Библиотека » Портреты » Дмитрий Фесенко

Гламуризация архитектуры – всерьез и надолго
Просмотров: 6624

Э. ван Эгераат. Конкурсный проект комплекса Национальной библиотеки Республики Татарстан в Казани. 2007 г.Э. ван Эгераат. Конкурсный проект комплекса Национальной библиотеки Республики Татарстан в Казани. 2007 г.В советское время архитектура принимала на себя различные функции: в 1920-е гг. – жизнестроительные, в 1930-1950-е – идеологические, в 1960-1980-е – социально-преобразовательные. Лишь в очень узком своем сегменте архитектура воспринималась как предмет престижного потребления – эта тенденция развивалась по нарастающей приблизительно с 1970-х гг., по мере зарождения и вхождения в силу постмодернистской эпохи, поначалу затронув в основном жилые интерьеры. Следует заметить, что в гораздо большей мере она распространялась на предметно-вещевой комплекс: от автомашин и одежды до бижутерии и мебели.

Начиная с 1990-х гг. в наших пенатах архитектура все настойчивее становится объектом статусного присвоения – наравне с дизайном или антиквариатом. Что уж говорить об архитектуре, если даже сфера гуманитарного знания вошла в гедонистически-консьюмеристский стандартный набор (1)!

В потребительской иерархии архитектуре отводится роль пикантной приправы к основному блюду, в роли которого в одних случаях выступает ее содержимое, начинка – торгово-развлекательная, культурная, офисная и т.д., в других – сами хозяева с их общественным статусом, образом жизни и совокупностью капиталов – от финансового до социального. Современная архитектура все чаще рассчитана на интеллектуально необременительное, вальяжное, «вкусное» потребление. Она гламуризируется. Сначала эта тенденция проявляется в облике «машин для потребления» - торговых центров, игорных заведений, ресторанов, кинотеатров и т.п., с одной стороны, и жилья в его части, исполняющей также представительские функции – с другой, затем достигает офисных и производственных зданий, учреждений культуры и др.

Считается, что гламур зародился в 1920-1930-е гг. в Голливуде и связан с активным распространением кинематографа и становлением индустрии производства кинозвезд, однако именно в последние десятилетия, в эпоху постиндустриализма, это настроение, или «аура» захватила современность (2). В качестве одного из первых симптомов можно рассматривать появление в конце 1960-х - 1970-е гг. такой специфической разновидности рок-культуры, как глэм-рок (представители – «Slade», «Sweet», отчасти Э.Купер и др.), отличавшейся повышенным вниманием к мишурности облачений музыкантов и сопутствующего стаффажа и буйству сценических спецэффектов.

Гламур – согласно Уэбстеру, это «ускользающая, загадочно-волнующая и зачастую иллюзорная привлекательность» - в том числе сексуальная, «странно-соблазнительная атмосфера романтического волшебства», следствием чего оказывается очаровывание, околдовывание – очевидно, потенциальной жертвы. Гламур – это овеществленная «мораль успеха», ставшая одним из столпов неолиберализма, определившего лицо постиндустриальной эры – наряду с такими идеологемами, как «открытое общество» и «права человека» (3). Гламур – это шик, лоск, роскошь, красота, ухоженность, отполированность, глянец, блеск, шарм, великолепие, расточительность, обаяние, нега, напыщенность, утонченность, декоративность, изысканность, недоступность, загадочность, магнетизм, соблазнительность, эротизм и т.д. и т.п. (4). Иначе говоря, гламур предполагает достижение по преимуществу внешнего – «на публику», поверхностного эффекта. Гламуризация же - это процесс нанесения в том или ином виде гламура на ту или иную персону, причем ей подвергаются не только кожные покровы, одежда или аксессуары, но также мысли и чувства. Речь уже заходит о «гламуризации всей страны», распространяющейся, к примеру, в том числе на столь, казалось бы, далеко отстоящую сферу, как кадровое расписание - так, в русле «повальной гламуризации» - пока в виде хохмы - предлагается переиначить известные позиции: ассенизатора на шитсторера, проктолога - на эссмэйнтэнансера, а уролога - на кок-лукафтерера (5). Применительно к нашей теме, гламуризацией можно считать подпадание под это консьюмеристско-гедонистическое поветрие конца ХХ – начала ХХI вв., результатом которого в равной мере оказываются дизайн автомобилей, поголовно принявших слащаво-обворожительную форму обмылков, набриолиненно-отретушированные, снятые через розовый фильтр, манерно-шикарные фото и гладенько-сдобная эссеистика на тему флуктуаций реликтового излучения в глянцевых журналах.

Гламуризация архитектуры ведет свое начало ровно с того момента, когда она развернулась в сторону шоу-бизнеса, восприняла и аппроприировала его законы и повадки: на Западе – приблизительно с 1970-1980-х, у нас – с 1990-х гг. Архитектор стал лакомым персонажем светской хроники, а сама архитектура – одним из фетишей гедонистическо-индивидуалистического общества, неизменно вызывающих позывы к соответствию искомой референтной группе (6).

Современная архитектура, конечно же, крайне неоднородна и – соответственно - отличается уровнем гламуризации – достаточно сопоставить по этому параметру, скажем, звездную архитектуру и безымянную продукцию стройкомплекса, хотя квантифицировать, количественно исчислить эту меру весьма затруднительно. Впрочем, направленность, общие тенденции и, так сказать, глэм-хиты выявить можно. Так, архитектура З.Хадид за два с половиной десятилетия от проекта «Пик Гонгконга» к проекту Центра исполнительских искусств в Абу-Даби определенно претерпевает гламуризацию, становясь все более обтекаемо-броской, вызывающе-соблазнительной и легко усвояемой – в том числе «человеком с улицы». Тот же вектор характерен для творчества Ф.Гери, от «честных» экспериментов с гофрокартоном и найденными на свалке сетками эволюционировавшего сначала в направлении введения в свои натюрмортные композиции поп-объектов, в затем эстетизации, читай – гламуризации тщательно срежиссированного и разнофактурно (титан, стекло, кирпич) артикулированного постановочного хаоса. Что касается высших строчек архитектурно-гламурных «чартов», то, пожалуй, здесь нет равных эгераатовскому проекту жилого комплекса «Русский авангард» на Б.Якиманке с его заботливо протертыми, гомогенизированно-эротизированными и приправленными специями «по вкусу» Малевичем/Кандинским/Родченко/Поповой/Экстер.

Проблематизация экспансии гламурности в современной архитектуре влечет за собой целый ряд теоретико-методологических вопросов, нуждающихся в прояснении. Как соотносятся звездность и гламурность? Гламурность – это предпосылка или, напротив, противопоказание архитектурному качеству? Все ли стилистические течения и творческие манеры в равной мере подлежат гламуризации? Не противоречит ли гламурности отечественное посредственное качество исполнения? Как избежать гламурности (а то, что это возможно, свидетельствует творчество П.Цумтора и Т.Андо, П.Маркли и А.Сизы)? Наконец, гламуризация – это диагноз и, одновременно, прогноз? И если прогноз – то кратко- или долгосрочный?..


1. См., например: Покровский Н. Что происходит с гуманитарным образованием? – Социологические исследования, 2006, №12, с. 96.

2. См., например: http://digicam.ru/articles/STech/20060407142421STech.html, http://gribnick.spb.ru/index.php?id=68&bid=461 и др.

3. Подробнее об этом см.: Панарин А. Правда железного занавеса. – М., Алгоритм, 2006, с.180.

4. См., например: http://gribnick.spb.ru/index.php?id=68&bid=461, http://www.o-glamure.ru/ и др.

5. См.: http://balakhna.ru/talks/viewtopic.php?t=2192&sid=ebe8fe9e642b88a392974e7b0c73

6. Подробнее об этом см.: Фесенко Д. В погоне за референтной группой – между желаемым и действительным. – АВ, 2001, №6, с.2-3.



Другие статьи автора: Фесенко Дмитрий

Публикуется на www.intelros.ru по согласованию с автором
Другие Портреты на сайте ИНТЕЛРОС
Все портреты
Рубен АпресянАлександр БузгалинОлег ГенисаретскийСергей ГригорьянцАбдусалам ГусейновМихаил ДелягинДмитрий ЗамятинИлья КасавинВиктор МалаховВладимир МалявинВадим МежуевАлександр НеклессаЕлена ПетровскаяГригорий ПомеранцБорис РодоманТатьяна СавицкаяВалерий СавчукОльга СедаковаАлександр ТарасовВалентина ФедотоваДмитрий ФесенкоТатьяна ЧерниговскаяШариф ШукуровМихаил Эпштейн
Поддержите нас
Журналы клуба