования (и их предшественники из регулярной армии) хорошо зарекомендовали себя на поприще подавления выступлений трудящихся в Финляндии, Берлине, Баварии, Литве, Латвии, крупная буржуазия Германии (как и сегодня олигархи Украины) стала направлять праворадикальным «патриотам» солидные средства.

Финансовую поддержку Фрайкора и других формирований обеспечил «Антибольшевистский фонд германской промышленности» размером в 500 миллионов марок. У Фрайкора появилась артиллерия, бронеавтомобили, хорошо экипированная кавалерия.

Референдумы об отделении и подавление «сепаратистов»

Вообще говоря, право части граждан одного государства на отделение, государственную самостоятельность или присоединение к этнически близкому народу другого государства европейская буржуазия эпохи антифеодальных революций XVIII–XIX веков часто поощряла.

К началу XX века ситуация изменилась. Законен или незаконен такой территориальный передел, стало определяться откровенными интересами монополистического капитала крупнейших империалистических держав.

Эльзас и Лотарингию, отобранные Германией у Франции в 1871 году, страны Антанты вернули Франции с целью «восстановления исторической справедливости» (а на самом деле из-за обилия угля и различных руд). При этом мало кого интересовало, что большинство населения там – германоязычно.

С другой стороны, исконно польские земли Силезии, попав в состав Пруссии, затем в течение почти двух столетий онемечивались, теряли связь с основной Польшей, ее языком и культурой.

Там в результате референдума 20 марта 1921 года почти 60 процентов населения проголосовало за то, чтобы Силезия все-таки осталась территорией Германии.

Данный результат не устраивал страны-победительницы, и польские вооруженные формирования при содействии французских оккупационных войск 3 мая начали восстание, чтобы добиться включения Силезии в состав Польши.

Аналогия с событиями на юго-востоке Украины более чем очевидна.

Однако европейское «демократическое сообщество» почему-то поступило иначе, чем сейчас. 23 мая 1921 г. немецким Фрайкорам самообороны Верхней Силезии удалось штурмом овладеть Аннабергом, главным укреплением восставших поляков. Это стабилизировало обстановку. Тем не менее, Верховный совет союзников 20 октября 1921 г. решил передать восточно-верхнесилезский промышленный край Польше.

В 1920 году жители северной части земли Шлезвиг на плебисците высказались за присоединение к Дании.

Фрайкоровцы не только стремились удержать территорию Германии от растаскивания другими реакционными режимами Европы, но и по возможности старались откусить кусочки от еще более слабых и молодых буржуазных государств. Т. е. их стратегия ничем не отличалась от стратегии крупных хищников.

«Балтийский Фрайкор», состоявший из местных «остзейских» немцев и добровольцев из Германии, сражался в 1918–1919 гг. за создание немецкого государства на территории Прибалтики.

Как будет вести себя украинский Фрайкор после того, как его главная (формально) функция – подавление сепаратизма – будет выполнена?

Подлинные задачи украинской власти

Для начала необходимо объяснить, почему, по мнению автора статьи, разгром сепаратистов в Донбассе не решит никаких серьезных проблем Украины. В том числе – проблему территориальной целостности и унитаризма.

Каждый, кто с пониманием относится к объективной причине протестов на Майдане, не имеет морального права огульно отрицать протест и на востоке Украины. Иначе его легко упрекнут в двойных стандартах и классовом лицемерии. 

В Майдане не было ни одного негативного проявления того, в чем нельзя было бы упрекнуть Донбасс. И, наоборот, в движении сопротивления «сепаратистов» столько же позитивного смысла, сколько и в майдане.

Столько же моральных уродов в руководстве обоих выступлений, такая же роль «внешних сил» и «денег олигархов».

Одинаковы даже основные ошибки (страх выдвижения социальных требований), которые уже погубили «революцию достоинства» в Киеве и, скорее всего, погубят выступления в Донбассе.

Жесткое подавление сопротивления сепаратистов на востоке – только часть более важной задачи: развести созревающие по всей Украине стихийные протесты против ухудшения жизни трудящихся – географически, по времени, идейно-политически, не дать им организоваться на общей лево-демократической платформе.

Протесты на западной и центральной Украине могут вспыхнуть по достаточному количеству причин (задолженности по банковским займам, произвол чиновников, которые плевать хотели на люстрацию, лишение собственности на землю, реституция, наконец – банальное и резкое снижение уровня жизни из-за либерализации экономики).

По мнению властей, разгромленный и деморализованный восток Украины не должен в этой борьбе против олигархов протянуть руку помощи – западу и центру нашей страны.

А что же с единым государством?

Автор данной статьи еще за несколько лет до событий на юге и востоке Украины утверждал, что источником реальной федерализации и даже распада страны являются не культурные и языковые особенности регионов, не происки «внешних сил», а именно олигархические структуры в экономике и центральная власть – как политическое оформление власти олигархов.

«Сепаратисты» Донбасса – только «стрелочники» данных процессов.

Борьба за «единство Украины» сегодня привела не просто к неслыханному возвышению региональных «олигархических баронов», но и к появлению у них «своих» вооруженных формирований. Практикуются «заказы» и денежные премии олигархов за поимку неблагонадежных.

Универсальное государственное законодательство уже не действует на всей территории страны.

Более того, характер боевых действий на Донбассе, трагедия Одессы напоминают отжимание олигархами друг у друга бизнесовых сфер влияния.

 После военного подавления нынешнего сепаратизма на юго-востоке ситуация может плавно перерасти в перманентное (возможно, силовое) противостояние фактических федеративных образований – «Коломоевщины», «Тарутин-стана», «Ахметовщины», «Балога-ленда» и т. п.

Фактическое развитие событий 1920 года

10 марта 1920 г. генерал Лютвиц (командующий войсками Берлинского округа) подтянул к Берлину соединения Фрайкора, которые отказались разоружаться в соответствии с условиями Версальского мирного договора. Затем он предъявил правительству социал-демократов ультиматум, потребовав роспуска национального собрания, перевыборов президента, отказа от сокращения личного состава армии, предусмотренного мирным договором. 13 марта путчисты заняли Берлин и образовали свое правительство во главе с номинальным правителем Каппом (крупный прусский юнкер, один из лидеров Отечественной партии).

Президент Эберт и социал-демократическое правительство бежали из столицы в Штутгарт.

Умеренные социал-демократы, за год до этого подавившие восстание коммунистически настроенного берлинского пролетариата, с очень большой неохотой пытались сопротивляться откровенной реакции. Их призывы к армии подавить путч встретили отказ: «военные в военных не стреляют».

Путч вызвал волну протестов среди рабочих, демократически настроенной интеллигенции, студентов, полупролетарских слоев, фронтовиков, стоявших на позициях интернационализма. Они начали общенациональную забастовку и подняли восстание. Была сформирована стотысячная Рурская Красная Армия. Один за другим в городах западной Германии начала устанавливаться Советская власть.

Из страха перед перспективой победы радикальной революции ряд высокопоставленных армейских генералов посоветовали «спасителям отчизны» сворачивать путч. Видя усугубление ситуации, Лютвиц и Капп 17 марта бежали в Швецию.

Выступление трудящихся в Рурском районе было задавлено в последующие дни. Однако немецкие олигархи до начала 30-х годов пытались играть в демократию, шли на экономические уступки трудящимся, и не кидались на авантюры, подобные гитлеровским. Последние привели к расчленению Германии и унесли миллионы жизней немцев и других народов.

Получается, что не «национально-озабоченные» немцы, а трудящиеся, стоящие на позициях международного социализма и интернационализма, спасли единство Германии в 20-е годы.

Украинский «мавр» дело сделает, но «уйти» не захочет…

«Капповский путч» был рожден двумя основными источниками.

Не в силах добиться реванша в борьбе с олигархами других стран, которые победили в войне, немецкая «элита» захотела полностью переложить бремя своего поражения на плечи трудящихся.

Разве не это же пытаются делать сегодня нынешние хозяева Украины?

Другим источникам путча были реакционно настроенные солдаты и офицеры немецкой армии и Фрайкора, привыкшие решать социально-экономические проблемы силовым путем. Узнав о планах ликвидации Фрайкора, они почувствовали угрозу своим непосредственным интересам.

Как будут вести себя борцы «за единую Украину» из парамилитарных структур после того, как их кровавая работа потеряет актуальность, а нормальной работы в стране, проводящей либеральные реформы станет еще меньше, чем сейчас? Это вопрос чисто риторический.

Любые варианты кризисных ситуаций не вызывают оптимизма. Давайте рассмотрим некоторые из них.

При любой попытке центральной киевской власти хоть как-то унифицировать правила игры крупного бизнеса в соответствии с современными европейскими стандартами нынешние олигархи будут готовы крикнуть «фас» прикормленным украинским «фрайкоровцам» и натравить их на киевскую власть.

Причем это будет представлено как массовое разочарование «простых патриотов» в способности киевских властей защитить идеалы «революции на Майдане».

И, наоборот, при любом стихийном взрыве недовольства трудящихся Украины олигархи – уже вместе с центральной властью – смогут дать ту же команду «фас» парамилитарным структурам, но попытаются представить это уже как борьбу против «подрывных элементов», которые имеют наглость требовать достойной жизни своим семьям, в то время как надо жертвовать собой во имя государства и «великой национальной идеи».

Организованного рабочего класса, готового противостоять такой «промывке мозгов» и бороться за свои права, в Украине нет. Этим она отличается от Германии 20-х годов.

Ополчены ДНР и ЛНР вряд ли смогут превратиться в аналог Рурской Красной Армии. Для этого им надо покончить с собственным российским шовинизмом и имперскими иллюзиями.

Левые, социалистические организации раздроблены.

Среди маргинальных слоев общества понятие «интернационализм» превратилось почти в ругательство.

Между тем история (в том числе Германии) учит, что именно политика интернационализма, борьба за социальное освобождение от власти олигархов (прежде всего собственных) сегодня – единственное средство, способное сохранить украинский этнос и Украину как единое административно-хозяйственное и культурно-историческое образование. 



Другие статьи автора: Панюта Игорь

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба