Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Отечественные записки » №5, 2014

Фонд «Общественное мнение»
Реальный возраст сегодняшнего молодого человека
Просмотров: 584

 

В российском обществе, как видим, нет доминирующего мнения относительно темпов взросления молодого поколения (см. рис. 1), хотя считающих, что сегодняшние молодые взрослеют в более раннем возрасте, нежели их родители, все же несколько больше, чем придерживающихся противоположного мнения. «Дети» чуть чаще присоединяются к первой точке зрения (и реже — ко второй), чем «отцы», но различия настолько незначительны, что говорить здесь о каком-либо «конфликте поколений» нет повода. А среди «дедов», которые сравнивают, по преимуществу, уже поколения своих детей и внуков, оба эти мнения популярны практически одинаково.

Вместе с тем показательна корреляция между уровнем образования респондентов и их позицией по рассматриваемому вопросу (см. рис. 2). Если среди обладателей вузовских дипломов тех, кто считает, что нынешняя молодежь взрослеет сравнительно рано, и тех, кто придерживается противоположного мнения, примерно поровну, то среди респондентов с образованием не выше общего среднего первых в два раза больше, чем вторых.

К этому стоит добавить, что среди респондентов с относительно высокими доходами (свыше 20 тыс. руб. в месяц) доли считающих сегодняшнюю молодежь сравнительно взрослой и сравнительно инфантильной примерно одинаковы (29 и 31 %), тогда как люди с более низкими доходами значительно чаще отдают предпочтение первому мнению (среди самых малообеспеченных — 41 и 23 % соответственно). Кроме того, если среди москвичей 30 % полагают, что нынешнее поколение взрослеет раньше, чем предыдущее, и 35 % — что позже, а среди жителей иных мегаполисов — 33 и 31 % соответственно, то среди сельских жителей первое мнение распространено вдвое шире, чем второе: 37 % против 19 %. Таким образом, имеющие доступ к значимым социальным ресурсам чаще склоняются к тому, что сегодняшняя молодежь взрослеет относительно поздно, обделенные же такими ресурсами — что относительно рано.

Участников опроса, посчитавших, что молодежь сейчас взрослеет раньше (напомним, 34 % всех опрошенных), попросили объяснить, с чем это, по их мнению, связано. Чаще всего респонденты говорили, что с научно-техническим прогрессом — эта тема звучала в ответах 12 % респондентов (т. е. более трети от числа тех, кому задавался этот вопрос): «век техники, телевидения, интернета»; «техника развита, они с пеленок общаются с компьютером»; «с веком информатики»; «компьютеризация»; «мир интернета». Стоит отметить, что в некоторых репликах отчетливо проскальзывает недовольство этими плодами прогресса: «от телевизоров да компьютеров; то, что нужно, — не знают, а то, что не нужно, — они знают»; «интернет, фильмы по ТВ пошлые»; «телевидение портит и интернет».

Многие (7 %) говорили, по сути, примерно о том же, но делая упор на изобилии информации, получаемой молодежью благодаря научно-техническому прогрессу: «с таким потоком информации, открытости во всем — взрослеют рано»; «информационный взрыв»; «быстрее все узнают»; «больше возможности получить нужную информацию». Впрочем, не только «нужную» — ситуация и здесь радует далеко не всех: «много информации лишней»; «информации у них слишком много».Некоторые сокрушаются: «они находятся в жестком прессинге информационного изобилия».

Довольно часто (6 %) опрошенные говорили, что нынешнее поколение более развитое, «продвинутое» и, наконец, просто более умное, чем предыдущее (нередко это тоже увязывалось с новой информационной эпохой): «сообразительнее нас»; «они более продвинутые»; «больше знают, разбираются в жизни лучше»; «они знают больше нашего»; «умнее стали»; «дети сейчас как вундеркинды». И здесь, однако, многие не обходятся без мизантропических комментариев: «знают больше, но не туда наточены».

Некоторые, не вдаваясь в детали, отвечали, что молодежь взрослеет, потому что меняется время, эпоха (4 %): «жизнь другая»; «общество изменилось»; «все ускорятся в 21-м веке»; «время такое»; «другая среда»; «ритм другой».

Немало тех, кто раннее взросление связывает со вседозволенностью, вредными привычками, распущенностью (3 %): «курят, пьют, дома не ночуют»; «улице предоставлены и телевизору с глупостями»; «раньше, чем мы, начали пить»; «больше информации об интимной жизни»; «по ТВ много пошлого показывают». Тут, конечно, не обходится без ностальгии по суровому родительскому надзору: «в борзости и наглости их взрослость»; «много чего дозволяют недозволенного сейчас».

Некоторые респонденты (2 %) объясняют ускоренное, по их мнению, взросление акселерацией — хотя не вполне ясно, какой именно смысл они вкладывают в этот термин. Вероятно, чаще всего имеется в виду физиологическое взросление: «уже в 15 лет созревают до взрослых». Другие (2 %) делают упор на стремлении нынешней молодежи к самостоятельности, в частности к тому, чтобы в более раннем возрасте начинать трудовую деятельность: «жить торопится самостоятельно»; «работать раньше начинают»; «более самостоятельные, чем мы»; «каждый старается стать самостоятельным, зарабатывать деньги»; «раньше хотят стать хозяевами своей судьбы». Как водится, не обходится без критической ноты: «они себя ведут чересчур взросло».

Любопытно, что одни (1 %) склонны объяснять раннее взросление тем, что «жизнь легче стала»(«купаются в шоколаде, а я не знал пряника»), а другие (1 %) — тем, что «жизнь сейчас более трудная» («нужда»; «менее защищенные»).

Что касается респондентов, полагающих, что нынешняя молодежь взрослеет позже, чем взрослело старшее поколение (а таковых — 25 %), то они чаще всего ссылаются на избыточность родительской опеки (9 % от всех опрошенных): «родители оберегают от жизненных трудностей»; «мы привыкли носить их на руках»; «нянчим сильно»; «родители опекают до пенсии»; «гиперопека»; «долго родители пестуют»; «слишком долго возле юбки находится». Отметим, что в этих репликах совершенно не слышен «гул времени» — практически все они звучат так, как могли бы звучать (и звучали) подобные претензии и поколение назад, и ранее.

Многие (4 %), говоря о позднем взрослении, ругают нынешнюю молодежь за безответственность, легкомыслие и инфантилизм: «нет ответственности, легко все дается, инфантильные»; «ничего не знают»; «ветер в голове»; «не хотят взрослеть, мало вникают во все»; «такое время инфантилизма». Другие (4 %) отмечали ее избалованность — и, как правило, с той же брюзгливой интонацией: «избалованные, все есть»; «слишком хорошо живут»; «сейчас другое время, все дано на тарелочке, раньше труднее было»; «они живут в достатке»; «живут как в сказке». Или обвиняли молодежь в паразитизме (2 %): «на шее сидят у родителей»; «они сейчас на работу не спешат»; «потребительское отношение к жизни»; «поколение потребителей и эгоистов».

Впрочем, некоторые респонденты, отмечая связь между ростом благосостояния и запоздалым взрослением, никакой беды в этом не видят: «жизнь более спокойная, и детям нет необходимости работать после школы; нужно сначала образование»; «уровень жизни возрастает, и человеку в 17 не нужно уже быть самостоятельным».

Стоит отметить, что в некоторых случаях те, кто отмечал раннее взросление нынешней молодежи, и те, кто отмечал позднее, приводили одни и те же доводы. Так, если 3 % опрошенных, как мы видели ранее, говорили о вседозволенности в контексте обоснования тезиса об «ускоренном» взрослении молодых, то 2 % практически теми же словами доказывали тезис об их «замедленном» взрослении:«вседозволенность, безответственность»; «наркотики, курево»; «много вседозволенности, разврата, алкоголя, наркотики». То есть, в зависимости от угла зрения, все это воспринимается и как атрибуты взрослости, и как признаки ее отсутствия.

Аналогичная двойственность — и в ссылках на компьютеризацию. Хотя многие видят в ней важнейший фактор ускоренного взросления, некоторые (2 % опрошенных) полагают, что она, напротив, его блокирует: «интернет атрофировал мозги»; «компьютерные игры зомбируют, отрицательно сказываются на взрослении»; «компьютерная зависимость».

Но в целом, как видим, сторонники точки зрения, согласно которой нынешняя молодежь инфантильнее поколения своих родителей, в отличие от своих оппонентов гораздо чаще оперируют «вневременными» доводами и гораздо реже — реалиями сегодняшнего дня.

И еще одно: мнение о позднем взрослении нынешней молодежи почти во всех случаях окрашено в критические тона. Но из этого отнюдь не следует, что мнение о ее раннем взрослении непременно окрашено противоположным образом; в высказываниях сторонников последней точки зрения довольно часто слышится недовольство молодым поколением. И, следовательно, некоторое преобладание считающих, что юноши и девушки сегодня менее инфантильны, чем некогда их родители, непозволительно трактовать как вердикт в пользу молодежи.

Опрос 30 июня — 1 июля 2014 года. 100 населенных пунктов,
 43 субъекта РФ, 1500 респондентов

© Фонд «Общественное мнение»

Архив журнала
№5, 2013№6, 2013№1, 2014№2, 2014№3, 2014№4, 2014№5, 2014№6, 2014№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№1, 2013№2, 2013№3, 2013№4, 2013№6, 2012№5, 2012
Поддержите нас
Журналы клуба