Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » ГОСУДАРСТВО РЕЛИГИЯ ЦЕРКОВЬ » №3, 2017

Данис Гараев
Идеология русскоязычного джихадизма до ИГИЛ: рецепция советского как рождение постсоветского радикализма
Просмотров: 354

ПЕРВАЯ (1994–1996) и Вторая (1999–середина 2000-х) чеченские кампании, которые начались с провозглашения независимой, но никем не признанной Ичкерии, а закончились борьбой за создание исламского государства в Чечне, привели к появлению в 2007 году так называемого «Имарата Кавказа» — экстремистской организации, которая под лозунгом джихада объявила борьбу за шариатское государство на территории всего Северного Кавказа. В результате в постсоветское время в этом регионе появилось целое поколение джихадистских идеологов. Из-за своего «ухода в лес» они стали особенно интересны российской, в первую очередь радикально настроенной, мусульманской и немусульманской публике. Можно назвать такие имена, как Шамиль Басаев, Ясин Расулов, Саид Бурятский, Анзор Астемиров, Мовлади Удугов, Тимур Муцураев и многие другие. Это очень разные люди, но их объединяло то, что о джихаде они могли говорить доступным для русскоязычной публики языком. Кроме того, их объединяло то, что под джихадом все эти идеологи понимали вооруженную борьбу против российской власти. Способы пропаганды и аргументация в обосновании джихада в разные периоды могли несколько отличаться, что делает эту идеологию содержательно довольно разнообразной, однако во всех случаях в основе лежало именно военное понимание джихада как способа противостояния Москве.

 

The Ideology of Russian-Language Jihadism before ISIS:
Reception of the Soviet as the Origin of Post-Soviet Radicalism

Danis Garaev
Department of History,
European Studies and Religious Studies,
University of Amsterdam (Netherlands).
danis.garaev@gmail.com

This article is devoted to the origin and development of the propagandist ideology of Russian-language Jihadism, which is linked with the events in the Middle East over the last few years. It develops the idea that the jihadism in Russia should be considered not so much in the context of the Islamic issue or as a result of the influence of foreign countries, but rather as an example of post-Soviet radicalism, formed on a native ideological and intellectual base. The article states that this meaningfully diverse ideology originated under the influence of Soviet and post-Soviet intellectual traditions, which made this ideology so effective in the Russian context.

 



Другие статьи автора: Гараев Данис

Архив журнала
г№2, 2020№1, 2020№3, 2019№4, 2019№1, 2019№4, 2018№2. 2018№1, 2018№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№4, 2016№2, 2016№3, 2016№1, 2016№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№3-4, 2012№2, 2012№1, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба