Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Эмигрантская лира » эм№1, 2021

Стихи Игоря Павлюка в переводах с украинского Раисы Резник

 

 

 

 

Игорь Павлюк. Украинский писатель, научный работник, переводчик. Родился в 1967 г. на Волыни. Народный поэт Украины. Лауреат Народной Шевченковской премии, нескольких всеукраинских литературных премий. Доктор наук. Член Британского ПЕН-клуба. Член Ассоциации европейских писателей. В 1999 и 2000 гг. был в творческой командировке в США в качестве научного сотрудника и поэта-пилигрима. Сегодня Игорь Павлюк – ведущий научный работник отделения украинской литературы XX века и современного литературного процесса Института литературы им. Тараса Шевченко Национальной академии наук Украины в г. Киеве, профессор кафедры украинской прессы Львовского национального университета им. Ивана Франко.

 

 

 

 

Раиса Резник. Родилась в 1948 г. в Одессе. Росла и училась в Винницкой области. Окончила Винницкий пединститут. Работала учительницей английского языка в Украине и в Молдавии. На Западе с 1994 г. Сборники стихов: «На грани» (на русском и англ.), 1997; «О главном и вечном» (поэтическое переложение еврейских пословиц), 1997; «Точка опоры», 1999. Публиковалась в литературных альманахах США и Германии, в журнале «Урал». Редактор альманаха «Связь времён». Живёт в Сан-Хосе (США, Калифорния).

 

СОВРЕМЕННИК

 

Он жил на развалинах.

Средь изменников, курв и мещан...

Где грозы, как ведьмы, –

Глухими ночами рыданьем заходятся, хохотом.

Отвергнут всем светом, но в круге свеченья, душа его –

То зверской окажется чуть, то немного пророческой.

 

Бодун и буддизм сочетаются в ней, нелегка

Душевная жизнь, равно, у достойного ль, мерзкого,

Звонкого иль одного из несчастных.

Сквозь него вертикальная к Богу течет река

И никогда не гаснет.

 

Он ходит на кладбище старенькое –

Искать себя...

В волшебном лесу ищет судьбу, как гномик.

В нем много песен и много небес.

Он любит весь космос, что пахнет огнем и соломой,

 

А здесь у нас темень, ночь, – словно шоколад с кровью.

Как клавиши пианино...  холодны людские слушки.

 

Для настоящего счастья ведь нужно еще то здоровье!

Вот так же ручьи льнут к морю – для вечности Сон-реки.

 

Он охраняет свой мир, звездный дым лампадки,

И страх убивает еще в зародыше…

Страх – гадлив…

Его подстерегают липкие бесовские нападки.

Но свет сквозь раны его проникает, как Бог,

И... болит.

 

В намоленной тишине он – древо: плодов каскад.

И демоны злые вокруг него, как мухи на Спаса...

 

Такие, как этот, являются в мир на века.

 

Века завершились ...

Но остаётся

Трасса…

 

АПОКАЛИПТИЧЕСКОЕ

 

Нем… Слов нет…

Патроны расстрелял...

Голосом опухшим вою в зори.

Обалдел я?

Или чокнулась Земля

В сатанинской злой лаборатории?

 

Хочется молчать – услышит Бог,

Сердцем лишь одним общаться с Богом.

Если выдох длительней чем вдох –

Вверх стремительней родимая дорога.

 

Украина –

Рана среди ран...

Как могила мамы, –

Несказанна.

Сорван кем-то дьявольский стоп-кран.

И поётся нечисти осанна.

 

Путает «Афон», «Айфон» народ,

Стукачей – с героями, бедняга.

О текущих днях не ходит анекдот, –

Нездоровья признак, передряги

В той людской комедии,

Где смех –

Снадобью сродни или таблетке

От депрессий и агрессий всех

У поэтов и у «новых» дерзких.

 

Цирк в дурдоме.

Горечь сироты ...

Нем… Слов нет…

Патроны не помогут.

Дьяволов души не сдюжишь ты.

Ангел не становится на страже

Тех, кто от него куда-то вбок...

Ведь Всевышний учит всех свободе.

 

Если выдох длительней чем вдох –

Значит:

Смерть

Себе

Дитя

Заводит…

 

* * *

Утро осеннее.

Виснет компьютер.

Нет

Никого в дому...

Время свечу зажигать.

Душу согреть.

Теплом обнимая тьму.

Не хочется жить…

Но и не хочется умирать...

 

Нафиг послать всех чертей,

Тех, что в людях живут.

Славу послать и деньги...

Сберечь нежность.

Нафиг политику и в термометре ртуть.

Ведь по-своему хорошо –   

Когда солнечно или снежно,

Тогда тело к телу

Или душу к Богу несут.

 

Ведь едино грешно –

Хвала и хула,

Кофе в кровать,

Поцелуи любимой.

Только не путать

Дым из дурного ствола

С дымом Отчизны сладким,

Чья привычная роль убита.

 

Господь только знает,

Куда она мчится, летит.

Уже кверху дном.

А небо у нас под ногами.

В землю, как в женское лоно,

Торопятся парни, сжигая мосты

Между храмами и сердцами.

 

Листья лежат на тропе,

Вырвал их, с кровью содрал

Ветер галактик.

 

Бунтуют и ели и туи.

 

...Вечер осенний.

 

Рад я, что верую в чудеса.

 

Пересамую.

Перегрущу я.

Переночую.

 

МИННОЕ

 

На минном поле кровавая тень.

Маки.

Васильки.

Ветер.

На минного полюшка животе

Что-то ползает, шерстью светит.

 

Повреждённые светом, летят птицы,

Летят, словно плывут, ей-Богу.

И братик мой Лес у Реки-сестрицы

К Росту выведывает дорогу.

 

Забываю пластмассовое, Интернет.

Забиваю на все суеты.

Я – маленький-маленький посреди планет –

Что словно челны на Лете.

 

Из бомбоубежища тела мотылёк мечтаний

Полетит на зарю и растает.

Цветы минного поля стары-стары

И резки –

Словно душевные раны.

 

И собаки, как люди,

Блуждают, грустны они,

Даль очищают от мин солдаты.

Мы на минном поле теперь не одни.

Одно отрадно: мы все крылаты…

Архив журнала
№2, 2020№4, 2020эм№1, 2021№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба