Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Вестник РОССИЙСКОГО ФИЛОСОФСКОГО ОБЩЕСТВА » №1, 2013

Коваль Т.И.
Знаниевое общество
Просмотров: 1640

В 60-70-ые годы прошлого века практически параллельно с развитием концепции информационного общества  проходило становление концепции общества знаний. Оно базировалось на предложении Р. Хатчинсом и Т. Хусеном модели обучающегося общества (learningsocietу), где приобретение знаний становится постоянной потребностью, и введении П. Дракером понятия общества знания (knowledgesociety), где важнее всего «научиться учиться». Однако время сместило акценты в сторону информационного аспекта. В 2005 году международная организация ЮНЕСКО во Всемирном докладе провозгласила идею перехода от информационного общества к обществам знания (множественное число, используемое в определении нового социального уровня, неслучайно: тем самым исключается  существование единственной универсальной модели общественного развития). По мнению составителей документа, этот переход необходим для преодоления негативных последствий информационного обще­ства, основными из которых признаны чрезмерная технификация, грозящая унификацией социума, и рост со­циальной разобщенности как на национальном, так и на международном уровне. Если «вынести за скобки» детальный процесс сравнения множества характеристик, определяющих информационное общество и общества знаний, то новый конструкт представляется определенной, более совершенной стадией в развитии пока еще не окончательно сформировавшегося информационного общества, в которой осуществится минимизация проявившихся опасностей последнего.

Для понимания принципиального различия этих состояний необходима дифференциация часто отождествляемых понятий «знание» и «информация». Под знанием понимается особый продукт когнитивной деятельности человека, который предполагает осмысленность, наличие цели и ценностно-личностного компонента, системность, апробированность практикой. Информационному обществу присуще не создание интеллектуального продукта, а распространение сведений о нем посредством печатных изданий, телевидения, а теперь и сети Internet. Следовательно, уровень информированности современного человека определяется не объемом знаний, а его участием во все большем количестве коммуникаций. В глобальной сети Internet колоссально возрастают возможности осуществления коммуникаций, но это не тождественно приращению нового знания. Информацию, таким образом, можно рассматривать лишь как намек на представляемое знание. Кроме того, неструктурированность, противоречивость, фрагментарность перманентного информационного потока, обрушивающегося на сознание людей, способствует формированию столь же противоречивой и фрагментарной картины мира, негативно влияет как на индивидуальное, так и на общественное сознание.

Всемирный доклад ЮНЕСКО «К обществам знания», предостерегая от переоценки значения информационных обменов, констатирует: «Информация – инструмент знания, сама по себе она знанием не является» [2, с. 21]. Важное различение знания и информации проводит Г. Бехманн: «знание создает  способность действия (знание – предпосылка действия), в то время как информация представляет собой знание, обработанное для целей использования» [1, с. 108]. Принципиально важно смещение основного акцента с усвоения значительных объемов информации, накопленной впрок, на овладение способами непрерывного приобретения новых знаний и умение учиться самостоятельно, освоение навыков работы с любой информацией, с разнородными противоречивыми данными, формирование  самостоятельного критичного, а не репродуктивного типа мышления.

Главной задачей современности становится качественное превращение информации в знание – «общественное достояние, которое должно быть доступным для каждого» [2, c.20]. Необходимо создание системы образования, способной готовить не носителей или обладателей информации, а активных пользователей, и не только позволять, но и обязывать человека непрерывно учиться. В отличие от информации понятие «знание» предполагает обязательный морально-этический компонент: ведь концепция нового социального развития постулирует необходимость формирования новой этики свободы и ответственности, основанной на совместном использовании знаний. 

Таким образом, показателем общественного развития становится уровень освоения знаний. Их дефицит или неэффективность использования в условияхсовременной рациональной деятельности ввиду нелинейного взаимодействия технического и социального компонентов автоматически предполагает множество отношений с неопределенным и даже трагичным исходом. Несмотря на сохраняющиеся формы традиционного мироосмысления (интуиция, религиозное и обыденное знание) именно знание в его истинном понимании с эффективной опорой на естественные, математические и общественные науки, использованием междисциплинарных подходов, комплексной системы оценки превращается в важнейший стратегический ресурс и способно предоставить новые возможности для социального саморегулирования.

Литература

  1. Бехманн Г. Современное общество: общество риска, информационное общество, общество знаний / пер. с нем. А. Антоновского и др. М.: Логос, 2011. – 248 с.
  2. К обществам знаний: Всемирный доклад ЮНЕСКО. М.: Издательство ЮНЕСКО, 2005. – 239 с.
Архив журнала
№4, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба