Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Южное Сияние » й№3, 2019

Эльдар Ахадов
Воспоминания о Латинской Америке. Куба
Просмотров: 13

ВОЛНЫ КАРИБСКОГО МОРЯ

 

Волны мягко окутывают пространство. Тёплые, они, пока ты входишь в них, ласково целуют твои ноги, затем, словно живые ладони, мягко гладят твои грудь и спину, чуть покачивая тебя. Прозрачно-изумрудные, они сопровождают каждый твой шаг навстречу и легко выносят тебя, когда ты устремляешься к берегу. Это очень похоже и на музыку, и на любовь. Может быть, и то, и другое когда-то и впрямь родилось от них…

 

ЧЁРНЫЙ КОЛИБРИ

 

Это было неподалеку от хутора Каса-де-ла-Гайега. Остановившись передохнуть после продолжительного пути по партизанской тропе, я обратил внимание на находившийся рядом куст высотой примерно в три метра, усеянный крупными ярко-оранжевыми цветами. Среди прочей тропической зелени он явно выделялся. И вдруг послышался лёгкий треск крыльев, похожий на стрекозиный. В глубине куста между цветами порхало нежное существо величиной с большую стрекозу, но явно с птичьими крыльями и тонким длинным носиком. Крылья колибри и само её тельце были абсолютно чёрного цвета с перламутровым переливом. Я замер, восхищённо наблюдая за этим чудом дикой природы. Только цвет птички заставил меня на мгновение усомниться в реальности её существования. Мне казалось, что все колибри цветные.

Но тут я вспомнил, что несколькими часами ранее возле деревни Чарко-Асуль наш проводник Хорхе показывал всем, как высоко на дереве цветёт абсолютно чёрная орхидея. Раз существуют чёрные орхидеи, почему бы не существовать и чёрным колибри?

 

ВСТРЕЧА С БРОНЗОВЫМ ХЕМИНГУЭЕМ

 

Вчера побывал в доме Хемингуэя в Гаване. Увидел тот самый колокол, который звонит по каждому. Убедился, что праздник всегда с нами. Насмотрелся на оружие, с которым попрощались. Книги, книги, книги в каждом свободном и несвободном уголке.

Вот катер, на котором он ловил рыбу. Вот бассейн, в котором он купался. Вот могилы его любимых собак. Вот орхидеи, которые разрослись повсюду… Писателя не было дома. Но ощущение,что он где-то неподалёку, не покидало.

В городе случайно заглянул в старинный отель «Ambos Mundos»: всюду его фотографии на зелёной стене. А под ними – девушка, читающая его книгу. Местные называли его «Эль Папа». И здоровались все, вся Гавана, когда он прогуливался по городу. Вот отель «Флорида», где в ресторане я попробовал его любимое мясное блюдо, которое здесь готовят и сейчас. А вот и он сам – Эрнест Хемингуэй в своём любимом баре «Флоридита», где для каждого делают его любимый напиток «дайкири».

Привет, «Эль Папа!». Ты снова здесь… ты всегда с нами.

 

СЬЕНФУЭГОС

 

Честно говоря, я предполагал, что город носит фамилию команданте Камило Сьенфуэгоса, погибшего в первый год победившей кубинской революции. Но это оказалось не так. Город носит фамилию испанского губернатора, основавшего в 1819 году единственный на Кубе крупный населённый пункт, построенный по французским архитектурным канонам… Жара стояла неимоверная. Первым, кого я заметил в городе, оказался бронзовый памятник местной знаменитости – певцу Бенни Море, весьма неординарной личности, скончавшейся в возрасте 43 лет от наркотиков и запоя, будучи гордостью всего города за уникальное исполнение полюбившихся песен. По одной из старинных пешеходных улочек с крикливыми зазывающими продавцами я вышел на площадь, центром которой в отличие от городов испанского происхождения является городской сквер. В самой его сердцевине – памятник Хосе Марти – из ослепительно-белого камня. Правее – громадное дерево – сейба – символ Кубы и всего кубинского. Сейба – самое высокое дерево Антильских островов, Культ сейбы – живая фольклорная традиция. Легенды о ней знают все – от мала до велика. Сейба почитается во всех религиях, представленных на острове Куба. Корни культа уходят в индейскую традицию. Это дерево считается покровительницей всего живого, способствующей плодородию людей, животных и растений. Его называют Матерью деревьев и людей, Деревом божественной силы, Деревом, дающим жизнь, Матерью мира, Небесным столбом. Она служит жилищем и троном главных божеств – и христианских, и афро-кубинских. Дерево воспринимается как доброе и могущественное божество с нежной и ранимой душой: «Сейба плачет, когда ей наносят оскорбление». Отношение к сейбе такое же, как и к большинству сакральных объектов: её нельзя обижать – относиться непочтительно, срубать, колоть, обрывать листья (крестьяне, расчищая участки леса под посевы или пастбища, никогда не трогают сейбу). Только для лечения болезней у неё просят кору, ветки или листья. Сок, которым обильно пропитано всё дерево, и дождевая вода, скапливающаяся в дуплах сейбы, считаются лучшим средством от всех недугов. Из древесины никогда не строят дома, не делают мебель, не вырезают посуду или орудия труда. Только белыми шелковистыми волокнами, которыми наполнены плоды сейбы, набивают подушки. И тогда спящему снятся пророческие сны. Не только люди, но и звери, и все силы природы относятся к сейбе с благоговением: никто никогда не видел, чтобы её спалила молния или повалил самый свирепый ураган. Все повторяют, что «молния уважает только сейбу и больше никого на свете». Кубинская народная традиция наделяет христианскую Деву Марию и олицетворяющую её сейбу чертами древней богини дождя и плодородия и ещё более архаичной хозяйки – покровительницы лесных животных. Многие старики верят, что сейба-Дева повелевает дождями: она вся наполнена ими, а под её корнями – большое озеро или источник.

До революции во время засухи со всей округи собирались сотни людей и поздно ночью с зажжёнными свечами в руках шли к сейбе, обходили её вокруг и молили, став на колени, о дожде и урожае.

Главное, что запомнилось в короткой встрече с городом Сьенфуэгос (Сienfuegos) – его старинный бар с самым правильным приготовлением коктейля мохитос и чудесными уличными музыкантами. Местный художник прямо в баре за три минуты сделал мой шарж и подарил его мне, пока я пил свой мохитос.

 

ТРИНИДАД

 

Наверное, стоит сказать несколько слов о том, что встретилось в дороге. На кубинских дорогах движение достаточно спокойное. Автомобилей не много. Есть ещё и конские повозки, брички и тому подобное. У всех лошадей на глазах шоры. Много велосипедистов и байкеров. Авто в основном советское: «москвичи», «жигули» – в том числе легендарные «копейки». Грузовые «КамАЗы», «МАЗы» и «ЗИЛы». Иномарки – очень редки. Главная кубинская дорога была построена ещё в XIX веке: из конца в конец острова по длинной его составляющей. Должна была иметь 7 метров в ширину. Но наш гид Роберто сказал, что метр тогда ещё украли пронырливые дельцы. И дорога была построена шестиметровой по ширине. Ближе к Гаване я увидел и современную автостраду с шестью полосами. На короткой остановке после двух с половиной часов езды в баре увидел чучела кайманов. Это небольшие крокодилы. Один был около метра длиной в стоячей позе с маракасами в лапах. Другой, полуметровый – просто стоял на четырёх лапах и приветственно скалился посетителям. Затем проезжали через колхоз имени Ленина. Образцовое кубинское сельскохозяйственное предприятие, борющееся с «золотым драконом». Так называется жучок, поедающий сладкие большие оранжевые апельсины. Чтобы испортить ему аппетит, стали высаживать кислые зелёные маленькие апельсины. Дракон их есть отказался. Но полностью не исчез: притаился и ждёт, когда кубинцам надоест сажать эту кислятину, и они вернутся к тем сортам, которые вкусны и приятны.

Сьенфуэгос стоит на берегах бухты Карибского моря. Многие в городе обучались в Советском Союзе для того, чтобы работать на атомной электростанции. Она построена, но не работает, потому что Ельцин в угоду США запретил поставлять на Кубу ядерное топливо для электростанции. В результате десятки тысяч обученных кубинцев остались без работы и средств к существованию.

Карибское море золотилось под солнцем справа от дороги. Слева возвышались покрытые густой зеленой растительностью горы – Сьерра-де-Эскамбрай. А над автобусом кружила гигантская птица. Я спросил у Роберто, не орёл ли это. Нет, ответил он, это гриф. Перед Тринидадом мы заехали в горный лес и пообедали в крестьянском кафе. Пока размещались за столами, каждому бесплатно от заведения был вручен местный алкогольный коктейль. Позднее я заметил, что такова традиция всех ресторанчиков Кубы: первый коктейль – каждому в подарок от хозяев заведения. За еду платить не надо, а вот за повторный напиток (при желании его употребить) – надо. Но первый – везде бесплатно. Мне это понравилось.

Итак, Тринидад. Если посмотреть на изображение на монете в 25 сентаво и на одну из сделанных мной фотографий Тринидада – это одно и то же. Тринидад – город-музей Кубы, старше Гаваны. Возник он в 1514 году, как место, где добывали золото. Мощёные булыжником улицы, деревянные балюстрады, конные экипажи. Башня «Манака Иснага», с которой наблюдали за рабами на плантациях… здесь великое множество уличных кафе и ресторанчиков. Стоило нам заглянуть в один из них, как нас угостили коктейлем из местного самогона и мёда. Ощущение великолепное. Тут же в ресторанчике появились музыканты и начали петь для нас замечательные кубинские песни. Я заказал второй коктейль. Город целиком объявлен достоянием человечества. Каждое здание в нём – это целая история. Все двери открыты. Всюду музыка и весёлые голоса. Заглянул даже в дом шамана. Помимо больших религий на острове существуют и малые местные. С шаманами и колдунами и духами. В одном из ресторанчиков Роберто показал вещи из России: самовар и железную пепельницу с Марксом, Энгельсом и Лениным. Бродили по улочкам до темноты. А ночевать уехали в горы за 25 км от Тринидада.

 

СЬЕРРА-ДЕ-ЭСКАМБРАЙ

 

Моё жилище представляло собой хижину в густом тропическом лесу. На стенах ночью я заметил ящериц, а в санузле по полу вальяжно прогуливались гигантские сороконожки. Примерно в таких, но наверняка в более жёстких условиях обитали в лесу кубинские партизаны. Мне и моим товарищам предстояло одолеть на полувоенном грузовике «ЗИЛе» около 20 км по горным грунтовым дорогам. Дальше дорог не было. Нужно было идти пешком по партизанской тропе среди густого влажного леса, в котором полно пауков, змей и другой живности.

Моё место было возле водителя Марио. Отряд погрузился в грузовик и мы направились в гущу девственной сельвы. Я снова заметил гигантскую птицу с широкими крыльями, парящую над нами. «Ауро», – лаконично ответил на мой вопросительный взгляд испаноговорящий Марио. Высоко в горах было влажно и тепло, все деревья окутаны слоем лиан. Выделяются отдельные высоченные деревья – пальмы и хвойные, похожие на сосны. Дорога крутейшая. То вниз, как в пропасть. То вверх, и ничего кроме неба не видно. Наконец, кончилась и она. Пара мазанок, огород. Дальше – сплошная растительность. Земля сыроватая, ноги то и дело скользят.

Наш проводник – Хорхе знает окрестности как свои пять пальцев. Тем не менее пару раз падаю, вернее, соскальзываю с полуразрушенной влажной тропы, успевая вцепиться в ближайший кустарник. Среди них оказываются кусты одичавшего кофе. Снимаю зёрна крупным планом. Через полтора километра похода в сплошных зарослях различаю шум воды. Хорхе машет рукой – сюда! И вскоре я оказываюсь у входа в пещеру. В пещере не холодно, но очень сыро. Узкий ход ведёт куда-то вверх. Под ногами ничего не видно. Один раз я всё-таки серьезно сорвался и упал, к счастью, в мягкую сырую вязкую глину.

Наконец, расширилось внутреннее пространство, и мы увидели гигантские сталактиты, свисающие откуда-то сверху. И свет из провала в земле. Двигаться нормально мне мешала раненая нога. Где-то порезал ступню. И теперь из-под носка медленно сочилась тёплая липкая кровь… наконец, мы выбрались из пещеры и через несколько десятков метров оказались перед гигантским красивейшим горным водопадом в лесу. Ощущение фантастическое. Продолжив путь, пришлось многократно перебираться по скользкому бревну через бурную реку то к одному берегу, то к другому.

В одном месте среди речных перевёрнутых скал образовалось небольшое горное озеро. Я не рискнул мочить раненую ногу, хотя многие купались в чистейшей горной воде. Вид у меня был, как у раненого партизана. Спасал только алкоголь в небольших количествах, которым со мной время от времени делились товарищи по нашей «боевой» группе. Амиго Хорхе показывал местные тропические растения, которые могли помочь раненому партизану. Но я сказал, что пока терпимо, буду идти сам. Мы шли вдоль реки уже три часа. Натоптанная тропа иной раз исчезала вовсе. И тогда приходилось идти по каменистому сланцеватому гребню возле бурной воды. Затем – взбираться вверх по еле заметной скользкой тропке.

В одном месте внезапно неподалёку закричала птица. Хорхе сложил особым образом ладони и ответил ей. Завязался «разговор» проводника и птицы. Это как-то отвлекло меня. В другом месте Хорхе заметил сухие семена лианы. Говорил что-то об их целебных свойствах. Я плохо запоминал, но семя, похожее на огромную шоколадную таблетку диаметром около 7 см, взял на память. Наконец, впереди показалось жильё. В этом скрытном месте хозяева дома когда-то подкармливали партизан и лечили раненых. Там каждого из нас тоже ожидала простая крестьянская еда и стаканчик хорошего самогона. Я горжусь тем, что смог пройти по партизанской тропе Че и его товарищей до конца. Спасибо Хорхе, Марио, Роберто и местным товарищам-крестьянам. Партизанские горы Сьерра-де-Эскамбрай мне отныне не забыть никогда!

 

ХИЩНЫЙ ЦВЕТОК

 

Далеко не все цветы беззащитны. Наблюдал в лесах горного массива Сьерра-де-Эскамбрай весьма любопытную картину. С виду очень даже благовидный скромный цветочек нежно фиалкового цвета, весьма приятно пахнущий, формой лепестков напоминающий цветы гороха. Подлетает муха среднего размера и пытается протиснуться через зев к сладкому устью. После нескольких безуспешных попыток узкое устьице, наконец, раскрывается и насекомое опускает в него переднюю часть тельца. И в этот момент из раскрытого цветочного зева в спину насекомому вонзается острая игла, моментально его парализующая. И цветок начинает высасывать из насекомого все питательные вещества. Через некоторое время от насекомого остается одна только пустая лёгкая оболочка, которая смывается дождём или стряхивается ветром. Конечно, до этого момента я не дожидался, но начало «драмы» пронаблюдал и понял, чем она теперь закончится.

 

НОЧНАЯ ЖИЗНЬ ГУАНАЯРА

 

Я уже собирался ложиться спать в жилище посреди леса Гуанаяра в 25 километрах от Тринидада, когда при слабом свете ночника уловил боковым зрением какое-то быстрое движение небольшого хвостатого существа, пробежавшего по моей подушке и скрывшегося за спинкой кровати. Постояв некоторое время и решив, что мне от усталости померещилось, я обернулся и заметил такое же существо на противоположной стене возле картины, изображающей непонятно что в стиле абстрактного портрета из «Приключений принца Флоризеля». Насколько помнится, всякий знакомый с Клетчатым при взгляде на портрет восклицал: «Это он! Клетчатый!». А всякий, кто не видел в своей жизни Клетчатого, не видел в этом портрете ничего, кроме абстрактных линий и пятен. Такова была и эта замечательная картина: кроме линий и пятен я в ней не распознал ровным счетом ничего.

Зато узнал существо на стене – небольшую пучеглазую ящерицу, замершую на месте, по-видимому, полагавшую, что если застыть на одном месте, то тебя совсем не видно. Я медленно достал сотовый телефон из кармана брюк, включил режим фотосьёмки и сделал пару щелчков. Заслышав резкие щелчки, ящерица тут же ускользнула за картину. Теперь я понял, что именно пробежало по моей подушке и не смог заставить себя сейчас же уснуть. Я лёг и начал наблюдать за картиной с таким живым интересом, какого прежде к абстрактной живописи не проявлял никогда. Моё терпение было вознаграждено: вскоре ящерка появилась снова. В помещении имелось несколько небольших картин, но всякий раз, когда совершал намеренно резкое телодвижение, бдительная родственница крокодила пряталась именно за этой картиной…

 

НЕИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ КУБЫ

 

Мы думаем, что хорошо знаем недавнюю историю Кубы. По крайней мере, так думают многие в России. И ошибаются. Ничего мы толком о ней не знаем. Некоторые, например, наверняка полагают, что революция на Кубе свершилась социалистическая. И привели к ней кубинский народ коммунисты. Это неправда от начала и до конца. Революция, произошедшая на острове Свободы, изначально к коммунистам никакого или почти никакого отношения не имела. Это был всеобщий протест народа против правления диктатора Батисты, нагло узурпировавшего власть в стране, нарушив все демократические принципы, силой отменившего выборы. Коммунистическая же партия… поддерживала Батисту в сороковые годы. Наше родное советское правительство в те же сороковые годы имело с ним дружеские отношения. Из вождей кубинской революции только один был коммунистом до взятия власти в свои руки. И этот один был не Фидель Кастро. Че Гевара тоже не был членом компартии. Камило Сьенфуэгос, главнокомандующий кубинской армией в первый год победившей революции, вообще, оказывается (это для нас «оказывается», не для кубинцев) был убеждённым членом партии анархистов. Все они боролись с тиранией Батисты, против него, а не за что-то общее. Не за социализм, а за справедливость в стране.

Многие ли знают, что ещё 1955 году до катастрофической высадки с «Гранмы», до начала партизанского движения была попытка мирных переговоров между будущими революционерами и Батистой? И не революционеры их сорвали, а диктатор Батиста. Много раз до приезда на Кубу я слышал о том, что землю на Кубе практически невозможно купить. В конституции России вроде бы прописано, что земля России принадлежит народу России. Но ею давно уже вовсю торгуют. А по кубинским законам земля принадлежит тому, кто её обрабатывает. То есть, купить землю нельзя, а владеть ею можно. Нужно только жить на ней и обрабатывать её. И пока ты и твои потомки обрабатываете землю, вы ею владеете. Хоть тысячи лет. Но как только прекратите её обрабатывать, она вам чужая. Куба примкнула к социалистическому лагерю только потому, что не хотела стать американской провинцией, а в одиночку отбиться от засилья американцев никак не смогла бы в силу разных «весовых категорий». О Че Геваре тоже – всё то, что нам «поют» последние десятки лет, либо чушь полная, либо сознательное вранье…

 

КУБИНСКИЕ ДЕНЬГИ

 

На Кубе разные деньги. Одни – для туристов – конвертируемые песо – куки. Другие песо – для населения. Они не конвертируются. А есть ещё деньги исторические. Например, первые деньги революционной Кубы, подписанные президентом госбанка Кубы Эрнестом Че Геварой. Их ценность – памятная. В 1961 году ограниченное количество банкнот номиналом 50 и 100 песо было напечатано в Чехословакии и доставлено на остров. На банкнотах – подпись председателя госбанка Кубы – Че Гевары. Одна из особенностей банкноты в 50 песо – изображение на её оборотной стороне момента национализации американских компаний Exxon Mobil и крупнейшей компании по экспорту тропических фруктов United Fruit Company. Позднее нанесение наименований этих компаний на национальную валюту стало расцениваться как скрытая реклама этих компаний. Банкноты в 50 и 100 песо 1961 года с личной подписью команданте Че в дальнейшем никогда нигде более не печатались. Находясь в Гаване 17 ноября 2018 года, я обратился к русскоговорящему гиду, чернокожему кубинцу Барбаро, с которым мы успели сдружиться на литературных темах, с просьбой подсказать при случае: где можно приобрести банкноту с подлинной подписью Че Гевары… Барбаро обратился с таким вопросом к своему столичному знакомому – нумизмату. Минут через сорок тот нашёл нашу группу возле входа в старинную крепость. Через пять минут банкнота 1961 года номиналом в 50 кубинских песо с вожделенной подписью находилась в моих руках.

Её ценность и уникальность я осознал только в России после того как умудрился потерять банкноту в своей квартире.

 

КУБИНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ

 

С талантливой московской художницей, психологом и писателем кубинского происхождения Марией Сантьяговной или (если официально) с Марией Вальдес Одриосола (Maria Valdes Odriozola) мы непосредственно виделись и общались в Москве трижды – 09.06.2017, 21.04.2018 и 10.11.2018. С госпожой (или товарищем, наверное, по-кубински будет точнее) Даниани – полмесяца: с 11.11.2018 по 26.11.2018.

Так получилось, что Мария видела меня в Москве перед самым вылетом на Кубу 10 ноября, а Даниани встречала меня в Варадеро на следующий день. Два душевно талантливых человека, чьи судьбы так или иначе связаны с островом Куба.

Даниани Охеда Сото (Daniani Ojeda Soto) – представитель туристической организации, непосредственно отвечающая за встречу, размещение и сопровождение досуга российских туристов, прибывающих на Кубу для отдыха от нашей производственной структуры. Признаюсь честно, если бы не её бескорыстная помощь, мой первый творческий вечер в Латинской Америке вряд ли был бы возможен.

А московская кубинка Мария украсила мой творческий вечер в столице своими чудесными солнечными живописными работами. Хочу ещё раз выразить обеим женщинам свою глубокую признательность и передать через них кубинскому народу своё восхищение светлыми открытыми бескорыстными сердцами его дочерей.

 

АПЛОС!

 

Я снова услышал знакомые восклицания и тут же вспомнил многолюдную ночную в рекламах и фонарях улицу Флорида в центре Байреса, как по-родственному называют Буэнос-Айрес жители города, и голос уличного конферансье, предлагающего публике поаплодировать паре танцующей танго милонга, как сейчас: «Аплос! Аплос! Аплос!». Но сегодня я не в Аргентине, а в Варадеро – на Кубе. Но голос кубинского конферансье на сцене летнего театра взывает к публике точно так же, указывая на великолепных смуглокожих танцоров вечернего шоу «Кубано»: «Аплос! Аплос! Аплос!». Концерты здесь – каждый вечер. Он начинаются не раньше десяти часов, когда становится относительно прохладно, если плюс 25 считать прохладой, конечно. Но для удобства зрителей на каждые четыре стула приходится один столик, на который можно поставить любой прохладительный напиток из ближайшего бара, который располагается неподалёку, буквально за спиной. А если вы устали от шумного яркого шоу, то можно пройти в большой зал с огромными стеклянными дверями, выходящими на открытую балюстраду, под которой шелестят пальмы и глухо вздыхает невидимый в темноте Атлантический океан, чьё влажное дыхание доносит свежий морской бриз.

Там можно присесть за столик, дождаться юную мулатку и заказать ей чашечку чёрного кофе или кофе с молоком, или стаканчик прохладного мохито, или ледяного дайкири с ломтиком лимона на краешке высокого бокала с тонкой стеклянной ножкой. Здесь заказы не записывают, их запоминают и доставляют вам почти мгновенно. И ничего не путают с первого раза, не беспокойтесь, вас уже запомнили: в следующий раз вам принесут именно тот чёрный кофе или тот самый дайкири, который вы здесь уже заказывали. Разумеется, если от вас не последует каких-либо дополнительных указаний.

Каждый вечер в зале играют для публики музыканты. Можно сидеть часами и просто слушать, отдыхая душой или погружаясь с прекрасные воспоминания. Каждый вечер – что-то новое: вчера я наслаждался саксофоном, сегодня – женщина за роялем исполняла романтические пьесы, завтра – под аккомпанемент гитар три исполняет самые задушевные кубинские напевы…

Поют, естественно, на родном испанском языке. Как мне показалось, по своему менталитету кубинцы ближе всего к испанской культуре. «Эспаньол?» – вопросительно обратился ко мне в Гаване Омар – водитель роскошного «Понтиака» выпуска середины 50-х годов прошлого века. Вопрос немного смутил меня. Почему-то в тот момент мне очень хотелось ответить ему утвердительно или хотя бы кивнуть, не разочаровывать. Но я не смог. Не знаю я испанского языка.

Полная белолицая луна мелькает в медлительных облаках над моим балконом. «Аплос, Куба! Аплос…».

 

НАД БЕРМУДСКИМИ ОСТРОВАМИ

 

Несмотря на все слухи о кубинской расхлябанности и необязательности, с которыми я ознакомился в интернете до приезда на Кубу, отлёт из Варадеро произошёл на удивление чётко, слаженно и точно в те сроки, которые предусматривались. Перед нашим из аэропорта вылетал канадский рейс в Торонто. Вот у него была небольшая задержка, но довольно незначительная – минут на сорок. Впрочем, и самолёт там намного меньше размерами, чем наш российский Боинг 777-200 авиакомпании «Nordwind Airlines» («Северный ветер»). Наш самолёт прилетел в Варадеро накануне с новой группой туристов. Экипаж ночевал на острове. Вылетели мы почти точно по расписанию – на пять минут позже.

Обратный путь пролегал в том же общем направлении, что и путь сюда, но по времени занял 10 часов 40 минут, то есть, на час с небольшим меньше, чем путь с востока на запад. Попутчики у меня были те же, с какими летел на Кубу. Многих я теперь узнавал в лицо, а многих – нет, поскольку вместимость салона почти 400 человек, а с таким количеством российских путешественников ознакомиться физически трудно. Да и не нужно.

Отличие маршрута состояло в том, что теперь мы пересекали Атлантику правее – над Бермудскими островами, находящимися в 900 км от побережья США. Это скопление из 181 кораллового острова и рифа общей площадью 53,3 кв. км. Известность этому месту в океане принесло понятие «Бермудский треугольник» – район Саргассового моря, ограниченный территорией треугольной формы, вершинами которой являются Майами, Бермудские острова и Пуэрто-Рико. Упоминается об исчезновении около 100 крупных морских и воздушных судов, исчезнувших в районе Бермудского треугольника. Сам район считается весьма непростым для навигации, именно здесь чаще всего зарождаются циклоны и штормы. Наиболее известен случай с исчезновением в Бермудском треугольнике сразу пяти американских бомбардировщиков-торпедоносцев. Самолёты вылетели в Бермудский треугольник и исчезли там. Никаких обломков самолётов так и не было найдено. Более того, один из искавших пропавшие бомбардировщики самолёт тоже бесследно исчез.

Оказавшись в районе Бермудских островов, наш самолёт вошёл в густую пелену тумана (это на высоте почти 10 км, как буквально за пару минут перед этим объявил пассажирам капитан нашего воздушного судна!). Буквально сразу же началось явление, называемое турбулентностью. Турбулентность – явление физическое. Самолёт вдруг начинает подбрасывать и трясти – как машину на ухабистой дороге. Турбулентность может возникнуть по разным причинам, например, когда самолёт попадает в грозовое облако. Водяной пар в таком облаке превращается в капли и создаёт энергию, которая нагревает воздух; восходящие и нисходящие потоки нагретого воздуха раскачивают самолёт. Радары позволяют предвидеть такие ситуации, и пилоты обычно стараются облетать такие облака стороной. По сведениям, которые мне сегодня удалось посмотреть, 12 ноября 2001 года самолёт, попавший в зону турбулентности, разбился. Говорят, что сильная турбулентность возникает достаточно редко, но именно такой случай и произошёл с нашим воздушным судном над Бермудами два дня назад – в ночь с 27 на 28 ноября. По данным Национального совета по безопасности США ежегодно травмы от турбулентности получают 60 человек (речь идёт только об американских перевозках), с 1980 по 2008 годы в США серьёзные травмы от турбулентности получили 298 человек, а три человека – погибли. По данным Air Safe – погибли 6 человек.

Известно о не так давно произошедшем случае с 27 пассажирами рейса «Аэрофлота», который летел из Москвы в Бангкок. Они получили травмы из-за того, что самолёт при подлёте к аэропорту попал в зону турбулентности. Самолёт подбросило на 100–200 метров вверх, и часть пассажиров по инерции оказалась выброшена в проход. Люди получили ушибы, переломы и вывихи.

В апреле 2018 года вследствие сильной турбулентности на борту Boeing 787 Dreamliner авиакомпании Air India трое пассажиров получили повреждения, а у самолёта лопнула рама иллюминатора. Ситуация заставила изрядно поволноваться 240 пассажиров, многие из которых плакали и молились за свои жизни.

В сентябре 2018 года лайнер Airbus A320 мексиканской авиакомпании Volaris попал в турбулентность, следуя из Гвадалахары в Тихуану. Пассажиры сняли последствия болтанки на видео и выложили в сеть. На кадрах видно, как получившие травмы путешественники лежат в проходе, в то время как бортпроводники пытаются им помочь.

В октябре 2018 года пассажиры авиакомпании Aerolinas Argentinas, летевшие рейсом AR1303 из Майами в Буэнос-Айрес, засняли последствия болтанки на камеру. Лайнер Airbus A330 попал в сильную турбулентность, после которой салон самолёта превратился в свалку, а 15 пассажиров получили травмы. В момент инцидента на борту находилось 192 путешественника. На фотографиях видны валяющиеся между рядов контейнеры, пледы, личные вещи и поломанные части самолёта. В ролике, снятом одним из пассажиров, запечатлено, как стюардесса собирает мусор, а затем в кадре появляется полотенце с кровью. Во время турбулентности самолёт трясло так, что в салоне переворачивались тележки с едой…

Психологически это очень трудно: сохранять самообладание, когда кажется, что твой самолёт трещит по всем швам и вот-вот развалится, когда в течение полутора часов рядом с тобой молятся женщины и не умолкая плачут дети, которым очень страшно, а пол под ногами то и дело внезапно проваливается куда-то в тартарары по 5-10 секунд подряд. И снова, и снова, и снова… При этом – за иллюминаторами сплошная белесая стена облачности, которой по моим понятиям (если верить сообщению капитана корабля) на высоте 10 километров быть попросту не может! Что тут скажешь? Бермудский треугольник вновь оправдывает свою репутацию?

И всё же через полтора часа, когда нервы у многих пассажиров были уже никакими, этот дикий ужас прекратился. Наш дальнейший полёт над Атлантикой – мимо Гренландии, Исландии, Скандинавского полуострова и далее – до Москвы проходил достаточно спокойно. О, Бермудские острова! И хотел бы, да не смогу ни теперь, ни потом забыть этот полёт над вами – в таинственном тумане загадочной турбулентности…

 

Архив журнала
й№3, 2019№2, 2019№1, 2019
Поддержите нас
Журналы клуба