Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альманах "Русский мир и Латвия" » №24, 2011

ЧАСТЬ I. ПИСЬМА ИЗ ЮГОСЛАВИИ
Просмотров: 1636

Помещенные в первой части третьего тома материалы из личного архивного фонда архиепископа Иоанна (Поммера) – это корреспонденция, посылавшаяся ему из Югославии.

Открывают первую часть письма митрополита Антония (Храповицкого) – одного из виднейших русских церковных и политических деятелей ХХ века. Антоний Храповицкий принадлежал к дворянскому роду (упоминаемому еще с 1676 года). В 1881 г. после окончания гимназии поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. По окончании академии был оставлен при ней профессорским стипендиатом, принял монашеский постриг. В 1886 г. был назначен преподавателем Гомилетики, Литургии и Каноники в Холмской духовной семинарии. С 1887 по 1890 преподавал в Санкт-Петербургской духовной академии. В 1890 г. он становится ректором Московской духовной академии. С 1894 по 1900 – ректор Казанской духовной академии. 7 сентября 1897 архимандрит Антоний был хиротонисан во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии. 1 марта 1889 г. в связи с открытием в Казани второго викариатства, епископ Антоний назначается епископом Чистопольским, первым викарием Казанской епархии с оставлением в должности ректора Казанской духовной академии. 14 июля 1900 г. был определен на самостоятельную кафедру в г.Уфе. В 1902 г. переведен на Волынскую кафедру, в 1906 возведен в сан архиепископа. С 1914 по 1917 – архиепископ Харьковский. 1 мая 1917 был уволен на покой ввиду недовольства им со стороны новых властей и части духовенства епархии с назначением местожительства в Валаамском монастыре. Принимал участие в Поместном Соборе 1917-1918 гг. 18 октября 1917 года произнес на Соборе речь в пользу восстановления патриаршества в Российской Церкви, произведшую большое впечатление на слушателей. Был одним из трех кандидатов (первым по числу голосов) на избрание в Патриархи. 30 мая 1918 был избран митрополитом Киевским и Галицким. С мая 1919 года фактически возглавлял Высшее Церковное Управление Юга России на территориях, подконтрольных белому движению. Покинул Россию в 1920 г. Пребывал первоначально в Константинополе, в феврале 1921 переехал в Сербию. До своей кончины в 1936 г. возглавлял Русскую Православную Церковь за границей (Карловацкую юрисдикцию). До конца жизни оставался убежденным монархистом. Митрополит Антоний активно занимался также и литературной деятельностью. Его многочисленные публицистические и богословские работы касались общественных вопросов, догматики, пастырства и библеистики.

В архиве сохранилось 27 писем митрополита Антония, адресованных архиепископу Иоанну. Часть из них носит сугубо официальный характер – это в основном краткие уведомления, посылавшиеся вместе с разного рода документами, исходившими от Карловацкого Синода. Однако есть и письма, имеющие личный характер, в которых митрополит Антоний делился своими собственными впечатлениями о событиях, потрясавших в то время жизнь русской заграничной Церкви, а также Православной Церкви в России. Написаны они между 1921-м и 1925-м гг. Именно эта часть переписки как представляющая особый интерес включена в настоящий том. Следует также отметить, что из-за трудночитаемого почерка митрополита Антония некоторые слова и даже фрагменты его писем угаданы предположительно. В тексте публикации они помещены в ломаные скобки и отмечены знаком вопроса.

Во втором разделе представлены письма Патриарха Сербского Варнавы (1880-1937). Поскольку Патриарх Варнава (тогда еще будущий) с 1901 по 1905 г. обучался в Петербургской духовной академии, он в эти годы довольно тесно сблизился с русскими церковными кругами, позже он даже написал воспоминания о России. В 1910 г. был хиротонисан во епископа. В 1917-1918 гг. в качестве делегата Сербской Православной Церкви принимал участие в заседаниях Поместного Собора Российской Православной Церкви. Был свидетелем революционных событий в России, что сделало его активным противником большевизма. В 1920 г. избран на Скоплянскую кафедру с возведением в сан митрополита, с 1930 г. – Патриарх Сербский. Оказывал значительную поддержку и покровительство русским эмигрантам и всем русским учреждениям и организациям в Сербии. Хотя публикуемые письма являются поздравительными и не имеют развернутого содержания, тем не менее, в них в определенной мере раскрывается индивидуальный характер известного и почитаемого как в Сербии, так и в России архипастыря.

В третий раздел вошли письма епископа (позже архиепископа) Феофана (Гаврилова) (1872-1943). Выпускник Орловской духовной семинарии в 1893 году он был назначен учителем народных училищ. В 1897 г. рукоположен во священника. В 1902 г. (уже вдовцом) поступил в Киевскую духовную академию, где принял монашество. В 1906 г. окончил академию со степенью кандидата богословия и был назначен помощником смотрителя Бежецкого духовного училища. С 1908 г. – инспектор Волынской духовной семинарии, с 1910 г. – ректор Витебской духовной семинарии. 15 декабря 1913 г. хиротонисан во епископа Рыльского, викария Курской епархии. С 1917 года – епископ Курский и Обоянский. С 1919 г. в эмиграции. Вывез за границу чудотворную икону Курской Коренной Божией Матери, с которой объезжал русские приходы по всей Западной Европе. Состоял членом Синода Русской православной церкви за рубежом.

Содержание писем епископа Феофана связано с его попытками вывезти из советской России остававшуюся там дочь. С архиепископом Иоанном владыка Феофан был знаком еще по Киевской духовной академии, где они учились примерно в одно то же время (архиепископ Иоанн окончил академию двумя годами раньше).

Далее следуют письма епископа Нишского Досифея (впоследствии митрополита Загребского, ныне прославленного Сербской Православной Церковью святого). Родился он 5 декабря 1878 г. в Белграде, в 1898 г. был пострижен в монашество, рукоположен в диакона, затем во иерея. В 1899 г. окончил Белградскую духовную семинарию и в 1900 направлен на учебу в Киевскую духовную академию, где и произошло его знакомство с тогда еще будущим рижским архиепископом Иоанном. После окончания Киевской духовной академии иеромонах Досифей изучал богословие и философию в университетах Берлина и Лейпцига. В 1907 г. вернулся на родину, был назначен преподавателем Белградской семинарии, но уже в 1909 г. вновь направлен для продолжения образования за границу – теперь во Францию, где изучал философию и социальные науки в Сорбонне и Высшей школе социальных наук, затем обучался еще в Женевском университете. 25 мая 1913 г. был хиротонисан во епископа и назначен на Нишскую кафедру. Во время первой мировой войны активно занимался благотворительной деятельностью, помогая беженцам и пострадавшим. Большую помощь он оказывал также и русским эмигрантам в Югославии. В начале 1920-х гг. епископ Досифей был направлен в качестве делегата от Сербской Православной Церкви в Чехословакию для налаживания православной церковной жизни в Подкарпатской Руси, выразившей тогда желание войти в юрисдикцию Сербской Православной Церкви. В 1932 г. епископ Досифей был избран митрополитом Загребским. После нападения Германии на Югославию во время второй мировой войны и провозглашения независимости Хорватского государства митрополит Досифей был арестован. Скончался 13 или 14 января 1945 г.

Два из трех сохранившихся писем епископа Досифея к архиепископу Иоанну вызваны инициативой Константинопольского Патриарха Мелетия IV провести на вселенском уровне реформы в Православной Церкви и созванным в связи с этим в Константинополе Всеправославным конгрессом. Конгресс этот проходил с 10 мая по 8 июня 1923 г., в его работе приняли участие 9 членов – 6 епископов, один архимандрит и два мирянина. Представлены были Константинопольская Патриархия, Элладская, Кипрская, Сербская и Румынская Церкви; на заседаниях присутствовали также двое из находившихся за границей русских архиереев – Александр (Немоловский) и Анастасий (Грибановский). На Конгрессе рассматривались вопросы связанные с календарной реформой, возможностью вступления в брак священников и диаконов после посвящения их в сан и второбрачия вдового духовенства. В ходе Конгресса было также решено созвать Вселенский Собор Православной Церкви для разрешения спорных вопросов.

Последнее, третье, письмо епископа Досифея посвящено главным образом последствиям конфликта между русскими иерархами, произошедшего на заграничном церковном Соборе в Сремских Карловцах в 1926 г.

Следующий раздел составляют письма архимандрита Виталия (Максименко). Архимандриту Виталию (1873-1960) принадлежит значительная роль в истории Русской Православной Церкви за границей. С начала 1900-х гг. он руководил типографией Почаевской лавры, был редактором издани й «Почаевских Листков», журналов «Русский инок» и «Почаевская лавра». После занятия Волыни поляками был арестован. После освобождения эмигрировал в Югославию, затем переехал в Чехословакию на Пряшевскую Русь. Основал в с. Владимирово (Ладомирово) обитель Св. Иова Почаевского с активно действовавшей типографией. В 1928 г. здесь начинает выходить издание «Православная Карпатская Русь», позднее переименованное в «Православную Русь». В 1934 г. архимандрит Виталий был хиротонисан во епископа Детройтского, переехал в США. С 1948 по 1960 гг. был настоятелем Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле. Продолжал здесь традиции Почаевской лавры и печатни Св. Иова, превратив монастырь в центр Русской Зарубежной Церкви с семинарией и иконописной мастерской. С 1959 г. он архиепископ Северо-Американский и Канадский, затем архиепископ Восточно-Американский и Джерзейситский. Был членом Синода Русской Православной Церкви за границей.

Из пяти помещенных в этом разделе писем только три были отправлены из Югославии, два последних из Словакии. Однако миссия, в которой служил в то время архимандрит Виталий, подчинялась Карловацкому Синоду, поэтому по своему содержанию и эти письма могут быть соотнесены с югославской тематикой.

Далее следуют два письма, принадлежащие В.М.Скворцову. Василий Михайлович Скворцов в свое время был человеком довольно известным, главным образом в церковной, но и не только церковной среде. Родился он 12 января 1859 года в семье священника. Был воспитанником Киевской духовной академии, затем преподавал в Киевской духовной семинарии раскол и сектантство. Позднее становится чиновником особых поручений при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе, а потом старшим чиновником особых поручений при обер-прокуроре Священного Синода К. П. Победоносцеве по сектантским делам. Он же основатель Внутренней миссии; основатель, редактор и издатель журнала «Миссионерское обозрение», который с 1896-го года выходил в Киеве, затем с 1899 года его издание было перенесено в Петербург. С 1908 г. Скворцов становится издателем ежедневной духовной газеты «Колокол», а также бесплатного к ней приложения с названием «Голос истины. Еженедельное иллюстрированное церковно-народное апологетическое издание» (выходило 1909–1916). Был автором многих статей, печатавшихся на страницах издаваемых им печатных органов, а также ряда книг и брошюр. Считался известным знатоком раскола и сектантства. Широко участвовал в полемике по поводу поздних взглядов Л.Н.Толстого, помещал большое число связанных с этой полемикой материалов на страницах «Миссионерского обозрения». Значительная часть направленных против Толстого публикаций, помещавшихся в «Миссионерском обозрении», позднее была издана В.М.Скворцовым отдельным сборником, выдержавшим ряд изданий.

Принимал В.М.Скворцов активное участие и в петербургских Религиозно-философских собраниях 1901-1903 гг., был одним из их членов-учредителей. Собственно во многом благодаря В.М.Скворцову и его ходатайству перед К.П.Победоносцевым эти Собрания и были разрешены. По замыслу В.М.Скворцова, Религиозно-философские собрания должны были явиться средством для миссионерской деятельности среди отошедшей от Церкви, но ищущей Бога интеллигенции. Однако, вопреки воле духовной власти, деятельность Собраний пошла совсем по иному пути, вследствие чего они сравнительно скоро были закрыты. Сам же В.М.Скворцов и его роль в Религиозно-философских собраниях вызывали у многих их участников из русской интеллигенции довольно ироничное к себе отношение I . Да и в целом миссионерская деятельность В.М.Скворцова и основанной им Внутренней миссии, по свидетельству современников, не приносила особых плодов, поскольку отличалась крайним бюрократизмом и безжизненностью использовавшихся методов II .

После революции В.М.Скворцов оказался в эмиграции в Югославии. Был участником Карловацкого Собора 1921 года. Первое время крайне бедствовал. В поисках заработка был вынужден уехать в боснийскую глушь. В надежде на материальную поддержку он обращается с письмом к архиепископу Иоанну (Поммеру), с которым был знаком лично в предреволюционные годы. В архиве сохранились два письма В.М.Скворцова, обращенных к рижскому архиепископу, из которых особенно интересно первое, датированное 15-м января 1924 года, в нем В.М.Скворцов довольно пространно описывает свое положение в первые годы эмигрантской жизни. Второе из сохранившихся его писем датировано 3-м января 1932 года. Написано оно им уже незадолго до смерти. Материальное положение В.М.Скворцова к этому времени уже в значительной степени изменилось к лучшему, ему удалось также определиться и на соответствующую образованию и интересам должность – в это время он преподавал богословие в Сараевской духовной семинарии. Скончался В.М.Скворцов 3 мая 1932 года.

Публикуемые в настоящем издании письма В.М.Скворцова, возможно, являются единственным сохранившимся более или менее подробным свидетельством о его судьбе в эмиграции. Интересны его письма также и как довольно яркие образцы эпистолярного жанра своего времени.

В следующем разделе представлены письма профессора А.И.Шеншина. Сведений о профессоре Алексее Ивановиче Шеншине удалось найти не много, хотя его имя и встречается в материалах, связанных с историей русской эмиграции в Сербии. Известно, что он преподавал в Белградском университете, по специальности был лесовед, довольно активно занимался научной деятельностью. Согласно «Материалам для библиографии русских научных трудов за рубежом», выпущенным в 1931-м году Русским научным институтом в Белграде, примерно за 6 лет (с 1924 по 1930 год) им было опубликовано 27 статей на русском, сербском, французском и английском языках (см. стр. 367-368 в названном выше издании). Известно также, что впоследствии Шеншин покинул Югославию, какое-то время жил в Египте, где и скончался 12 апреля 1954 года в возрасте 62 лет. Похоронен на кладбище греческого православного монастыря Св. Георгия в Старом Каире в склепе под русской часовней III . Вот, пожалуй, и все, что удалось узнать о А.И.Шеншине в существующих в настоящее время опубликованных материалах. Сохранившиеся в Латвийском государственном историческом архиве письма Шеншина к архиепископу Иоанну (Поммеру) в какой-то степени позволяют реконструировать его биографию, а также составить представление о судьбе Шеншина в эмиграции в 1920-1930-е годы. Архиепископа Иоанна Шеншин, очевидно, помнил еще по времени служения владыки в Пензе (откуда был родом Шеншин), хотя, как можно заключить из содержания переписки, лично в тот период они, по всей видимости, не были знакомы (см. письмо № 4).

Всего в архиве находится пять писем Шеншина, четыре из них написаны в период с 12 мая по 7 декабря 1931 г., последнее пятое – примерно с годовым интервалом: датировано оно по новому стилю 6 января 1933 г. Переписка сохранилось далеко не в полном ее объеме и началась еще ранее мая 1931 г. – об этом свидетельствует первое из сохранившихся и публикуемых здесь писем: в нем Шеншин просит прощения у архиепископа Иоанна за то, что ему постоянно приходится беспокоить владыку различными просьбами (в данном случае речь шла об одном из знакомых Шеншина, желавшем определиться в какой-либо из монастырей или в какое-либо из богоугодных заведений Латвии или Эстонии).

Следующие четыре письма содержат в себе довольно подробные сведения об их авторе. Написаны они были в исключительно тяжелое для Шеншина время. В 1931 году умирает от рака его жена, приходит время подвести итоги прожитой жизни, возникает желание изменить обстановку, найти новое применение своим силам. Шеншин надеется переехать в Латвию, думает о принятии духовного сана. Однако планы эти ему осуществить не удалось.

Письма Шеншина интересны также и нашедшими в них отражение сведениями о событиях из жизни русской церковной эмиграции начала 1930-х гг.

В последний раздел первой части включены отдельные письма различных авторов. Здесь можно встретить как имена более или менее известные, так и имена людей, не оставивших о себе памяти в истории. Из имен известных следует упомянуть имя княгини Марии Александровны Святополк-Мирской – вдовы сына атамана Войска Донского князя Владимира Святополк-Мирского. После смерти мужа в 1906 году она целиком посвятила себя служению Церкви. В 1920 эмигрировала в Грецию в город Салоники, работала старшей сестрой в госпитале Афонского подворья. В 1921 году переехала в Югославию. Жила в Белграде, основала здесь Мариинское сестричество, которое занималось уходом за больными. Была его старшею сестрою. Скончалась в Женеве в 1959 году. Далее это Николай Степанович Батюшин – известный генерал, участник русско-японской и Первой мировой войны. В октябре 1914 он был назначен начальником разведывательного отделения штаба Северо-Западного Фронта, затем генералом для поручений при главнокомандующем армиями Северного фронта (с 6 октября 1915). В начале 1917 возглавлял комиссию по борьбе со шпионажем при штабе Северного Фронта. С конца 1918 участник белого движения. Состоял при начальнике штаба Крымско-Азовской армии. После эвакуации из Крыма проживал в Белграде. Преподавал в белградском отделении Высших военно-научных курсов профессора генерала Головина. Во время второй мировой войны выехал в Бельгию. Автор книги « Тайная военная разведка и борьба с ней».

В этом же разделе помещено письмо профессора Николая Мусатова с приложением копии письма его матери – Екатерины Мусатовой. Из сведений о Николае Мусатове удалось лишь найти указания о месте и времени его учения: он окончил Черниговскую семинарию в 1906 г., по окончании ее был назначен в Московскую духовную академию, обучение в которой завершил в 1910 году. Сюда же включено и письмо иеромонаха Алексия, посланное в связи с частной проблемой, очевидно, одного из его прихожан. Несмотря на всю свою краткость, это письмо рельефно отображает ту страшную действительность перед которой оказывалось русское послереволюционное рассеяние – разделенные семьи, дети оказавшиеся на краю гибели. В этом же разделе помещено письмо священника Свято-Троицкой церкви в Белграде Владислава Неклюдова. Он эмигрировал в Югославию в 1924 году, окончил здесь богословский факультет Белградского университета. Позже в 1946 г. он примет советское гражданство, будет арестован и умрет в тюрьме. Наконец, в этом же разделе помещено письмо профессора Сергея Викторовича Троицкого, специалиста по церковному праву, преподававшего в Белградском университете, затем в Суботице, после войны некоторое время преподавал в парижском Свято-Сергиевском богословском институте. Сведений об авторах еще четырех публикуемых здесь же писем найти не удалось. В последнем случае не удало определить также и имя.

Биографические материалы о иерархах Русской Православной Церкви и о деятелях русской религиозной эмиграции, использованные в предисловии и комментариях как этой части книги, так и других ее разделов заимствованы из Православной Энциклопедии, изданий: История Русской Церкви. Кн. 9. М., 1997. С. 717-769 («Архиереи Русской Православной Церкви: 1917-1997»); Акты Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943: Сб. в двух частях / Сост. М.Е.Губонин М., 1994. С. 833-909 («Приложение 2: Краткие биографические сведения о наиболее известных православных епископах, мучениках и исповедниках и о других церковно-политических деятелях, упоминаемых в публикуемых материалах»), а также из справочных материалов Internet-ресурсов. В том случае, если использованные издания носят исключительно справочный характер, в примечаниях в каждом отдельном случае, как правило, они не указываются.

Примечания

I Приведем в связи с этим некоторые оценки его личности: «Тут очень помогло нам тщеславие пронырливого, неглупого, но грубого мужичонки Скворцова, чиновника при Победоносцеве. Миссионер, известный своей жестокостью, он, в сущности, был добродушен и в тщеславии своем, желании попасть “в хорошее общество” – прекомичен. Понравилась ему мысль “сближения церкви с интеллигенцией” чрезвычайно. Стал даже мечтать о превращении своего “Миссионерского Обозрения” в настоящий “журнал”. Каюсь, мы нередко потешались над ним; посылали в этот “журнал” разные письма под самыми прозрачными псевдонимами, чуть ли не героев Достоевского или Лермонтова; невинный Скворцов не замечал и с гордостью письма печатал. На Собраниях же мы ему спуску не давали, припоминая его миссионерские похождения», − так писала о Скворцове З.Гиппиус (Гиппиус З.Н. Задумчивый странник. О Розанове // Стихотворения; Живые лица. Москва, 1991. С. 322). Не без иронии относился к В.М.Скворцову и В.В.Розанов: «Этот Василий Михайлович во всем красочен. Дома (я слышал) у него сделано распоряжение, что если дети, вернувшись из гимназии, спросят: – “Где папа”, – то прислуга не должна отвечать; “барина нет дома”, а “генерала нет дома”. Это, я вам скажу, если на страшном суде Христовом вспомнишь, то рассмеешься <...> этот “генерал” ему доставляет столько бескорыстного удовольствия. России же ничего не стоит. Да я бы из-за одного В. М. не дозволил отменить чинов. Кому они приносят вред?» (Розанов В.В. Уединенное. // Сочинения. Т. 2. Москва 1990. С. 198)

II Так, например, в воспоминаниях митрополита Евлогия (Георгиевского) в связи с этим говорится следующее: «Святое дело миссии облекалось в формы бюрократические. Главным синодальным миссионером состоял чиновник при Обер-прокуроре известный В.М.Скворцов, светский “генерал”, создавший целую школу миссионеров – светских фрачников. В епархиях, в кругах церковных их боялись, но не любили и им не доверяли; светское же общество относилось к ним явно отрицательно. Эти миссионеры любили в своей деятельности опираться на гражданскую власть для защиты и поддержки православия, что, конечно, совсем не способствовало укреплению их нравственного авторитета» (Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни: Воспоминания. Москва, 1994. С. 187). О деятельности В.М.Скворцова и общем уровне направленной против раскола и сектантства миссионерской работы в России в конце XIX – начале XX вв. см. также: Смолич И.К. История Русской Церкви: 1700-1917. Ч. 2 // История Русской Церкви. Т. 8 (2). Москва, 1997. С 165-166, 189-199.

III См.: Беляков В.В. Российский некрополь в Египте // Генеалогический вестник. 2002. Вып. 10. С. 11-19 (электронная версия: http://necropolis.genealogia.ru/egpt.htm [на 24.09.2008]).

I

< ПИСЬМА МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ (ХРАПОВИЦКОГО) >

1

Высокопреосвященному Иоанну, Архиепископу Пензенскому, управляющему Латвийской Церковью.

Ваше Высокопреосвященство,

Высшим Русским Церковным Управлением за границей получен от Святейшего Патриарха Московского Тихона Указ № 424 от 26 марта – 8 апреля 1921 года, из которого явствует, что Его Святейшеством признано сие Управление как законный орган, ведающий делами Российской Церкви за границей 1.

Управление это, состоящее под председательством Митрополита Киевского и Галицкого Антония и членов: Митрополита Херсонского Платона 2, Архиепископа Кишиневского и Хотинского Анастасия 3, Архиепископа Полтавского и Переяславского Феофана 4 и Управляющего Военным и Морским духовенством Епископа Севастопольского Вениамина 5, признанное также и восточными патриархами Вселенским и Сербским, полагает безусловно необходимым для пользы св<ятой> Церкви Христовой возможно полное, планомерное и организованное общение всех автономных церквей, заграничных епархий и отдельных общин-приходов, находящихся в канонической юрисдикции Святейшего Патриарха Московского и лишенных ныне возможности постоянных и правильных непосредственных сношений с Его Святейшеством.

Вследствие сего, а также принимая во внимание неоднократные уже обращения к Высшему Русскому Церковному Управлению даже со стороны Православных Церквей новых государственных образований, Высшее Русское Церковное Управление, обращаясь одновременно с сим за окончательным решением вопроса о пределах полномочий Высшего Русского Церковного Управления к Святейшему Патриарху, полагает наиболее целесообразным и мыслит себя обязанным нести попечение о всех православных епархиях Московского Патриархата за рубежом России пребывающих, а посему доводя братски о сем до сведения Вашего Высокопреосвященства, Высшее Русское Церковное Управление за границей просит Вас не отказать с своей стороны сообщить Ваш отзыв, изложив Ваши воззрения на сей предмет в связи со всеми обстоятельствами местной обстановки.

Испрашивая святительских молитв Ваших имею честь быть Вашего Высокопреосвященства преданный собрат

Митрополит Антоний

23 июля 1921. № 479. Карловцы, Сербия.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 4-5. Машинопись. В конце документа печать. Выделенное в данном документе курсивом вписано от руки.

2

7-го августа 1921 г<ода>

№ 505.

Высокопреосвященному архиепископу Иоанну, управляющему Латвийской Церковью.

Высшее Русское Церковное Управление за границей в заседании своем от 6-19 апреля 1921 года признало необходимым для объединения, урегулирования и оживления церковной жизни созвать Заграничное Собрание Российских Церквей из представителей всей паствы Московского Патриархата, лишенных регулярных почтовых сношений с Его Святейшеством (то есть не только беженских общин, пребывающих в Европе, но и епархий Дальнего Востока, Японии, Китая, Америки, миссий, а также существующих во вновь образовавшихся государствах при Балтийском Море).

Желание Высшего Церковного управления объединить на предлагаемом Собрании по возможности всю паству Святейшего Патриарха Всероссийского основывается также и на том, что некоторые заграничные епархии сами выражали желание такого Собрания, а другие обращались в Высшее Церковное Управление за руководящими указаниями по разным вопросам.

По сему Высшее Церковное Управление обращается к Вашему Высокопреосвященству с предложением, не найдете ли Ваше Высокопреосвященство и Церковь Вами управляемая 6 соответственным принять участие в собрании, которое назначено на 1-14 октября 1921 года, причем место собрания будет сообщено дополнительно телеграммой.

О получении сего и Вашем решении не откажите уведомить <по> адресу: Сербия, Белград, Патриархия, мне.

Председатель митрополит Антоний

Секретарь Т.Аметистов

Таковые же сношения посланы преосвященным: С<еверо>американскому, Японскому, Пекинскому, Финляндскому, Эстонскому, Латвийскому, Литовскому, Варшавскому.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 15. Машинопись. Слова, в данном документе выделенные курсивом, вписаны от руки. С левой стороны листа угловой штамп: «Высшее Русское Церковное Управление за границей». В конце документа печать.

3

15-28 <11 ?> <1>921

Ваше Высокопреосвященство, Достолюбезный Собрат и Владыка.

Не откажите в большом одолжении – перешлите нашему Свят<ейшему> Патриарху Мирную грамоту Патриарха Сербского с верной оказией.

Я уже почти потерял надежду возвратиться в Россию. Меня по восьми городам спрашивали большевики, чтобы запугать. Особенно их злят последние мои окружные послания, которые проникли в Россию. А прогонят ли их, пока я жив? В этом сомневаюсь. Просился на Валаам: ф<инское> правительство не дает визы; просился вторично на Афон по возвращении из Крыма: греки не пустили. Торчу 10-й месяц в Сербии.

Теперь у нас заграничный Собор. На днях он кончается; съехалось 11-ть архиереев и 80 членов.

Прошу Ваших молитв и остаюсь братски преданный

Митрополит Антоний

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 46. Автограф.

4

18 – 3 / 1922

Ваше Высокопреосвященство, Глубокоуважаемый Владыко!

Я имел случай прочитать Ваше письмо к пр<еосвященному> Евлогию 7 и приложения, касающиеся Киевских дел, но я не имел чести получить от Вас ни одной строчки в ответ на мои просьбы: 1) о пересылке Патриарху посланных через Вас дел Русско-Сербского Собора, 2) доклада о Соборе всецерковном, 3) письма на Ваше имя от меня. Кажется я ничем Вас ни разу не огорчил, за что такая немилость? А от нее страдает церковное дело. Я думал было, что у Вас тоже нет сношений с Патриархом, но вот чрез Ригу пришла с его ответом грамота Антиохийскому и грамота Сербского переслана Вами ему с о<тцом> Тихоном 8. Если имеете на меня какое огорчение, то сообщите, но я и придумать не могу, чем бы я мог вызвать какое-либо неудовольствие против себя.

Прошу Ваших св<ятых> молитв и остаюсь неизменно преданный собрат

Антоний

P.S. У меня скопилось около 500000 динаров на р<усских> голодающих через Патриарха направляемых. Главная часть сего капитала прислана Патриархом Антиохийским Кир Григорием 9 (60000 франков). Не можете ли послужить для р<усского> народа, доставив сии деньги Патриарху, или же приобрести на них зерно или муку и оную препроводить либо Его Свят<ейшеству>, либо по его указанию в голодные места?

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 73. Автограф.

4

3-16 апр<еля> <19>22

Воистину воскресе Христос.

Ваше Высокопреосвященство

Дорогой Владыко!

Простите меня за слова ропота: я просто не разобрал, что письмо Ваше с выпиской о делах в Киеве было направлено на мое имя, а мне представилось, что на имя пр<еосвященного> Евлогия, который мне его переслал. А раньше я ничего не знал о судьбе документов, которые я пытался послать чрез Вас на Восток к нашему Пленнику Чудовской обители (если это правда) 10.

Все грустно вокруг, а надеяться можно ли на то, что народ отомстит большевикам за обобрание святынь так же, как отомстил за это французам в 1812 г<оду>.

Когда выпадет свободный вечер, я напишу Вам все, что просил бы доложить Патриарху о заграничных делах, но в виде простого описания без обращения, а Вы, когда окажется возможным, перешлите по назначению. Я не знаю даже, известили ему, что мы П<атриарху> Димитрию 11 посватали епископа Алеутского Антония 12, передали ему полномочия ревизовать Сев<еро>америк<анскую> Церковь взамен отказавшегося от такого <неприятного ?> полномочия В<ысоко>п<реосвященного> м<итрополита> Евлогия; кроме того мы открыли самост<оятельную> епархию в Харбине с архиеп<ископом> Мефодием 13 во главе (б<ывшим> Оренбургским) и т<ому> п<одобное>. Все это надо доложить в виде простой истории событий, и когда П<атриарх> будет на свободе, переслать ему. Думаю, впрочем, что его переписка и до ареста перлюстрировалась, особенно заграничная, даже с <нрзб.> шедшая.

Бывший в Риге проездом арх<имандрит> Тихон Шарапов, видимо, прележал большевикам. Да он и раньше был нравственно неустойчив и искателен.

Ничего не знаю о г<осподине> Путяте 14 и о том, <что происходит ? > теперь в Пензе. Ведь тот негодяй в <Рязани ?>. В <Рязань, ?> <нрзб.> <Господь ?> это кончит. Да укрепит и Вас Господь в терпении скорбей церковных. <Нрзб.> мне известно от печали, но <ведь туда наша власть не простирается ?>. <Остаюсь нрзб. уважением ? . Собрат ? > м < итрополит > Антоний

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л.59-60. Автограф.

5

Ваше Высокопреосвященство, возлюбленный собрат и Владыко!

Вы не написали для какой потребы Вам понадобился прилагаемый документ, точнее – кто поручил Вам представить отзыв об Антоний и К°. Не откажите меня о том уведомить, хотя бы обиняком, а эту приписку, и если желаете, с моею вышепоставленною подписью можете отрезать и уничтожить. Пишу ночью и не имею более крупных конвертов. Надеюсь, что Вам посылают наши «Церк<овные> Вед<омости>» (№ 1-17), воззвания, послания и мою брошюру с «Беседою православного священника с униатским». Если знаете что-либо о положении Св<ятейшего> Патриарха Тихона и о других делах в совдепии, то пожалуйста сообщите

Вашему сердечно преданному и уважающему Вас собрату Антонию

19 янв<аря> <19>23

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 123. Автограф.

6

8 – 21 ф<евраля> <19>23

Ваше Высокопреосвященство, достолюбезнейший Владыко и Собрат.

Приношу сердечную благодарность за интересные сообщения Ваши. Если Антонин 15 рассылает подложные приглашения за подписью якобы Агафангела 16, то не к таким же ли подложным относится и указ Патр<иаршего> Синода от 5 мая о закрытии В<ысшего> Ц<ерковного> Управления за границей 17. В «Нов<ом> В<ремени>» от 8 ноября мне сразу за подписью церковных пояснили всю неосведомленность автора Указа с положением загр<аничной> Церкви Русской, и делается вывод, что если Свят<ейший> Патриарх видел сей указ, то в готовом виде и подписал свое предложение Синод<у> под угрозами, а на другой день все же был арестован.

Есть основания предполагать участие <имя нрзб. – м.б., Константина Незалетова ?> в этом деле. Не можете ли вы как-либо 1) дознать у секретаря Синода Нумерова, подписывал ли он этот указ? и 2) Где пребывает теперь архиеп<ископ> Фаддей 18? Считал бы я себя весьма обязанным, если б Вы нашли возможность это устроить.

А влад<ыка> Георгий дождался-таки расчета 19. Мне жаль теперь а<рхимандрита> Смарагда, которого замучит совесть. Мы вновь издаем окружное послание против Живой церкви, оно уже отпечатано. Что же предпринять против методистов? Опровержение их ереси? Но ведь таких опровержений много, а у нас издать сре<д>ств нет. Если Вы этак думаете, то благоволите прислать их катехизис по-немецки или по-русски. Интересно знать, какие же условия поставлены Преображенскому? А наши все повыписали «Новое Время». Вероятно Вы его имеете?

Сегодня декларация <нрзб.> сделала бы честь авторам, если б была подписана даже советом послов. Но, увы, последние назывались бы правильнее, если б от второго слова отнять первую букву. Эти <вечные призвания обслуживать жидов ?> и, думается, живут на их деньги, которые они называют богомерзкими, но, если они в этом названии не лгут, все равно это открытое признание себя грабителями госуд<рственного> достояния. Они-то и повредили нам на Карл<овацком> Соборе, покорив себе Евлогия (2000 фр<анков> в месяц, <нрзб.> квартира и м<ожет> б<ыть> <нрзб.>) и <нрзб.>, последнего чрез высшее команд<ование?>, которое тогда было тоже у них на жаловании.

Прошу молитв, посылая братское целование, остаюсь преданный сердечно

М<итрополит> Антоний

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 129-130. Автограф.

Черновик ответного письма архиепископа Иоанна

В<аше> В<ысокопреосвященство> М<илостивый> А<рхипастырь> и Вл<адыко>.

Историю происхождения указа об упразднении заграничного церквн<ого> управл<ения> В<ашему> В<ысокопреосвящен>ству подробно может изложить арх<имандрит> Феофил б<ывший> протоиерей Феодор Паш<ков>ский 20, который видел Св<ятейшего> Патр<иарха> накануне его ареста и имел от Свят<ейшего> устные поручения аналогичные с содержанием указа. Архим<андрит> Феофан в настоящее время имеет пребывание в Америке New York 15 E 97 st . (резиденции церк<овного> управл<ения> в Америке). Я осведомлен о содержании заданий о<тца> Пашковского, но не решаюсь передать письменно того, что мне было сообщено лишь устно, боясь неточности памяти. Сам о<тец> Ф<еофил> Пашк<овский> сделает это лучше и сделает на свою ответственность за точность и верность сообщений.

В настоящее время бесконечных провокаций не решаюсь утверждать, что Антонин причастен к рассылке приглашений с неправильными подписями. Допускаю, что и имя Антонина на предъявлен<ном> приглашении значится без его ведома, некот<орые> обстоятельства, имевшие место после, дают основание думать, что и имя Антонина иногда фигурирует без его ведома в делах, и в речах, и в документах.

О Нумерове и а<рхиепископе> Фаддее сведения, относящиеся к интерес<ующему> Вас документу, полагаю, м<ожет> дать Вам о<тец> Пашковский.

Для содействия ликвидации авантюры Жив<ой> ц<ерк>ви с методистами, по моему мнению, настоят<ельно> важно в данный <момент> осведомление православн<ых> кругов о метод<истской> ереси, соответственно авторитетное осведомление влият<ельных> мет<одистских> кругов об истинном лице Ж<ивой> ц<ерк>ви и ее деятелей. Инициатива и дальнейшее искательство в авантюре с методистами принадлежит, насколько мне известно, принадлежит Живой ц<еркви>ви. Методисты в данном деле, как это видно из их период<ической> прессы, ныне пребывают в стадии обследования сделанного им предложения и оценки предложения и предложивших.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 46. Автограф. Набросанный карандашом черновик ответа.

7

27 ф<евраля> <19>23

Ваше Высокопреосвященство.

Согласно Вашему желанию я написал двум бусурманским лжеепископам по письму и надеюсь, что они через 10 дней получат характеристики кого следует. Вас я просил переслать копии с моих характеристик этим же бусурманам. Убедительно прошу Вас сделать это немедленно и меня уведомить, ибо я вопреки Вашему мудрому обычаю у себя копий не сохраняю и не помню даже, кто да кто были там характеризованы. Ваш отказ сообщить мне сведения Пашковского о Москве меня опечалил. Вы лучше меня понимаете, насколько мне эти сведения нужны, а между тем посылаете меня к неоплатоникам 21 в Америку, которые мне ничего давно не пишут, а если напишут, то конечно все налгут, как всегда лгали. Поэтому вновь убедительно прошу Вас сообщить мне все, а такожде <с> искренностью, как я исполнил Ваше желание, сообщив характеристики и тем вдав плещи своя на раны и ланита моя на заушения, ибо те прохвосты давно на меня охотятся. А Вы ничем рискуете, сообщив то, что узнали от американцев. Вселенск<ий> Патриарх рукоположил о<тца> арх<имандрита> Савватия 22 во архиепископа Пражского и митропол<ита> всея Чехии и Карпатск<ой> Руси, от которой я теперь окончательно отнят, но не скорблю, ибо теперь К<арпатская> Русь попала в крепкие руки.

Удивили открытия! За автокефалию Польши хлопотал Глубоковский 23 в К<онстантинопо>ле. Пока еще ничего не вышло, но думается, что Патриарх подпишет ее <сам ?>, т<о> е<сть> П<атриарх> Вселенский. А мы опять останемся при разбитом корыте.

Прошу Ваших молитв, остаюсь братски преданный

Митрополит Антоний

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 131-132. Автограф.

8

Высокопреосвященнейший и дорогой Владыко!

Поручения Ваши я исполнил отчасти сегодня (письмо Ваше получил вчера), но пока еще не вполне. Вы писали, чтобы я послал тем бусурманам характеристику Моск<овских> негодяев 24. Но я послал ее Вам и теперь не помню. Посему благоволите либо мне прислать копию с нее, либо прямо бусурманам, прис<овокупив> надпись: «По поручению м<итрополита> Антония имею честь сообщить Вам его отзыв об интересующих Вас лицах».

Живая Церковь уже рассылает своих пропагандистов по загранице. Пусть-ко явятся ко мне: получат, чего и не ждали.

Спасибо Вам братское за все, а в особенности за письма с важными вестями.

Преданный сердечно

митр<ополит> Антоний

15-28 <февраля ?> <19>23

P.S. Дорогой Владыко! Не можете ли сообщать, конечно по ведомости канцеляриевской, когда получались Вами от нас (или от Вл<адыки> Евлогия) постановления или церк<овные> газеты, предназначенные для пересылки Патриарху, и когда Вы их отсылали. Я уверен, что Патриарх знал о Карл<овацком> соборе задолго до конца апреля, когда он якобы не одобрил этого собора, но в Указе том упоминаются только 2 № «Нов<ого> Времени» с описанием К<арловацкого> Собора. Отсюда подозрение, что содержание Указа составлено без ведома П<атриар>ха и сам указ подложный.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 133-134. Автограф.

9

Ваше Высокопреосвященство

Дорогой Владыко!

Спасибо за предупреждение, а дело кажется наладилось иным образом. А<рхимандрит> Тихон по-видимому будет архиереем в Берлине 25 , если м<итрополит> Евлогий снова его не обманул; да и хиротония чуть ли не на Благовещение предполагается, но с чьего разрешения, не знаю. Синоду, хотя не объявили, но уже поставляли в Париже епископом, а из Москвы так скоро ответа трудно получить, особенно имея в виду хотя и притворное отозвание м<итрополита> Платона из Америки 26.

Сведения мои о Свят<ейшем> П<атриархе> Тихоне совпадают с Вашими. Я собираюсь в Иерусалим и Дамаск, даже скоро, в сем месяце марте, т<о> е<сть> ранее 31-го числа. Карпатская Русь признала е<пископа> Вениамина и не против Савватия, но против сербской юрисдикции.

Имею разрешение и на Св<ятой> Афон и при первой возможности уйду туда навсегда, а Св<ятую> Землю необходимо защитить от большевиков. Прошу Ваших св<ятых> молитв и остаюсь

преданный сердечно м<итрополит> Антоний

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 44. Автограф. Письмо не датировано, но время его написания (март 1924 г.) легко устанавливается по упоминанию о готовящейся епископской хиротонии архимандрита Тихона (Лященко), который был хиротонисан во епископы 15.04.1924.

10

1924 г<ода> 30 июн<я> – 13 июл<я>.

В<аше> В<ысокопреосвященство>, любимый и чтимый Владыко!

Посылаю Вам вместе с сим письмо на имя нашего нового Мельхиседека, свалившегося, если не с неба, то с большевицкого чердака 27. Конечно, милости просим, и дай Бог ему дальнейшего успеха, если он пишет искренно, но либо лукавый дух, либо просто благоразумие заставляет видеть в его строках еще большой нагар большевизма, если не провокаторства. Впрочем, надеюсь, последнего нет.

Благоволите прочитать и передать ему мое письмо, но письма моего к Вам ему не читайте, да не поражен будет чрезмерною печалью. Я, видит Бог, буду искренно рад получить от него успокаивающие ответы на мои вопросы.

Не откажите сообщить и свое мнение о нашем «неофите», да <нрзб.>.

А я имею 3-месячную командировку в Палестину и Сирию, но из 3-х месяцев провел 1½, почти 2, на св<ятом> Афоне, где и св<ятую> Пасху встречал, причина 1) забастовка пароходов 2) долгое неотвечание Иер<усалимского> Патриарха, которого я застал на одре болезни и его по сей причине еще не видел. Впрочем знаю, что он не сочувствует проектам <товарища ?> Григория» – Вселенского 28 и считает достойными анафемы всех новостильников. Приблизительно так же думает Александрийский, которого я видел 10 июня ст<арого> ст<иля>, и Антиохийский, который настойчиво зовет меня к себе, но я ожидаю прежде повидаться с Иерусалимским, если болезнь его не предсмертная (77 лет от роду).

Дела свои по Пал<естинской> Мисии и Пал<естинском> Обществе, на которые я командирован, мною начаты, но далеко не кончены. Самое главное – добиться у англ<ийского> местного правит<ельства> разрешить Миссии продать часть своих лишних участков и тем выпутаться из неоплатных долгов, в которые ее погрузил <исполняющий обязанности> начальника Леонид (пьяница и глупец). Я повидал их главного туза, т<о> е<сть> заместителя начальника правительства англичанина <Киттера ?> и подал ему memorandum ; он обещал, но исполнит ли – это вопрос. Большевики в руках у немцев, а мы – у англичан. Все-таки, благодаря им, наш Патриарх не убит и, м<ожет> б<ыть> переживет революцию. Я много просил о том архиеп<ископа> Кентерберийского и получил успокоительные ответы.

Затем прошу Ваших братских молитв и кончаю. Я здесь пребуду еще дов<ольно> долго: здесь и в Дамаске; м<ожет> б<ыть>, до сентября, а потом, если тов<арища ?> Григория не будет в Стамбуле, то наверное водворюсь на св<ятом> Афоне. Господь да помогает Вам.

Преданный сердечно собрат Антоний

P.S. В разных местах я встречал галичан, благодарных сердечно за <Ростовские дела ?>.

Письмо митрополита Антония Николаю Соловью

Достолюбезный Владыко Николай!

Конечно, с великим сочувствием читал я газетные вести о Вашем возвращении к истинной Церкви и ее Высшему Пастырю; недоумеваю же я только о том, что Вы именуете Святейшим Синодом шайку негодяев, пьяниц и развратников, лишенных сана и отлученных от Церкви, а их председателя, б < ывшего > митр < ополита > Евдокима 29, а ныне Василия Мещерского – талантливейшим и ученейшим мужем тогда, как он клейменая бездарность, бывший студент-зубрилка, плагиатор и тупица, а потом – просто ловкий мошенник.

Я бы очень желал с Вами познакомиться поближе. Видеться с Вами едва ли придется, ибо веду жизнь странника и не думаю возвращаться в Сербию (хотя наверно не знаю); но я был бы очень благодарен Вам, если б получил ответ на след < ующие > вопросы:

1) Когда Вы родились?

2) Где Вы учились и кончили курс?

3) Когда Вы решили быть дух<овным> лицом?

4) Кто Ваши родители?

5) Какое учреждение постановило Вас назначить епископом и кто Вас рукоположил?

6) Достигли ли Ваши писания до очей Св < ятейшего > П < атриарха > Тихона?

Да поможет Вам Господь ограждать себя от мести лжеархиереев, лжеиереев и большевиков.

Да утвердит Вас во внутреннем человеке и да освободит Вас от большевицкой пакости, которая неизбежно остается на всякой душе, предававшейся им, хотя и притворно.

7) Где Вы приняли ангельский образ и имели ли наставника в монашестве?

Ваш доброжелатель, молящийся о спасении Вашем

Митр < ополит > Антоний

Присланные вырезки из газет я прочитал со вниманием, но в них ничего не было, чего бы я раньше не читал в «Новом Вр < емени > » о Вас и др < угих > газетах.

P.S. Ваше письмо я получил дня 3 тому назад от М.Н. <Гирса ?> из Парижа, мой адрес: Jerusalem , Mission russe . М.А.

30 июня – 13июля 1924

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 191-194. Автограф.

11

Отдание Пасхи 1925

Ваше Высокопреосвященство

Друже и Владыко!

Воистину воскресе Христос.

Сейчас вторично перечитал Ваше письмо и дивился Вашей осведомленности. Доложу письмо это в ближайшее заседание Синода в конце мая ст<арого> ст<иля>. Я соображаю, что там пожалуй окажутся в Стокгольме и представители Живой церкви 30. А нам они и прогоны обещали прислать на 4 ч<елове>ка, т<о> е<сть>. учредители. И это ничтожное обстоятельство может воспрепятствовать отказу от участия нашего: голодный человек раб всякому, обещающему помощь. Я-то конечно не имею никакого желания туда ехать, но другие... Впрочем, окончат<ельного> приглашения мы не получали еще и вероятно не получим. Только в том я не согласен с Вами, что будто бы имеются канонич<еские> препятствия для следования туда: говорить о вере можно и с язычниками. Вот и Англия меня убедительно приглашает на Петров день праздновать юбилей I Всел<енского> Собора, от которого они отлучены. Тоже обещают прогоны. Я было решил отказаться, но получив просьбу о заступничестве от Иер<усалимского> Патриарха, который был отдан во власть жида <нрзб.>, решил ехать т<о> е<сть> обещал Примасу, что приеду. Однако в душе своей надеюсь, что не придется ехать, а к июню уже будут войны, и все конференции будут отложены по всей Европе. Сейчас объезжаю кад<етские> корпуса, коих в Сербии целых 3, т<о> е<сть> русских.

Паша Полянский 2 или 3 года тому назад был рябчик, т.е. мирянин 31. Он сам себя называет заместителем П<атриар>ха, но власти его таковым в совдепии не признают. Он племянник е<пископа> Виталия Калужского 32 и присутствовал при его смерти, причем свистнул от умиравшего деньги и в Академии устроил для профессоров «Красный кабачок». <имя – нрзб.> писал ему магистерское, которого он сам, вероятно, даже и не прочитал толком. Он из псаломщиков 33, человек совершенно невежественный и в этом смысле был общим посмешищем; он товарищ пр<еосвященного> Евлогия, но значит<ельно> старше его. Однако за ним есть и подвиги. Когда ослабевший Патриарх согласился признать Красницкого, то Паша энергично ведь противостоял ему и грозил даже выйти из общения с Патриархом, если последний согласится принять Красницкого. Он убедил покойного отказать тому мерзавцу 34.

Я тоже не сомневаюсь в том, что Патриарх отравлен кокаином. У нас сильные слухи об <отравлении ?>.

Прошу Ваших св<ятых> молитв, любуюсь на Вашу стойкость и остаюсь сердечно преданный собрат

Антоний

А Ваш товарищ пр<еосвященный> Пимен е<пископ> Томский расстрелян <в> 1919 году 35.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 12-13. Автограф.

12

Друже и Владыко!

Горячо благодарю Вас за сведения об украинцах, дотоле мне неизвестных. Об украинцах я знаю лишь то, что они произведение польских иезуитов, сами ни во что не верующие. Много скорбей будут иметь церковные деятели по изгнании большевиков из России, если таковое состоится, хотя весьма возможно и то, что все мы, а особенно я при моих 62 годах от роду, умрем здесь в рассеянии. Касат<ельно> м<итрополита> Петра, о котором я, зная его близко с 1891 года, далеко не уверен, что он не перейдет к живцам, мы постановили суждение отложить до нашего осеннего Собора, когда можно будет уже знать, как он отнесся к собору живцов, назначенному на октябрь.

А я эти 6 дней – от 28 авг<уста> по 3 сент<ября> – провел на студенческой конференции в Хоповском женском монастыре, где 100 юношей и девиц с 4-мя профессорами учились богословию; пребывали в ежедневном посещении св<ятых> служб и в говении 36. Их религиозный энтузиазм вдохновил и старших, а меня и др<угих> скептиков озарил полным доверием и к самой организации их, и ко всему студенческому христ<ианскому> движению. На Стокгольмской и <Бернской ?> конференциях я не был, и никто из русских архиереев не был, но прибывший оттуда проф<ессор> Глубоковский в Хопов удостоверил нас в полной ортодоксальности (конечно, чисто протестантской) и того собрания.

Хворает пр<еосвящкнный> Евлогий, и жалко мне, что у него склероз, малокровие мозга, обмороки и рвота. Патриарх Александрийский умер, и тем вынут из церк<овного> здания едва ли не предпоследний крепкий столп православия вне России, ибо Всел<енский> Патриарх Василий 37, вопреки моим надеждам, говорят, тоже модернист; таким образом один Антиохийский – не поклонившийся Ваалу современности.

Прошу, друже, Ваших молитв, чтобы не впасть мне в уныние, и остаюсь преданный сердечно

Митрополит Антоний

5-18 сент<ября> <19>25

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 40. Автограф.

13

1 окт<ября> <19>25 н<ового> с<тиля>

Друже Владыко!

Только сегодня нашел я свободный час, чтобы переслать а<рхиепископу> Савватию Ваши сообщения, для меня совершенно новые и неожиданные, и просить его по ним отзыва...

В Стокгольм никто из нас не поехал, да нас и не позвали окончательно.

По поводу приложенной записочки неизвестного мне лица к какому-то Михаилу Сергеевичу, не откажите меня вразумить, в чем было дело, ибо по сему письму ясно, что люди, им заинтересованные, недостаточно его понимают, а тревожится без толку.

М<итрополит> Петр написал прекрасное послание, если верить газетам. Вл<адыка> Евлогий и Ко уже интригуют у него против меня, его наставника и благодетеля. Я написал в газете, что пора его признать, но члены Синода дружно запротестовали и потребовали отложить суждение до собора нашего (дек<абрь> или ноябрь) или по кр<айней> мере до собора живоцерковников, когда будет ясно, насколько сей полномочный Владыка не уподобится Чичикову, который сначала всемеренно отвергал взятки, а дождавшись «удобного времени» хапнул так, что на полжизни ему хватило. Прошлое м<итрополита> Петра нам хорошо известно, и потому осторожность членов синода не показалась мне напрасной.

Прошу Ваших молитв и остаюсь Вам преданный

собрат Антоний

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 44. Автограф.

14

7-20 окт<ября> <19>25.

В<аше> В<ысокопреосвященство>, друже Владыко дорогой!

Вы себе представить не можете как я благодарен Вам за Ваше утешительное письмо. Три лучших митрополита наших живы и здоровы: чего же еще? М<итрополит> Петр не поколебался, слава Богу. Теперь мы бы его дружно признали, да только ранее имели неосторожность или, лучше сказать, чрезвычайную осторожность отложить это дело до заграничного собора, который будет в дек<абре> или даже в январе. Зная Петра с 1891 года, я опасался, как бы он во время лжесобора не перескочил к живцам, но затем наши опасения были им блестяще рассеяны.

Конечно, в отношении к выборам и к князю Ливену 38 (которого я вовсе не знаю) Вы поступили совершенно правильно, а <имя нрзб.>, м<ожет> б<ыть>, даже псевдоним.

Я, к сожалению, не могу отплатить Вам за столь интересное письмо по достоинству его, ибо у нас похвалиться нечем. В Лондоне, кроме <комплиментов мне ?> ничего не было, а газетные дураки наклеветали на нас православным, будто мы чего-то служили с агликанами, чего, конечно, и духу не было.

Был я два раза у В<еликого> К<нязя> Ник<олая> Николаевича 39 по его приглашению. Он жалуется, что нигде русская армия не может достать денег для выступления, хотя англичане говорят очень ласково, а немцы, к его сожалению, называют его, Вел<икого> Князя, «Deutchenfresen». В виду этого я достиг в Берлине аудиенции у члена Мин<истерства> ин<остранных> дел генерала <Дриксена ?> и он с благодарностью принял мое заявление о том, что подобное мнение о Н<иколае> Н<иколаеви>че вовсе не соответствует истине. Вероятно, независимо от этой беседы, но по случайному совпадению вскоре же стали появляться газетные заметки о друж<еских> отношениях между Англией и Германией; думаю, что и собрание в Локарно 40, куда не допускают большевиков, было посвящено таким образом рассуждениям о способе от них отделаться.

Париж продолжает <свои истории ?>. Бедный Евлогий совершенно <пленен ?> кадетами и все делает по их указке. Я ничего доброго не ожидаю от совещания в Париже эмигрантов 41, ибо это есть попытка кадетов овладеть положением восстановить собою, т<о> е<сть> в своем старом составе, Казанское правительство 42, а Н<иколая> Николаевича сделать в нем ответств<енным> военным министром. Надеюсь, что это не удастся, но больно и стыдно за своего ученика и протеже Евлогия. Вот от Арсения Новгор<одского> 43 я не ожидал того мужества, о чем с удовольствием читал в Вашем письме. От м<итрополитов> Кирилла 44 и Агафангела, к которому до 1917 г<ода> я был несправедлив, не ожидал иного проявления, как именно мужественного и верного св<ятому> Православию. Честь и слава всем троим! Также м<итрополиту> Петру честь и слава!

Если Вы получаете «Н<овое> Время», то прочитайте в сегодняшнем № о положении профессоров Киев<ской> Ак<адемии>. Я недоволен, что это попало в печать, ибо тогда большевики могут напакостить; <это ?> я рассылал литографир<ованные> письма сербам и болгарам и кое-что собрал, хотя пока мало.

Мы неисправимые оптимисты и не теряем надежды на то, что великие державы нам дадут средства для интервенции. Сам я в этом не принимаю участия, но получаю довольно благоприятные сведения. С другой стороны говорят, будто соседи-европейцы хотят разделить Русь на 3 <нрзб.>, водворить на Украине Скоропадского, который и сам этого желает и т<ак> д<алее>.

Не откажите, дорогой Владыко, и впредь дарить сведениями о России и вырезками. Прошу молитв о <преданном Вам ?> собрате Антонии.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 47-48. Автограф.

Приложения

1

<Письмо митрополита Антония митрополиту Евлогию>

1922. 26 апреля – 9 мая

Дубликат

Душе и Владыко

Пересылаю Вам документы великой важности: 1) мирную грамоту Вселенского Патриарха нашему. 2) Доклад Епископа Антония по ревизии Американской церковной жизни 3) Отношение митрополита Варнавы о пропуске в Сербию двух священноиноков из Финляндии и 4) письмо к Вам племянника Анатолия. 45

Первые два документа направляю к Вам потому, что Вы сообщили, что отношения Ваши со святейшим Патриархом наладились. Если же верны слухи о теперешнем его аресте, то благоволите переслать все требуемое архиепископу Крутицкому преосвященному Никандру 46, или иному заместителю Патриарха. Я писал Его Святейшеству 4 или 5 писем, но уже почти год не писал, опасаясь скомпрометировать его своими письмами перед местными начальниками, для которых я персона одиоза. Я был глубоко тронут его поклоном и конечно являюсь и навсегда остаюсь его покорнейшим послушником, о чем благоволите ему доложить. Это первое.

Второе. Благоволите сообщить, что враги православия постоянно мусируют выдумку, будто наше Высшее Церковное Управление и Карловацкий Собор не признаны Патриархом, а признание мы имеем, хотя ясное, но по своей форме только косвенное: «Так как Вы, а<рхиепископ> Евлогий, утверждены Высшим Церковным Управлением в качестве etc, то и Мы etc.» Это было, как Вы знаете в начале 1921 года. Ныне очень желательно получить указ П<атриаршего> Синода о признании Высшего Церковного Управления, хотя бы не по дню его подписания (т<о> е<сть>, скажем, недавно), то по сроку его признания в 1920 или 1921 году. Акт об учреждении видоизмененного Высшего Церковного Управления в Константинополе и акт о воссоздании его в Сербии с упоминанием, что и Вселенская Патриархия, и П<атриарх> Сербский его признали, Высшее Церковное Управление тогда же переслало С<вятейшему> Тихону через архиепископа Рижского Иоанна. Ответа не получено. Если тогда составлялся указ с утверждением и был выслан из Москвы, значит он потерян в пути, и желательно иметь его копию. Если же такового указа не давалось, то желательно, чтобы он был составлен и прислан.

3) Постановления Карловацкого Собора не были посланы его Святейшеству, ибо только завтра окончатся печатанием по причинам разных забастовок в типографии и необорудования нашей нищенской канцелярии. Нам было обещано, что дело покончат к 1 декабря 1921 г<ода>, а кончили, постепенно оттягивая, только теперь (т<о> е<сть> кончают).

Постановления В<елико>-Сербского церковного собрания, бывшего в сентябре Его Святейшеству были посланы через Ригу.

4) Письмо Его Святейшества Патриарха Антиохийского и словесный привет Патриарху Сербскому переданы тогда же.

5) Доложите о хиротонии в Карловцах еп<ископа> Антония и как она совершена (28 ноября 1921 года Патриархом Димитрием со мною и епископом Максимилианом), и как ему перепоручено Ваше назначение ревизором в Америку.

6) Перешлите Его Святейшеству или пр<еосвяшенному> Никандру краткий отчет о ревизии, который посылаем без приложений документов ради легкости.

Просим Св<ятейшего> Патриарха произнести поскорее решение по сему делу (это наилучшее), чтобы вполне уже определенно представить оное Высшему Церковному Управлению, ибо из документов находящихся при деле видно, что паства американская настойчиво и страстно умоляет отозвать а<рхиепископа> Александра 47 и м<итрополита> Платона и заменить первого другим архиереем, преимущественно е<пископом> Антонием Дашкевичем, от деятельности коего она в восторге.

7) Высшим Церковным Управлением согласно циркуляра Его Святейшества от ноября 1920 г. Установлена самостоятельная епархия в Китае, в Харбине с архиепископом Мефодием, б<ывшим> Оренбургским (там же живут е<пископ> Мелетий 48 и е<пископ> Нестор 49 и утверждено представление архиепископа Иннокентия Китайского 50 о посвящении в архиерейский сан архимандрита Симона (Виноградова) 51, окончившего Казанскую академию в 1902 году, состоящего с тех пор китайским миссионером. Харбин и Пекин не имели возможности сноситься с Москвой.

В Киев по поводу попов самосвятов я ничего не писал, ибо все равно письмо не дошло бы.

Постановление Карловацкого Собора вышлем на днях.

Еще многое имел бы доложить Его Святейшеству, но боюсь затруднить на первый раз многословием. А Вы рассудите, как лучше сделать: переслать ли мое письмо целиком или внести его содержание в Ваше письмо, если необходимо, то даже с пропусками. Но в последнем случае отметьте на дубликате, что пропущено.

Ваш преданный собрат

Митрополит Антоний.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 78-79. Машинопись. То, что письмо адресовано митрополиту Евлогию, следует из его содержания – в § 5 упоминается о назначении адресата ревизором в Америку.

2

<Коллективное письмо >

Ваше Преосвященство,

Возлюбленный о Господе Брат!

Собравшиеся в г<ороде> Карловцах (Сербия) 12 русских епископов, ознакомившись с положением Православной Церкви в Польше, чувствуют потребность выразить Вам свой братский привет, сердечное сочувствие и уважение к Вашему твердому до исповедничества стоянию за единство Православной Русской Церкви и вообще незыблемости святых канонов церковных. Мы глубоко понимаем всю тяжесть Вашего положения; но пусть она облегчается сознанием, что мы вместе с Вами, своим христианским братским состраданием и желанием оказать Вам всяческую и нравственную и материальную поддержку. Одновременно с этим мы обращаемся с братским увещеванием и к митрополиту Георгию, прося его облегчить Ваше положение и примириться с Вами, и к представителям других Православных Церквей с просьбой осудить и не допустить проведение автокефалии Православной Церкви в Польском государстве.

Мы вполне разделяем Ваши мысли и тревоги об этой гибельной для Православия автокефалии, с Вами же вместе и паства Ваша – православный верующий народ, на Вашу твердость возлагающий свои упования и в свою очередь дающий Вам великую нравственную опору.

В этих мыслях черпайте для себя утешение в скорбях Ваших и бодрость духа для твердого стояния за Св<ятую> Церковь.

Да поможет Вам Господь.

Митрополит Антоний

Митрополит Евлогий

Феофан, Полтавский архиепископ.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 29. Л. 47. Автограф. Очевидно, это рукописная копия, поскольку в ней отсутствуют подлинные подписи. Письмо не датировано, но время его написания легко устанавливается по дате проведения собора 12 русских епископов, на котором обсуждалось положение Православной Церкви в Польше – 20 августа 1922 года. Адресатом предположительно может быть назван митрополит Елевферий, особенно пострадавший в то время от польских властей. В момент написания письма он находился в заточении в католическом монастыре. Но, возможно, это послание предназначалось и каждому из сопротивлявшихся польской автокефалии епископов (в данном случае следует обратить внимание на обращение: если бы письмо предназначалось исключительно бывшему в то время архиепископом Елевферию (Богоявленскому), уместнее было бы обращение: «Ваше Высокопреосвященство»).

II

< ПИСЬМА ПАТРИАРХА СЕРБСКОГО ВАРНАВЫ >

1

5-18 апреля 1932

Ваше Высокопреосвященство,

Возлюбленный о Христе Брат,

Высокопреосвященнейший Владыко Иоанн

Христос Воскресе!

В Святый день Воскресения Христова, когда вся Церковь Божия исполнена пасхального света и радости ради великих и богатых милостей принесенных падшему человечеству преславно Воскресшим Искупителем мира, – с любовию о Господе празднственно приветствую Ваше Высокопреосвященство вместе со всею Вашею боголюбивою паствою.

С участием к Вашей скорби взираю на продолжающиеся лукавые ухищрения, направляемые во вред окормляемой Вами Св<ятой> Православной Церкви в Латвии.

Усердно молю Воскресшего Христа Жизнодавца, да благословит Он своим миром Вашу Св. Церковь.

Поручая себя св. молитвам Вашим, всегда готовый к услугам Вашего Высокопреосвященства, Ваш о Христе

брат Патриарх Варнава

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 193. Автограф. На бланке с гербом и надписью «ПАТРИ J АРХ СРПСКИ» .

2

10-23 декабря 1932

Ваше Высокопреосвященство,

Возлюбленный о Христе Брат,

Высокопреосвященнейший Владыко Иоанн!

Наступает великий праздник, когда весь православный мир торжественно и радостно славит день Рождества Христова, воспевая сладостный гимн о мире на земле и благоволении в человеках.

С этим Христовым миром в сердце человек всегда светл, радостен и любви преисполнен; правда же Христова, ширясь по земле, все больше завоевывает человеческие мысли и чувства, наперекор всем проявлениям злой воли.

С сими мыслями и чувствами приветствую Ваше Высокопреосвященство и от любящей души приношу свои наилучшие благопожелания.

Поручая себя св<ятым> молитвам Вашим, остаюсь всегда готовый к услугам усердный богомолец

Патриарх Варнава

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 200. Автограф. На бланке с гербом и надписью «ПАТРИ J АРХ СРПСКИ».

3

Срем<ски> Карловцы 23-5 апреля 1933 г<ода>.

Ваше Высокопреосвященство

Возлюбленный во Христе брат

Высокопреосвященный Владыко

ИОАНН!

Снова светло празднуем «смерти умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало».

Христос Воскрес, – нет смерти в вечности, и силою воскресшего некогда и каждый верующий воскреснет для новой небесной жизни.

С любовию о Воскресшем Господе нашем Иисусе Христе приветствую Вас и от всей души желаю, чтобы свет и радость изливались всегда на Ваше Высокопреосвященство.

Поручая себя святым молитвам Вашим, остаюсь с любовию о Господе Вашего Высокопреосвященства любящий во Христе брат

ПАТРИАРХ СЕРБСКИЙ

Варнава

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 207. Машинопись. На бланке с гербом и надписью «АРХИЕПИСКОП ПЕЋСКИ, МИТРОПОЛИТ БЕОГРАДСКО-КАРЛОВАЧКИ ПАТРИ J АРХ СРПСКИ».

III

< ПИСЬМА ЕПИСКОПА ФЕОФАНА (ГАВРИЛОВА) >

1

Ваше Высокопреосвященство

Высокопреосвященнейший Владыко.

На основании моего знакомства с Вами по Киевской д<уховной> академии (хотя и давно прошедшего) и по совету Ф.Д.Свербеева решил обратиться к Вам с просьбою. У меня в России осталась дочь, которая живет там у моего брата. Она окончила курс в университете и состоит учительницею в гимназии. Замуж не вышла Все время она стремилась выехать за границу, но особенно сильно это желание – в последних письмах. Между прочим, еще четыре года тому назад я исходатайствовал у сербского правительства разрешение на приезд ее в Югославию и тогда же послал ей этот сертификат. Но оказалось, что в Сербию большевики не пускают. В запрошлом году я через одного знакомого достал разрешение (визу) в Германию. Но это разрешение дочерью не было получено. Так она и осталась в России. Ф.Д.Свербеев сказал мне, что Вы, Ваше Высокопреосвященство, по своему положению главы поместной церкви и члена Латвийского парламента имеете возможность исходатайствовать у Латвийского правительства разрешение на въезд из России в Латвию. Больше обратиться мне не к кому, так как в других странах таких знакомых, которые могли оказать мне помощь в этом деле, у меня нет. Поэтому покорнейше прошу Вас, Владыко, взять на себя труд исходатайствовать у Латвийского правительства разрешение на приезд моей дочери в Латвию. Конечно, она в Латвии не останется, а приедет в Югославию. Но ей необходима виза не проездная, а постоянная, чтобы на ее основании просить советскую власть дать разрешение на выезд из России. В Латвию выехать, там не запрещается. Если Вы, Владыко, не откажете взять на себя этот труд, то благословите сообщить мне, а равно и стоимость сертификата (в долларах, так как латвийской валюты я не представлю). Тогда я сообщу Вам адрес моей дочери и пришлю деньги. Само собой понятно, что ни в коем случае нельзя упоминать о том, что у моей дочери отец – архиерей. Она и там это скрывает. Она уже взрослая, самостоятельно живет и в родителях не нуждается.

Испрашивая Ваших святых молитв, с совершенным уважением и преданностью имею честь быть Вашего Высокопреосвященства покорнейшим слугою.

Епископ Феофан.

15/28 июня 1927 г<ода>. Адрес мой: Монастир J азак, Врдник-Срем. Jugoslavie ( S . H . S .)

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 51-52. Автограф.

2

Ваше Высокопреосвященство,

Дорогой Владыко.

Так долго не отвечал я на Ваше письмо, написанное Вами по моему же делу, не по своей вине: я ожидал ответа от дочери. Но в ее письме не было упоминания о поездке за границу. Принужден был снова писать ей и ожидать второго ответа. На днях этот ответ получил.

Прежде всего, сердечно благодарю Вас за выраженное Вами в письме участие и готовность помочь мне в моем деле. Затем приступаю к делу.

Дочь моя может выехать только летом, по окончании учебного года, приблизительно в половине июня. Следовательно, визу на въезд в Латвию ей надо послать в мае месяце. Заграничный паспорт она исхлопочет сама. Виза на въезд в Сербию имеется. Проездные визы достану я сам. Просьба к Вам – исходатайствовать визу на въезд в Латвию и послать эту визу дочери. Стоимость ее я оплачу: не думаю, чтобы это стоило дорого. Так как прошение Латвийскому правительству о разрешении въезда в Латвию можно подать через Ваше посредство, то нельзя ли написать это прошение мне самому от имени дочери и послать Вам? Прошу Вас, сообщите об этом, а также укажите стоимость визы и пришлите форму прошения, т<о> е<сть> – что требуется указать в прошении: лета, род занятий, образование и какие еще сведения? Если требуется фотографическая карточка, то я имею – этого года.

Если бы моей дочери удалось выехать из России, то она, конечно, пришла бы к Вам, просить Вашего руководства и совета в дальнейшем путешествии. Конечно, Вы ее не можете узнать, хотя и видели когда-то: тогда ей было четыре года, а теперь 26, а в след<ующем> году 27 (старая дева!). Но Вы тогда помогите ей.

Еще раз прошу Вас, дорогой Владыко, помогите мне довести до конца это дело. Как только прибыл я в Сербию, так начал думать о вывозе сюда дочери. Но первые два с половиною года я не имел о ней никаких сведений. Потом открылась переписка, и я послал ей визу (сертификат) на въезд в Сербию. Но выезд из России тогда не удался. Потом совсем запретили большевики выезжать в Сербию. Поэтому теперь надо запасаться другими визами. В других государствах у меня нет таких влиятельных знакомых, которые могли бы помочь мне. Поэтому я и обращаюсь к Вам.

Желаю Вам всего лучшего.

С совершенным уважением и преданностью

е<пископ> Феофан

7/20 окт<ября> 1927 г<ода>.

Монастир Jазак, Врдник-Срем. Jugoslavia (S.H.S.)

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 98. Автограф.

IV

< ПИСЬМА ЕПИСКОПА НИШСКОГО ДОСИФЕЯ >

1

Карловци-Срем<ски>. 25 Х <1>923

Ваше Высокопреосвященство,

Возлюбленный во Христе брат.

С великою радостью получил я Ваше весьма дорогое для меня письмо. При всем же желании ответить Вам немедленно на это письмо, я должен был повременить с ответом. Дело в том, что только 3-4 дня тому назад наш Св. Архиерейский Собор (собрание всех архиереев – теперь числом 22, – состоящее регулярно раз в год) решил окончательно вопрос об отношении Сербской Православной Патриархии к резолюциям всеправославного Конгресса, состоящегося в Цареграде.

Я Вам должен упомянуть, что вопрос календаря у нас является не только вопросом Церкви, но и государства, или лучше – государственного хозяйства. И тут государство даже более заинтересовано, чем самая Церковь. Правда, что мы составляем 45 процентов в стране (корол<евстве> С<ербов>, Х<орватов>, С<ловенцев>), однако государство, где сидят в кабинете министры не только римо-католики, но и мусульмане, не считаются с этим фактом.

Взявший во внимание все условия и обстоятельства нашей страны, как и общие интересы, наш делегат в Константинопольском конгрессе митрополит Черногорский Гавриил подписал с прочими делегатами резолюцию о реформе календаря, которая между прочим в основном взята по проекту одного сербского ученого (<Трпкович ?>-Миланкович 52). По возвращении в Белград нашего делегата наш Св. Синод (постоянное учреждение при Патриархе как председатель, состоящее из 4 архиереев; в том числе был и я до <череды ?> несколько дней) взял в рассуждение резолюцию Константинопольскую и согласился с ним. И теперь дело переходит в самую высшую инстанцию – в Св. Архиер<ейский> Собор, который, как уже подтверждено, согласился с резолюцией Константинопольского всеправославного конгресса. Однако это решение нашего Св. Архиерейского Собора сделано с некоторым ограничением: в принципе Сербск<ая> Правосл<авная> Церковь согласна <к> реформам календаря, предложенным Константинопольским всеправославным конгрессом, но она согласна новый рефор<мированный> календарь ввести со всеми прочими Правосл<авными> Церквами, а для этого Св. Арх<иерейский> Собор просит Царегр<адскую> Патриархию собрать мнения и прочих Православных Церквей, и если большинство Церквей (принцип соборности) согласятся на реформу, тогда Цареградска<я> Церковь про<воз>гласит ее как голос Правосл<авной> Церкви и определит время, когда будет самое удобное его (календарь) ввести в жизнь.

Нечто подобное было решено и касательно второго брака для священнослужителей. Этот вопрос у нас очень жгучий и назрелый. Более 40 лет добиваются наши вдовые священники этого права и с большими трудностями пришлось удержать наших священников от против<о>канонических и насильственных мер, хотя и были сделаны с их стороны попытки (более 15 случаев). Священники, без незначительного исключения, имеют за собой почти все общественное мнение.

Наш делегат на конгрессе горячо защищал желание наших священников, имея в руках теологумен – выработан по этому вопросу нашей Церковью (от епископа бочского Иринея). И вот по возвращении нашего делегата из Константинополя наш Св. Синод одобрил действие нашего делегата, а теперь Св. Архиерейский Собор постановил: согласиться в принципе, пользуясь dispens-ом 53 – <и>кономией 54 Церковной – в каждом отдельном случае с решением Константинопольского конгресса (все решения приняты «ad referendum» 55), но что это постановление Св. Арх<иерейского> Собора вступят в силу – в жизнь, когда Цареградска<я> Патриархия нас уведомит, что решение конгресса было принято больш<инством> Правосл<авных> Церквей.

Хотя, как Вам я пишу, эти решения Св. Архиер<ейского> Собора были только на днях провозглашены, однако уже слышно, что ни священники, ни общественное мнение не успокоено этим решением. Они требуют немедленного применения решения константинопольского. Грозят нам со всех сторон, пишутся статьи, в которых упрекают Церковь в неискренности и что намеренно наши архиереи откладывают это решение ad calend < as > grecas 56 .

Увидим, как дело кончится. Правда, что вопрос о браке после хиротонии у нас доныне не существовал. Но для братского согласия с теми Церквами, у которых этот вопрос на очереди, наш Св. Архиерейский Собор, подобно вопросу о втором браке священников после хиротонии. Хотя этот вопрос, как известно, проще горнего вопроса и вытекает из него, я повторяю, что у нас он не был на очереди.

Так были приняты и другие резолюции Цареградского всеправ<ославного> конгресса, но на них следовала одна общая резолюция. Только нами особо выделен был вопрос о торжественном прославлении 1600-летия Первого Вселенского Собора, наше желание в том, что если неудобно будет прославлять это важное для нашей Церкви событие в Никее или в Константинополе то, чтобы прославление было в Нише, в месте рождения Св<ятого> Равноапостольного Константина Великого.

Большое спасибо Вам, дорогой и милейший Владыко, за сведения, которые Вы мне сообщили о наших друз<ьях> и однокашниках, хотя я кое-что и слышал от здешних русских архиереев. Не знаю, каки<е> Вы сведения имеете о пребывании вообще духовных лиц у нас, но я Вам могу сказать, что сравнительно они лучше всех у нас устроены. Никаких различий не делаем между нашим и русским духовенством. У меня в одной Нишской епархии более 40 батюшек служат в качестве приходских священников. А 6 монастырей я отдал русским монахам.

Если же бывают иногда, но в весьма редких случаях недоразумения между духовенством, то это надо объяснять ни в каком случае недоброжелательством с нашей стороны, а нашим «балканским воспитанием» и мировоззрением, а иногда и с неумением наших дорогих гостей приспособиться <к> условиям нашей жизни.

Наши братья могли понять, что мы им искренно сочувствуем в их страданиях, считая их же несчастие собственным несчастием. Вместе с ними мы тепло молимся и молимся о том же, о чем они молятся.

Только еще одно скажу. Вы прочтете в здесь выдаваемом «Церковном Вестнике», что Высокопреосвященнейший архиеп<ископ> Анастасий был только на одном заседании всеправосл<авного> Конгр<есса> в Цареграде. Это неправда. Был он на 6 заседани<ях> и все резолюции подписал.

Желаю Вам, дорогой Владыко, всего доброго от Господа Бога. Завтра еду в Ниш и буду счастлив там опять от Вас получить письмо.

Ваш брат во Христе и послушник еп<ископ> Н<ишский> Досифей

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 236-239. Автограф. На бланке Синода Сербской Православной Церкви.

2

Ниш, 10-23 I . 1924.

Ваше Высокопреосвященство,

Любезный во Христе брат.

Ваше письмо мною получено, за которое Вам приношу свою сердечную благодарность.

Прежде всего от всей души желаю Вам всякого благополучия и успеха в Вашей Святительской деятельности в 1924 году. Да хранит Вас Господь на многие годы!

В Вашем письме для меня было весьма интересным то, что Вы мне писали относительно решения по календарному вопросу в Москве и у Вас же. Что Москва была более решительна, чем мы здесь, это верно, но я не знаю только того: насколько эта решительность имела свое оправдание? Так к пр<имеру>, те круги русского высшего духовенства, которые всю работу конгресса Цареградского чуть ли не предали анафеме 57, постоянно отрицали факт, что Святейший Патриарх Тихон приказал ввести нов календарь. Теперь те говорят: да, календарь-то новый был заведен, но это была большая ошибка, и вот сам-то Святейший Патриарх, узнавший эту свою ошибку был принужден отменить свое приказание насчет введения в жизнь нового календаря 58. Правда ли это? Правда ли, что везде, где теперь русский православный народ живет и где вообще слушается слово Святейшего Патриарха Тихона, опять вернулось все к старому? Для меня было бы весьма важно получить точных сведений по этому вопросу. Не будете ли Вы, Ваше Высокопреосвященство, добрый написать мне хоть несколько слов по этому вопросу?

У нас все еще по-старому. Как Вам я писал, наша Церковь, в принципе принявшая все резолюции Цареградского конгресса, теперь ожидает известие из Цареграда, согласны ли на эти реформы большинство самостоятельных Церквей. Если получим утвердительны<й> ответ, то без сомнения, что приступим к реформам, по крайней мере сейчас же <к> тем, которые являются неотложными.

Конечно, вся дальнейшая работа будет во многом в зависимости от личности нового Святейшего Патриарха Константинопольского 59. Я весьма мало слышал о его личности. Говорят, что он умный, <прилежный ?> Первосвятитель, но слишком большое значение придает церковн<ым> традициям и канонам церковным. Говорят дальше, что едва ли будет он сторонником церковных реформ, ибо между бывш<им> Патриархом Мелетием IV и им в этом отношении большая разница 60.

Если Господу будет угодно – поживем и увидим, что будет. Конечно, весьма желательно, чтобы новый Патриарх Цареградский работал согласно с другими патриархами (александрийским, иерусалимским и антиохийским), с чем Мелетий IV мог похвалиться.

У нас вообще весьма скудные сведения о церковной жизни и в Москве и около Москвы. Нет ли какого-либо журнала, «Епарх<иального> Известия» или тому подобно, из которых бы можно было от время на время узнавать действительное положение Церковной жизни? Если есть что-либо такового, то я был бы Вам весьма признателен для высылки его ко мне в Ниш.

Марущака я знаю, несколько раз встречался я с ним. То, что говорил он о пропаганде среди русских в пользу католичества – верно. Успехом могут католики быть довольными. Католики работают усердно, денег не жалеют. Многие из русских, перешедших в католичество (больш<ею> частию интеллигентные), меня поразили. Не знаю, что и думать. Но об этом я мог бы Вам писать много... Но личность самого Марущака мне довольно загадочна. Всегда был без денег и всегда откуда-то ожидал получить через несколько дней. И вот просит дать ему только на этих несколько дней... Однако, повторяю, что то, что он говорил о пропаганде – особенно в Константинополе – это вполне достоверно. Наш Св. Синод в прошлом году получил достаточно сведений о том через наше посольство из Константинополя, которые вполне совпадают с тем, что сообщил Марущак.

Прощайте дорогой и Высокопреосвященнеший Владыко. Буду Вам весьма благодарен, если удостоите меня Вашим ответом.

Господь да хранит Вас и верных чад Ваших.

Вашего Высокопреосвященства брат и послушник

еп<ископ> Н<ишский> Досифей

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 227-228. Автограф. На бланке епископа Нишского.

3

Ниш, 18-5 III <1>927 г.

Высокопреосвященнейший и милый Владыко мой святый.

Дорогое мне письмо Вашего Высокопреосвященства мною получено. Вы мне письмо писали 9 II , а мною оно получено было 15 II.

По получении письма мною было написано письмо Высокопреосвященнейшему епископу Мирону Пакрацскому (Пакрац) и в письме я написал все, что Вы мне писали относительно Ларисы Мих. Штуббе, ведь <Вараждин ?> в епархии Пакрацской. До сих пор я не имею никаких известий от В<ысоко>преосвященнейшего Мирона, но я уверен в том, что им будет делано все необходимое, чтобы девочку Ларису спасти от хищников. Как только от него получу известие я Вам тотчас же напишу.

Дела между здешними русскими архиереями действительно неважные. Борются действительно митрополиты Антоний и Евлогий, ибо так называемый Св<ященный> Синод архиереев русской заграничной Церкви и так называемый даже Св<ященный> Собор ничто иное, как митрополит Антоний. Он может с правом сказать «Церковь русская заграничная – c’est moi» 61.

Лично я стою на стороне митрополита Евлогия и то не по простой симпатии, а по данным документам, которые митрополита Антония характеризуют как нехорошего архипастыря, до крайности эгоистичного и даже по своим убеждениям не весьма православного (его «Катихизис» и его «Учение о спасении» и т<ому> под<обное>). В церковь ввел политику... Беспощадно относился <к> Святейшему Исповеднику Св<ятого> Православия, блаженнопочившему Патриарху Тихону. Митрополит Антоний из зависти мне много пакостей наделал во время миссионерской деятельности в Чехословакии и в Карпатской Руси. Действовал против меня, против Сербской Церкви, несмотря на то, что его сердечно, радушно, братски, с полною любовью приняла эта Церковь. Из всех русских архиереев, которые у нас и которых люблю и всячески стараюсь о них – однако самым симпатичным, самым солиднейшим, по моему мнению, является митрополит Евлогий. Я его, кажется, хорошо знаю и в настоящее время с ним вместе страдаю за все то, что творится только ради себялюбия.

Наша Церковь предпринимает шаги к примирению обеих сторон. Успеет ли в этом она, пока не могу ничего сказать. Надо Вам сказать, что между нашими архиереями есть, которые держат сторону митрополита Антония. Но это они делают не потому, что вошли в суть спорного вопроса или в причину нынешнего разлада, а просто из того чувства, которое у них создалось во время их пребывания в России, когда их митрополит Антоний благодетельствовал.

Нет ли у Вас какого духовного журнала, по которому бы можно было следить за духовною жизнью в Вашего Высокопреосвященства архиепископии? Если есть, тогда бы я весьма просил прислать мне его.

Имеете ли какой связи с тихоновскою Православною Церковью Российскою? Как относитесь к митрополиту Варшавскому Дионисию 62? Он собирается в скором времени ехать в Црареград (или как бы Кемал-паша 63 сказал – Стамбул) и кажется, что хочет навестить нашего Святейшего Патриарха Димитрия (ведь наша Церковь не узнала еще его автокефалию).

Братский, сердечно Вам кланяюсь. Прошу святых молитв.

Вам преданный еп<ископ> Н<ишский> Досифей

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 29-31. Автограф. На бланке : «DELEGAT SRB. PRAVOSL. PATRIARCHIE BIS NI ŠSKY < ...> V PRAZE ». В начале письма личная печать епископа Досифея

V

< ПИСЬМА АРХИМАНДРИТА ВИТАЛИЯ (МАКСИМЕНКО) >

1

1922 г < ода > 2 августа

Сремски Карловцы.

Высокопреосвященнейший Владыко, благословите!

Пишет к Вам неизвестный Вам архимандрит, типограф Почаевской Лавры Виталий, но то дело, по которому я пишу дорого и для Вас, а так как Вы один только можете помочь ему, то умоляю – Бога ради и для спасения Церкви, которой мы служим, не откажите.

Я пишу о «Варшавской автокефалии». Дело это Вы знаете отлично по документам. Так как вовремя не решились защитники на радикальные меры, то теперь единств<енн>ое средство для спасения осталось – перенесение дела на суд Вселенского Патриарха, а поведения первоиерарха на суд сопастырей по М<осковскому> Патриархату.

Вопрос отчасти уже выполнен. М<итрополит> Антоний послал от себя братское увещание в Варшаву. Собравшиеся четыре ближайших к Карловцам иерарха послали м<итрополиту> Георгию коллективное предостережение и запрос. Равно и преосв<ященный> Анастасий сообщает из Константинополя: «Владыке Георгию и я с своей стороны дерзнул отправить братское предостережение по поводу “автокефалии”». На ближайшем соборе в Карловцах будет вновь рассмотрено это вопиющее дело.

Не откажите и Вы, Владыко, оказать на м<итрополита> Варшавского моральное воздействие подобным же братским предостережением. Ведь он по канонам подсуден за свои действия епископату Московской Патриархии, в тех частях ее, какие свободны от большевистского пленения. Массовые представления со стороны соиерархов поумерят решительность м<итрополита> Георгия. Нареченного в заместители Гродн<енской> кафедры вместо еп<ископа> Владимира 64 – архим<андрита> Тихона такие представления удержали от соблазнительного шага и он остался в Берлине, отказавшись от Гродна.

Что касается первой из указанных мер, то шаги уже предприняты, но, как видите из прилагаемой выписки, – спешно нужны письменные протесты, м<ожет> б<ыть>, даже просьбы о предании суду – со стороны архиеп<ископа> Елевферия 65, еп<ископа> Владимира и Пантелеимона 66 и нареченного Смарагда 67. Протест еп<ископа> Сергия 68, проживающего в Праге я достану <спешно ?> сам.

Вот эта-то спешность протестов и невозможность иначе уведомить могущих те протесты прислать и побудила меня обратиться к Вам, Владыко.

Вы сами знаете, что требовать вторичного перерешения дела – вещь почти безнадежная. Видите и то, что без протестующих голосов иерархов, которые являются для Вселен<ского> Патриарха естественными представителями их паств, требования наши в глазах Патриарха не будут иметь достаточных оснований, а Патриарх не будет иметь довлеющих данных к отказу искателям автокефалии.

Итак, это решающий момент во всем долгом споре.

Спешно, нарочным уведомьте в Вильно и Гродно, чтобы они сейчас же направили свои протесты и требования суда над нарушителями канонов и предателями Церкви – направили сюда. А мы постараемся рассмотрение дела в Патриархии на некоторое время оттянуть.

Простите, помогите, и благословите.

Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник

Архимандрит Виталий

Владыка Антоний с сопастырями шлет приветствие и просит, не могли бы Вы взять на себя труд пересылать донесения.

Адрес : Serbia. Karlovci Sremski Patriarhia. Arhimandritu Vitaliu

=Высш<ее> Ц<ерковное> упр<авление> за гран<аницей> местоблюстителю Св<ятейшего> Патриарха В<ысоко>преосв<ященнейшему> Агафангелу, грамота нам сегодня заслушана в заседании В<ысшего> Ц<ерковного> Упр<авления>.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп.1. № 26. Л. 89-90. Автограф. Все подчеркивания в документе (выделены курсивом) принадлежат архиепископу Иоанну.

2

Монаст. Гергетег

1922 года 4 окт<ября> с<тарого> с<тиля>.

Ваше Высокопреосвященство, благословите!

К вам как твердому защитнику единства Русской Православной Церкви обращаюсь сим я по уполномочию четырех епископов, борющихся против гибельной польской автокефалии: архиепископа Елевферия, епископов Владимира, Пантелеимона и Сергия. Они выдали мне уполномочия на защиту Православной Церкви в Польше от навязываемой ей автокефалии пред вселенскими патриархами, автокефальными Церквами и теми лицами и учреждениями, куда покажет нужным обратиться ход дела.

Здешний Русский Заграничный Синод 69, ознакомившись с привезенными мною документами, запретил архим<андниту> Тихону ехать на Гродн<енскую> епархию, а собор 12 иерархов составил меморандум против антиканонической автокефалии 70. Высокопреосв<ященному> Анастасию поручено было представить меморандум и вести дальнейшую защиту пред Констант<антинопольским> Патриархом. Одновременно посланы были меморандумы и прочим автокефальным Церквам.

Но польский посол Бороновский много уже преуспел у греков и не будь бы вовремя представлен меморандум и проч<ие> документы и протесты, они, греки бы, дали благословение на автокефалию. Теперь же решили, как сообщает архиеп<ископ> Анастасий, еще раз пересмотреть дело в виду того, что данные, представленные поляками от м<итрополита> Георгия, не согласуются с документами, представленными чрез арх<иепископа> Анастасия. Греками предложено полякам: или пусть приедет Георгий для объяснений, или можно послать греческого епископа на место для расследования.

Таково положение дела теперь: мы постараемся добиться осуждения от Сербской и Болгарской Церквей, а поляки благословения от Константинопольской, у которой, слышно, теперь очень затруднительны финансовые обстоятельства.

Необходимо предупредить верных в Польше сущих епископов и прочих, чтобы приготовились. Об этом просим Ваше Высокопреосвященство. У Вас есть возможности уведомить. Пусть шлют побольше протестов от благочинеческ<их> собориков и приходов. Пусть и сами будут готовы на случай приезда греч<еского> еп<ископа>.

Нужно также создать некоторые обстоятельства, которые бы затруднили для греков благословение. И это прежде всего громко поднятые протесты и осуждения. Мы все меры употребим, чтобы такие осуждения вынесли Сербская и Болгарская Церковь. Мы постараемся поднять шум в печати. И в этом последнем не откажите и Ваше Высокопреосвященство, поручите кому-л<ибо> опубликовать в местных органах данные о польской автокефалии (посылаю особой заказной бандеролью одновременно с сим) 71.

Но еще важнее нам добиться протестов, подобных меморандуму 12 епископов от наиболее заинтересованных, т<ак> сказать, соучредителей Российского Патриархата или, если дело пошло, на деле от его – сонаследников, соучастников. Для сего я решился обратиться к архипастырям тех епархий Российского Патриархата, которые свободны от большевистской неволи: к Американскому, Японскому, Китайскому, Дальневосточным, Рижскому, Ревельскому и Финляндскому.

Эти протесты, усилив меморандум, будут единодушным выражением всего Российского Патриархата. И против такого единодушного протеста, надеюсь, постыдятся и греки идти.

Вот в виду всего вышеизложенного и обращаюсь я к Вам, Ваше Высокопреосвященство, с покорнейшей просьбой: не откажите прислать и Ваш протест против польской автокефалии. Ваш голос будет иметь тем большую силу, что Вы, как и Георгий, живете и управляете в особом суверенном государстве, но находите возможным и необходимым хранить единство Церкви.

Адрес мой: Serbia. Karlovci Srem. Archimand. Vitaliju Russu. Прошу Вашего благословения и молитв себе и помощи обуреваемой Церкви.

Послушник а<рхимандрит> Виталий

ЛГИА. Ф. 7131. Оп.1. № 2. Л. 13-14. Автограф.

3

13 янв<аря> <19>23 г<ода> Г<е>ргетег

Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыко, благословите!

Прошу прощения за то, что вторично решаюсь писать Вам по одному и тому же крайне для нас болезненному польскому церковному вопросу.

Вы, Владыко, с самого начала были в курсе этого вопроса, сочувствовали и много содействовали проживающим в Польше епископам, отстаивавшим единство Русского Патриархата. Борьба была неравна, насилие временно восторжествовало: все четыре епископа беззаконно удалены с кафедр, изгнаны или заключены в монастыри. Продавшиеся полякам епископы-автокефалисты добились своего – неограниченного владычества над церковным достоянием и полной бессудности. Как и большевики, они теперь ищут юридического признания. Чего в свое время не сделала уния, того достигнут автокефалией, сделавши весь церковный аппарат послушным орудием в руках полонизаторов. 6-миллионный православный народ обречен на постепенную ассимиляцию и исчезновение. Конечно, доброй волею ни он, ни духовенство этою дорогою не пойдут, но им нужно разъяснить угрожающую опасность, показать их законные права, ободрить к исповедничеству. Им нужно авторитетное и единодушное слово оставшихся еще свободными от большевистского ига и не предавших интересов Церкви архипастырей Российского Патриархата. Если совесть рядового верующего осуждает попустительство и укрывательство преступления («видя татя, текл еси и с прелюбодеем полагал еси соблазн... обличу тя» – пс<алом> 49 72), то тем паче не могут архипастыри со спокойной совестию оставаться безучастными зрителями разделения и разграбления общего церковного достояния вверенного прежде всего их архипастырскому хранению.

И действительно, как изволите усмотреть из прилагаемых документов, многие архипастыри Русского Патриархата высказали свое самое категорическое осуждение затеянной в Польше некоторыми архиереями авантюры. Но желательно единогласное по этому вопросу мнение всех свободных архипастырей Российского Патриархата. Этот бы голос был довлеющим и для восточных Патриархов, у которых теперь добиваются благословения на захватным порядком введенную автокефалию и для смятенного народа и духовенства.

В настоящее время Константинопольский Патриарх послал уполномоченных на месте обследовать вопрос, после чего последует его окончательное решение.

Вот почему я по уполномочию четырех заключенных и изгнанных из Польши архиереев и по поручению епархиальных съездов вторично обращаюсь к Вашему Высокопреосвященству, издавна известному стоятелю за единство Российской Церкви, с усерднейшей просьбой присоединить и свой голос к изложенному в меморандуме 12 епископов мнению и тем осудить погибельную для Православной Церкви в Польше автокефалию. Ваш ответ благоволите в возможной скорости послать Русскому Заграничному Синоду – Сербия, Карловцы Сремски.

Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник

Почаевской Успенской Лавры архимандрит Виталий

ЛГИА. Ф. 7131. Оп.1. № 2. Л. 48. Автограф.

4

Православная миссия

на Словенску

9039

1926 р. VI -3 дня.

адрес: Č SR V . Svidnik

Его Высокопреосвященству,

Высокопреосвященнейшему Иоанну,

архиепископу Рижскому и всея Латвии.

С благословения Русского Заграничного Синода мы приступили к печатанию Православного календаря на 1927 год. Цель календаря: 1) дать понятие о современном положении православных поместных церквей, 2) дать полезные для духовенства справочные сведения и адреса и 3) вообще содействовать взаимному ознакомлению и сближению православного духовенства.

Мы усердно просим Ваше Высокопреосвященство дать распоряжение о присылке нам материалов иллюстраций и объявлений, какие Вы найдете полезным поместить к пользе и назиданию православного духовенства в нашем календаре, а в первую очередь краткого очерка и данных о положении Православной Церкви в Латвии, справочных сведений и адресов духовенства, монастырей и церковных учреждений.

Календарь мы хотим выпустить к началу сентября, так что просим Вас, Владыко, поторопить с присылкой материалов.

Испрашивая Вашего Архипастырского благословения на наш труд, остаемся Вашими покорными послушниками

Архимандрит Виталий с братией

NB. Просим прислать Вашу фотографию для помещения в календаре.

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 107. Автограф. На бланке Православной миссии в Словакии, номер и дата вписаны от руки (отмечены курсивом). Хотя письмо отправлено из Словакии, видимо, по предыдущей корреспонденции его автора и юрисдикционному подчинению миссии оно помечено архиепископом Иоанном как письмо, связанное с Югославией (помета на латышском языке). Подчеркивания (в данном случае выделены жирным шрифтом), очевидно, принадлежат архиепископу Иоанну).

5

Его Высокопреосвященству архиепископу Латвийскому и Рижскому Иоанну.

Ваше Высокопреосвященство!

Русская Православная Миссия на Словенску, не имея других источников, содержится своими изданиями, главным образом изданием Православного Русского Календаря.

Препровождая отдельной бандеролью Русский Православный Календарь на 1926 год, просим Вашего Архиерейского благословения и возможного содействия к распространению сего календаря среди духовенства и паствы Вашей архиепископии.

Вашего Высокопреосвященства нижайший послушник

Архимандрит Виталий с братией

1926 30/XI

В.Свидник

на Словенску

ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 164. Автограф. Имя адресата, помещенное на полях в нижней части страницы, вынесено в начало документа.

VI <ПИСЬМА В.М.СКВОРЦОВА К АРХИЕПИСКОПУ ИОАННУ> 1 Василий Мих<айлович> Скворцов

Тайный Советник бывший Синодальный Миссионер редактор-издатель журналов «Миссионерское Обозрение» и «Голос Истины» и газеты «Колокол»

Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыка Иоанн, Милостивый и Глубокочтимый Архипастырь.

Благословите настоящим моим усерднейшим новогодним приветствием восстановить духовное общение и связь с Вашим Высокопреосвященством, как издавна мною почитаемым архипастырем, достойным преемником в Бозе почивших славных Виленских святителей 73, так милостиво и братолюбно относившихся к моему недостоинству и к моим посильным трудам на пользу Церкви. Таковы – незабвенной памяти архиепископы Иероним Экземплярский 74 и Ювеналий Половцев 75, с которыми связывала меня моя киевская служба и деятельность, архиеп<ископ> Никандр 76 и здравствующий великий страдалец за Церковь Русскую непреоборимый столп угнетаемого православия, Святейший Патриарх Тихон 77, у которого я гостил на чудесной даче загородной. Счастливые были времена, не те лютые, что ныне мы, оставшиеся в живых переживаем, когда и покойники в гробах говорят: «Спасибо, что померли».

В те счастливые времена на Вилен<ском> Братском съезде я имел удовольствие встретиться и познакомиться с Вами – тогда ректором Вилен<ской> Семинарии 78. Ваши пламенные речи, мужественная энергия предвещали в Вас архипастыря-ратоборца и твердого стоятеля за истину: столпа Христианской Церкви – святителя-<нрзб. – (м.б. – воинергеса ?)>....

Всепромыслительная Десница извела Вас из сатанинского царства и советского рая в родной край, дабы сохранить свет Ваш до других времен, чтобы он сиял и там в темных местах, опустошенных слугами Велиара, когда приспеет к тому время, когда исполнится фиал гнева Божия на русскую страждущую землю и раздираемую Русскую Церковь, когда воскреснет вновь святая великая Русь... Мне – старцу не дожить до сего вожделенного времени, ибо года (65 л<ет>) и нужда, и лишения беженской горемычной жизни подкашивают силы и былую энергию. А хотелось бы лицом к лицу противостать и новым супостатам и отщепенцам, пройтись со словом истины по усеянному мертвыми сухими костями 79 церковно-миссионерскому полю деятельности! Страшно представить, какая мерзость запустения там в родной стране на месте святом!!

Владыка Святый! Вот во имя того старого доброго связующего нас с Вами как церковных деятелей, во имя тех дорогих почитаемых и Вами и мною покойников и здравствующих святителей позвольте мне повергнуть к святительским стопам Вашим мою усердную просьбу. «Если мы сеяли у вас духовное, велико ли то, если мы пожнем у вас телесное» (1 Кор. IX , 7).

За пять лет скитания и прозябания среди тяжелой нужды я дошел до той черты безнадежности справиться своими силами слабеющими с материальным гнетом, что остается одна надежда на милость Всеблагого и на милостыню добрых старых моих читателей и почитателей моих посильных трудов на пользу миссии и миссионерской литературы, живущих в мире и довольстве.

За этой милостыней я и решился протянуть свою руку из сельскобосанской глуши, где сейчас прозябаю как отшельник, занимая на фабрике лесной, принадлежащей иудеям, не обеспечивающую и хлеба насущного должность державного контрольного чиновника, которая в ближайшее время закрывается, и я остаюсь нищим, не могущим даже вылезти куда-либо из этой трущобы за отсутствием средств и вещей, которые давно все съедены. А тут еще семейные всякие невзгоды с детьми и болезни, требующие экстренных расходов и трат...

Знаю, что Вы – бессребренник-архипастырь и м<ожет> б<ыть> своих средств не имеете, чтобы оказать хоть малую помощь мне, но в Вильне среди Ваших сослужителей-сопастырей и мирян есть люди, знающие меня и мои труды, мои читатели, на Ваш призыв, что во имя «братолюбия» (Евр. 15, 16), что «добровольно дающего любит Бог» (2 Кор. 9, 7), что «всякое даяние благо» (Иак. 1, 17) для алчущего, что просящему старому летописцу церковному хлеба грешно дать камень холодного отказа и равнодушия, – откликнутся каждый по силе возможности и Ваше Высокопреосвященство Вашим вниманием и добротою дадите силы моему унывающему духу понести тяжкий крест выпавший на мою старость, а м<ожет> б<ыть> донести его до родных пределов, чтобы и еще я мог петь Богу нашему Славу – дондеже есмь как миссионер-писатель.

Уповаю и наперед благодарю Бога, внушившего сие мое дерзновение за Вашу доброту и отзывчивость.

Но не о хлебе едином жив будет человек (Мф. 7, 14). И я, Владыка Святый, борясь с материальной нуждой, неся все черные работы по хозяйству (слуги не имеем), по кухне, помогая жене, стараюсь в то же время жить не так только, чтобы есть, а чтобы и в Бога богатеть, «ибо жизнь клонится к закату...» Исповедаю Вам, что имею горячее и непринужденное (материальным гнетом) желание завершить свое земное странствие служителем алтаря Господня и смею думать, что не буду лишним в рядах пастырей, когда там идет такое смятение, когда <надлежит ?> нужда в миссии среди самых духовных вождей народа...

Но я увлека<ю>сь не этой непосильной для моих немощей ношей, а жажду спасения своей многогрешной души... Но буду ждать призывного голоса свыше – от Вас, святителей Божиих. Не яко же аз, раб неключимый, хощу, но якоже Вы, мои отцы и Владыки хощете...

Но у меня на сердце и совести лежит долг пред историей и памятью царственных мучеников, забрызганных в русской печати распутинской грязью, к<ото>рый первее всего я д<олжен> совершить.

Следя за появившимися воспоминаниями о революции, где всеми авторами уделяется внимание и много страниц Распутину 80, я убедился, что никто не дает и даже близко не подходит к разгадке тайны влияния Распутина на царскую семью и других, не исключая и духовного нашего круга.

А разгадка эта только в миссионерском освещении роли Распутина как хлыстовского лжехриста. В последние 1 ½ года, когда я вышел со службы в Синоде в отставку (на то отчасти повлияла напечатанная в «Мис<сионерском> обозр<ении>» статья о сектантстве Распутина, вызвавшая опалу В.К.Саблера 81 и статейка в «Колоколе» – в защиту еп<ископа> Гермогена 82 под заглавием «У опального епископа». Я следил и изучал Р<аспутина> с этой точки зрения, находясь в контакте с М.А.Новоселовым 83. Мне удалось, при посредстве Илиодора 84, непосредственно беседовать с Р<аспутиным> по поводу его религиозных мировоззрений (о снятии грехов с женщин, хождение в баню с женщинами и др<угом>) 85. Сначала я не придавал значения, каким ценным материалом и злободневным я располагаю, но в последнее время твердо решил засесть за этот труд. Но мои средства так жалки, что я не имею их на бумагу, иногда не хватает динара на письмо... Умственная (литературная работа) требует свободы духа от житейских попечений. А мы живем в одной комнатушке.

Ваша лепта из Вильны незабвенной даст мне радость вписать Ваше св<ятое> Имя в мой труд в числе лиц содействовавших составлению и появлению моего труда, широко захватывающего наши церковные круги. Задача труда – патриотическая: доказать, что царственные мученики были невинными жертвами несчастно сложившихся обстоятельств. Импер<атор> Александр I и его друг минист<р> Елагин 86 были же под влиянием скопца Селиванова 87, но там нашлись, кто спас царя от проекта Елагина (Сперанский 88). Будь жив Победоносцев 89, вероятнее всего, не укоренилась бы распутьевщина при дворе.

Распутин – сложная фигура, ее с газетного кондачка не обрисуешь. В его психике были моменты возрождения и просветления, и тогда силе его влияния поддавались такие столпы православия, как аскеты архиеп<ископ> Феофан 90 и Гермоген, отрекшиеся позднее от Распутина, когда он снова обратился на свою хлыстовскую блевотину. Я знаю молодых ученых монахов, ныне архиереев, ходивших к Распут<ину> На «старческую исповедь». У меня был в руках документ – секретный – ответ одного из епископов (умерший) о Распутине, которым была успокоена совесть царя.

Книга моя будет иметь шумный успех. Вот как бы только одолеть этот труд, заказанный мне еще убитым большевиками м<итрополитом> Владимиром 91, «не покорившимся хлысту», несмотря на указание свыше.

К Вам моя вторая просьба – о хлебе духовном в виде необходимых мне справок в труде книг. Здесь я нигде не могу добыть их.

Я предполагаю, что Ваша семинар<ская> библиотека не разгромлена большевиками и там должны найтись книги мне нужные, список коих здесь прилагается. Благоволите повелеть выслать мне во временное пользование. Возвращу тем же путем тотчас по миновании нужды.

И еще просьба. Не имеете ли Вы богохульной большевистской литературы в виде журналов, брошюр, книг, чтобы ознакомиться с ними и не оказаться безответным. Я поднимал этот вопрос на Карловацком Соборе, но в этом отношении у нас слаба организация церковного центра. Епископов 11 в эмиграции, а работает один – владыка Антоний.

В каком положении в Вашей державе Латвийской Православная Церковь? Все ли сохранилось так, как было до революции? Какие епархии еще входят в состав Латвии, сколько у Вас епископов? Кто у Вас сотрудниками? Существует ли семинария, типография? Нельзя ли напечатать мой труд у Вас в Вильне. Вопрос об издательстве очень трудный, к левым я не хочу обращаться, а правые дышат на ладан или совсем нет их, а церковного издательства вовсе нет. Как видите, мы старые слуги церковной иерархии – миссионеры, в лице Вашего слуги покорного, брошены в беспомощном положении. В прошлом году, когда я, сидя 5 м<есяцев> без службы, заложил последний сюртук, Синод раз прислал мне 500 д<инаров>. О Серб<ской> Цер<ковной> Власти – умолчу, поговорим в Вильне.

Помолитесь и благословите, и откликнитесь. С глубоким почтением Ваш слуга покорный В. Скворцов.

P.S. Где Вы обитаете, в Вашем ли владении чудный архиер<ейский> дом? Как организовано у Вас Церковное высшее управление. Присылайте Ваш печатный церковный орган.

Zavidovici. Bosna S.X.S (Serbie) 1924 2-15 /I

19/6 января 1924

Список книг, кои просит выслать во временное пользование Вас<илий> Мих<айлович> Скворцов по адресу Zavidovici . Bosna S . X . S ( Serbie )

  • В.М.Скворцова. «Миссионерский посох». Ч<асть> 1-я (2 ч<асть> имеется).
  • Смолина. «Миссионер<ская> симфония».
  • В.М.Скворцова – «Церковный свет и государст<венный> разум». Ч<асть> 1-я (2 ч<асть> имеется)
  • Айвазова. «Материалы по хлыстовству» (4 тома).
  • Кальнева – «История сект».
  • Высоцкого Ал. «О хлыстовстве».
  • Кутепова. «Секта хлыстов».
  • Арх. Вениамина – «Братец Иванушка».
  • Ивановский – «Секта хлыстов в ее истории».
  • Терлецкий – брошюра о хлыстовстве.
Или что другое найдется в библиотеке по данному вопросу – убедительно прошу выслать. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 221-224, 226. Автограф. 2 Сараево. 3 января 1932 г.

 

Ваше Высокопреосвященство,

Глубокочтимый Архипастырь,

В<ысоко>преосвященнейший Владыка Иоанн!

Следуя не только обычаю, но и влечению сердца, издавна навыкшего Вас глубоко чтить и преклоняться пред мужеством Вашего воистину геройского духа ревности вере и правде Божией, приношу Вашей <Святости ?> мое усердное поздравление с святыми днями великого праздника Рождества Христова и с новолетием благости Божией. Вечный деньми Творец веков и времен и родивыйся днесь в Вифлееме Иудейском Богомладенец да ущедрит великими и богатыми милостями Вас, великого духом ревности по Бозе и Церкви его Святой архиерея Божия, и да сохранит в здравии и спасении на благо православия, гонимого, но поборяющего и во славу нашей Св<ятой> Церкви.

Читая «Сегодня» слежу за Вашей церковной и политической борьбой с врагами Церкви, правды и мира и живо вспоминаю Ваш благолепный, дышащий энергией образ, нашу первую встречу в Вильне на съезде представителей братств и совместную там работу и другие встречи, как напр<имер>, в Таганроге 92, где Вы меня и супругу мою угощали чудным медом. Далеко все это осталось позади и немногие уцелели из деятелей того времени до нынешнего лихолетия. И приходится быть в великом долгу у Божьего милосердия, сохранившего и сохраняющего мою маститую старость для труда в эти суровые и страшные дни восстания антихриста и Велиара на Христа Бога нашего и Его св<ятую> Церковь. Пишу в кишиневском «Misionaruli», в сербском «Гласнике» и «Воскр<есном> чтении» – варшав<ском>. Чувствую себя в положении летописца Пимена и хотелось бы исполнить тот же долг церковного летописца временных лет. Отчасти я уже это сделал в книге моего зятя Влад<имира> Маевского – «Сербский Патриарх Варнава и его время». Эту книгу, спасибо Вам, Вы изволили приобрести от Маевского.

Сербская и русская печать дала блестящую оценку нашего совместного труда. Я скрылся в тень за спиною зятя как сотрудник его в составлении этой книги, т<ак> к<ак> он в нескольких местах «похвальная» восписал и мне, вопреки моего желания. Мне кажется, Вы по возрасту и по времени учения в Петроград<ской> академии 93 почти сверстник с Святейшим Варнавой. Маевский до последнего времени состоял библиотекарем Патриаршей библиотеки, и Патриарх оч<ень> расположен к нему. Зять мне писал, что Его Святейшество питает к Вашему Высокопреосвященству чувства глубокой симпатии и почитания и зорко следит за церковною жизнью православных в лимитрофных государствах и за вашим мужествен<ным> ратоборством.

Меня весьма интересует мнение Вашего Высокопреосвященства о книге, посвященной Сербскому Патриарху и попутно зхватывающ<ей> целый ряд событий из жизни Русской Церкви.

Наша усердная просьба – если это только возможно, поручите кому-л<ибо> из близких Ваших соработников в церковной ограде на основании данных книги написать и поместить в газете «Сегодня» статью о личности и деятельности Сербского Патриарха как столпа и опоры православных Церквей, достойного наследника и правопреемника охранителей православия истекающей кровию Российской прав<ославной> иерархии.

Эта статья популярной и серьезной газеты доставит несомненную радость новогоднюю его Святейшеству. Газ<ета> «Возрождение», орган м<итрополита> Евлогия, замалчивает П<атриарха> Варнаву и книгу ему посвященную, т<ак> к<ак> Серб<ский> Патриарх на стороне Карловацкого собора и большой почитатель м<итрополита> Антония 94.

Прав ли я в своем взгляде на церковный наш раскол, выраженном в XIII гл<аве> книги?

Буду счастлив, если почтите мою старость Вашим письмецом; я все педаготстую в Серб<ском> Богословии. Возможно, что при новом уставе Церковном призовут меня в Белград устроять миссию, о к<ото>рой здесь и понятия не имеют, а секты усиливаются и враг «им же спящим» сеет плевелы.

Прошу св<ятых> молитв и святительского благословения и остаюсь Вашего Высокопреосвященства покорнейшим слугою

Василий Мих<лович> Скворцов. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 190. Автограф. VII <ПИСЬМА А.И.ШЕНШИНА К АРХИЕПИСКОПУ ИОАННУ> 1 12-го мая 1931 г<ода>

Проф. Алекси j е Шеншин

ул. Во j воде Миленка № 21

Београд J угослави j а.

Ваше Высокопреосвященство

глубоко чтимый Владыко.

Простите, что чуть не в каждом письме приходится обращаться к Вам с просьбой, но все же рискую сделать это еще один раз, зная Ваше истинно христианское милосердие и готовность помочь ближнему.

Податель сего письма Виктор Лудвигович Мишель – православный, глубоко верующий человек, находится сейчас в таком душевном состоянии, что единственным прибежищем для него является поступление в монастырь. Причины такого душевного состояния следующие: 1) глубокая религиозность и стремление уйти от мирской суеты; 2) потеря всех ближних, кроме старушки матери, находящейся в Югославии: единственный его брат, мой близкий друг, доктор Константин Л. Мишель, месяца два тому назад скончался здесь от чахотки, а все его сестры погибли от большевиков. Доктор Мишель был замечательно светлой личностью, человек истинно православно верующий, бескорыстный, всецело себя отдавший помощи ближним и особенно инвалидам, которых он, сам человек совершенно неимущий, лечил бесплатно. Как превосходный врач он мог составить себе большое состояние, как это делают здесь другие русские врачи, но он предпочел помощь ближнему мирским благам и умер не оставив ничего, кроме светлой памяти.

Очень прошу Вас, глубоко чтимый Владыко, не отказать в Вашем мощном содействии, помочь ему устроиться в один из монастырей или каких-либо богоугодных заведений Латвии или Эстонии, за что Вам будут глубоко признательны все многочисленные друзья покойного доктора Мишеля.

Еще раз прошу Вас простить меня за причиняемое Вам беспокойство.

Испрашивая Вашего архипастырского благословения и молитв,

остаюсь глубоко Вас чтущий и преданный

Алексей Шеншин. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 165. Автограф. 2 Вена 29 июля 1931 г.

Prof. Alexis Scheschin

Pension Arenberg Park

Neuling Gasse № 22

Wien III/

Ваше Выскопреосвященство

Глубокочтимый Владыко.

Простите, что беспокою Вас письмом. Прежде всего позвольте просить Вас не отказать помолиться о выздоровлении моей тяжело больной жены Софии, около которой я нахожусь вот уже больше месяца. Она еще в прошлом году заболела раком груди, и не операции, ни лечение радием не оказались в состоянии его остановить. Теперь ее лечат здесь в Вене в университ<етской> клинике одним новым способом, изобретенным простым школьным учителем. Этот способ, о котором я подробно написал В.К.Трофимову 95, видимо, обещает полный успех. Но все же главное, без чего ничего не может быть, это надежда на помощь Божию и Его безграничное милосердие.

Затем позволю себе обратиться к Вам с одной личной просьбой, о которой я уже написал В.К.Трофимову и Э.Г.Цирулю (с последним учился вместе в Петровской академии в Москве, а жену мою он знал еще барышней).

Вот уже 9 лет, как я состою профессором (контрактуальным) на сельскохозяйственном факультете Белградского университета. Мне до сих пор удавалось отбиваться от навязываемого мне югославянского подданства, принимать которое я не хочу и нравственно не могу, даже при условии лишения куска хлеба и улицы, которая в этом случае грозит мне и моей семье. Причина этого следующая: на моих глазах югославянская политика все больше и больше переходит в католически-хорватские руки и для меня нет никаких сомнений, что в итоге она будет враждебна как русскому делу, так и православиювообще; я же перестать быть русским не могу. Теперь вопрос стал ребром: на мою кафедру объявлен конкурс, в котором я могу участвовать только при условии принятия югославянского подданства, так что мне, имея еще несколько месяцев перед собой, приходится стараться найти себе какой-нибудь, хотя бы самый скромный источник существования. Не будь у меня на руках больной жены, оставить которую одну с детями я не могу, я бы попытался устроиться куда-либо в колонии, что, думаю, мне бы в конце концов и удалось благодаря знанию иностранных языков (французского, английского, немецкого и некоторых других), а также и моим печатным работам на этих языках и кое-каким связям. Но в данное время оставить жену в том состоянии, в каком она находится, одну с детями в Европе, а самому уехать на несколько лет по контракту за океан и думать не приходится. С другой стороны я совершенно не могу обходиться без нашей Православной Церкви и хоть изредка не посещать ее – единственное оставшееся утешение. Все это вместе взятое и заставило меня обратиться к Dr . Трофимову и Цирулю с просьбой, если к тому имеется малейшая возможность, не отказать подыскать мне у Вас в Латвии хоть самое скромное место – безразлично какое – учителя, агронома, лесничего, землемера, банковского служащего и т<ак> д<алее>, лишь бы я скромно мог существовать с семьей (как мы живем в Белграде – Цируль, который у нас был, видел). Я беру на себя обязательство в 6-месячный срок изучить латышский язык (к языкам я довольно способен) и, если нужно, просить и о принятии в латвийское подданство, против которого ничего не имею, т<ак> к<ак> для меня лично Латвия, хотя и является теперь самостоятельным государством, все же является чем-то своим – частью бывшей России. Все нужные документы могу выслать по первому требованию. Деньги на переезд и на то, чтобы прожить первое время, имею. Вот разрешите просить и Вас, глубокочтимый Владыко, посодействовать мне в этом.

В Вене я познакомился с епископом Серафимом 96. Сам он немец (саксонец) по происхождению и германский подданный, но истинный православный архипастырь и глубоко русский человек. Он только в прошлом году как выехал из сов<етской> России, где был последнее время епископом Харьковским. Очень много узнал от него интересного, что там делается в церковном отношении. Часто с ним вижусь и из его слов вижу, что несмотря на все гонения, все же не умерла и не умрет православная вера на Святой Руси. Сейчас он здесь пока примкнул к Карловацкому синоду и организовал православный приход в Вене, где есть маленькая русская колония. Что в нем приятно видеть – это энергию и готовность бороться за православную веру. Если удастся все обладить с формально-канонической стороны, чем я сейчас и занят, и Карловацкий синод не побоится обидеть арх<иепископа> Анастасия, который сам живет в Палестине и к себе в епархию (Бессарабию), несмотря на зовы оттуда, не едет, или же договориться с ним (арх<иепископ> Анастасий входит сам в Карловацкий синод), то Владыка Серафим может нам принести большую помощь в Бессарабии благодаря своему германскому подданству. Он на это готов, а в Бессарабии Румынские власти, вопреки всем договорам, воздвигли страшное гонение на православие (сами румыны быстрыми шагами идут к унии – вернее власти, а не народ, который в их реформированные церкви не ходит). Поэтому там сейчас хоронят без священников или же служат тайком – в банях и погребах и т<ак> д<алее>, т<ак> к<ак> все же осталось много священников, отказавшихся признать реформу, почти полностью сближающую православие с унией, вернее даже с католичеством, т<ак> к<ак> там теперь все праздники, включая и Пасху, празднуются по католически. Сильно там развивается сектантство, чему власти покровительствуют. Народ же – как румыны, так и молдаване и русские единодушно против и стоит за православие. К сожалению, там нет пастыря, который все это смог бы объединить. Зато в Прикарпатской Руси гораздо стало лучше, народ массами переходит от унии к православию (за 10 лет православных и<з> 100 тысяч стало более 300.000).

Пока позвольте, глубокочтимый Владыко, пожелать Вам всего хорошего.

Испрашивая Вашего архипастырского благословения и молитв,

остаюсь глубоко Вам преданный

Алексей Иванович Шеншин ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 172-173. Автограф. На письме помета: «Отв<ечено> 19/ VIII 931». 3 11 ноября 1931 г.

Проф. Алекси j е Шеншин

ул. Во j воде Миленка № 21

Београд Jugoslavija .

Высокочтимый, глубокоуважаемый и дорогой Владыко!

Сегодня получил Ваше письмо от 6-го ноября, которое меня несказанно огорчило. Постараюсь ответить Вам на него по пунктам. Прежде всего мое решение послужить Богу и Церкви остаток моей жизни было принято мной еще задолго до смерти моей жены и мы оба с ней об этом много говорили, когда она еще была совсем здорова. Причина, почему я этого не сделал раньше была именно в том, что я не мог найти «подходящей почвы и подходящего климата» для этого здесь в Югославии и даже в Америке, куда я бы мог тоже легко устроиться священнослужителем. Я долго эту почву выискивал и, наконец, после, пожалуй, 2-3 годичных размышлений и исканий остановился именно на Вашей ниве. Причины этого моего стремления именно в Вашу эпархию я Вам подробно описал в моем письме из Вены, которое было написано еще при жизни жены, когда еще была полная надежда на ее выздоровление, и содержание моего письма она знала. Повторять их подробно не стану: 1) наш заграничный русский церковный раскол, который удручающе действует не на меня одного, а и на целый ряд моих знакомых священников, так что мне как новичку даже приходиться становиться в тупик, у кого же следует рукополагаться: у митрополита Антония, или у митрополита Евлогия, или у митрополита Платона, или же у митрополита Елевферия? 2) мое желание и стремление остаться русским и служить Русской Церкви, а через нее и Русскому делу. В Вене у епископа Серафима, посвятившего меня в иподиаконы, я нашел и подходящую почву и подходящий климат. И он сам мне много раз высказывал, что он был бы очень доволен, если бы я мог остаться у него священником и посильно помогать ему. Но, к сожалению, у меня на руках дети (сам я довольствуюсь очень малым), а у него пока всего один приход в 50 человек. Главное же то (простите, Владыко, что я Вам пишу это так прямо), что я на своем беженском пути встретил всего лишь двух русских православных архипастырей, настоящих борцов за теснимое со всех сторон православие: один из них, Владыко, это Вы, а другой – епископ Венский Серафим, хотя Вы латыш, а он чистокровный саксонец (не немец-колонист), приехавший юношей против воли своего отца-лютеранина в 1905 г. на «Святую Русь», чтобы принять православие и отдать себя служению Православной Церкви, что он и выполнил. Из России он выехал лишь в 1930 году и рассказывал мне много интересного, но всего не опишешь, если же, Бог даст, свидимся, то расскажу Вам при свидании. О Вас я Вам не пишу: Вас, Владыко, православные русские люди (не архиереи) за границей знают и говорят о Вас как о светоче Православия и Русской Церкви гораздо более, чем Вы себе об этом можете представить. Кроме того у Вас в епархии имеется и аборигенное русское население, а не одна лишь эмиграция, которая, к глубокому моему прискорбию, как растение, лишенное корней на родной почве, начинает сильно разлагаться и морально падать. Вот почему мое решение перебраться к Вам и служить под Вашим началом созрело у меня после продолжительных размышлений еще задолго до кончины моей жены, и я долго думал, как осуществить это, не решаясь обратиться к Вам с такой письменной просьбой прямо и чувствуя, что для этого необходимо личное свидание. Лишь развертывающиеся в Европе события, заставляющие меня опасаться не опоздать, побудили меня написать Вам это письмо из Вены, о котором я уже упоминал выше. Теперь перейду к мистической, но имеющей тоже для меня как для верующего большое значение стороне дела. Мне было 8-9 лет, когда мои родители переселились из имения в Пензу. В это время кафедру Пензенской епархии занимал епископ Павел 97, очень мало кого принимавший, но слывший прозорливцем. Как-то с покойным отцом мы пошли в Крестовую к обедне. Служил Владыка. Когда мы подошли к кресту в числе других молящихся, то Владыка посмотрел на меня и пригласил моего отца зайти со мною к нему после обедни. Мы зашли. Владыка стал нас поить чаем, меня же поил из своей чашки и сам кормил. На прощание он взял и поцеловал у меня отрока руку. Мои родители страшно сконфузились, Владыка же им сказал: «Чему Вы удивляетесь, он будет митрополитом Московским». И после этого каждое воскресенье, каждый праздник, когда Владыка был здоров, я бывал у него после обедни или с отцом или с матерью, и каждый раз была та же церемония. Так продолжалось 2-3 года, пока Владыка Павел не ушел на покой. Уезжая, он благословил меня образом Иверской Божией Матери с соответственной надписью, который, к сожалению, остался в России, так как мы ушли пешком с покойной женой, оставив детям все, что у нас было. Глубокочтимый Владыко, пишу Вам все это не для того, чтобы сказать, какой я хороший, наоборот имею все данные считать себя человеком очень грешным и падшим. Но послушайте только дальше, как сложилась моя судьба. Вскоре после ухода Владыки Павла умер мой отец, когда мне было 13 лет. Через 1½ года вышла замуж вторично моя мать, и я в значительной степени был предоставлен самому себе. Моя былая религиозность прошла, атеистом я не был, но индифферентным был, в церковь стал ходить мало, увлекся мирской суетой и о словах Владыки Павла и думать забыл. Когда я еще был в шестом классе гимназии, то я увлекся моей покойной женой, Софией Александровной Загоскиной, сестрой моего товарища по гимназии. Это было первое и единственное увлечение в моей жизни. Тут же по окончании гимназии, после того, как я выдержал конкурсный экзамен в Петровскую академию, я сделал ей предложение, она его приняла и 11 июня 1910, когда я перешел на 2-ой курс, мы повенчались. С ней я прожил 21 год. Человек она была очень чистый, верующий, добрый с большой выдержкой и большим характером. Я же был (теперь уже не то) очень нервный и вспыльчивый и неуравновешенный. Много тяжелых минут я ей доставил, она же переносила это все с замечательной кротостью и выдержкой. После революции религиозность начала возвращаться и ко мне, но сначала как-то толчками – то притягивало, то отталкивало. <...> 98 Бог мне (теперь для меня это совершенно ясно) несколько раз посылал предупреждения, и одно довольно грозного характера, – я им не внял, и вот Он ее у меня взял, оставив меня одного с детями без ее огромной нравственной поддержки и опоры, причем в наказание мне сделал так, что я, хотя и косвенно (но от этого моя вина не уменьшается) сделался виновником ее смерти – ее, которую я любил больше всех на земле. Между тем, здесь же в Югославии совершилось в течение последних 4-х – 5 лет и мое религиозное перерождение окончательно, его довершила моя работа по русским меньшинственным вопросам, которые всюду так тесно связаны с Православной Церковью (сначала православие было для меня средством, а Русское дело целью, но потом стало обратное). Кроме того, я понял, что возрождение не только России, но и всего мира невозможно без возврата его ко Христу. Если это случится, то коммунизм падет сам собою, ибо христианин (не по паспорту) коммунистом быть не может. Если же этого не будет, то тогда, если хотите, наступит Царство антихриста, предсказанное св<ятым> ап<остолом> Иоанном. Одним мечем тут помочь нельзя. Я, конечно, и не мечтаю, да и не могу мечтать о буквальном исполнении слов епископа Павла, но вместе с тем к алтарю меня прямо толкает какая-то невидимая сила. Сначала это было именно толчками (толкало и отталкивало), последнее же время, еще при жизни жены, стало тянуть, и только у него я нахожу душевное успокоение. Не спорю, соблазнов для меня еще много. И я могу еще пасть, но все же верю и надеюсь на милость Божию и на молитвы моей покойной жены, что все же Он приведет меня туда, куда нужно. Я и не мечтаю о какой-либо духовной карьере, но хочу быть, если Бог поможет, лишь смиренным служителем алтаря и в качестве такового под руководством опытных и искушенных пастырей отдать себя на борьбу за веру Христову, чем только смогу, хотя бы и своей жизнью, как я раньше, даже пренебрегая, если хотите, и преступно, интересами моей семьи, отдавал себя борьбе с большевизмом, но, к сожалению (не будучи тогда еще нравственно прозревшим), лишь методами грубой материальной силы, которая сама по себе победить не могла.

Вот, глубокочтимый Владыко, Вам моя душевная исповедь. Бог даст, на Рождество или в феврале смогу побывать у Вас в Риге, хоть временно, и тогда, если разрешите, доложу все подробнее и яснее. Мне очень было тяжело писать многие вещи, которые я тем не менее все же написал. Писал эт<о> письмо не сразу, поэтому и кончаю его лишь через 15 дней после того, как начал. Очень прошу Вас не отказать уведомить о его получении, т<ак> к<ак> мне будет очень тяжело, если оно пропадет.

Пока позвольте пожелать Вам всего самого лучшего. Испрашиваю Вашего архипастырского благословения и молитв.

Глубоко Вас уважающий

Алексей Шеншин. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 182-184. Автограф. 4 Белград 7/4 декабря 1931 г.

Проф. Алекси j е Шеншин

ул. Во j воде Миленка № 21

Београд J угослави j а.

Ваше Высокопреосвященство

Глубокочтимейший Владыко!

Я нисколько не хотел Вам льстить в своем предыдущем письме. Лесть вообще не в моем характере, да и я скорее резок, чем мягок. Мнение о Вас, которое я Вам написал, не только мое, а и епископа сербского Досифея 1 и целого ряда священнослужителей русских, с которыми мне доводилось говорить. Верно, я Вас лично не знаю, но знаю о многих и многих Ваших делах, и поэтому, как бы Вы суровы ко мне лично не были, все равно своего мнения о Вас переменить не могу. За последние годы моей жизни, когда мне пришлось вплотную подойти к русским меньшинственным вопросам и к тесно с ними связанным церковным делам, я, к сожалению, к глубокой горечи убедился, что наше безвременье в смысле людей, сильных духом и волей, не пощадило и наших русских православных иерархов, находящихся в эмиграции, среди которых очень много достойных людей, которые в дореволюционное время, может быть, и были очень хорошими епархиальными архиереями, но надвинувшаяся буря их как-то ошеломила, и они как-то потерялись и растерялись и, оставаясь, может быть, и подвижниками в личной жизни, совершенно не могут найтись в теперешней сложной общественной жизни. Пишу это с горем и болью в сердце, ведь сам-то я – русский. Недаром же пришлось моим друзьям добиться того, чтобы временно впредь до лучших времен Прикарпатская Русь вопреки желанию чехов, которые туда хотели посадить очень слабого русского Владыку и через него чехизировать край, воспрепятствовать переходу униатов в православие и, если возможно, то и остатки православных перевести в унию, оставить путем тяжкой борьбы под юрисдикцией Сербской Церкви 99. Вот Вам результат этой борьбы: теперь там вместо 20.000 православных (1921 г.) – 150.000 православных (1931 г.) (данные официальной переписи). И это при всяких теснениях и даже гонениях чешского правительства на Православную Церковь и моральной и финансовой поддержке, оказываемой им униатам. О роли во всем этом деле митрополита Антония распространяться не буду, да и не мне его судить. Следование за кем-либо из трех наших митрополитов (Антонием, Евлогием и Платоном), с каждым из которых у меня лично хорошие отношения, ибо, повторяю, я их судить не могу и не берусь, меня затрудняет вовсе не ввиду каких-либо принципиальных разногласий с кем-либо из них, каковых я в богословских вопросах как лицо некомпетентное и иметь не могу, а просто потому, что за всеми тремя, или даже двумя, следовать нельзя, ибо, следуя за одним из них, попадаешь под прещение двух остальных. Вы, Владыко, наверно, этого не знаете, и мне как верующему человеку очень больно писать Вам об этом, но я сам был в нашей русской белградской церкви, когда митрополит Антоний в проповеди с амвона говорил нам, молящимся, что таинства совершаемые митрополитами Евлогием и Платоном и теми священнослужителями, к<оторые> примкнули к ним, не суть таинства, причастие не причастие, что они безблагдатны, и многое другое, чего я лучше повторять не буду, и что те из нас мирян, которые бы пошли «в Евлогиевскую» или «Платоновскую церковь» подлежат отлучению. Не знаю, как на это реагировали оба остальные митрополита, ибо за всей этой политикой не слежу, да и не хочу следить – чересчур это мне тяжело. С митрополитом же Антонием, когда с ним вижусь, говорить об этих вопросах избегаю, ибо это совершенно бесполезно. До чего все это доведет – вот Вам факт: русские муж и жена, повенчанные в Париже в «Евлогиевской» церкви, приехали в Белград. У них родился ребенок, которого они принесли крестить в нашу «Антониевскую» церковь. Так вот, священник хотел его записать незаконнорожденным, мотивируя тем, что венчание, совершенное в «Евлогиевской» церкви недействительно, и понадобилось вмешательство сербских и церковных и гражданских властей, чтобы уладить все дело. Все эти факты, если у Вас есть сомнения в моих словах, легко можете проверить, ибо они известны сотням лиц, да и Владыке Досифею, который, кажется, с Вами имеет переписку. Вот только почему мне и затруднительно следовать за кем-либо из них, ибо я ни «Антониевиц», ни «Евлогианец», ни «Платоновец» (партии на кои поделены большинство из наших эмигрантов), а просто русский православный человек, так же как и Вы смотрящий, что раз никто из этих трех митрополитов не погрешил против существенного в вероучении, нравоучении и канонах, то они для меня благодатны все трое. Но если я как мирянин, будучи например в Праге, могу идти в церковь епископа Сергия, бывш<его> Холмского, человека очень достойного, но сторонника митроп<олита> Евлогия (кстати сказать, в Праге вообще Антониевской церкви нет), то если бы Бог меня сподобил быть священнослужителем, это бы было уже невозможно, и пришлось бы принять участие в распре, которого я всячески хочу избежать, ибо там уже стоит определенно «како веруеши?». Между тем именно у Вас в епархии этой ужасной церковной распри нет, и зная много о Вас по Вашим делам, я и хотел следовать за Вами, считая, что не мое дело судить о том, кто из Вас всех и в каких отношениях выше. Я просто напросто смотрел, не мудрствуя лукаво, что та линия, которую Вы ведете, мне по пути и хотел и хочу быть Вам полезным, чем могу. Само собою разумеется, если Вы хотите, чтобы я оставил хлопоты по приезду в Латвию, то я подчинюсь Вашему желанию и буду искать себе пристанища там, где укажет мне судьба. Простите, что написал так длинно и бестолково, но вопрос этот для меня слишком тяжел и болезнен, и избежать многословия мне было трудно. Не хочу утруждать Вас, но все же очень прошу Вас не отказать, хотя бы на открытке дать мне знать, остается ли Ваше суровое для меня решение в силе, ибо я собирался в феврале, когда у нас будет перерыв между семестрами, на три недели приехать в Латвию, чтобы повидаться и переговорить с Вами.

Что у нас идет в церковном отношении, можете судить хотя бы по той брошюре, которую мне вчера принес протоиерей Востоков 100 и которую я Вам одновременно отправляю бандеролью. Я сам этой брошюры не читал, так как чувствую себя некомпетентным богословом, в церковной полемике участвовать не хочу и не могу. Для Вас же она, может быть, представит какой-либо интерес, хотя бы характеристики того, что у нас делается. Богатой почвы для себя не ищу и лично могу довольствоваться самым скудным, ибо и сейчас с детями живу в полуподвальном помещении.

Простите, глубокоуважаемый Владыко, за то, что так неотвязно докучаю Вам.

Испрашиваю Вашего архипастырского благословения и молитв и остаюсь глубоко Вас уважающий и чтущий

Алексей Шеншин ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 185-187. Автограф. 5 24-го декабря 1932 г./6 января 1933 г.

Проф. Алекси j е Шеншин

ул. Во j воде Миленка № 21

Београд J угослави j а.

Ваше Высокопреосвященство

Глубокочтимый Владыко.

Позвольте от всей души поздравить Вас с Праздником Рождества Христова и с наступающим Новым годом и пожелать Вам всего хорошего и успеха в Ваших делах и начинаниях.

За прожитой год я много пережил и передумал. Душевное одиночество после смерти моей жены как-то все больше и больше заставляет меня углубляться в себя. Довольно много прочитал я и богословских книг, но, конечно, прочувствовать их как следует еще не успел. В наше тяжелое время много забот вызывает и забота о хлебе насущном для содержания себя и семьи. Правда, по милости Божьей, я пока еще отношусь к тому немногочисленному разряду русских людей за границей, которые могут уделять хоть небольшую часть времени и на духовную работу. За это несказанно благодарю Господа, ибо кругом все делается хуже и хуже, голод и нищета. Безработица страшная. Конечно, как и все, я не могу быть уверен в завтрашнем дне. И сейчас опять здесь становится на очередь вопрос о сокращении числа факультетов и в том числе и нашего, а я как русский, не принявший подданство, тогда попаду в первую очередь. Но это еще вопрос будущего, и во всяком случае месяцев, а за это время, кто знает, что еще может случиться.

Мое прежнее решение – при первой же возможности посвятить себя служению Церкви Православной – осталось неизменным и скорее еще более окрепло под влиянием всего, что приходится видеть, пережить и перечувствовать. Но, видимо, так нужно, что если мне и удастся выполнить эту свою мечту, то к этому была бы продолжительная подготовка и продолжительный искус, а за это время и дети бы стали на ноги. Во всяком случае единственно, чем я живу и в чем, кроме молитвы, нахожу душевный отдых – это работа на пользу Церкви и сопряженная с нею работа по русским меньшинствам. В этом отношении, с Божьей помощью, удалось кое-чего достигнуть в истекшем году. В Прикарпатской Руси все новые и новые приходы отходят от унии и возвращаются к Православной Церкви, и народ делается все более и более твердым в отстаивании своих национальных и религиозных прав, так что чехам, всячески поддерживающим унию и украинство, все же медленно, но верно приходится идти на уступки.

В Бессарабии тоже русское православное движение все усиливается (там на 1.200.000 человек русского населения нет ни одной русской церкви и ни одной русской школы, даже основной – все церкви переведены на новый стиль и богослужение всюду идет на румынском языке с запрещением поминовения русских святых). Теперь все-таки туда удалось проехать Владыке Серафиму Венскому и, хотя его чуть не выслали, он все же пробыл там почти 5 дней и много успел сделать 101. Это сильно подняло настроение русских людей там и остатков русского духовенства. Сейчас там много пишут об этом и русские газеты и, Бог даст, удастся добиться открытия хоть одной русской церкви.

В Америке тоже сейчас идет сильное движение среди униатов в пользу присоединения их к православию. Вместе с тем сильно растет и национальное самосознание. Сейчас там находится мой приятель А.Ю.Геровский 102, с которым мы вместе работаем. Правда, результаты маленькие, но и средства наши ничтожны, вернее никаких, да и беженцы, устроившиеся на новых местах, боятся и, если сочувствуют, то только на словах. Наша главная задача, если есть где-ниб<удь> русская национально-православная искра, не дать ей погаснуть, а если не удастся ее раздуть, то хоть продержать ее не заглохшей до лучших времен. Если Вас, Владыко, что-либо интересует в этом деле, то дайте мне знать, и немедленно же уведомлю Вас, о чем только смогу.

Дети растут, <дочь меня очень ?> радует, она у меня и хозяйничает и учится. С мальчиками трудно.

Очень Вас прошу, глубокочтимый Владыко, помяните нас в своих молитвах Софию (моя покойная жена), Варвару (дочь), Иоанна и Александра (сыновей) и меня грешного.

Алексей Шеншин. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 202-203. Автограф. VIII ОТДЕЛЬНЫЕ ПИСЬМА РАЗНЫХ АВТОРОВ <Письмо М.А.Святополк-Мирской>

27 февр<аля> ст<арого> ст<иля> 1922.

Адрес мой: Белград, Русская миссия, мне – кн<ягине> М.А.Святополк-Мирской.

Многоуважаемый Владыко.

По совету епископа Досифея обращаюсь к Вам с большой просьбой, разрешить мне время от времени присылать Вам письма для отправки их почтой в Россию моим родным. Из Сербии мы еще не решаемся писать прямо, а потому утруждаю Вас и прошу меня простить.

На конвертах я пишу все, что надо, и прошу ничего не прибавлять, в особенности моей фамилии не надо, а если у Вас почта требует на заказных писать от кого, проставьте любую фамилию, но не мою.

Буду ждать Вашего разрешения на будущие письма, а это прошу Вас отправить. Зная от Владыки Досифея о Вашей доброте, решилась беспокоить Вас.

Прошу Вашего благословения и молитв Ваших

уважающая Вас

княгиня Святополк-Мирская

P. S. Меня очень смущает вопрос марок, но я не знаю, как помочь ему? ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 63. Автограф. <Письмо Н.С.Батюшина>

Zemun, Jugo-Slavie, Novogradska № 13.

Ваше Высокопреосвященство!

Решаюсь послать Вам доклад мой и О<тца ?> Востокова 103, который мы вдвоем подали в наш Синод относительно Парижской духовной академии. Сущность доклада не столько в академии, сколько в обрисовке той разрушительной работы, которую интенсивно ведет Общество Христианской Молодежи 104 среди русских православных людей. Доклад появился в печати с благословения Владыки Антония, сообщаю Вам об этом на тот случай, если бы Вы подумали, что представление мною доклада есть революционный или, лучше сказать, оппозиционный по отношению нашего Синода акт.

Так как натиск на православие со стороны Общества Христианской Молодежи идет по всему православному фронту, то я и решил послать доклад и главам всех автокефальных Церквей православных, оговорив, впрочем, в письмах, что этим я вовсе не желаю вмешивать в наши внутренние дела, а лишь хочу обрисовать разрушительную работу этого общества.

По-видимому, этому обстоятельству надобно приписать то, что Болгарский Синод официально высказался в отрицательном смысле о деятельности Общества Христианской Молодежи. У нас, в Сербии, после постигшей это общество на Хоповском съезде 105 неудачи, благодаря энергичной работе митрополита Антония и здоровой части русского студенчества, и сербы обратили внимание на натиск Общества Христианской Молодежи на их молодежь, и становятся ныне на путь борьбы с ним.

Бога ради, не подумайте, Владыко, что посылка мною Вам доклада к чему-нибудь обязывает Вас. Я был бы бесконечно рад, если бы этот доклад мой послужит Вам справочной книгой в Ваших многотрудных занятиях.

Простите, Владыко, за причиняемое Вам этим моим письмом беспокойство. В ожидании Вашего благословения остаюсь Вашего Высокопреосвященства покорный слуга

Николай Степанович Батюшин.

24/ XI 1925 ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 56-57. Автограф.<Письмо Н.Мусатова (и Е.Мусатовой)>

Ваше Высокопреосвященство!

Препровождая по просьбе своей матери копию ее письма к Вам (оригинал чрезвычайно затруднительно было бы Вам прочесть вследствие почерка и плохого зрения моей матери), с своей стороны умоляю Ваше Высокопреосвященство о сердечном внимании к тяжелому положению моих родителей. Дайте им возможность выбраться из физического и морального ада, который достаточно известен Вашему Высокопреосвященству. Мой отец, как пишет мама, будет Вам преданным и исполнительным слугою. Если Вы считаете эту просьбу осуществимой, то разрешите просить и о другом великодушии – о Вашем содействии пред Латвийским правительством в деле разрешения на въезд в Латвию моего отца с матерью и сестрой.

Вашего высокопреосвященства покорный слуга

Николай Мусатов

Адрес мой: Nikolaju Musatovu, profesoru. Zaječar, Jugoslavien.Копия. 1/ I 1924 г<ода>

Досточтимый Архипастырь!

В бытность Вашу еще иеромонахом произносили Вы по субботам после архиерейского акафиста в Троицком черниговском монастыре столь красноречивые проповеди, что вот и 20 лет спустя одна из них со всею экспрессиею раздается не только в памяти моей, но и в сердце, импульсируя надеждой настоящее мое обращение к Вам. Это было превосходное по полноте своей развитие темы «о духовной милостыне». И вот за этой духовной милостыней обращаюсь теперь я к Вам, так как волею провидения в руках Ваших теперь возможность и власть «извести из темницы» смятения и ожесточения душу человеческую «прежде даже до конца не погибнет – спасти ее» … Состояв в корпорации преподавателей Черниговской семинарии, не знаю: помните ли Вы одного из ее воспитанников – Николая Мусатова, посланного в Московскую академию? Вот его-то мать из далекой глуши России и взывает к Вам за духовной милостыней для его отца. Возьмите его отсюда к себе в епархию, он Вам будет преданным, исполнительным слугою, т<ак> к<ак> еще бодр физически и даже на вид моложе своих 67 лет. По частным известиям из Вашей области там такой недостаток русск<ого> духовенства, что, напр<имер>, дочь одного здешнего протоиерея, живущая там с мужем и детьми, недавно должна была для крещения новорожденного пригласить католического священника и даже не греко-униатского обряда, а просто латинского.

Моего мужа гонят отсюда отнюдь не внешние, а чисто внутренние – морально-психические причины. Состоя митрофорным протоиереем бесприходного городского собора (Мценск Орловск<ой> губ<ернии>), он и со стороны нашего правительства не подвергается особым репрессиям. Гонят его из Родины невыносимость внутреннего состояния Русской Церкви. В начале ноября с<его> г<ода> один проезжий маститый иерарх и бывший церковно-русский публицист согласился в беседе со мною, что Промысл Божий в лице нашей советской власти явил Церкви своей великое благодеяние, подобно рентгеновским лучам обнаружившее внутрицерковную эссенцию. Теперь она выявилась диким, ожесточенным, беспримерным в истории христианской церкви расколом. Пресловутый Великий раскол Западной Церкви – это пигмей в сравнении с «нашею особенною статью» 106. Там все пререкание и даже южно-пылкий раздор носили, так сказать, личный характер: которого из трех пап считать законным. Самый принцип единства оставался незыблемым, поэтому перед Констанцким собором лежала совсем нетрудная задача санкционировать одного из пап 107. У нас же за 1000 лет «господства православия» народ наш не успел или не хотел составить себе ясного понятия: «в чем оно? Что оно полагает своим критерием? <»> В данный момент для массы это – старый стиль и кое-какие второстепенные местные обычаи и обрядовые формы. Если еще в 1914 г. преосвящ<енный> Андрей (Уфимский) 108 имел основание называть «торжествующим хамом» возросшее уже тогда хулиганство и сетовал на безрелигиозность жизни русского народа и на беспримерную (у инославных) неавторитетность русского духовенства, то в настоящее время все это далеко перешло за «Геркулесовы столпы»… Народ, будто с цепи сорвался и удила закусил в третировании своих пастырей: «Вон отсюда! сторожа на твое место поставим!» – кричали в одной из центральных орловских церквей после неугодной им проповеди тамошнего протоиерея, бывшего миссионера… «Ты меня не учи! – огрызается деревенская баба на замечание своего приходского священника – не то я, даром что неграмотная, так тебя поучу, что и места себе не сыщешь». Оба же враждующих лагеря («синодский<»> и тихоновский) до того поглощены взаимной борьбой, что в пылу своего антагонизма и в силу роковой логики своей церковной истории вынуждены признавать «яко крайняго себе Судию» наш не скрывающий своей антирелигиозной платформы В.Ц.К. … Столь же обособленная область, как Ваша, имеет преимущество как бы церковного оазиса, будучи местно объединенною под авторитетом своего архиепископа, который, надеюсь, не оставит без ответа (на имя сына моего по его адресу) просьбы неизменно почитающей Его Высокопреосвященство

Екатерины Мусатовой ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 26. Л. 156-159. Автограф. < Письмо иеромонаха Алексия > 23 XII 1926 г.

Serbie

Лаjковац

Русском<у> комитету в Латвии.

Зная душевные переживания господина Ник. Ник. Лавриненко в связи с беспокойством за свою дочь, которая находится в Латвии со своей матерью, нравственно <опустившейся ?>, – считаю своим пастырским долгом обратиться в Русский комитет в Латвии с просьбой: позаботиться о сохранении жизни, нравственности и православия – маленькой Татьяны Ник. Лавриненко.

О принятых мерах прошу соо<бщить>, дабы мог успокоить ее отца.

Иеромонах Алексий

Священник Лаjковацкий

Serbie ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 27. Л. 108. Автограф. В левом углу трудночитаемый угловой штамп на сербском языке. В конце документа печать (храма св. Архангела J абуч j е). < Письмо Г.И.Кушниренко > Его Высокопреосвященству

Высокопреосвщеннейшему Иоанну

архиепископу всея Латвии

От русского военного инвалида Георгия Ивановича Кушниренка, находящегося на лечении в Сурдушцкой Санатории в Сербии Прошение Разрешите Ваше Высокопреосвященство обратиться к Вам с покорнейшей просьбой в следующем: я сам русский военный инвалид потерял здоровье вследствие ранений в боях на фронте в Европейскую войну и в гражданскую с большевиками. В настоящее время больной и лежу в больнице. Из полученных из дому из России писем я узнал, что семья моя, находящаяс<я> в России и состоящая из жены 45 л<ет> (больная), двух малолетних сыновей 13 и 11 л<ет> и старухи сестры няни более 70 л<ет> страшно бедствует, они буквально раздеты, разуты, холодны и голодны, находятся в очень тяжелом положении, им требуется немедленная помощь, а помощи никакой ниоткуда совершенно. Я сам инвалид, больной влачу жалкое существование на чужбине (я беженец Крымской эвакуации) и помочь им не в силах, живу в бедной стране.

Зная Ваше, Высокопреосвященнейший Владыко, доброе и отзывчивое сердце к нуждам обездоленных судьбою, я решил обратиться к Вам, а через Ваше, Владыко, посредство и к добрым людям и слезно умоляю: Ваше Высокопреосвященство! Помогите ради Бога моей семье, пошлите им помощь, какую можно, этим Вы спасете моих детей, а я вечно Вам буду благодарен! Прилагаю адреса моей семьи и мой.

1927 мая 24 дня. Проситель инвалид Георгий Кушниренко.

Адрес моей семьи:

Россия, Украина. Харьковская губерния, Лебединский уезд, почтовое отделение Малая Ворожба, Евфросинии Емильяновне Кушниренковой.

Мой адрес:

Jugoslavie Сербiа Сурдулица – Санаторiа больному инвалиду руссу Георгiю Кушнаренко. Ст. Владичин-Хан. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 41-42. Автограф. < Письмо В.М.Знаменского > ПРИСЯЖНЫЙ ПОВЕРЕННЫЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ ЗНАМЕНСКИЙ. Белград. Добрачина улица № 9

12 августа 1927 года. г<ород> Белград.

Его Высокопреосвященству

Высокопреосвященнейшему Иоанну

Архиепископу Латвийскому.

Рига. Ваше Высокопреосвященство.

Прошу прощения, что беспокою Вас своим письмом. Позволю себе выразить надежду, что Вы помните сына протоиерея таганрогского собора Михаила Ксенофонтовича Знаменского. При Вашем всегда благосклонном отношении к нашей семье Вы пастырски предлагали мне тогда в первые годы революции принять священство и посвятить себя служению Церкви. Тогда все мои силы и мысли были заняты политической борьбой, и я не решился принять и исполнить Ваш пастырский совет. Но теперь, когда прошло так много времени и так много пришлось пережить, я, если и не решаюсь еще на этот шаг, но хотел бы приблизиться к его осуществлению. Во время нашего изгнания я жил два года в Константинополе и вот уже свыше пяти лет живу в Белграде. Здесь я занимаюсь своей прежней профессией – адвокатурой, но почему-то здесь на чужбине эта профессия не дает мне никакого душевного удовлетворения. Я хотел бы поступить на Богословский факультет, открытый в Париже и там, ближе ознакомившись с богословской наукой, мог бы окончательно решить дальнейшую свою дорогу. Для поступления необходима рекомендация известного духовного лица. С этой именно просьбой я и позволяю обратиться к Вам, Ваше Высокопреосвященство, и просить удостоверить, что Вы меня знаете. Буду бесконечно благодарен Вам за Ваш ответ и за исполнение моей просьбы. Семью свою – жену и двоих детей – я оставил в Ростове-на-Дону. Они там очень бедствуют, и это еще больше угнетает мою душу. Батюшка мой, отец протоиерей Михаил, здравствует и живет у моей сестры также в Ростове-на-Дону. Постоянно служит в Покровской церкви, но на приходе не числится с момента отъезда из Таганрога. Матушка моя скончалась в 1933 году от свирепствовавшей в Ростове холеры. Три моих брата младших обучаются за границей: один в Чехословакии и двое в Бельгии. Одна из сестер в России умерла – преподавательница коммерческого училища. Все остальные живы и здоровы. Прошу Ваших молитв, Высокопреосвященнейший Владыко, и прошу простить меня за то затруднение, которое я вызову исполнением своей просьбы.

С совершенным почтением – присяжный поверенный

Владимир Знаменский ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 89. Машинопись. Курсивом в данном случае отмечены слова, вписанные от руки. < Письмо А.Жингеля > 21 февр<аля> 1928

Югославия. г<ород> Осек.

Ваше Высокопреосвященство.

Обращаюсь к Вам с просьбой дать совет. Я сам уроженец г<орода> Двинска, где в 1904 г<оду> окончил Реальное училище. Родители мои имели в Двинске дом. Сам я по окончании училища в Двинске не жил, т<ак> к<ак>, выйдя в офицеры, служил в инженерных войсках Киева, а позже Тифлиса.

В <1>920 г<оду> я прибыл в Югославию с Белой армией из Крыма. Нахожусь с того времени здесь безвыездно, имея службу. Долго я ничего не знал о моей семье в Двинске. В <1>925 г<оду> я получил точные сведения о том, что мои родители и сестры скончались. Из всех моих родных остался в живых только муж моей средней сестры и ее сын, 19 л<ет> – мой племянник, которые и проживают в доме моих родителей. Братьев я не имел, а потому прямым наследником имущества являюсь я.

Считая меня погибшим, мой племянник и его отец, естественно были уверены в том, что имущество будет принадлежать им.

Поэтому Вы легко можете понять, почему я обращаюсь за советом к Вам, а не к моим родственникам, которым, может быть, не весьма улыбается появление меня как наследника.

В стремлении получить права наследства мною отнюдь не руководит чувство алчности или желание лишить угла моих единственных родственников. Принадлежание дома мне никак не отразится на них скверно: как жили там, так, пускай, и живут себе на здоровье. Я хочу только обезопасить себя, т<ак> к<ак> слишком часто видел в последнее время, как люди меняются в другую сторону, а потому имею право бояться, если в один прекрасный день вернусь в отчий дом, – услышу: «Дом не твой…»

По всему по этому покорнейше прошу Вас, Ваше Высокопреосвященство, ответить мне на след<ующие> вопросы:

1 ) Каким образом могу я заявиться как законный наследник имущества, т<о> е<сть> куда и с приложением каких документов мне об этом писать.

2) Не будет ли служить препятствием то, что я не состою в латвийском подданстве, имея лишь звание «политического эмигранта», т<ак> к<ак> не состою в подданстве большевиков.

3) Укажите мне какого-либо честного адвоката в Риге, которому бы я мог поручить дело о введении меня в права наследства.

Прошу извинения за то, что не могу послать Вам марку на ответ, т<ак> к<ак> латвийских не имею.

Позвольте Вас заранее поблагодарить за Ваш любезный ответ, пребывая в совершенном почтении и глубоком к Вам уважении

А.Жингель

Мой адрес:

Jugoslavija . Osiek I Ru ž ina ulica № 9

Mijerniku Nikola Ž ingelj ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 113-114. Автограф. < Письмо от неизвестного автора > Белград, 7-20/ III 1928 г<од>.

Ваше Высокопреосвященство!

Зная Вас за ревностнейшего поборника веры и правды смело и твердо обличающего одержимых диаволом, решаю обратиться к Вам за помощью в предпринятом мною деле опровержения неверующих во Христа.

Я русский писатель по общественно-политическим и экономическим вопросам. Но вышедшая в 1923 г<оду> брошюра* проф. Л.О.Даркшевича 109 побудила меня заняться вопросом о чудесах, и, в результате я недавно закончил книгу в 10 листов на тему «Есть ли чудо?»

Для издания этой книги в Югославии, где я живу, нельзя достать средств, сам их тоже не имею. И вот я подумал, что может быть Вы бы пришли мне на помощь в интересах Церкви: не могу ли я просить Вас устроить издание моей книги? Может быть, Вы могли бы сделать это или каким-л<ибо> образом среди некоторого круга Ваших <имущих ?> духовных сынов, или переговорили с каким-л<ибо> издателем.

Книга моя уже одобрена находящимися здесь Владыкой митрополитом Антонием, который выразил мне благодарность за то, что я потрудился на пользу Церкви

Конечно, я готов послать Вам рукопись, чтобы Вы и сами убедились, что помогаете серьезному делу, что книга такова, что имя Ваше не может быть скомпрометировано.

Пока же сообщу Вам кратко содержание книги. Проф<ессор> Даркшевич старается показать в своей брошюре «Ап<остол> Павел», что ап<остол> Павел был истерик-сомнамбулист. И не исцелял, а просто гипнотизмом излечивал таких же, как он, истериков. Такими же истериками были и другие апостолы. Чудеса всех их, значит, ничуть не чудеса, а чисто природные излечения.

При таком взгляде, естественно, и Христос истерик и его чудеса – обычные излечения. Ясно, что Даркшевич подкапывается под все основы христианства, и, если он прав, последнее – заблуждение, Христос – обычный смертный.

Чтоб разбить Даркшевича, я изложил его теорию и рассмотрел все чудеса Христа и апостолов, каждое в отдельности с медицинской точки зрения, т<о> е<сть> каждый случай чуда я исследовал так, как бы исследовал объективный ученый врач. Оказалось, что медицина редкий случай может излечить, а в подавляющем числе случаев чудес бессильна.

Показав бессилие медицины, я поставил вопрос: «если медицина бессильна, то какими же силами действовал Христос и апостолы?»

И разрешил этот вопрос, выдвинув существование в нас не одной физической, но и духовной природы, т<о> е<сть> доказав существование духовного мира. Мои доказательства его так же научны, как и доказательства бессилия медицины.

В результате я доказал, что чудо действительно существует, Христос – действительно Сын Божий.

Книга написана научно, методом и стилем научного светского писателя. Я избегал слов и выражений духовных писателей, доказательств текстами Св<ященного> Писания. Сделал так потому, что для неверующего Св<ященное> Писание – звук один, ему нужны ощутительные доказательства. Наконец, если взявший в руки книгу неверующий, открыв книгу, где-л<ибо> увидит дух «поповский», то ведь и читать не станет. Не найдя же его, начнет читать, вчитается, увидит научные данные в его же характере и м<ожет> б<ыть> дойдет до конца уже поколебленным в своем неверии.

Научный способ изложения и научные доказательства утвердят в вере колеблющихся, тех, кто наслушался насмешек над чудесами.

Но главная цель моей книги – помочь духовенству и законоучителям. Не зная медицины, они часто не могут отвечать зубоскалам и врачам выхватывающим какой-л<ибо> факт и <нрзб.> к нему какой-либо др<угой> случай из практики медицины. А когда священник не может побить, доказать, что ведь много теряет и в авторитете и в религиозных взглядах слушавших как «чудо разъяснили доктора».

Я знаю одного законоучителя в учительской семинарии. Явление Христа Савлу на пути в Дамаск он объяснил как чудо. Когда пришел на урок в следующий раз, то ученики ему говорят: «После Вас у нас был на уроке доктор, он объяснял, что такое галлюцинация, и как пример ее привел явление Савлу в пути в Дамаск. Кому же нам верить? Доктор основывается на медицинских данных ведь!

Бедный преподаватель не умел опровергнуть врача, хоть и сам окончил дух<овную> академию.

* «Ап< остол > Павел» ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 28. Л. 27-28. Автограф. < Письмо священника Владислава Неклюдова > Белград 7 (20) ноября 1928 г<ода>.

Ваше Высокопреосвященство,

Милостивый Архипастырь и Отец!

Проживающий в Белграде сиро-халдейский 110 беженствующий священник Иоанн Александрос обратился ко мне с просьбою написать Вашему Высокопреосвященству письмо, т<ак> к<ак> по его словам Вы его и его семью знаете.

Он со всеми своими домочадцами и земляками шлет глубокое почтение, привет и благодарность Вашему Высокопреосвященству за всю ласку и любовь, которой они пользовались у Вас во время его пребывания в Риге. Они с благодарностью вспоминают слова Вашего Высокопреосвященства, сказанные им, что в случае, если они попадут в затруднительное положение, то могут снова обратиться к Вам за помощью в Белграде. Они как раз очутились в таком затруднении. Сбор в их пользу в русской беженской церкви дал сравнительно небольшую сумму (т<ак> к<ак> и русские здесь беженцы, как и они), с сербами что-то не выходит (в этот источник благостыни «ин прежде них слазил» 111 – их земляки, ранее их прибывшие, взяли от Сербского Патриарха все, что он мог бы им дать, а жизнь здесь очень дорога. Поэтому они, вспомнив о добрых словах Ваших, обращаются к Вам с просьбой, если еще у Вас есть возможность, помочь им, пока они не стали здесь на ноги, найдя какой-нибудь постоянный источник содержания.

Они просят осведомиться о здоровье Вашего Высокопреосвященства и были бы рады получить от Вас известия о благополучии Вашем в Риге. Адрес их: «Ионас-Константин Александрос Poste restante . Belgrade . Yugoslavia ».

Прошу и для себя недостойного благословения и святительских молитв Вашего Высокопреосвященства.

Русской православной церкви в Белграде

священник Владислав Неклюдов

P.S. Просители шлют свой привет о<тцу> протоиерею Николаю Тихомирову 112 и о<тцу> Кириллу Зайцеву 113. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 50. Л. 54. Автограф. <Письмо профессора С.В.Троицкого> 1929. XII . 28.

Ваше Высокопреосвященство.

Хотя я лично не знаком с Вами, но в бытность в Твери Вы, вероятно, знали моего отца, протоиерея Трехисповедницкой церкви Виктора Троицкого, теперь, увы, покойного, и это дает мне смелость обратиться к Вам с просьбой. Мне нужны на два-три дня Деяния Московского Собора 1917-1918 г., а еще бы лучше, конечно, если бы их можно было купить. Если же ни то, ни другое невозможно, то просил бы сделать официальную выписку из них. Насколько помню, в начале Деяний напечатан список лиц, служивших в соборной канцелярии, а также и список членов Собора. В первом списке мне нужна выписка обо мне – делопроизводителе соборной канцелярии Сергее В<икторовиче> Троицком, во втором – о члене Собора проф<ессоре> Ф<едоре> И<вановиче> Титове 114. И та другая должны точно и полно воспроизводить оригинал и должны быть заверены или нотариально, или церковным управлением.

Вторая просьба – нет ли у вас постановлений Собора о митрополичьих округах и нельзя ли его получить в копии?

Само собой разумеется, что все расходы, связанные с покупкой книг, с перепиской, гербовыми марками и т<ому> п<одобное> принимаю на себя и вышлю их, как только получу сообщение об их размере в долларах.

Не осмелился бы беспокоить Ваше Высокопреосвященство, если бы не крайняя необходимость.

Прошу Вашего благословения

Покорный послушник

Сергей Троицкий

Мой адрес: Jugoslavie, Subotica, Fakultet, prof. S.Troizkom. ЛГИА. Ф. 7131. Оп. 1. № 50. Л. 71. Машинопись. В левом верхнем углу помета, сделанная рукой архиепископа Иоанна: «Отв. 1930 27/ I №». Комментарии 1 В упомянутом указе Святейшего Патриарха Тихона речь шла о временном подчинении митрополиту Евлогию (Георгиевскому) находившихся в Западной Европе русских православных приходов. В указе упоминалось и о соответствующем постановлении Высшего Русского Церковного Управления за границей: «Ввиду состоявшегося постановления ВЦУ за границей, считать православные русские церкви в Западной Европе находящимися временно, впредь до восстановления правильных и беспрепятственных сношений означенных церквей с Петроградом, под управлением Преосвященного Волынского Евлогия (Георгиевского), имя которого должно возноситься за богослужением» (Акты Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей Церковной власти. 1917–1943: Сб. в двух частях / сост. Губонин М.Е. М., 1994. С. 174). Вследствие этого упоминания, в Сремских Карловцах этот указ был воспринят и как косвенное подтверждение собственных полномочий (см. об этом также в помещенном в приложении письме митрополита Антония к митрополиту Евлогию).

2 Платон (Рождественский), митрополит – бывший Херсонский и Одесский, в 1920 эмигрировал в США, был назначен Патриархом Тихоном управляющим Алеутской и Североамериканской епархией. В 1933 в одностороннем от Московской Патриархии порядке провозгласил свою епархию автономной Церковью.

3 Анастасий (Грибановский) – хиротонисан во епископы в 1906. С 1916 архиепископ Кишиневский и Хотинский; с 1919 – в эмиграции. В начале 20-х гг. пребывал в Константинополе, окормляя русских беженцев в Турции. С 1924 наблюдающий над делами Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В 1935 возведен в сан митрополита. С 1936 первоиерарх Русской Православной Церкви за границей.

4 Феофан ( Быстров) – с 1918 архиеп. Полтавский и Переяславский. В 1924 был временно исполняющим обязанности председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей.

5 Вениамин (Федченков) – 18.02.1919 хиротонисан во епископа Ставропольского, викария Таврической епархии; 1919-1920 епископ Армии и Флота юга России. С 1920 в эмиграции; 1923-1924 окормляет православные приходы в Закарпатии (Чехословакия). В 1925-1927 инспектор Богословского Института в Париже; 1929-1930 профессор Института. С 21.02. 1930, после выхода митрополита Евлогия из юрисдикции Московской Патриархии, настоятель Трехсвятительского подворья в Париже (юрисдикции Московской Патриархии). 19.04.1932 возведен в сан архиепископа. С 22.11.1933 архиепископ Алеутский и Североамериканский, Патриарший экзарх в Америке. 14.07.1939 возведен в сан митрополита. В 1947 вернулся в Россию, где занимал кафедры: Рижскую и Латвийскую, Ростовскую и Новочеркасскую, Саратовскую и Балашовскую. 20.02.1958 вышел на покой и до кончины пребывал в Псково-Печерском монастыре.

6 Подчеркнуто от руки, по всей видимости, архиепископом Иоанном. Внимание, очевидно, привлекла весьма значимая для него употребленная здесь формулировка, свидетельствовавшая о признании Карловацким Церковным Управлением Латвийской Православной Церкви в качестве автономной (иначе бы она именовалась не Церковью, но епархией), что уже в принципе исключало возможные претензии Заграничного Церковного Управления включить ее в сферу своей деятельности.

7 Евлогий (Георгиевский) – бывший архиепископ Житомирский и Волынский. В 1920 эмигрировал, с 1921 временно управляющий русскими приходами в Западной Европе; в 1922 возведен в сан митрополита. В 1931 перешел в юрисдикцию Константинопольской Патриархии. В 1945 вернулся в юрисдикцию Московской Патриархии.

8 Очевидно, имеется в виду архим. Тихон (Шарапов), настоятель Жировицкого монастыря в Гродненской епархии (в начале 1920-х гг. он посещал Ригу). В середине 20-х годов он станет известен как борец против введения в Польской Православной Церкви нового календарного стиля.

9 Григорий IV (Хаддад) – с 1906 по 1928 Патриарх Антиохийский и всего Востока, по происхождению араб. До 1908 не получал признания греческих патриархов, в его конечном признании существенную роль сыграла позиция Российской Церкви. В 1913 посещал Россию, к русскому народу относился с глубокой симпатией.

10 Речь в данном случае идет о Святейшем Патриархе Тихоне.

11 Димитрий (Павлович) – первый после восстановления Сербского Патриархата Сербский Патриарх. Возглавлял Сербскую Церковь с 1920 по 1930.

12 Антоний (Дашкевич) – Карловацким Высшим Русским Церковным Управлением был хиротонисан во епископа Аляскинского. По поручению ВРЦУ за границей ревизовал Североамериканскую епархию. Составил отчет, в котором в крайне неблагоприятном свете была представлена деятельность архиепископа Александра (Немоловского) и митрополита Платона (Рождественского), что привело к осложнению отношений между Карловацким ВРЦУ и американскими иерархами. О ревизии и связанные с ней документы см. в третьей части второго тома настоящего издания ( Seminarium hortus humanitatis : Альманах Х X ). Позже, по одним сведениям, примкнул к обновленческому расколу в Америке (см., напр., письмо епископа Амфилохия к архиепископу Иоанну от 3 сентября 1924 г. в третьей же части второго тома – с. 80), по другим – вернулся в Европу, где вскоре умер (Евлогий [Георгиевский], митр. Путь моей жизни. Воспоминания. М., 1994. С. 401).

13 Мефодий (Герасимов) – с 1918 архиепископ Оренбургский и Тургайский, с 1919 в эмиграции; с 1920 архиепископ Харбинский, с 1929 в сане митрополита. Скончался 11.10.1929.

14 Владимир (Путята) – с 10.01.1915 архиепископ Пензенский и Саранский. Собором 1917-1918 лишен сана. Соборному решению не подчинился, организовав собственную «Народную церковь», за что был отлучен от Церкви. Во время пребывания архиепископа Иоанна на Пензенской кафедре вел с ним борьбу (подробнее см.: в первой части первого тома книги ( Seminarium hortus humanitatis : Альманах Х IV ) – с. 7-39).

15 Антонин (Грановский) – хиротонисан во епископы в 1903; с 1913 епископ Владикавказский и Моздокский. В 1917 уволен на покой. С 1922 в обновленческом расколе, один из главных идеологов обновленчества, до 1923 председатель обновленческого ВЦУ. Был возведен обновленцами в сан митрополита. В 1922 образовал собственную церковь, названную им «Союзом Церковного Возрождения».

16 Агафангел (Преображенский) – 10.09.1889 хиротонисан во епископа Киренского, далее занимал кафедры: Тобольскую и Сибирскую, Рижскую и Митавскую, Виленскую и Литовскую. С 1913-1928 архиепископ, затем митрополит Ярославский и Ростовский. После ареста Патриарха Тихона был им назначен временно управляющим Русской Православной Церковью, однако из-за ареста приступить к исполнению возложенной на него обязанности не имел возможности. В 1922-1926 в ссылке. Второй кандидат на должность Местоблюстителя Патриаршего Престола.

17 Причиной закрытия Высшего Церковного Управления за границей явилось послание о восстановлении династии Романовых, а также обращение к Генуэзской конференции с призывом к активной борьбе против Советской России (Текст постановления см.: Акты Святейшего Тихона... С. 193-194).

18 Речь в данном случае идет о члене Патриаршего Синода в то время архиепископе Астраханском Фаддее (Успенском) – ранее епископе Владимиро-Волынском, первом викарии Волынской епархии. В 1919, после того, как правящий Волынский архиерей архиепископ Евлогий (Георгиевский) вынужден был оставить свою кафедру и уехать за границу, епископ Фаддей стал исполнять его обязанности. В ноябре 1921 епископ Фаддей был арестован большевиками по обвинению в участии в повстанческом движении на Волыни. По постановлению ВЧК был выслан в распоряжение Патриарха Тихона с правом жительства только в одной из центральных северных губерний РСФСР и Западной Сибири. В 1922 был назначен на Астраханскую кафедру, но из-за очередного ареста смог выехать к месту служения лишь в декабре 1923, сменил затем ряд кафедр. Казнен 31.12.1937 или 1.01.1938 (по одним сведениям – расстрелян, по другим – утоплен в яме с нечистотами).

19 Георгий (Ярошевский) – бывший архиепископ Минский. Эмигрировал из России вместе с разбитыми войсками А.И.Деникина. В 1921 прибыл в Варшаву. Был назначен Патриархом Тихоном патриаршим экзархом в Польше, затем возведен в сан митрополита и определен на Варшавскую кафедру. Являлся ревностным сторонником учреждения автокефалии Польской Православной Церкви. Подчинение митрополита Георгия диктату польской власти вызывало крайнее ожесточение части православного населения Польши. 8.02.1923 он был застрелен ректором Волынской семинарии архимандритом Смарагдом (Латышенко).

20 Феофил (Пашковском) – с ноября 1922 по 1931 епископ Чикагский (в письме, написанном в начале 1923 года, архиепископ Иоанн, очевидно, не зная еще о его епископской хиротонии, именует его архимандритом). С 1931 архиепископ Сан-Францисский. В 1934 после смерти митрополита Платона (Рождественского) архиепископ Феофил был избран митрополитом всея Америки и Канады. Скончался 27.06.1950. Письма епископа Феофила к архиепископу Иоанну см. во втором томе настоящего издания – с. 81-82.

21 Т.е. к сторонникам митрополита Платона (Рождественского). Отношения между митрополитом Платоном и Карловацким Синодом начали осложняться после ревизии Североамериканской епархии епископом Антонием (Дашкевичем). В 1926 они были окончательно прерваны.

22 Савватий (Брабец) – по национальности чех. Окончил Киевскую Духовную Академию. В 1923 Константинопольским Патриархом поставлен экзархом Средней Европы с титулом архиепископа Пражского и всея Чехословакии.

23 Глубоковский Николай Никанорович – профессор Санкт-Петербургской духовной академии, позже в эмиграции преподавал на богословском факультете Софийского университета.

24 Речь здесь, по всей видимости, идет об обновленческой иерархии.

25 Подчеркнуто в письме, очевидно, рукой архиепископа Иоанна. Тихон (Лященко), архимандрит – в то время настоятель посольской церкви в Берлине. 15.04.1924 хиротонисан во епископа Берлинского, викария митрополита Евлогия. С 1926 в Карловацкой юрисдикции. В 1938 покинул Германию.

26 Вызов митрополита Платона (Рождественского) из Америки в Москву последовал в начале 1924 года – 16 января Патриархом Тихоном под давлением Е.А. Тучкова (начальника 6-го отделения Секретного отдела ОГПУ, курировавшего Русскую Православную Церковь) был подписан указ следующего содержания: «Ввиду имеющихся данных о контрреволюционных выступлениях Североамериканского митрополита Платона, направленных против Советской власти и пагубно отражающихся на Православной Церкви постановляем: 1. Уволить митрополита Платона от управления Североамериканской епархией со дня объявления настоящего Нашего распоряжения. 2. Иметь особое суждение о кандидате на Североамериканскую кафедру – коему и предписать объявить настоящее мое распоряжение митрополиту Платону и принять от него все церковное имущество, управляя Североамериканской епархией по особо данной мною ему инструкции. 3. Предложить митрополиту Платону (Рождественскому) прибыть в Москву в Наше распоряжение». (Акты Святейшего Тихона... С. 309). Однако данный указ официально выслан не был, не был назначен и новый кандидат на Североамериканскую кафедру. О роли Е.А. Тучкова в возникновении этого документа ср. в протоколе № 41-а Антирелигиозной комиссии при ЦК РКП(б) от 12 декабря 1923 г.: «“Слушали [...] 3) О Платоне – митрополите Американском”. “Постановили [...] 3) Поручить т. Тучкову провести через Тихона увольнение Платона от должности”» (Архивы Кремля: Политбюро и Церковь 1922-1925. М.-Новосибирск, 1997. С. 533).

27 Речь идет об обновленческом «архиепископе» Николае Соловье. Николай Соловей был командирован обновленцами с миссией к эмигрантским церквам. Оказавшись за границей выступил с осуждением Советского режима. Безуспешно пытался перейти под юрисдикцию Карловацкого Синода. Позже проживал в Уругвае, откуда обратился к Советскому правительству с покаянным письмом (см.: Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 1995. С. 78-79; Цыпин В., прот. История Русской Церкви. С. 133. Несколько иную версию этой истории см.: Акты Святейшего Патриарха Тихона... С. 744-745. См. также: Левитин-Краснов А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1996. С. 220-221; 513-516, а также материалы во втором томе настоящей книги – с. 94-106).

28 Григорий VII – с 6.12.1923 по 17.11.1924 Константинопольский Патриарх. При нем была признана автокефалия Польской Православной Церкви и Соборным постановлением от 23.02.1924 Константинопольской Церковью был официально принят григорианский календарный стиль. Григорий VII также поддерживал связи с обновленцами в России и призывал Святейшего Патриарха Тихона оставить Патриарший Престол. Кроме того, он требовал от пребывавших в то время в Константинополе русских архиепископов Анастасия и Александра прекратить выступления против советской власти, не поминать патриарха Тихона и давал им совет признать власть большевиков.

29 Евдоким (Мещерский) – бывший епископ, с 1914-1917 занимал Североамериканскую кафедру; с 1918 епископ Нижегородский и Арзамасский. С 16.07.1922 в обновленческом расколе. С 1923 председатель обновленческого Высшего Церковного Совета. Скончался 10.05.1935.

30 Имеется в виду Всемирная христианская конференция «Жизнь и Деятельность», проводившаяся в Стокгольме в августе 1925, в которой принимало участие свыше 500 представителей из 37 государств от протестантских и некоторых православных церквей. Среди прочего на конференции обсуждался и вопрос о положении религии и Церкви в СССР (см.: Иванов С. Разорвите наши цепи: доклад о положении Русской Церкви на Стокгольмском съезде // Сегодня. 1925. 26 авг.). Возникшее в результате конференции движение «Жизнь и Деятельность» вместе с существовавшим с 1910 международным движением «Вера и церковное устройство» явились основой для создания в 1948 Всемирного Совета Церквей.

31 Речь в данном случае идет о Патриаршем Местоблюстителе митрополите Петре (Полянском). По окончании Московской духовной академии (где он учился в период ректорства в то время еще архимандрита Антония [Храповицкого]) много лет занимал разные посты в Учебном Комитете и Училищном Совете при Священном Синоде. Во епископы был хиротонисан только в 1920, но уже в 1924 возведен в сан митрополита и назначен митрополитом Крутицким. После смерти Патриарха Тихона, согласно завещанию последнего, был избран Местоблюстителем Патриаршего Престола. Каноничность местоблюстительства митрополита Петра остальным епископатом Русской Церкви была признана не сразу. Многим казалось недопустимым, чтобы недавно посвященный во епископы Петр (Полянский) мог занимать столь ответственное положение. Особенно подозрительно относились к митрополиту Петру русские архиереи, находившиеся в эмиграции – в нем видели ставленника большевиков. Лишь после решительного осуждения митрополитом Петром обновленческого раскола отношение к нему постепенно стало меняться. Все упомянутые настроения нашли отражение и в письмах митрополита Антония. «Пашей» митрополит Петр в письме назван ошибочно, поскольку и до монашеского пострига носил имя Петр.

32 Речь, очевидно, идет о епископе Виталии (Иосифове), занимавшем Калужскую кафедру в 1890-1892. В феврале 1892 ушел на покой. Скончался 15.09.1892 в Киево-Печерской Лавре.

33 В действительности митрополит Петр был сыном сельского священника.

34 Примирение Патриарха Тихона с Красницким ( бывшим протоиереем, одним из лидеров обновленческого движения, возглавлявшего «Живую церковь») планировалось в Антирелигиозной комиссии при ЦК ВКП(б). В протоколе № 49 от 8 апреля 1924 г. значится следующее: «“Слушали: [...] 7. О введении КРАСНИЦКОГО к ТИХОНУ в Управление”. “Постановили: [...] 7) Принимая во внимание, что введение КРАСНИЦКОГО к ТИХОНУ в Управление политически выгодно, поручить тов. ТУЧКОВУ, таковое осуществить и если одних словесных воздействий будет не достаточно, тактично применить другие меры, могущие оказать на Тихона и его приближ[ен ных] епископов соответствующее воздействие. – ”». (Архивы Кремля: Политбюро и Церковь. С. 534). Однако Красницкий к церковному управлению Патриархом в конечном счете допущен не был. Насколько справедливы сведения, которыми располагал митрополит Антоний, и действительно ли решающую роль в конечном решении Патриарха сыграл именно митрополит Петр, сказать сейчас трудно. Первоначально указ о включении Красницкого в состав Высшего Церковного Совета Патриарх подписал, но на этом же документе стояла также и подпись митрополита Петра (Полянского). (см.: Акты Святейшего Патриарха Тихона... С. 318–319).

35 По всей видимости, речь здесь идет об убитом в 1918 епископе Семиреченском и Верненском Пимене (Белоликове). Епископ Пимен окончил Киевскую духовную академию в 1904 году, учился в ней одновременно с архиепископом Иоанном (Поммером).

36 Речь здесь идет о съезде РСХД.

37 Василий III – в 1925-1929 Патриарх Константинопольский. В отличие от своих предщественников Григория VII и Константина VI , поддерживавших обновленцев в России, занимал в отношении обновленческого раскола нейтральную позицию.

38 Ливен Анатолий Павлович, светлейший князь – полковник, участник Первой мировой и гражданской войны, сформировал Либавский Добровольческий русский антибольшевистский отряд (позже преобразованный в корпус, а затем в дивизию), действовавший преимущественно на территории Латвии. После тяжелого ранения сдал командование. В начале 1920-х годов уехал во Францию. После 1924 поселился в Риге. Занимался издательской и литературной деятельностью, был заметной фигурой в русской общественной жизни Латвии 1920-х – 1930-х годов. Умер 03.04.1937.

39 Николай Николаевич Романов, великий князь – генерал-адъютант, генерал от кавалерии. В 1914 - августе 1915 – верховный главнокомандующий: с августа 1915 по март 1917 – главнокомандующий войсками Кавказского фронта. В марте 1919 эмигрировал в Италию, затем во Францию. Считался одним из претендентов на российский императорский престол.

40 Речь идет о международной конференции, проходившей 5–16 октября 1925 в Локарно (Швейцария) в целях заключения серии гарантийных соглашений и имевшей антисоветскую направленность.

41 Речь в данном случае идет о подготавливавшемся в то время в Париже съезде русских эмигрантов (состоялся 4-11 апреля 1926). Его целью было преодоление противоречий и объединение русской эмиграции.

42 Очевидно, в письме Казань упомянута ошибочно. Скорее всего митрополит Антоний имел в виду стремившееся восстановить Учредительное собрание Самарское правительство. В Самарском правительстве основную роль играли не кадеты, а эсэры.

43 Арсений (Стадницкий) – митрополит Новгородский и Старорусский. Участник Собора 1917-1918 гг., заместитель Председателя Собора, фактически руководивший всеми соборными заседаниями. Один из трех кандидатов на Патриарший Престол. Член Патриаршего Синода. Неоднократно подвергался арестам. В 1925 выслан в Среднюю Азию. 11.08.1933 был назначен митрополитом Ташкентским. Скончался 28.01.1936 в Ташкенте.

44 Кирилл (Смирнов) – 6.08.1904 хиротонисан во епископа Гдовского; с 1909 епископ Тамбовский и Шацкий, с 1913 архиепископ. Один из самых деятельных участников Собора Российской Православной Церкви. С 19.03.1918 митрополит Тифлисский и Бакинский, экзарх Кавказский – к месту назначения прибыть не смог. В 1919 арестован. С 1920 митрополит Казанский и Свияжский. С апреля 1922 в ссылке. В 1924 назначен Патриархом Тихоном первым кандидатом на должность Патриаршего Местоблюстителя. С декабря 1929 за оппозицию митрополитом Сергием запрещен в священнослужении. 20.11.1937 расстрелян.

45 Приведенные здесь пункты 3 и 4 в письме вычеркнуты.

46 Никандр (Феноменов) – с января 1922 архиепископ Крутицкий. Ближайший помощник Святейшего Патриарха Тихона. Неоднократно подвергался арестам. В 1923 был привлечен к суду вместе с Патриархом, приговорен к 3 годам ссылки в Среднюю Азию. С ноября 1925 митрополит Одесский, с 1927 года митрополит Ташкентский и Туркестанский. Скончался 3.03.1933. в Ташкенте.

47 Александр (Немоловский) – с 6.07.1916 епископ Канадский; с 1918 епископ Алеутский и Североамериканский. В 1921 выехал в Константинополь, затем на Афон. С 11.12.1936 архиепископ Брюссельский и Бельгийский (Константинопольской юрисдикции). В 1945 вернулся в Московскую Патриархию, занимал Берлинскую, затем Брюссельскую кафедры. Скончался 11.04.1960 в сане митрополита.

48 Мелетий (Заборовский) – с 26.01.1916 епископ Забайкальский и Нерченский, с 1929 епископ Харбинский, с 1939 митрополит Харбинский и Манчжурский. Скончался 6.04.1946.

49 Нестор (Анисимов) – с 16.10.1916 епископ Камчатский и Петропавловский, с 1921 в эмиграции. С 6.04.1946 митрополит Харбинский и Манчжурский; с 1948 по 1956 пребывал в советских лагерях, затем занимал Новосибирскую и Кировоградскую кафедры. Скончался 4.11.1962.

50 Иннокентий (Фигуровский) – с марта 1918 архиепископ Пекинский и Китайский, с 1928 – митрополит. Знаток китайского языка и переводчик богословских книг, составитель русско-китайского словаря. Скончался 28.06.1931.

51 Симон (Виноградов) – в 1902 был зачислен в состав Русской духовной миссии в Пекине, переехал в Харбин для руководства монастырем, затем вернулся в Пекин на должность помощника руководителя духовной миссии митрополита Иннокентия Фигуровского. С 1922 епископ Харбинский, викарий Пекинской епархии. С 1931 архиепископ Пекинский и Китайский, руководитель духовной миссии. Основатель журнала «Православный благовестник» в Пекине. Скончался 24.02.1933 в Шанхае.

52 Миланкович М. (1879-1958) – Югославский астроном, геофизик и математик. Занимался также вопросами реформы календаря, разработал так называемый новоюлианский календарь.

53 Dispens – юридический термин: особое разрешение, разрешение в порядке исключения

54 Икономия –принцип решения церковных вопросов с позиции снисхождения, практической пользы.

55 Ad referendum – под условием одобрения, латинский термин, употребляемый в международном праве в отношении одного из видов подписания договора – договор подписанный в предварительном порядке.

56 Ad calendas graecas – латинское выражение, подобное русскому « после дождичка в четверг» (досл.: до греческих календ, которых у греков не было).

57 Имеется в виду Карловацкий Синод.

58 Новый церковный календарный стиль в России был введен указом Патриарха Тихона 7 октября 1923 г., однако уже 8 ноября указ этот был отменен, как тогда полагалось, временно (см.: Акты Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943: Сб. в двух частях / Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С. 299-300).

59 В октябре 1923 г. Патриарх Мелетий IV был вынужден покинуть Константинопольскую кафедру. Новым Константинопольским Патриархом стал Григорий VII .

60 Календарная реформа Патриархом Григорием VII была подтверждена.

61 В перефразированном виде изречение, приписываемое Людовику XIV : «Государство – это я».

62 Дионисий (Валединский) – с 21.04.1913 еп. Кременецкий, викарий Волынской епархии; с 1919 в эмиграции; с 1922 архиеп. Волынский и Кременецкий. С 27.02.1923 митр. Варшавский – возглавлял автокефальную Польскую Православную Церковь; с 22.06.1948 принят в общение с Русской Православной Церковью. Скончался 15.03.1960.

63 Мустафа Кемаль (1881-1938) – руководитель революции в Турции 1918-1923. 1-й президент (1923-1938) Турецкой республики.

64 Владимир (Тихоницкий) – еп. Белостокский, управляющий Гродненской епархией; с 1923 в сане архиепископа. Был выслан из Польши (во Францию). 9.06.1946 перешел в юрисдикцию Константинопольского Патриарха. Скончался в 1959 в сане митр. Ниццкого.

65 Елевферий (Богоявленский) – во епископы хиротонисан в 1911. С 1917 – временно управляющий Литовской епархией; с 1921 епископ Виленский и Литовский. С 8.02.1922 после присоединения Виленского округа к Польше оказался на ее территории. В 1923 выслан польскими властями за оппозицию готовящейся к провозглашению автокефалии; переехал в Литву, продолжал управлять своей епархией из Каунаса. В ноябре 1928 возведен в сан митрополита. С 24.12.1930 врем. управляющий Западноевропейскими приходами в юрисдикции Московской Патриархии.

66 Пантелеимон (Рожновский) – С 1918 еп. Пинский и Новогрудский. С 1922 в ссылке; с 1941 архиепископ Минский и Белорусский. С мая 1942 епархией не управлял. Скончался 30.12.1950.

67 Речь идет об архимандрите Смарагде (Латышенко). См. о нем в прим. 19.

68 Сергий (Королев) – 17.04.1921 хиротонисан во епископа Бельского, управляющего Холмской епархией; в 1922 выслан польскими властями, переехал в Чехословакию. С 1922 викарий митрополита Евлогия; с 17.04.1946 в сане архиепископа; с 7.06.1946 архиепископ Венский, викарий Западноевропейского экзархата; с октября 1946 экзарх Среднеевропейских православных церквей Московской Патриархии. С 16.11.1948 архиепископ Берлинский и Германский; с 26.09.1950 архиепископ Казанский и Чистопольский. Скончался 18.12.1952.

69 Имеется в виду Архиерейский синод в Сремских Карловцах.

70 Текст меморандума опубликован в первом томе настоящего издания – с. 101-102.

71 Заключенный в данном случае в скобки текст в оригинале дан в виде подстрочной сноски.

72 Неточная цитата. Правильный текст: «Аще видел еси татя, текл еси с ним, и с прелюбодеем участие твое полагал еси. <...> Седя, на брата твоего клеветал еси и на сына матере твоея полагал еси соблазн. <...> Обличу тя и представлю пред лицем твоим грехи твоя (ст. 18-21).

73 В данном случае интересно отметить то, что В.М.Скворцов не различает Латвию и Литву. Хотя далее в письме и говорится о «Латвийской державе» и «Латвийской Церкви», но на протяжении всего письма он постоянно именует архиепископа Иоанна Виленским архиереем и местом его пребывания полагает Вильно. С одной стороны, причины вполне объяснимы. Самого понятия «Латвия» в дореволюционной России не существовало. Но и Вильно (Вильнюс) на тот момент, когда писалось письмо, уже входил в состав Польского государства. Все это свидетельствует о полной неинформированности Скворцова о политической ситуации 1924-го года, да и более ранней. Вероятно, в этот период он уже полностью оторван от общественной жизни, очевидно, даже лишен возможности читать газеты.

74 Иероним, архиепископ – в миру Илья Тихонович Экземплярский (1836-1905). – Выпускник Киевской духовной академии. В1885 г. принял монашество, был возведен в сан епископа и назначен викарием Киевской епархии. В 1890 г. переведен на Тамбовскую кафедру, в 1894 г. на Виленскую с возведением в сан архиепископа. С 1898 до конца жизни архиепископ Варшавский и Холмский. Был известен как талантливый проповедник.

75 Ювеналий, архиепископ – в миру Иван Андреевич Половцев (1826-1904). – Происходил из дворянского рода. В 1847 г. удалился в Оптину пустынь, принял монашество в 1855 г.; был наместником Глинской пустыни, затем Александро-Невской и Киево-Печерской лавр. С 1892 г. епископ Балахинский, викарий Нижегородской епархии, откуда переведен в Курск; с 1898 г. – архиепископ Литовский. Также известен и как духовный писатель.

76 Никандр, архиепископ – в миру Николай Дмитриевич Молчанов (1852-1910). – В 1878 году окончил Московскую духовную академию. В 1891 г. хиротонисан во епископа Нарвского, викария С.-Петербургской епархии. В 1893 г. назначен ректором С.-Петербургской духовной академии, с оставлением викарием той же епархии. С 1895 г. – епископ Симбирский и Сызранский. С 1903 года – почетный член Казанской духовной академии. С 1904 г. – архиепископ Литовский и Виленский. Духовный писатель.

77 Святейший Патриарх Московский и всея России Тихон (Белавин) занимал Виленскую кафедру с 1913 по 1917 г.

78 Архиеп. Иоанн (Поммер) занимал должность ректора Виленской духовной семинарии с 1907 по 1912 г.

79 Образ заимствован из книги пророка Иеремии: «Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхности поля, и вот они весьма сухи. И сказал мне: сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это. И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: "кости сухие! слушайте слово Господне!" Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и оживете.» (Иерем. 37: 1-5) – текст, читающийся на утрени Великой Субботы.

80 Распутин (Новых) Григорий Ефимович – крестьянин Тобольской губ. В 1905-1916 гг. в качестве «провидца» и «целителя» имел огромное влияние при Дворе. Убит в ночь с 16 на 17 декабря 1916 г.

81 Саблер (Десятовский) В.К. – статс-секретарь, сенатор, камергер, член Государственного совета, обер-прокурор Святейшего Синода в 1911-1915 гг. Покровительствовал Распутину и сам пользовался его влиянием при продвижении по службе. Впрочем, его отношения с Распутиным не лишены были и некоторых трений.

82 Гермоген, епископ – в миру Георгий Ефремович Долганов (1858-1918). – Окончил С.-Петербургскую духовную академию в 1893 г. В 1901 г. хиротонисан во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. С 1903 г. – епископ Саратовский. Был назначен в Св. Синод для присутствия. Друг, затем враг Г.Распутина. В 1912 г. уволен от присутствия в Синоде во вверенную ему епархию, в том же году за противление Распутину выслан на покой в Жировицкий Успенский монастырь; в 1915 г. новым местопребыванием назначен Николо-Угрешский монастырь Московской епархии. В 1917 г. назначен на Тобольскую кафедру. В 1918 г. арестован, в том же году утоплен в реке Туре.

83 Новоселов Михаил Александрович (1864-1938) – русский религиозный мыслитель. В 1902-1917 гг. издавал серию книг «Религиозно-философская библиотека», вокруг Новоселова сложился «Кружок ищущих христианского просвещения». В 1921 г. принял монашеский постриг с именем Марк, с 1923 г. – епископ; не принял декларацию митрополита Сергия о лояльном отношении к советской власти и стал деятельным членом «катакомбной церкви». Был арестован в 1928 г., расстрелян – в 1938. Писал о Распутине: «Григорий Распутин и мистическое распутство» (М., 1912).

84 Илиодор, иеромонах – в миру Сергей Михайлович Труфанов (1881-1952). – В 1908-1912 гг. пользовался влиянием при Дворе. Близкий друг Распутина, затем его враг. После ссоры с Распутиным был сослан. Отрекся от веры. После организации покушения на Распутина бежал за границу. Автор скандальных мемуаров о Распутине под названием «Святой черт».

85 Согласно другим источникам, роль В.М.Скворцова в «распутинской истории» была несколько иной, нежели та, которую он изображает в своем письме. Так, например, в воспоминаниях С.П.Белецкого, занимавшего в 1915-1916 гг. должность товарища министра внутренних дел, упоминается о том, что В.М.Скворцов был другом Распутина и заискивал перед ним (см.: Белецкий 1997: 150-151).

86 По-видимому, В.М.Скворцов ошибается в имени. Речь здесь, очевидно, идет о Алексее Елянском, камергере, придворном Александра I, авторе скандально известного безумного проекта, согласно которому государственное устройство России должно было быть преобразовано на манер скопческого корабля.

87 Селиванов Кондратий – основатель скопческой секты, крестьянин Орловской губернии. В 1775 г. был сослан в Нерчинск, но дошел только до Иркутска, где проживал длительное время. Около 1795 г. ему удалось уйти из Сибири и поселиться в Москве. Здесь Селиванов объявил себя царем Петром III . В 1797 г. он оказался в Петербурге и, по рассказам скопцов, был представлен императору Павлу I . Свидание с императором окончилось препровождением Селиванова в дом умалишенных. В 1802 г. он был оттуда освобожден и отправлен на жительство в богадельню при Смольном монастыре, затем взят на поруки камергером Елянским, принявшим скопчество. В 1820 г. за распространение скопческого учения и за совершение оскоплений Селиванов был арестован и сослан в суздальский Евфимиев монастырь, где и оставался до смерти (в 1832 г.). Известно, что император Александр I в 1805 г. встречался с Селивановым и беседовал с ним.

88 Сперанский Михаил Михайлович (1772-1839) – российский государственный деятель. С 1808 ближайший советник императора Александра I , автор плана государственных преобразований. В 1812-1816 гг. в ссылке – сначала в Нижнем Новгороде, затем в Перми. В 1816 г. назначен на должность Пензенского губернатора, в 1819-1821 гг. – генерал-губернатор Сибири, составил план административной реформы Сибири. В период царствования императора Николая I руководил кодификацией основных государственных законов Российской империи (обнародованы в 1833 г.).

89 Победоносцев Константин Петрович (1827-1907) – российский государственный деятель, ученый-правовед, публицист. С 1861 преподавал законоведение в царской семье; был наставником ряда великих князей, в том числе будущих императоров Александра III и Николая II . С 1868 – сенатор, в 1872 – член Государственного совета, в 1880-1905 – обер-прокурор Святейшего Синода и член Комитета министров. Играл значительную роль в определении правительственной политики в области религии, просвещения, в национальном вопросе и др. Сторонник консервативного курса.

90 Архиепископ Феофан (Быстров) в 1904-1905 гг., будучи инспектором Петербургской духовной академии, а также духовником императрицы Александры Феодоровны, увлекся Распутиным и ввел его в ближайшее окружение царской семьи. С 1909 г. выступал горячим обличителем Распутина.

91 Владимир, митрополит – в миру Василий Никифорович Богоявленский (1848-1918). – Окончил Киевскую духовную академию в 1874 г.; в 1888 г. хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии. В 1891-1892 гг. – епископ Самарский и Ставропольский; с 1892 по 1898 г. – архиепископ Картлинский и Кахетинский, Экзарх Грузии. В 1898-1912 гг. – митрополит Московский и Коломенский; с 1912 по 1915 г. – митрополит С.-Петербургский и Ладожский, Первенствующий член Св. Синода. На личной аудиенции у императора Николая II изложил свое мнение о пагубном влиянии деятельности Г.Распутина. За противодействие Распутину переведен в Киев. 7 февраля 1918 г. зверски убит вооруженными бандитами в Киеве.

92 Архиеп. Иоанн (Поммер) занимал Таганрогскую кафедру в 1913-1917 гг.

93 Ошибка В.М.Скворцова – в действительности архиеп. Иоанн был выпускником Киевской духовной академии.

94 В 1926 г. на Церковном Соборе в Сремских Карловцах произошел конфликт между митрополитом Евлогием и Карловацким Церковным управлением, в результате чего отношения митрополита Евлогия с Карловацким Синодом оказались полностью прерванными.

95 Трофимов Владимир Кириллович – врач, некоторое время жил в Пензе, в том числе и в период служения там Владыки Иоанна; еще тогда был с ним близко знаком. В начале 1920-х гг. как родившийся на территории Латвии репатриировался в Латвийскую республику. С 1923 преподавал в Латвийском университете. В начале 1930-х гг. в качестве министра без портфеля входил в Латвийское правительство.

96 Серафим (Ляде) – родился в Лейпциге в протестантской семье, впоследствии переехал в Россию, принял православие. Окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию, затем Московскую духовную академию; во время гражданской войны был военным священником в белой армии. Епископский сан получил на Украине от обновленческой иерархии. В 1930 как германский подданный покинул СССР, вошел в Карловацкую юрисдикцию, где был принят, несмотря на обновленческую епископскую хиротонию, в сане сущем. С 1938 занимал Берлинскую кафедру, был возведен в сан архиепископа, затем митрополита. В период фашистской диктатуры митрополитом Серафимом было сделано многое для сохранения приходов Русской Православной Церкви в Германии, независимо от юрисдикционных делений (в то время, когда русские приходы, подчиненные митрополиту Евлогию, на германской территории по инициативе государственной власти планомерно уничтожались или передавались Карловацкой Церкви). Митрополит Серафим, используя свое влияние, которое ему отчасти давало его немецкое происхождение, старался сделать все возможное, чтобы избежать насилия и найти компромиссные варианты. Митрополиту Серафиму удалось также спасти от расстрела и даже добиться освобождения на поруки арестованного немцами в Брюсселе архиепископа Александра (Немоловского).

97 Павел (Вильчинский), епископ – 8.01.1878 хиротонисан во епископа Сарапульского Вятской епархии. Сменил ряд кафедр. С 13.11.1893 – епископ Пензенский и Саранский. С 1899 – почетный член Казанской духовной академии. 4.06.1902 уволен на покой. Скончался 4.06.1908. Был также известен как духовный писатель (см. о нем подробнее: Дворжанский А.И. 1999: 184-197).

98 Поскольку письмо носит исповедальный характер, в этом месте опущена сугубо личная его часть (сокращение незначительно по объему).

99 Речь, по всей видимости, идет о епископе (позже митрополите) Вениамине (Федченкове) с 1923 по 1924 бывшего викарием в Прикарпатской Руси Пражского архиепископа Савватия (Брабца/Врабца), находившегося в юрисдикции Константинопольского Патриарха. В мае 1924 под давлением правительства Югославии власти Чехословакии выслали епископа Вениамина из страны, поддержав таким образом действовавшие на ее территории приходы Сербской юрисдикции, возглавлявшиеся епископом Гораздом (Павликом).

100 Очевидно, имеется в виду протоиерей (впоследствии протопресвитер) Владимир Игнатьевич Востоков – до революции был настоятелем церкви Института благородных девиц. Редактор-издатель духовно-литературного ежемесячника «Отклики на жизнь» и общественно-литературной газеты «Рассвет». За статью, направленную против Распутина, был вынужден перевестись в Уфу. Член Учредительного Собрания и Всероссийского Собора 1917-1918. Духовник и проповедник армии генерала Врангеля в Крыму. С 1920 в эмиграции в Сербии. В 1944 покинул Югославию, позже проживал в США.

101 В 1930-е годы епископу Серафиму дважды удалось посетить Румынию. В первую поездку он имел поручение от Карловацкого Синода ходатайствовать о православных Кишиневской епархии, не признававших насильственного их присоединения к Румынской Церкви и введение григорианского календарного стиля, но его переговоры не имели большого успеха. Второй раз он был послан в Бессарабию к тайно существовавшим старостильным общинам, где совершил ряд крещений детей, а также три священнических хиротонии, за что был выслан румынскими властями из страны (Шкаровский М.В. 2002: 217).

102 Геровский Алексей Юлианович – филолог, языковед, этнограф, юрист. Был председателем Центрального исполнительного комитета православных общин в Прикарпатской Руси. Вел переговоры с Сербским и Константинопольским Патриархами о сохранении русских церковных традиций в Прикарпатской Руси. В 1927 был лишен чешского гражданства, переехал в Сербию. Был одним из авторов обращения «Чешская политика в отношении Православной Церкви в Карпатской Руси» к членам Синода Сербской Православной Церкви. Затем переселился в США. Был Генеральным секретарем Карпаторосского союза.

103 Очевидно, в данном случае речь идет об отце В.И.Востокове (см. о нем в сн. 101). Текст доклада обнаружить не удалось.

104 Название не совсем правильное. Речь в данном случае идет о Христианской Ассоциации Молодых Людей ( YMCA ), одной из крупнейших молодежных организаций в мире, основанной в Лондоне в 1844 году. Эта организация оказывала помощь русским эмигрантам, однако отношение в различных кругах русской церковной эмиграции к этой помощи было неоднозначным. Крайне отрицательно к YMCA относился Карловацкий Архиерейский Синод.

105 Речь в данном случае идет об общей конференции РСХД в Хоповском монастыре в Сербии в 1925 г. На конференции обсуждались вопросы о сотрудничестве с инославными и о взаимоотношении Движения с церковной иерархией. По последнему вопросу мнения разошлись. Часть участников выступала за полное подчинение Движения церковной иерархии, другие были за автономию. Никаких окончательных решений на конференции принято не было, но год спустя в 1926 году на третьем съезде РСХД в Клермоне было принято решение о том, что Движение не может себя признать «формально подчиненным иерархии». Ряд православных иерархов, в частности, входивших в Карловацкий Архиерейский Синод, видели в подобных тенденциях влияние протестантских интерконфессиональных организаций. На архиерейском соборе в Сремских Карловцах 1926 года такие организации ( YMCA и YWCA ) были признаны «явно масонскими и антихристианскими», а членам Православной Церкви запрещалось «организовываться в кружки под руководством этих и подобных им неправославных и нецерковных организаций и быть в среде их влияния».

106 Цитата из стихотворения Ф.Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

107 Имеется в виду раскол в Римской церкви 1378–1417 годов, когда сразу два (а с 1409 г. – три) претендента объявили себя истинными папами. Собор в Констанце (16 ноября 1414 – 22 апреля 1418) восстановил единство католической церкви.

108 Имеется в виду Андрей (Ухтомский), с 1913 епископ Уфимский и Мензелинский. В 1922 году был арестован, с 1923 в ссылке в средней Азии. В 1925 перешел в старообрядческий раскол. Расстрелян в 1937.

109 Речь идет о профессоре Ливерии Осиповиче Даркшевиче (1858–1925) – известном российском, затем советском невропатологе, основателе казанской школы невропатологов, одном из основоположников нейрохирургии в России. Имеется в виду его брошюра: «Апостол Павел. Беглые характеристики деятелей времени св. писания. К вопросу об истерии в истории народов» ( Берлин: Изд. Отто Кирхнер, 1923 ).

110 Сиро-халдейская Церковь – христиане несторианского исповедания в Персии. В 1898 г. воссоединились с Русской Православной Церковью, приняв православное вероучение.

111 Имеется в виду евангельский эпизод об исцелении расслабленного при овчей купальне (см. Ин. 5: 7).

112 Тихомиров Николай Владимирович, протоиерей (1863-1932) – окончил Рижскую духовную семинарию в 1883. По рукоположении во священники служил в Илуксто-Гринвальдской церкви, а также состоял законоучителем и преподавателем в Илукстском при монастыре училище. В 1902 перемещен в Ригу к женскому монастырю, затем был настоятелем Покровской церкви. С 1909 благочинный рижскоградских церквей.

113 Правильно: Кирилл Зайц – в то время протоиерей, позже протопресвитер. Р одился 15 июля 1869 года в местечке Яунамая Ференской (Веренеской) волости Рижского уезда Лифляндской губернии, настоящее имя его – Карл Янович (Иоаннович) Закис. Окончил Рижскую духовную семинарию в 1981 г. После рукоположения в священники служил на приходах в Латгалии. Окончил также Высшие курсы миссионеров в С.-Петербурге. Занимался противокатолической и противосектантской миссионерской деятельностью. Принимал участие в работе Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг. С 1918 по 1922 гг. о. Кирилл – настоятель кафедрального собора в г. Гродно, В 1922 г. вернулся в Латвию. Служил в Рижском кафедральном соборе. В 1929-1933 гг. – настоятель собора. В 1922-1934 гг. был также редактором журнала «Вера и жизнь». Преподавал в Рижской духовной семинарии. В 1933 г. в кассе собора была обнаружена недостача, и протоиерей Кирилл Зайц был отстранен архиепископом Иоанном от службы. В конце 1940 г. возвращен к церковному служению экзархом Прибалтики митрополитом Сергием (Воскресенским) и вновь назначен настоятелем Рижского кафедрального собора. В августе 1941 г назначен начальником Внутренней Православной Миссии в Латвии, затем Внешней Православной Миссии с центром в Пскове. В 1943 г. возведен в сан протопресвитера. В январе 1945 г. был приговорен к 20 годам лишения свободы. Умер в лагере.

114 Титов Федор Иванович – церковный историк, профессор Киевской Духовной Академии, в эмиграции – богословского факультета Белградского университета, протоиерей.

Архив журнала
№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2013№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба