Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Плавучий мост » №2, 2020

«На языках разнообразных…»

Европейская региональная и диалектная поэзия
Перевод и предисловие Никона Ковалёва

Часть II

Памяти Е.В. Витковского

Вторая часть нашей подборки (начало – №1, 2020) региональной поэзии Европы посвящена XIX-XX в. Как я писал в предисловии к первой части, основная тема этой поэзии – патриотическая, воспевание местного своеобразия и самобытности. Впрочем, патриотизм не обязательно выражается в отклике на актуальные политические события. Так, стихотворение бретонского модерниста Ян-Бер Каллоха воспевает прелести родного приморского пейзажа. Даже в стихотворениях, где патриотическая тема прямо не заявлена, она все равно чувствуется – например, стихотворения римского поэта Трилуссы несколько напоминают по интонации знаменитые похабные «Римские сонеты» другого автора, писавшего на романьоло – Джузеппе Белли, блестяще переведенные Евг. Солоновичем.
Завершают подборку современные стихотворения, демонстрирующие, что поэзия ХХ-XXI вв. и в малых литературах шла в ногу со временем и не чуждалась экспериментов в области формы. Что до формального своеобразия, то здесь выделяется корнская поэзия, в которой развилась интересная форма трехстиший, ничего общего с другими известными в мировой литературе трехстишиями, например, японскими хайку, не имеющая. Эти трехстишия строго и виртуозно зарифмованы, каждое полустишие рифмуется с другим по схеме:

аb
ba
ab*,

причем первое полустишие последней строфы представляет собой разноударную рифму, характерную для кельтских языков вообще.
Интересны и опыты ладинского поэта Макса Този – представленное здесь стихотворение «Как сделать сонет» является «хвостатым» сонетом, непрерывно комментирующим процесс собственного написания.
Почему важно сегодня переводить эту региональную поэзию? Одной из причин можно назвать то, что иногда поэзия, сегодня стоящая на периферии мирового литературного процесса, в прежние времена находилась в его центре, так Галисия в Средневековье была одним из крупнейших центров культуры трубадуров. А кто знает, какой из языков через пятьсот лет будет государственнообразующим, а какой – диалектом?..

* Буквы здесь обозначают полустишия.

Платтдойч, Германия

Фриц Ройтер (Fritz Reuter)

(1810-1884)

Слепой ученик сапожника

«Ах, мой учитель, я – несчастное дитя,
Скажи, что делать мне, о Иисусе,
Совсем ослеп, учитель, я –
Узреть хоть что-нибудь напрасно тщуся».
Сапожник бросил все дела,
Подметки – в кучу барахла
И к мальчику в мгновенье – шасть
С вопросом: «Так, что за напасть?»
«Ах, погляди-ка, господин,
Не вижу масла – хлеб один».
Учитель, взявши бутерброд,
И покрутив и так и сяк,
Сказал: «Пусть черт меня возьмет!
Ты правду молвишь как-никак!
Постой!» Пошел он к госпоже
Сказать: «Нельзя так делать же!
Почто без масла бутерброд?
Пусть черт тебя за то возьмет!»
«Что? Он не нравится мальчишке
И лакомке и шалунишке?
Зачем вы с маслом все едите –
Так все хозяйство прохарчите!
Ведь это не обогатит,
А только в грошик нам влетит!»
«Ну, будет! Тоже мне бузила!
Ты лучше б сыр нам приносила!»
Старуха, покряхтев чуток,
Все ж приняла и сей оброк.
С едой достойной воротясь
Он, выпуская хлеб из рук,
«Сынок, ну как же твой недуг?»
Спросил ученика, смеясь.
«Прошел, – сказал в ответ шельмец, –
Я вижу, вижу наконец,
Однако есть деталь одна –
Cквозь сыр тот корочка видна».

Романьоло, Рим, Италия

Трилусса (Trilussa)

(1871-1950)

В тени

Газеты отшвырнув сухое слово,
В тени лежу, вдали от жарких сел,
Скажу я хряку: «Порося, здорово!»
Скажу я ишаку: «Привет, осел!»

Пускай они меня не понимают,
Но я доволен, ведь держу в уме –
Лишь здесь скажу ту правду, что все знают,
Без риска провести свой век в тюрьме.

Венетский язык, Триест, Италия

Вирджилио Джотти (Virgilio Giotti)<7h3>
(1885-1957)

Улица

Одна из улиц города родного,
где проходил я раньше сотни раз,
внезапно незнакомой мнится мне.
Фасады желтые и магазины,
кафе, дорога, шум дорожный с ней.
Как наша жизнь – была и вдруг не стало,
и не узнали мы ее нимало.

Монегасский язык, княжество Монако

Луи Нотари (Louis Notari)

(1879-1961)

Загадка

Едва родясь, я вскорости умру,
С рождением сплетен мой смертный час,
Но жизни вновь придусь я ко двору,
Всегда пред Богом и среди всех нас.

Я возрождаюсь, чтобы умереть,
Ведь грош цена тебе, о жизнь моя,
Но как умру – приятно посмотреть,
Оплакивают все – всем нужно я!

Кто я?

Время

Диалект кёльш, Кёльн, Германия

Вилли Остерман (Willi Ostermann)

(1876-1936)

Тоска по Кельну

Я в Кельне, на Рейне, родился,
Забыть не могу я о том,
Что в этот я город влюбился,
Горжусь я своим языком.

Когда я думаю о доме –
Собор я вижу пред собой,
И мыслей больше нету, кроме –
Бежать, бежать к себе домой.

О Рейне пел я раньше часто,
Германия гордится им,
Родного стал пейзажа частью,
Я родиной, как Рейн, любим.

Возьмет меня Господь на небо,
Петру Святому я скажу
О том, как в Кельне ныне лепо,
С любовью я на Кельн гляжу.

Взгляну от самых врат небесных
Я вниз, на город свой родной,
Не удержусь от слов я честных:
Люблю тебя я, город мой.

Бретонский язык, Бретань, Франция

Ян-Бер Каллох (Yann-Ber Kalloc’h)

(1888-1917)

Море
(Сиротская песня)

Люблю я глубину,
Но чуть в нее взгляну –
Увижу ураган
На острове родном,
Тогда все кверху дном –
От волн весь берег рван.

Люблю твой темный стон,
Он ветром донесен
До ложа моего,
И, радости полна,
Мне моря песнь слышна,
Я слушаю его.

Полдневною порой,
Взгляну на берег мой –
Как солнечно все тут…
О солнце, с высоты
Свет волнам даришь ты,
Что в тишине бегут.

Люблю тебя, лазурь,
Хоть ты игрушка бурь,
Хоть в сердце – не покой…
Где предков длинный ряд?
Давно они все спят
Во глубине морской.

Где их теперь найти?
Как можно их спасти
Из алчной глубины?
Их носит по волнам,
Где – неизвестно нам,
Того не знаем мы.

Ужели мне сейчас,
Свой возвышая глас,
Проклясть тебя навек?
Едва ли я смогу…
Стою на берегу,
На волн взираю бег.

Люблю тебя! Ты – боль,
Вот только не неволь –
Замолкнет песнь моя…
Нет для меня земли
Арморики вдали –
В разлуке гибну я.

Гарденский говор ладинского языка, север Италии

Макс Този (Max Tosi)

(1913-1988)

Как сделать сонет

Позволь мне рассказать простой рецепт сонета:
вот первый стих уже закончен – посмотри,
а тут другой, глядишь, и вот их целых три,
да и четвертая строка стихом одета.

Катрен второй – едва ль сложна задача эта,
из первого взял рифм, так вслед за тем бери
и все, что сделал ты чуть выше, повтори –
и вот перед тобой суть две строфы сонета.

Для строк терцетов двух возьми концы иные,
упорством и трудом вооружись теперь,
и два трехстишья вмиг предстанут расписные.

Гляди – по три стиха прибавить лишь осталось,
и твой сонет уже совсем готов, поверь –
гуляш сварил, приправить нужно малость…

Вот маленькая шалость:
строк увеличь число, хоть это не по моде,
и твой сонет пускай найдет решенье в коде.

Венский диалект, Австрия

Альберт Янечек (Albert Janetschek)

(1925-1997)

* * *
даже если ты ничто
ты можешь у нас
быстро чем-нибудь стать –

но только
в кофейне
потому что там ты сразу
профессор

После еды

после того как революция
пожрала
своих детей
она заказала своему сторожу
реакцию
и пошла спать

Парламентская логика

уровень
нашей политики
должен повышаться
заявил
оратор
и предложил
повысить
сокращение нашего рациона

День культуры

Праздник открывали невзыскательная приветственная речь от
бургомистра и пролог от поэта, способный угодить самому взыскательному вкусу. Затем концертное объединение из г. Учертанакуличках представило пьесу местного композитора для многих еще совершенно неизвестных инструментов. Заключительная дискуссия изменила мир. Относительно конвенционально прошел только праздничный обед, на котором даже самые фанатичные эстеты забыли свои принципы и жрали, как слепые лошади.

Швицердюч, Швейцария

Юлиан Диллиер (Julian Dillier)

(1922-2001)

Подтверждение права собственности

Что я есть
то я есть
что знаю
то знаю
что могу
то могу
что имею
то имею

Так что

Я есть то
что я есть –
там где стою
там и буду стоять!

Другие всегда неправы.

Саарландский диалект, юго-запад Германии

Альфред Гульден (Alfred Gulden)

Хлеб

Смотри как твоя мама
хлеб прижимает к себе
теплый к теплой!

Слышишь как нож еще
сухой по корочке
делает надрез?

И с начала или с конца буханки
отрезает первый ломоть
скажи что не чувствуешь снова его
запах!

Романьольский язык, Италия и Сан-Марино

Аннализа Теодорани (Annalisa Teodorani)

Сентябрь

Даже ресница
начинает отбрасывать тень

Корнский язык, Корнуэлл, Великобритания

Тим Саундерс (Tim Saunders)

Босрузйнн*

Утес стал песком, как допрежь,
Один рубеж, и песок на нем:
Вслед за ветром – только валов мятеж.

Босрузйнн – Bosrudhynn, англ. Bedruthan Steps, скалы в северной части Корнуолла

Примечание:
Никон Ковалев – переводчик, филолог. Стихи, критика и переводы публиковались в журналах «Вопросы литературы», «Новый мир», «Ковчег», Prosodia и др., в антологии французской поэзии «Франция в сердце» (М., 2019).

Архив журнала
№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2014
Поддержите нас
Журналы клуба