Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №10, 2015

Михаил КАГАНОВИЧ
Уходящая натура

Каганович Михаил Вениаминович — поэт, прозаик. Родился в 1956 г. в Москве. Образование высшее медицинское. Автор книги стихов «CREDO» (М., 2008), книг прозы «Начало романа» (М., 2009) и «На конной тяге» (М., 2009). Живет в Москве.

 

 

Поэт — звание не важное. Скорее — неважное.

Поэт растворен в воздухе языка, ради которого существует, без остатка. Величайшие — незаметны. Как Грибоедов, пословно разошедшийся на цитаты. Или Пушкин, запустивший в русский ум горькую идею маленького человека. Или Блок. Или...

В самом начале семидесятых, еще школьником, в гостях у папиных друзей, я услышал пару строк, без которых русский воздух с той самой поры, как они написаны, смею утверждать, не так «сладок и приятен» более:

 

Какая сука разбудила Ленина?
Кому мешало, что ребенок спит?

 

Ленина никто не хаял. Он был, как на октябрятской звездочке, — только с закрытыми глазками. Автор его почти любил. Но от того становилось только поноснее (старое русское слово) и... страшнее. А страх исторгал хохот. И следом... — страх.

Спустя годы, волею судеб, я познакомился с автором этих строк. Более того — довольно продолжительное время мне посчастливилось находиться в его присутствии, видеть и слышать его друзей, но главное — слышать его самого. Как он сам говорил об «...историческом недосыпе»: «Было душно... И захотелось свистнуть...»

Коржавин живет теперь в Америке и говорит о ней: «... страна прикладного христианства». И это тоже — взгляд поэта, всем существом отдающего себе отчет в сказанном самим Господом: «...пусть левая рука твоя не знает, что делает правая».

Он и в советскую ссылку был когда-то отправлен за то, что любил свою (нашу) страну не так, как было положено, а как поэт, то есть — как Бог на душу положил.

И эта распирающая грудь любовь. Дочь его кишиневского друга Александра Фридмана, Люся Польшакова, рассказывала, что как-то сидит, смотрит невидящим своим взглядом в пространство и вдруг:

— Дай ей Бог здоровья!

— Кому, Наум Моисеевич?

— Как кому? Русской женщине!

Коржавинский парафраз:

Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд...
Но кони всё скачут и скачут,
А избы горят и горят...

«весит» сегодня едва ли не больше некрасовского оригинала.

Он настоящий русский Сократ. И мудростью, и любовью к миру, и удивительным портретным сходством. И даже своей Ксантиппой — Любаней (Любовью Семеновной), которой не стало в прошлом году, а он в это никак не верит. Потому что, как не мог без нее дышать, так и не может до сих пор.

Он стар, болен и одинок. Храни его Господь!

 

Поэту, на сон грядущему

Умирает Коржавин на том обороте Земли,
Где ни дна, ни покрышки, где «всё так» — да не так и не эдак...
И рифмует, рифмует, рифмует... судьбу, океан, корабли,
Что гудят не ему и не то, и не там — напоследок...

Слепотой прозревая, что некому передавать — 
Типа лиры-кифары — деревянной сидушки в сортире — 
Лишь со струнами. Типа «как Пушкину делал Державин». Кровать 
И проход до сортира, наощупь, по чёрт-ногу-сломит квартире.

Умирает эпоха, топочут коней табуны,
Занимаются избы — аж в полнеба — и бабам пора бы...
Но цикута горчит, не кончаясь... И русский Сократ без страны...
Да Ксантиппа-Любаня готовится выть, как на родине бабы.

 

Любаня

А Ксантиппа взяла и управилась
Раньше Эмочки своего. 
Что ей здесь, среди нас не занравилось?
В небесах ли взыскует чего?

«Масло жизни» жевала — кунжутное — 
Час-полчас, что ни утро — урок.
Да китайщина эта непутная
Католичкам, как видно, не впрок.

Порассеял овсяные клеточки
Щедрой жменью рачок-мужичок,
Чтоб — как перст — без Любанечки-деточки
Мудрый Эма — слепой дурачок.

Чтоб, когда за последней завесою
Ангел вечности снимет печать,
Дал ей счастье Всевышний — встречать
Православного Манделя мессою.

 

* * *
Сейчас, сейчас произойдёт — 
Толику только лишь терпенья — 
Муз полуголый хоровод,
Сатиров из кустов сопенье...
Вот, вот — на кончике пера, 
На самой тонкой паутинке...
Но кто-то вдруг шепнёт: «Пора...» 
И всё — ни звука, ни картинки...
Безвольный увалень, душа
Засуетится неумело, 
Куль неподъёмный тормоша 
Деревенеющего тела:

Назад — в ярем. Взвалить... Нести...
Куда ты?! Господи, прости...



Другие статьи автора: КАГАНОВИЧ Михаил

Архив журнала
№9, 2020№10, 2020№12, 2020№11, 2020№1, 2021№2, 2021№3, 2021д№4, 2021№7, 2020№8, 2020№5, 2020№6, 2020№4, 2020№3, 2020№2, 2020№1, 2020№10, 2019№11, 2019№12, 2019№7, 2019№8, 2019№9, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9. 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба