ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Библиотека » Портреты » Татьяна Савицкая

Татьяна Cавицкая
ИНТЕРНЕТ – 2025
Просмотров: 2085

В статье содержится анализ прогноза развития Интернета до 2025 года, разработанного компанией Cisco и подразделением глобальных бизнес-сетей консалтинговой группы Monitor Group в августе 2010 года. Приводится значительное количество дополнительных статистических материалов, в свете которых оценивается достоверность предложенного компанией Cisco прогноза основных тенденций развития Сети в указанный период, а также релевантность содержащихся в нем четырех сценариев дальнейшей эволюции Интернета.

 

Вряд ли случаен повышенный интерес научного сообщества и широких общественных кругов к ближним и дальним перспективам развития интернета как базового культурного института формирующейся глобальной электронной цивилизации. Уже сейчас Сеть не только главный поставщик социокультурного креатива, полигон апробации новых социально-коммуникативных парадигм, формирующих общество web.2.0, но и универсальная операциональная среда социально-культурной деятельности любого масштаба: от мировой электронной биржи до ЖЭХа или скромного магазинчика на углу.

В целом, можно сказать, что экспансия «киберпространства геофинансов» (термин французского социолога Игнасио Рамоне), инициировавшая масштабное перераспределение полномочий с национального на транснациональный уровень, резко ускорила процессы социально-культурной и экономической трансформации, затронув практически все страны и существующие в них сообщества. Нельзя не отметить при этом, что комплексные видоизменения, многообразно (экономически, социально, культурно-психологически) затрагивающие само бытие локальных единиц (групп, организаций, индивидуумов) носит чрезвычайно амбивалентный, а подчас непредсказуемый характер, С одной стороны, развивается так называемая «электронная демократия», дающая шанс локальным образованиям различного уровня задействовать собственный уровень социально-экономического, политического и культурного развития; не на словах, а на деле бороться против информационного неравенства, реализуя при этом право преимущественного доступа к участию в институциональном строительстве и концептуальном оформлении глобальной электронной цивилизации, формировании структур международного «гражданского общества». С другой стороны, повышение динамизма и открытости социокультурных процессов на местном уровне зачастую приводит к разрушению и фрагментации сложившихся структур «жизненного мира», появлению массового феномена социально-культурной «беспризорности», когда атомизированный индивидуум оказывается вытолкнутым в единое поле ттранскультурной реальности, возможно, даже против собственной воли. Не в этом ли причина активизации – в контексте ускоренного развития глобальных, как правило, киберпротезированных интернациональных структур в сфере финансов, политики, культуры – региональных этнических и религиозных конфликтов, когда, лишившись привычной самоидентификации, индивидуум как бы берет напрокат идеологизированную псевдоидентичность. Тем большую актуальность, очевидно, приобретает актуальный мониторинг динамики развития Сети, выявление комплекса воздействующих на нее позитивных и негативных факторов как на глобальном, так и на местном уровне.

25 августа 2010 года компания Cisco и подразделение глобальных бизнес-сетей консалтинговой фирмы Monitor Group, мирового лидера в области сценарного планирования, опубликовали отчет «The Evolving Internet» («Эволюция Интернета»), где содержится компетентный анализ основных (как благоприятных, так и неблагоприятных) факторов дальнейшей эволюции Сети [1]. Междисциплинарная группа аналитиков задалась вопросом: как будет выглядеть Интернет в 2025 году? Сможет ли Всемирная Паутина, уже сейчас насчитывающая 2 млрд. пользователей и поддерживающая рынок объемом в 3 триллиона долларов США, объединить к этому сроку все население земного шара, обеспечив рост образовательного уровня, материального благосостояния и социальной сплоченности? Или, возможно, развитие Сети под гнетом целого ряда неблагоприятных обстоятельств пойдет по менее радужному сценарию и приобретет совершенно иные параметры?

Как известно, на протяжении минувшего десятилетия Интернет развивался поистине рекордными темпами, и данными на этот счет располагает не только компания Cisco. По данным Международного союза электросвязи (МСЭ)[i], за последние пять лет аудитория Интернета удвоилась и к концу 2010 года превысила 2 млрд. человек [2]. Согласно статистическим данным, обнародованным компанией Pingdom.con, в 2009 году число интернет-пользователей в мире составляло 1,73 млрд. человек, что означало 18-процентную прибавку по отношению к показателям предыдущего, 2008 года. При этом количество сайтов в декабре 2009 года достигло 234 миллионов, за год было создано 47 млн. новых веб-ресурсов [3]. По статистическим данным компании Step and Step на июнь 2010 года, в мире насчитывалось уже 1,97 млрд. интернет-пользователей, что на 14% превышало показатели предыдущего года, при этом из них 825,1 млн. проживало в Азии, 425,1 млн. – в Европе, 266,2 млн. – в Северной Америке, 204,7 млн. – в Латинской Америке и Карибском бассейне. 110,9 млн. – в Африке, 63,2 млн. – на Ближнем Востоке. 21, 3 млн. человек – в Океании и Австралии. Число же сайтов составило уже 255 миллионов [4].

При всем динамичном росте, вряд ли запланированном в 70-е гг. прошлого века разработчиками Всемирной Паутины из ARPAnet, Интернет сейчас – достояние примерно трети человечества. В связи с этим понятной становится целевая установка создателей совместного прогноза компании Cisco и фирмы Monitor Group: выявив актуальные тенденции развития Сети, сформировать ряд вероятностных сценариев дальнейшей эволюции Интернета, могущих послужить базой для выработки конкретных рекомендаций в сфере интернет-предпринимательства для деловых кругов и политических структур, и тем самым стимулировать бесперебойный рост Интернета в будущем.

Основные тенденции развития Интернета в ближайшие 15 лет

Сформулированные в прогнозе важнейшие тенденции будущего развития Сети носят комплексный характер, затрагивая глобальную структуру управления Интернетом, различия в поведении пользователей разных поколений и регионов, интерфейсные технологии и модели тарификации сетевых соединений. Перечислим их вкратце:

1. В предыдущее пятнадцатилетие рост Сети будет происходить, в основном, за пределами богатых, «развитых» стран;

2. Глобальное управление Интернетом останется практически без изменений;

3. Новая интернет-аудитория («цифровые дикари», как образно именуют ее разработчики прогноза) будет использовать Сеть совсем не так, как пользователи предшествовавших поколений;

4. Современная клавиатура перестанет быть главным интерфейсом для доступа в Интернет;

5. Будущие пользователи будут располагать большим числом вариантов оплаты интернет-соединений, чем сегодня[1].

 

Позволим теперь сделать краткий комментарий по поводу каждого из пунктов.

  1. Действительно, с каждым годом все отчетливей тенденция – основной прирост числа интерет-пользователей происходит за счет так называемых развивающихся стран. По данным МСЭ, в минувшем 2010 году общий прирост интернет-аудитории составил 226 млн. человек, из них 162 млн. новых пользователей жили в развивающихся странах. При этом если в развитых странах к концу 2010 года к Интернету был подключен 71% населения, то в развивающихся странах доля интернет-пользователей составила всего 21% [2]. Более детальную картину уровня популярности Сети на различных континентах приводит авторитетное агенство Internet World Stats. По данным на 30.06.2010 года, процент интернет-пользователей по отношению к общему числу населения составлял: в Северной Америке – 77,4%, в Австралии и Океании - 61,3%, в Европе – 58,4%, в Латинской Америке и странах Карибского бассейна – 34,5%, на Ближнем Востоке – 29,8%, в Азии – 21,5%, в Африке – 10,9%, при среднемировом показателе числа интернет-пользователей в 28,7% [5].

Если сравнить эти данные с приведенными выше статистическими показателями общего числа Интернет-пользователей по различным континентам за 2010 год, становится очевидным, из каких регионов мира следует, в первую очередь, ожидать появление новых легионов «сетевых иммигрантов». Кстати сказать, на высокую вероятность резкого притока интернет-пользователей из развивающихся стран указывают эксперты и других компаний, специализирующихся на прогнозах. Так, согласно прогнозу компании Boston Consulting Group, в ближайшие пять лет количество интернет-пользователей в крупнейших развивающихся странах мира (Бразилии, России, Китае, Индии и Индонезии), где сегодня проживает почти 45% населения планеты, по меньшей мере, удвоится и достигнет 1,2 млрд. человек (против нынешних 610 млн. активных пользователей) –[6]. Особенно активно, как и следовало ожидать, растет число интернет-пользователей в стремительно развивающемся Китае. В конце ноября 2010 года, согласно данным агенства Ренхал, ссылающегося на правительственную статистику, число посетителей Сети в КНР составило 450 млн. человек (33,9% всего населения) при росте числа пользователей по сравнению с предыдущим годов в 20,3% [7].

 

  1. Разработчики прогноза развития Интернета до 2025 года занимают четкую позицию: ни множащееся год от года число электронных преступлений, ни растущее недовольство международного интернет-сообщества технологическим и организационным доминированием США в Сети, не являются аргументом для радикального изменения существующей ситуации. По их мнению, именно «отсутствие какой-либо выраженной формулы глобального управления или внятной альтернативы в сфере институциональной структуры обеспечат неизменность, в основном, набора правил текущего руководства Интернетом от настоящего времени до 2025 года»[1]. Данную (и – вполне закономерно - господствующую в США) точку зрения на необходимость сохранения статус-кво в сфере глобального управления Интернетом колоритно выразил один из разработчиков Всемирной Паутины Винтон Серф в выступлении на Всемирном форуме по управлению Интернетом, состоявшемся в конце марта 2004 года в штаб-квартире ООН, заявив «Не надо чинить то, что и так работает».

Тем не менее, мировое сообщество в рамках международных организаций и регулярно собирающихся представительных форумов по управлению Интернетом (последний, российский, состоялся в мае 2010 года в Москве) ведет неустанную работу по дальнейшей демонополизации процесса регулирования Сети, исходя из того факта, что за последние 25 лет Интернет из закрытой научно-исследовательской среды под эгидой министерства обороны США превратился в открытый публичный ресурс глобального масштаба. В настоящее время главным управляющим и регулирующим органом в области Интернета является некоммерческая частная организация под названием «Корпорация Интернета по присвоению номеров и адресов» (ICANN), в ведение которой входит назначение параметров интернет-протоколов, управление системой доменных имен и корневых серверов, порядок присвоения доменных имен, распределение пространства электронных адресов и проч. Как отметил интервью «Российской газете» от 14 мая 2010 года главный исполнительный директор ICANN Род Бэкстром, в настоящее время в составе совета директоров данной организации «22 человека, из которых 16 представляют разные страны мира и только 6 специалистов из Америки. Но это граждане США, а не члены правительства»[8].

 Безусловно, по мере демонополизации глобального управления Интернетом будет возрастать роль Сети как зоны консенсуса и глобального сотрудничества в решении общих проблем: кибербезопасности, охраны копирайта, сохранения приватности, защиты детей, создания благоприятного климата для общения и торговли, что, на наш взгляд, вовсе не исключает возникновения новых, согласованных в рамках интернет-сообщества инициатив по видоизменению существующих модусов регулирования Сети.

  1. Абсолютно аргументированной представляется убежденность разработчиков прогноза в том, что грядущее «сетевое поколение» будет использовать Интернет иначе, чем современные пользователи. Уже сейчас после разразившейся в начале ХХI века «революции социальных сетей» становится очевидным, что Интернет как набор синхронно действующих информационных, коммуникативных, развлекательных, рекламно-коммерческих технологий активно превращается в важнейший компонент жизненной среды миллионов пользователей.

 Для начавшейся уже эпохи «умных толп» (термин Говарда Рейнгольда) характерны следующие тенденции развития рынка интернет-услуг: формирование новых полифункциональных онлайновых сервисов (типа Твиттера) с упрощенным интерфейсом, работающих в режиме реального времени; рост популярности «мобильного веба» в связи с выходом на рынок различных гаджетов (iPhone, Android и др.); активное развитие так называемого «Интернета вещей», т.е. предметов повседневного пользования (автомобилей, холодильников, электроплит и т.д.) с доступом в он-лайн и регулированием через него. Формирующееся глобальное электронное общество – это прежде всего общество пронизывающей повседневную жизнь киберпротезированной интерактивности. Согласно данным МСЭ, к концу 2010 года в мире насчитывалось около 5 млрд. абонентов сотовой связи (сравним с 2 млрд. интернет-пользователей), при этом свыше 4,5 млрд. человек спорадически пользовались Интернетом через мобильный телефон. При этом наиболее активно сети мобильной связи формируются в развивающихся странах. Так, в минувшем году в Индии каждый месяц подключалось 10 млн. новых пользователей мобильной связи [2]. По данным МСЭ, еще в 2009 году в России насчитывалось 230 млн. подписчиков сотовой связи; иначе говоря, в целом на двух россиян приходилось 3 мобильных телефона [9].

Прерогатива развитых стран – широкополосный доступ в Сеть, которым в них, согласно статистике МСЭ, пользуются 24,6% населения (против 4,4% в развивающихся странах). Неудивительно, что именно в странах бывшего «третьего мира» активно развивается рынок технологии мобильной связи «3 Джи», позволяющей получить высокоскоростной доступ в Интернет с телефона или ноутбука. Если в 2007 году подобная услуга предоставлялась в 95 странах, то на данный момент – в 143 странах, число же подписчиков возросло с 72 млн. в 2005 году до 940 млн. человек в 2010 году [9]. Как оказалось, уровень использования авангардных технологий «мобильного веба», разрабатываемых компанией «Apple», также чрезвычайно высок в некоторых странах «третьего мира». Так, согласно статистическому отчету компании Net Application, десятка стран с наибольшим числом пользователей iPhone выстраивается так: 1. Экваториальная Гвинея; 2. Кот –д Ивуар; 3. Тринидад и Тобаго; 4. Мальдивы; 5. США; 6. Французская Полинезия; 7. Бруней; 8. Армения; 9. Камерун; 10. Гренландия [10]. Факт, поразивший многих аналитиков, не кажется столь шокирующим, если учесть, что приобретение для приобщения к Сети «дорогой игрушки» от Apple все же обходится куда дешевле, чем налаживание полноценной технологической инфраструктуры Интернета в странах ее практического отсутствия. Очевидно, что в ближайшем будущем следует ожидать дальнейшего изменения как методов использования Сети, так и способов подключения к ней.

  1. Распространение новых, не англоязычных клавиатур как интерфейсов доступа в Интернет, на которое обращается внимание в прогнозе, - закономерное следствие утраты монополии на Сеть США и странами Западной Европы. В связи с этим интересно сравнить два рейтинга популярности языков мира – по числу носителей языка как родного и по числу участников интернет-общения – соглаcно Etnologue, справочнику по языкам мира, выпускаемому организацией SIL International [11].

В настоящее время в мире насчитывается свыше 6 тысяч различных языков. Самыми популярными языками мира по числу носителей языка как родного являются: 1.китайский (родной язык для 1млрд. 213 млн. человек, официальный язык для Китая, Тайваня, Малайзии и Сингапура); 2. испанский (родной язык для 329 млн. человек, официальный язык для Испании и многих стран Латинской Америки); 3. английский (родной язык для 328 млн. человек язык общения, принятый в 112 странах мира, на всех материках: в Европе (Великобритания, Ирландия), Северной Америке (США, Канада), Австралии, Африке (ЮАР, Нигерия, Зимбабве), Азии (Сингапур, Малайзия); 4.арабский (родной язык для 221 млн. человек, являющийся официальным для 57 государств); 5. хинди (родной язык для 182 млн. человек, официальный язык Индии и Фиджи; 6. бенгали (официальный язык Бангладеш и индийского штата Западная Бенгалия, на котором разговаривает 181 млн. человек); 7. португальский (родной язык для 178 млн. человек, официальный язык для 10 государств (Португалия, Бразилия, Ангола, Мозамбик, Кабо-Верде, Гвинея-Бисау, Сан-Томе и Принсипи, Восточный Тимор и Макао); 8. русский (самый распространенный среди славянских языков, родной язык для 144 млн. человек, официальный язык в РФ, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, в Крыму (автономной республике Украины), 7 коммунах жудецов Тулча и Констанца в Румынии, в штате Нью-Йорк (США); 9. японский (родной язык для 125 млн. японцев, официальный язык в Японии, разговорный – в КНДР, Южной Корее, на Гуаме, Тайване, в Перу и Австралии); 10. Немецкий (родной язык для 110 млн. человек, официальный язык в Германии, Австрии, Лихтенштейне, Швейцарии, Люксембурге, Бельгии).

В рейтинге самых популярных языков интернет-общения, согласно данным агенства Word Internet Stats, выстраивается несколько иная иерархия: 1. английский язык, на котором в Сети общаются 478 млн. человек; 2. китайский – государственный язык самой густонаселенной страны мира – который использует 384 млн. пользователей; 3. испанский, на котором в Интернете общается 137 млн. человек; 4. японский, который использует в Сети 96 млн. человек; 5. французский, на котором в Сети общаются 76 млн. пользователей; 6. португальский, который использует в Сети 73 млн. пользователей; 7. Немецкий – язык общения в Сети для 65 млн. пользователей; 8. арабский, которым пользуется 50 млн. Интернет-пользователей; 9. русский, на котором в Сети общается 45 млн. человек; 10. корейский, который в Сети используют 37 млн. человек [11].

Сравнив оба, приведенных выше рейтинга, можно сделать вывод, что при всей распространенности в Сети западноевропейских языков (английского, испанского, французского, немецкого, португальского и проч.), использующих для выхода в Интернет клавиатуру на латинице типа QWERTY, другие популярные языки Интернет-общения, – китайский, японский, арабский, русский, корейский, а также хинди и бенгали – активно продвигают модификации этой клавиатуры, основанные на собственной графике. В частности, в русскоязычном Интернет-пространстве используется раскладка клавиатуры ЙЦУКЕН, применяемая также с определенными модификациями на Украине, в Белоруссии, Киргизии, Казахстане и проч. Не говоря уже о том, что в обозримом будущем клавиатура любого типа может быть постепенно вытеснена другими интерфейсами, дающими доступ в Сеть: голосовым управлением, уже сейчас используемым в мультимедийных смартфонах; разнообразными TouchScreen ами, управляемыми пальцевой жестикуляцией, и другими авангардными технологическими разработками.

  1. Очевидна справедливость высказанного в прогнозе предположения об увеличении в будущем числа вариантом оплаты интернет-соединений. К популярным сейчас способам оплаты (через терминал, по кредитной карте, через Интернет) могут добавиться и другие. Размер оплаты, система тарифных скидок и т.д. также могут значительно варьироваться в зависимости от типа Интернет-соединения, его скорости, региона, возраста пользователя и других факторов Интернет-рынка.

Факторы риска: три оси неопределенности

Совокупное воздействие пяти перечисленных выше основных тенденций развития Интернета касается, главным образом, внутренних факторов эволюции Сети. Но Интернет как базовый культурный институт глобальной электронной цивилизации тысячью взаимосвязей неразрывно вплетен в общую канву мирового развития во всей совокупности его социально-экономических, политических, научно-интеллектуальных, социально-психологических параметров. Все внешние взаимосвязи, в конечном счете, определяющие контекст развития Интернета, разработчики прогноза предлагают свести к трем осям неопределенности, подчеркивая непредсказуемость воздействия на общий процесс ряда важных факторов.

В конечном счете, эти факторы неопределенности можно объединить в следующие три группы:

1. Насколько широким (или, напротив, ограниченным) будет строительство широкополосных сетей в результате совместных усилий государственного и частного секторов?

2. Произойдут ли качественные прорывы в технической области, или информационные технологии будут развиваться эволюционно?

3. Будет ли пользовательский спрос на ресурсоемкие приложения развиваться столь же бурными темпами, как сейчас, или же эти темпы снизятся?

Дальнейшее развитие инфраструктуры Интернета напрямую связывают с прокладкой высокоскоростных соединений также и аналитики МСЭ. Как заявил в интервью информационному агенству Reuters 20 октября 2010 года генеральный секретарь МСЭ Хамадун Тур, «Широкополосный Интернет является следующей ступенью развития, технологией, которая влечет за собой системные изменения. Благодаря ему создаются новые рабочие места, обеспечивается рост и эффективность производства, а в долгосрочной перспективе это укрепляет конкурентоспособность экономики» [2].

Позволим себе заметить, что, по данным того же МСЭ на конец 2010 года, в Европе интернет-пользователями являются 65% населения, в Америке – 55%, в Азиатско-тихоокеанском регионе – 21,9%, а в Африке – только 9,6% населения [2]. Резерв развития, как говорится, налицо.

 В нашей стране, вошедшей к концу 2010 года в тридцатку стран с самым быстрым Интернетом[12], в последние годы основной прирост Интернет-аудитории осуществляется за счет регионов, при этом имеются в виду не столько областные города (где уровень интернет-активности, во многом, уже соизмерим со столицей), сколько районные центры, поселки городского типа и села, где информатизация – при всей насущной в ней необходимости – как раз встречает затруднения из-за неразвитости технической инфраструктуры. В какой же мере, какими темпами, в какие сроки и с привлечением чьих финансовых ресурсов в том или ином регионе будет осуществляться строительство широкополосных сетей, это зависит от целого ряда социально-экономических факторов (макроэкономических показателей, наличия или отсутствия кризисных ситуаций, глобальной и региональной безопасности и т.д.).

Столь же трудно предсказать темпы и направление дальнейшего прогресса в сфере информационно-коммуникативных технологий. Разработчики прогноза выделяют приоритетные направления, достижение успехов в которых непосредственно влияет на количественные и качественные показатели развития Сети: совершенствование (и удешевление) технологий беспроводного Интернета, прогресс в области компьютерной безопасности; инновационные разработки в сфере мобильного Интернета, способствующие выходу на уровень массового спроса новейших моделей ноутбуков, смартфонов и т.п.

Как показывает неожиданный для многих аналитиков стремительный рост социальных сетей и микроблоггинга, прогнозировать пользовательский спрос в области интернет-моды - дело, достаточно неблагодарное. В самом деле, по данным компании Step and Step, только за минувший 2010 год число пользователей сервисной службы микроблогов Твиттер возросло на 100 млн. и достигло 175 млн. человек, отправивших на протяжении года 25 млрд. твитов [4]. За этот же период к крупнейшей в мире социальной сети Facebook присоединилось 250 млн. новых пользователей, благодаря чему общее число пользователей этой сети достигло 600 млн. человек, из которых 70% находилось за пределами США, т.е. Facebook стал не американским, а международным сетевым ресурсом [4]. Кто мог бы предсказать такой успех на рынке Интернет-услуг данным сетевым ресурсам, запущенным в оборот всего лишь несколько лет назад!

 

Четыре сценария развития Интернета в период до 2025 года

Учитывая взаимодействие пяти основных тенденций дальнейшего развития Сети с факторами риска, формализованными в виде «трех осей неопределенности», разработчики прогноза сформировали четыре основных сценария эволюции Интернета на период до 2025 года. Охарактеризуем их вкратце.

  1. Наименование первого сценария - «Изменчивые границы» (Fluid Frontiers) – ясно указывает, что в нем воплощены наиболее оптимистические и амбициозные прогнозы развития Интернета в ближайшем будущем. В самом деле, согласно данному сценарию к 2025 году Всемирная Паутина опояшет всю землю и станет повсеместно доступной.

Численность Интернет-аудитории приблизится к 5,5 млрд. человек, что означает, что за период с 2010 до 2025 гг. к Сети присоединится 3,5 млрд. новых пользователей. Развитие технологии будет делать сетевые соединения и устройства все более дешевыми (несмотря на ограниченные инвестиции в расширение сетей), а глобальное предпринимательство и ожесточенная конкуренция обеспечат быстрое удовлетворение спроса на любые интернет-услуги, независимо от технологической основы и местоположение пользователя.

Совершенствование технологий беспроводного Интернета

вкупе с радикальным удешевлением «мобильного веба» обеспечат бесперебойный доступ в Сеть даже в тех географических ареалах, где отсутствуют широкополосные скоростные сети. Успешное развертывание глобальной электронной цивилизации, создав множество рабочих мест в новых, интеллектуально емких отраслях общественного производства, даст новый импульс социально-экономическому развитию даже наиболее проблемных регионов, радикально меняя географию грядущих инноваций. «На личностном уровне, взаимосвязанность позволит людям открыть новую общность, выходящую за рамки старых ограничений географии и культуры, изменяя структуру человеческих контактов и жизненных стилей»[1]. Растущий приток на рынок труда все более технически грамотных поколений «цифровых аборигенов» внесет свежие импульсы в образование, охрану окружающей среды, формирование новых киберпротезированных моделей как деловой активности, так и рекреации. Иными словами, « от Мапуту и Милуоки (Milwaukee) до Мумбаи Интернет станет фактом жизни, а не тем пустячком, который приятно иметь» [1].

  1. Название следующего сценария – «Неуверенный рост» (Insecure Growth) - подчеркивает, что он в отличие от предыдущего не обещает прихода глобального электронного рая. Обнаруживается, что в 2025 году индивидуальные пользователи и корпоративные заказчики не смогут уверенно полагаться на Интернет, главным образом, по причине резко возросшей киберпреступности. И это несмотря на то, что «развертывание сетевой инфраструктуры победоносно продолжается по всему миру, достигая даже тех наиболее удаленных мест, где мало кто предполагал когда-либо увидеть компьютер, открывая высокоскоростной доступ к «информационным сверхмагистралям» [1]. Поскольку развитие «сетевой инфраструктуры рассматривается как ключевой ингредиент национальной конкуретоспособности» [1], недостатка в инвестициях в интернет-бизнес не наблюдается.

Но чем в больших масштабах социально-экономическая деятельность перемещается в Интернет, тем больше в киберпространство мигрирует и преступность. Кража кредитных карт, взлом электронной почты, непрестанные вирусные атаки, незаконный доступ к приватной и корпоративной информации, хищение финансов, электронный шантаж, засилье бесцеремонной рекламы – все это делает Сеть некомфортным и опасным местом. Постоянные кибератаки приносят хакерам крупные дивиденды, причем хакерская активность всякий раз опережает превентивные меры государственных органов и международных организаций. «Борьба с кибертеррором и киберпреступностью становится затяжной, дорогостоящей, из-за низкой отдачи не вызывающей энтузиазма, во многом похожей на старую войну с наркотиками»[1]. Надежные альтернативные решения в сфере защиты информации, конечно, появляются, но их стоимость для рядового потребителя слишком велика; остается уповать на разработку новой комплексной технологии компьютерной безопасности в последующие 2030-е годы.

  1. «Несбывшиеся надежды» (Short of the Promise) – таково название следующего сценария. Ухудшение экономической ситуации в глобальном масштабе открывает эпоху ограниченных бюджетов. Во многих странах экономическая стагнация замедляет развитие Интернета. «Могло быть, конечно, хуже: число интернет-пользователей удвоилось (достигнув 4 млрд. человек), и Сеть распространилась значительно дальше, чем 15 лет назад» [1]. Однако большинство новых пользователей оказываются весьма «прижимистыми потребителями онлайновых услуг и норовят торговаться по каждому поводу: из-за технических устройств, из-за сервисных пакетов, из-за предлагаемого контента» [1].

Значительный уровень безработицы и общее старение населения, падающее тяжким бременем на бюджеты большинства развитых стран, радикально снижают спрос на дорогостоящие интернет-услуги и новые приложения (вроде сверхскоростного Интернета для игр с полным погружением или домашних мультимедийных систем с графикой в формате 3D) даже в том ограниченном рыночном сегменте, который представляет средний класс в странах с высоким уровнем жизни. Продажи через Интернет также становятся спорадическими. В борьбе с экономическими трудностями и растущим социальным напряжением правительства прибегают к протекционистским мерам, стремясь защитить от конкуренции национальный интернет-бизнес, что негативно сказывается на внедрении инноваций в сфере сетевых технологий.

Малая социальная востребованность новейших технологических разработок ведет к застою научной мысли; усилия разработчиков тратятся на удешевление интернет-соединений, предоставляющих пользователям стандартный набор базовых услуг. Общество все больше трактует Интернет как банальный коммунальный сервис; инновационный потенциал Сети как агента трансформации личности и социума остается невостребованным.

  1. Красноречивое наименование последнего прогноза – «Трещит по всем швам» (Bursting at the Seams) – указывает на то, что Интернет становится жертвой собственного успеха. С одной стороны, неуклонно растет интернет-аудитория: «Число интернет-пользователей теперь превышает 5 миллиардов, что на 3 миллиарда больше, чем было в 2010 году» [1]. С другой, растущий спрос на интернет-услуги постоянно блокируется нехваткой сетевых емкостей, поскольку «у новых пользователей весьма высокие ожидания, порождающие спрос на опции и функции, которые выходят за рамки того, что им могут предоставить преобладающие стандарты, протоколы и инфраструктура» [1].

Причина драматического разрыва между ожиданиями и реальностью использования Интернета заключается в том, что новая армия сетевых иммигрантов рекрутируется, главным образом, из числа технически слабо обученной молодежи (в возрасте до 35 лет) из беднейших слоев развивающихся стран. Лавинообразный спрос на качественные интернет-услуги, воспринимаемый на неотъемлемое право бывших «мировых парий» на новые стандарты жизни, недостаточно подкрепляется должным объемом инвестиций в сетевой бизнес. Организационное обустройство Сети не поспевает за ее перенаселенностью, ведь к 2020 году лишь в США интернет-трафик вырастет в 100 раз по сравнению с 2010 годом. Критическую ситуацию обостряет триумфальное развитие международного движения «Интернет для всех», стартовавшего где-то около 2018 года при поддержке ООН и целого ряда институтов гражданского общества. Популистские требования обеспечить для всех и каждого беспрепятственный доступ в Интернет, приравниваемый к реализации основных человеческих прав, сочетаются с растущим антиамериканизмом, сопротивлением многолетнему технологическому господству США. Настоятельной необходимостью в борьбе с ширящимся сетевым хаосом становится выработка новых правил и международных технологических стандартов глобального регулирования Интернета, наиболее активно продвигаемая Китаем и Россией, лидерами « сетевого диссидентства».

Анализ совместного прогноза компании Cisco и подразделения глобальных бизнес-сетей консалтинговой фирмы «Monitor Group» убеждает: становление глобального сетевого постобщества вряд ли будет бесконфликтным. За вычетом первого, достаточно утопического сценария в прогнозе обозначены те трудности, с которыми, вполне вероятно, может столкнуться человечество на следующем этапе ожидаемой массированной интернетизации социума: неконтролируемый рост кибертерроризма и киберпреступности, длительная стагнация интернет-отрасли вследствие ее хронического недофинансирования; критическое обострение «цифрового неравенства» между богатыми и бедными странами, грозящее «сетевым коллапсом»; отказ подавляющего большинства интернет-сообщества от технологического протектората США, парализующий существующие формы глобального управления интернет-ресурсами и чреватый анархией в Сети. В условиях фактической монополии на пользование авангардными достижениями цифровой революции богатых стран, обладающих развитой технологической инфраструктурой, и роста имущественного и цифрового неравенства, которое У.Бек именует «глобальным цифровым неравенством», в особенности в странах так называемой «мировой периферии», борьба за право на сетевое самовыражение приобретает особый смысл, не говоря уже о том, что все чаще Интернет через социальные сети и твиттер превращается в орудие политической радикализации значительных слов населения (в первую очередь, конечно, молодежи) в различных регионах земного шара.

Позволим себе несколько подробнее остановиться на такой, чрезвычайно опасной для развития Интернета тенденции, как рост киберпреступности. Согласно отчету «Русский» рынок компьютерных преступлений в 2010 году: состояние и тенденции», предоставленному компанией Group - IB[ii], финансовый оборот мирового рынка киберпреступности в 2010 году можно оценить в «7 млрд. долларов, а долю российского сегмента рынка киберпреступности в 1,3 млрд. долларов. Общие доходы всего «русского» рынка компьютерных преступлений составили сумму, превышающую первую почти в 2 раза. Находясь территориально в различных регионах и совершая свои атаки по всему миру, «русские» хакеры заработали в 2010 году около 2,5 млрд. долларов» [13]. По мнению группы аналитиков, наиболее распространенными видами киберпреступности в РФ в 2010 году были направленные атаки на финансовый сектор, рост числа смс-мошенничества на территории СНГ, использование приемов социальной инженерии в целях хищения персональной информации; формирование бот-сетей, используемых для рассылки спама, неправомерная отправка электронных платежных поручений с целью хищения денежных средств, продажа трафика (услуг по установке вредоносных программ на значительное число компьютеров и перенаправлению посетителей на определенные веб-сайты). Согласно выводам исследователей, «общемировой рынок киберпреступности характеризуется профессионализацией, расширением предоставляемых услуг и повышением их доступности» [13], что неминуемо приведет к дальнейшему увеличению ущерба от деятельности хакеров.

К этим подводным камням, на которые может наткнуться мировое сообщество к его дрейфе к глобальной электронной цивилизации удобств и услуг, можно добавить и другие менее очевидные, но не менее тревожные сопутствующие факторы: неуклонный количественный и качественный рост технологического контроля в контексте тотальной «цифровизации» социума, который столь легко преобразовать в социальный (а то и идеологический) надзор с далеко идущими последствиями для жизни и свободы индивидуума; возникновение новых видов интернет-зависимости, особенно опасных в условиях, когда киберсоциализация молодежи становится господствующей моделью социализации; формирование небывалых виртуальных форм самоотчуждения человека и т.д. Но…, как говорится, «дорогу осилит идущий». Можно присоединиться к словам Мануэля Кастельса, указывающего на кардинальную значимость Сети для формирования нового глобального мировосприятия: «Новая коммуникативная система радикально трансформирует пространство и время, фундаментальные измерения человеческой жизни. Местности лишаются своего культурного, исторического, географического значения и реинтегрируются в функциональные сети или в образные коллажи, вызывая к жизни пространство потоков, заменяющее пространство мест. Время стирается в новой коммуникативной системе: прошлое, настоящее и будущее можно программировать так, чтобы они взаимодействовали друг с другом в одном и том же сообщении. Материальный фундамент новой культуры есть пространство потоков и временное время. Эта культура перекрывает и включает разнообразие передававшихся в истории систем отображения; это и культура реальной виртуальности, где выдуманный мир есть выдумка в процессе своего создания» [14].

 В переживаемую нами эпоху цивилизационной неопределенности и растущих институциональных рисков, когда информатизация общества приобретает глобальный характер, мониторинг и анализ развития Интернета тождественен взгляду в будущее.

 

Литература

  1. The Evolving Internet. Driving Forces, Uncertainties and Four Scenarios to 2025. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://newsroom.cisco.com Время обращения: сентябрь 2010 г.
  2.  Каждый третий. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vz.ru/society/2010/10/20/441050/html Время обращения: 10 декабря 2010 г.
  3. Сводная мировая интернет-статистика 2009 года. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://it-pr/net/category/статистика-интернет Время обращение: 18 декабря 2010 г.
  4. Интернет-статистика за 2010 год. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://stepandstep.ru/catalog/rnow/123702/internet-statistica-za-2010 Время обращения: 24 января 2011 г.
  5. Статистика пользователей Интернета. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.bloxpot.net/2010/10/statistica-interneta.html Время обращения: 17 января 2011 г.
  6. В странах третьего мира увеличится число интернет-пользователей. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://itua.info/news/internet/28584.html Время обращения: 23 января 2011 г.
  7. Число интернет-пользователей в Китае выросло на 20,3%. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http:// www.bfm.ru/news/2010/12/31/chislo-internet-polzovatelej-v-k...Время обращения: 30 января 2011 г.
  8. Жебит М. Перед правительством США. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rg.ru/2010/05/13/internet-poln.html Время обращения: 10 января 2011 г.
  9. Число пользователей сети Интернет превысит два миллиона уже в 2010 году. [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.rg.ru/2010/10/19/internet-anons.html Время обращения: 28 декабря 2010 г.
  10. Гуськов Д. Лукавые цифры статистики MacOS, Safari и iPhone. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.intime.ru/publication?id=8003 Время обращения: 10 февраля 2011 г.
  11. Самые популярные языки мира. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://fb.whoyougle.ru/texts/most-popular-languages/ Время обращения: 31 января 2011 г.
  12. Россия занимает четвертое место по количеству интернет-пользователей в Европе. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://net.compulenta.ru/429528 Время обращения: 15 января 2011 г.
  13. «Русский» рынок компьютерных преступлений в 2010 году: состояние и тенденции. – М., 2011.
  14.  Кастельс М. Информационно общество: экономика, общество и культура. – М., 2002.


[i] Международный союз электросвязи (International Telecommunication Union, ITU) – международная организация, в рамках которой правительствами и частным сектором координируются глобальные сети и услуги электросвязи. Основанный в Париже в 1865 году как Международный телеграфный союз МСЭ получил свое нынешнее название в 1934 году, а в 1947-м стал специализированным учреждением ООН.

[ii] Group –IB (www.group-ib.ru) – первая в России и странах СНГ компания, профессионально и грамотно занимающаяся расследованием киберпреступности и компьютерной криминалистикой в разных ее аспектах. Входит в LETA, одного из лидеров рынка информационной безопасности в России. Входит в LETA Group.



Другие статьи автора: Cавицкая Татьяна

Другие Портреты на сайте ИНТЕЛРОС
Все портреты
Рубен АпресянАлександр БузгалинОлег ГенисаретскийСергей ГригорьянцАбдусалам ГусейновМихаил ДелягинДмитрий ЗамятинИлья КасавинВиктор МалаховВладимир МалявинВадим МежуевАлександр НеклессаЕлена ПетровскаяГригорий ПомеранцБорис РодоманТатьяна СавицкаяВалерий СавчукОльга СедаковаАлександр ТарасовВалентина ФедотоваДмитрий ФесенкоТатьяна ЧерниговскаяШариф ШукуровМихаил Эпштейн
Журналы клуба