Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №43, 2015

Юрий Александров
Юридический практикум
Просмотров: 849

По материалам веб-сайтов «Гарант» и «Консультант плюс».

 

Новое в законодательстве

Установлен порядок возмещения расходов и получения материальной помощи при переселении на другое временное место жительства защищаемых в уголовном судопроизводстве лиц (Постановление Правительства РФ от 30.01.2015 № 76 «О внесении изменений в Правила применения меры безопасности в виде переселения защищаемого лица на другое место жительства в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»).

Порядок переселения на другое временное место жительства защищаемых лиц приведен в соответствие с Федеральным законом от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве».

Установлено, что при переселении на другое временное место жительства защищаемого лица орган, осуществляющий меры безопасности, кроме прочего оплачивает расходы, связанные с переездом, в том числе с проездом и провозом личного имущества, включая стоимость упаковки, погрузки (разгрузки), а также выплачивает материальную помощь. При переселении защищаемого лица на другое временное место жительства ему со дня прибытия ежемесячно выплачивается материальная помощь в размере 1,5-кратного прожиточного минимума по основным социально-демографическим группам населения в целом по РФ за счет средств, предусмотренных государственной программой обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Установленная процедура возмещения расходов, связанных с переездом при переселении на другое место жительства защищаемых лиц, а также получения ими материальной помощи распространяется на правоотношения, возникшие с 10 января 2014 года.

 

Россией ратифицирован договор с Индией о передаче лиц, осужденных к лишению свободы (Федеральный закон от 03.02.2015 № 2-ФЗ «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Республикой Индией о передаче лиц, осужденных к лишению свободы»).

В соответствии с договором лицо, осужденное к лишению свободы на территории одного из договаривающихся государств, может быть передано для отбывания назначенного наказания на территорию другого договаривающегося государства. В этих целях указанное лицо может ходатайствовать о передаче как перед передающим государством, так и перед принимающим государством.

Осужденный может быть передан только при соблюдении следующих условий: осужденный является гражданином принимающего государства; приговор вступил в законную силу и в отношении лица в передающем государстве не осуществляются какие-либо процедуры; часть наказания, которая подлежит дальнейшему отбыванию осужденным, на день получения запроса о передаче составляет не менее 6 месяцев (кроме исключительных случаев); имеется письменное согласие осужденного на его передачу; преступления, за которые назначено наказание, в соответствии с уголовным законодательством принимающего государства наказываются лишением свободы; передающее государство и принимающее государство ясно выразили свое согласие на передачу.

В передаче может быть отказано в случае, если: передающее государство считает, что передача лица могла бы нанести ущерб суверенитету государства, его безопасности, общественному порядку или иным существенным интересам; осужденный не может быть передан в соответствии с законодательством одного из договаривающихся государств; осужденный не выполнил какие-либо финансовые обязательства, вытекающие из приговора, или не получены достаточные, по мнению передающего государства, гарантии выполнения таких обязательств; лицо, подлежащее передаче, приговорено к смертной казни; наказание не может быть исполнено в принимающем государстве по основаниям, предусмотренным законодательством этого государства.

 

Запрещено потребление и оборот «спайсов» (Федеральный закон от 3.02.2015. № 7-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Запрещены потребление и оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ (т. н. спайсов). Такие вещества воспроизводят основную химическую структуру наркотических средств или психотропных веществ и схожи с ними по физиологическому воздействию на организм человека.

Под новыми потенциально опасными психоактивными веществами понимаются вещества синтетического или естественного происхождения, вызывающие у человека состояние наркотического или иного токсического опьянения, опасное для его жизни и здоровья.

Закон вводит запрет на их производство, изготовление, переработку, хранение, перевозку, пересылку, приобретение, использование, потребление, пропаганду, ввоз в страну и вывоз из нее, сбыт (продажу, дарение, обмен либо отчуждение другим лицам любыми способами). Лишь отдельным органам власти разрешено использовать новые потенциально опасные психоактивные вещества в научной, учебной и экспертной деятельности.

ФСКН России поручено вести реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ, оборот которых запрещен. Данное ведомство самостоятельно принимает решение о включении веществ в указанный реестр.

Предусмотрена уголовная ответственность за незаконный оборот указанных веществ и административная – за их потребление. При назначении административного наказания суд может обязать лицо, потребляющее такие вещества, пройти медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

В УК РФ добавлена новая статья – 234.1 «Незаконный оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ», максимальное наказание по которой предусматривает 8 лет лишения свободы.

 

Суды разъясняют…

Постановлением Пленума ВС РФ разъяснен порядок применения норм УК РФ о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Отмечается, в частности, что к преступлениям, предусмотренным статьями 131 («Изнасилование») и 132 («Насильственные действия сексуального характера») УК РФ, относятся половое сношение, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего), которые совершены вопреки его воле и согласию и с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему лицу или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. При этом мотив совершения указанных преступлений (удовлетворение половой потребности, месть, национальная или религиозная ненависть, желание унизить потерпевшее лицо и т.п.) для квалификации содеянного значения не имеет.

В отличие от изнасилования и насильственных действий сексуального характера при понуждении к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ) способами воздействия на потерпевшее лицо с целью получения от него вынужденного согласия на совершение указанных действий являются шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего лица. При этом не могут рассматриваться как понуждение к действиям сексуального характера или как иные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности действия лица, добившегося согласия потерпевшей на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить в брак и т.п.).

Разъяснено, что к развратным действиям (статья 135 УК РФ) относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших 12 лет, но не достигших 16 лет, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям. Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет.

(Постановление Пленума ВС РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности»)

 

При переводе из одного исправительного учреждения в другое такого же вида, но расположенное на территории иного субъекта Российской Федерации, должна ли администрация получить устное или письменное согласие осужденного на такой перевод?

Нет, не должна. Вопросы исполнения наказания в виде лишения свободы регулируются УИК РФ. Так, часть 1 статьи 73 данного Кодекса предусматривает, что осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части 4 названной статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации. Часть 2 статьи 81 данного Кодекса закрепляет, что перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Перевод осужденных за преступления, указанные в части 4 статьи 73 этого кодекса, для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается также по решению федерального органа уголовно-исполнительной системы.

Из приведенных законоположений следует, что УИК РФ допускает в исключительных случаях направление осужденных для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации, а также перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида. При этом, определяя основания для перевода осужденного, названный кодекс не предусматривает получение устного или письменного согласия осужденного при переводе его из одного исправительного учреждения в другое того же вида для дальнейшего отбывания наказания.

(АО ВС РФ от 11.11.2014 № АПЛ14-533)

 

В случаях приостановления предварительного расследования по уголовному делу должны быть соблюдены интересы лица, признанного потерпевшим и гражданским истцом.

КС РФ РФ признал положения частей 6 и 7 статьи 115 УПК РФ:

– соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой установленные ими различия в правовом механизме обеспечения сохранности денежных средств, находящихся на счете в банке или иной кредитной организации, и иного имущества, на которое в рамках производства по уголовному делу наложен арест с целью обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, обусловлены различной – материальной и нематериальной – природой соответствующих объектов гражданских прав;

– не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой предусмотренный ими механизм обеспечения сохранности имущества, на которое наложен арест с целью обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, не гарантирует эффективную защиту прав и законных интересов лица, признанного потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу, в рамках производства по которому на денежные средства, похищенные со счета этого лица и находящиеся на счетах третьих лиц, был наложен арест, в случаях, когда предварительное расследование по данному уголовному делу приостановлено на неопределенно длительный срок в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Федеральному законодателю надлежит внести в УПК РФ необходимые изменения, с тем чтобы гарантировать эффективную защиту прав и законных интересов лица, признанного потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу, в рамках производства по которому на денежные средства, похищенные со счета этого лица и находящиеся на счетах третьих лиц, наложен арест в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях, когда предварительное расследование по данному уголовному делу приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

(Постановление КС РФ от 10.12.2014 № 31-П)

 

Конституционный суд уравнял ответственность предпринимателей и остальных граждан, обвиняющихся в совершении мошенничества.

Установлено, что положения статьи 159.4 УК РФ не соответствуют Конституции РФ в той мере, в которой эти положения в их взаимосвязи устанавливают за предусмотренное данной статьей преступление значительно более мягкое наказание, чем за аналогичное преступление, совершенное без определения его специфики по субъекту и способу совершения, установленное общей нормой статьи 159 УК РФ.

Конституционный суд указал, что мошенничество в сфере предпринимательской деятельности необходимо рассматривать как такое виновное использование для хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием договора, обязательства по которому заведомо не будут исполнены не вследствие обстоятельств, связанных с риском их неисполнения в ходе обычной предпринимательской деятельности, что свидетельствует о наличие у субъекта преступления прямого умысла на совершение мошенничества.

Судом указано, что в силу запрета на придание обратной силы закону, ухудшающему положение лица, законодателю надлежит в срок не позднее шести месяцев со дня провозглашения Постановления внести соответствующие изменения в УК РФ, в противном случае по истечении шестимесячного срока положения ст. 159.4 УК РФ утрачивают силу.

(Постановление КС РФ от 11.12.2014 № 32-П)

 

Как долго подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) может содержаться под стражей?

Ограничение свободы и личной неприкосновенности возможно только по судебному решению, принимаемому судом в судебном заседании на основе исследования конкретных обстоятельств уголовного дела при условии обеспечения содержащемуся под стражей обвиняемому возможности довести до суда свою позицию, запрет на вынесение вне судебного заседания решения о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения должен распространяться на все судебные решения – касающиеся как первичного избрания этой меры пресечения, так и сохранения содержания под стражей, избранного ранее. Только по результатам рассмотрения – в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства – вопроса о мере пресечения суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока его действия. Это решение должно отражать исследованные в судебном заседании фактические обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства и в какой форме – в виде отдельного постановления (определения) или в качестве одной из составных частей постановления (определения), выносимого по иным вопросам (в том числе о назначении судебного заседания, об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение), оно принимается.

Законность и обоснованность применения избранной по судебному решению меры пресечения определяется не только формально установленным сроком ее действия, но и наличием выявленных в состязательном процессе фактических и правовых оснований для ее применения. При этом, как вытекает из части 3 статьи 55 Конституции РФ, должна обеспечиваться соразмерность ограничений, связанных с применением в отношении лица заключения под стражу в качестве меры пресечения, тяжести инкриминируемого ему преступления, его личности, поведению в период производства по уголовному делу, а также наказанию, которое в случае признания его виновным в совершении преступления может быть назначено и может подлежать реальному отбытию с учетом уголовно-правовых институтов освобождения от наказания и смягчения наказания.

Само по себе то, что законодатель, учитывая различную степень сложности уголовных дел и иные обстоятельства, обусловливающие сроки, в том числе длительные, рассмотрения уголовных дел, предусмотрел возможность – при условии соблюдения принципа разумности этих сроков – продления содержания подсудимого под стражей в период судебного разбирательства свыше шести месяцев, но каждый раз не более чем на три месяца, не может расцениваться как чрезмерное ограничение прав и свобод человека. Напротив, адресованное суду требование не реже чем через три месяца возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей, независимо от того, имеются ли на этот счет какие-либо обращения сторон или нет, обеспечивает судебный контроль за законностью и обоснованностью применения этой меры пресечения и ее отмену в случае, если необходимость в ней не будет доказана.

Данные правовые позиции были восприняты правоприменительной практикой на уровне Пленума Верховного суда Российской Федерации. Так, согласно пункту 32 его Постановления от 19 декабря 2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», по смыслу статьи 228 УПК РФ во взаимосвязи с частью 3 статьи 227 этого Кодекса, если срок содержания под стражей истекает до предварительного слушания (при наличии оснований для его проведения), а также во всех остальных случаях (в том числе когда установленный в ранее принятом судебном решении срок содержания под стражей позволяет рассмотреть уголовное дело по существу), судья в течение 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд должен разрешить вопрос о мере пресечения в порядке, установленном статьей 108 УПК РФ; принятое в таком порядке решение (в том числе об оставлении меры пресечения без изменения) должно содержать указание на дату окончания срока содержания обвиняемого под стражей.

(Определение КС РФ от 23.12.2014 № 2795-О)

 

Как должно происходить возобновление производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств?

УПК РФ предусматривает возможность возобновления производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, к которым относится и установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом РФ уголовного дела (ст. 211, ч. 1 и п. 2 ч. 4 ст. 413), устанавливает порядок обжалования в суд постановлений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иных решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ч. 1 ст. 125). По смыслу этих взаимосвязанных положений не исключается рассмотрение в порядке ст. 125 УПК РФ судом в пределах его полномочий, вытекающих из природы судебного контроля на стадии предварительного расследования, жалоб потерпевших на неэффективность проводимого предварительного расследования, если такая неэффективность является следствием ненадлежащих действий (или бездействия) соответствующих должностных лиц, что может выражаться, в частности, в несвоевременности, недостаточности принимаемых ими мер в целях изобличения виновных в совершении преступления.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит решение либо о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, либо об оставлении жалобы без удовлетворения (ч. 5 ст. 125 УПК РФ). Из содержания данной нормы прямо следует обязанность судьи рассмотреть жалобу на решения и действия (бездействие) должностных лиц и принять одно из указанных решений, что не только не нарушает права и законные интересы лица, в отношении которого вынесено обжалуемое решение, но и, напротив, обеспечивает их защиту.

При рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ суд не должен ограничиваться лишь исполнением формальных требований уголовно-процессуального закона и отказываться от проверки фактической обоснованности обжалуемого решения органа предварительного расследования и вправе принять собственное решение по данному вопросу, поскольку иное способно привести к искажению самой сути правосудия. Вместе с тем при проверке в ходе досудебного производства тех или иных промежуточных по своему характеру процессуальных актов суд не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу, в связи с чем судебный контроль законности и обоснованности действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования и прокурора по такого рода вопросам может осуществляться лишь после завершения досудебного производства по уголовному делу одновременно с принятием решения по существу этого дела, что само по себе не нарушает гарантируемое статьей 46 Конституции РФ право на судебную защиту.

Проверка судом законности и обоснованности действий (бездействия) и решений органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, закономерно включает в себя и полномочие суда указать соответствующему органу или должностному лицу на конкретные допущенные нарушения, что не освобождает их от обязанности устранить эти нарушения, на которые указал суд. Невыполнение данной обязанности может служить основанием не только для обжалования этих действий (бездействия) прокурору или в суд, но и для принятия мер ответственности за неисполнение судебного решения.

Однако, как разъяснил Пленум ВС РФ в пункте 8 постановления от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации», в случае если будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений органа или должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению или прекращает производство по ней; при несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 125 УПК РФ.

(Определение КС РФ от 23.12.2014 № 3005-О)

 

Как осуществляется особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве?

УПК РФ регламентирует в главе 40.1 особый порядок принятия судебного решения при заключении между сторонами обвинения и защиты досудебного соглашения о сотрудничестве, предусматривающего содействие подозреваемого или обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, и – в соответствии с частями 2 и 4 статьи 62 УК РФ – назначение более мягкого наказания при выполнении подозреваемым или обвиняемым взятых на себя обязательств.

В силу предписаний статей 317.1–317.3 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве заключается между прокурором и подозреваемым или обвиняемым по его ходатайству на основании постановления прокурора, вынесенного по результатам рассмотрения согласованного с руководителем следственного органа постановления следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении такого соглашения. Прокурор составляет досудебное соглашение о сотрудничестве с участием следователя, подозреваемого, обвиняемого, защитника и указывает в соглашении описание преступления, в том числе время, место его совершения, другие обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с пунктами 1–4 части 1 статьи 73 УПК РФ; пункт, часть, статью УК РФ, предусматривающие ответственность за данное преступление; действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить при выполнении им обязательств, указанных в соглашении; смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении последним условий соглашения и выполнении взятых на себя обязательств.

По окончании предварительного следствия прокурор, утверждая обвинительное заключение, выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания по уголовному делу, по которому обвиняемый выполнил свои обязательства в соответствии с досудебным соглашением о сотрудничестве (статья 317.5 УПК РФ). Согласно статье 317.6 УПК РФ уголовное дело, поступившее в суд с данным представлением прокурора, является основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания (часть 1), который применяется лишь в случае, если государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, и досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника (часть 2); если суд установит, что перечисленные условия не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке (часть 3). При рассмотрении вопроса об особом порядке проведения судебного заседания суду надлежит проверить все заявленные доводы и принять по ним мотивированное решение (пункт 13 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 года № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»); при этом даже в случае принятия решения о судебном разбирательстве в общем порядке активное способствование обвиняемого раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, признается обстоятельством, смягчающим наказание (пункт «и» части 1 статьи 61 УК РФ).

(Определение КС РФ от 29.01.2015 № 84-О)

 

Что означает правило о недопустимости ухудшения положения подсудимого (поворота обвинения к худшему) в процессе судебного разбирательства?

Статья 252 УПК РФ закрепляет правило о недопустимости ухудшения положения подсудимого (поворота обвинения к худшему) в процессе судебного разбирательства. Данное правило является одной из важнейших гарантий права обвиняемого на защиту. В связи с этим, как следует из разъяснений, данных ВС РФ в постановлении Пленума от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» (в действующей в настоящее время редакции, изложенной в постановлении Пленума ВС РФ от 6 февраля 2007 года № 7), суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, что действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту; при этом более тяжким считается обвинение, когда применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного; существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту (пункт 9).

Изменение обвинения непосредственно в процессе судебного разбирательства, при том что стороне защиты требуется дополнительное время на выработку или уточнение своей позиции, может лишить подсудимого возможности эффективно реализовать свое право на защиту. Поэтому в случае изменения государственным обвинителем и (или) прокурором обвинения в пределах полномочий, предусмотренных частью 8 статьи 246 УПК РФ, в суде апелляционной инстанции суд с учетом мнения стороны защиты предоставляет ей время, необходимое для подготовки к защите (пункт 15 постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 года № 26).

В случаях же, когда требуется проведение дополнительных следственных действий, представление оправдательных доказательств, обжалование действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования и прокурора и т.п., изменение обвинения с соблюдением конституционных требований состязательности и равноправии сторон (статья 123, часть 3, Конституции РФ) может иметь место только в процедуре, установленной частью 1 статьи 175 УПК РФ для стадии предварительного следствия. Подобная процедура ни для стадии рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, ни для стадии рассмотрения дела в апелляционной инстанции законом не предусмотрена.

УПК РФ устанавливает, что при рассмотрении дела в апелляционной инстанции обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть изменены в сторону ухудшения положения осужденного, однако не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей (часть 1 статьи 389.24). Хотя процедура изменения обвинения в указанных случаях положениями главы 45.1 «Производство в суде апелляционной инстанции» УПК РФ специально не регламентирована, это не означает, что из действующего уголовно-процессуального законодательства, в том числе из положений данной главы, не вытекают соответствующие требования.

Так, в силу части 3 статьи 389.20 УПК РФ в случае выявления обстоятельств, указанных в части 1 и пункте 1 части 2 статьи 237 УПК РФ (если после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления), суд апелляционной инстанции выносит апелляционные определение или постановление об отмене приговора, определения, постановления и о возвращении дела прокурору.

Кроме того, в случае, когда в ходе судебного разбирательства (которое, как следует из статьи 252 УПК РФ, проводится только по предъявленному обвинению, а изменение обвинения в судебном разбирательстве в сторону ухудшения не допускается) суд придет к выводу, что имеет место нарушение требований процессуальных норм, препятствующее рассмотрению уголовного дела судом, в том числе ввиду несоответствия квалификации инкриминируемого обвиняемому преступления обстоятельствам, указанным в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, ограничение права суда на выбор нормы уголовного закона, подлежащей применению, или на возвращение уголовного дела прокурору (как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе) на основании части 1 статьи 237 УПК РФ ставит решение суда в зависимость от решения, обоснованность которого как раз и составляет предмет судебной проверки и которое принимается органами уголовного преследования, в том числе входящими в систему исполнительной власти, т.е. является неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти, самостоятельность и независимость которой находятся под защитой Конституции РФ, прежде всего ее статей 10 и 120 (часть 1).

Эта правовая позиция в полной мере применима и к стадии апелляционного рассмотрения уголовного дела, поскольку согласно части 1 статьи 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 данного Кодекса (с изъятиями, предусмотренными его главой 45.1), регулирующими, в частности, общие условия судебного разбирательства, включая правило о недопустимости в суде поворота обвинения к худшему.

В системе названных правовых норм норма УПК РФ о том, что обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть изменены в сторону ухудшения положения осужденного по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей, не должна толковаться в противоречии с установленным статьей 252 данного Кодекса запретом на поворот обвинения к худшему непосредственно решением судебной инстанции.

Сама по себе возможность изменения обвинительного приговора не исключает, а, напротив, предполагает соблюдение общей процедуры, обеспечивающей право обвиняемого на защиту, путем направления судом дела прокурору для изменения обвинения в порядке, предусмотренном данным Кодексом (часть 1 статьи 175). Подобный подход нашел отражение в постановлении Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 года № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», в соответствии с которым суд, действуя в апелляционном порядке, вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту (пункт 16).

(Определение КС РФ от 15.01.2015 № 129-О)

 

Каковы принципы назначения наказаний?

Законодательное установление ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной юридической оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение мер ответственности без учета характеризующих личность виновного обстоятельств противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции РФ принципам справедливости и гуманизма.

Приведенная правовая позиция находит свое отражение в Уголовном кодексе Российской Федерации, согласно положениям которого лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (статья 4) только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена их вина (часть 1 статьи 5); при этом наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть 1 статьи 6).

На реализацию данных принципов направлены закрепленные УК РФ правила назначения наказаний, согласно которым лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений его Общей части, а более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания (часть 1 статьи 60); при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (часть 3 статьи 60). При наличии же исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного (часть 1 статьи 64 УК РФ).

(Определение КС РФ от 5.02.2015 № 204-О)



Другие статьи автора: Александров Юрий

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба