Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Космополис » №16, 2007

Анатолий Уткин. Война с Саддамом
Просмотров: 6665

« Америка — сложная страна. Понять ее могут немногие даже в профессиональной разведке. Собственно, я запрещаю разведке делать выводы из чтения американской прессы. Не этим должна заниматься разведка, когда она не может обрести твердые факты и обращаются к прессе, которую я уже знаю. Добыть сведения таким способом — моя задача… Этому учит нас и иранский опыт» [Woods, Lacey, Murrey 2006: 20].

Саддам Хусейн, 2002 г.

altНакануне

В 2002 г. Саддам Хусейн окончательно осознал опасность предположения мирового сообщества, что у Ирака имеются средства массового поражения, и приказал пускать инспекторов специальной комиссии ООН «повсюду, дабы не дать президенту Бушу никаких оснований начать войну» [Woods, Lacey, Murrey 2006: 19].

Для обороны Ирака были мобилизованы 400 тыс. солдат, объединенных в 26 дивизий. На вооружении иракской армии находились 2 тыс. танков, 2,5 тыс. артиллерийских установок, около 300 истребителей и 150 вертолетов. Ударной силой выступали 40 тыс. федаинов. В то же время система ПВО страны была практически разрушена, коммуникации ненадежны, радары и командные центры уязвимы. Без надежной противовоздушной обороны потерять все остальное было относительно легко. К тому же Ирак находился в окружении аэродромов и военных складов дружественных Америке государств.

Поле эксперимента

Боевые действия в Ираке в 2003 г. стали первым полномасштабным опытом ведения современной войны. Именно поэтому уроки этой войны столь важны, именно поэтому существует потребность в детальном рассмотрении хода кампании, завершившейся взятием Багдада и последующей оккупацией страны.

Даже минутное размышление над проблемами, сопровождающими смену режима, особенно извне, или даже поверхностное знакомство с историей Ирака должны были дать понять Вашингтону, что данный регион — наихудшее место для политико-культурных экспериментов. Тем не менее группа людей, объединившихся вокруг президента США Дж. Буша-младшего и с живостью неофитов уверовавших в возможность трансформации иракского общества, была готова пойти на такой эксперимент.

По свидетельству очевидцев, в частности Дж. Паркера, подготовка американцев к вторжению в Ирак «была преисполненной ошибок, отдающей все ради скорости, нечестной, разрушительной» и явно «велась не за реализацию гражданских прав» [Parker 2005: 11].

Иракская армия готовилась к боевым действиям, изучая «Справочник по подготовке республиканской гвардии», разработанный верхушкой руководства ИРИ. Солдат учили плавать и взбираться на пальмы для ведения снайперской стрельбы, выкапывать глубокие бункеры и не сбиваться в компактные массы во время боя. Иракские генералы не привыкли к скоростным маневрам, их сковывал страх перед политическим руководством, которое подавало войну 1991 г. как победоносную и призывало извлекать уроки из ее опыта.

Особо подчеркнем: трудно переоценить воздействие, которое оказало на Саддама Хусейна восстание курдов и шиитов 1991 г. Теперь главной задачей стало установление контроля над этими сегментами иракского общества. Ставка была сделана на милицию, партию БААС, федаинов, «армию Иерусалима» и специальные части, тогда как рекрутированные отряды иракской армии не получали должной боевой подготовки.

Саддама вдохновлял опыт противодействия американцам в Сомали. Больше всего он полагался на фанатичных федаинов — элитарную часть собственной армии, — которым внушалась мысль, что они борются «за дело всех арабов». Однако, несмотря на свою преданность, федаины не умели вести боевые действия современного уровня и в столкновениях с американцами гибли тысячами. Опасаясь военного переворота, Саддам еще в 2001 г. поставил во главе наиболее боеспособной части своих войск младшего сына Кусая, по сути, гражданского человека. 18 декабря 2002 г. он разработал план обороны Багдада, предусматривавший создание четырех оборонительных линий: северный сектор должна была защищать дивизия «Хаммурапи», южный — дивизия «Медина», восточный — дивизия «Аль-Нида», считавшаяся лучшей в иракской армии.

По оценкам специалистов, этот план был, по меньшей мере, «любительским». Позднее выяснилось, что плана планомерной партизанской войны на случай поражения Саддам Хусейн создать не успел.

Война началась

Официально Белый дом сообщил о том, что «разоружение иракского режима» началось, 20 марта 2003 г. в 06:15 по московскому времени (соответствует багдадскому времени). Президент Дж. Буш выступил с обращением к нации, собственно говоря, постфактум. Первые военные самолеты появились над небом Багдада уже в шесть часов утра. Через 5 минут после начала противостояния на место предполагаемого бункера, в котором мог скрываться Саддам Хусейн, были сброшены бомбы. Иракские ПВО открыли стрельбу по самолетам противника, но без особых результатов. По меньшей мере, три иностранных гражданина погибли утром того дня в результате бомбардировки авиацией США автострады, ведущей из Ирака в Иорданию. Несколько бомб, выпущенных истребителями ВВС Соединенных Штатов, уничтожили рейсовый автобус и придорожное кафе на так называемой «дороге жизни» (шоссе Багдад — Амман), единственному пути эвакуации иностранных граждан из Ирака. Автострада была частично уничтожена.

Американцы начали войну относительно небольшими силами. По состоянию на 20 марта, морская пехота США имела в своем распоряжении четыре полка. Сухопутные войска располагали семью бригадами, дислоцированными в Кувейте. Пентагон заявил, что на первом этапе будет задействовано ограниченное число самолетов B-52, F-117, бомбардировщиков B-1 и B-2, а также крылатых ракет морского базирования. Авиаудары планировалось наносить в первую очередь по объектам размещения высшего руководства Ирака и контрольно-командным пунктам управления вооруженных сил в Багдаде.

Общая информация о предполагаемом дне начала войны была получена союзниками Соединенных Штатов тремя днями ранее. Госсекретарь США К. Пауэлл сообщил главе правительства Израиля А. Шарону о намерении атаковать Ирак за полтора часа до первого бомбового удара. По распоряжению командования израильской службы тыла все израильтяне были обязаны постоянно носить с собой противогазы и комплекты средств индивидуальной защиты. Руководство Израиля опасалось, что ответом Ирака на бомбовые удары станет применение химического или бактериологического оружия в израильских городах.

Утром 20 марта на частоте багдадского радио начали вещание американские военные радиостанции. Вскоре появились сообщения о том, что две иракские дивизии, дислоцированные в южном Ираке, якобы готовы капитулировать. Через нескольких часов — вслед за окончанием атаки вооруженных сил США — по телевидению выступил Саддам Хусейн. Он призвал жителей страны к сопротивлению агрессии Соединенных Штатов и заявил о неизбежной победе Ирака над американцами. Министр информации Ирака объявил о начале джихада и призвал всех правоверных мусульман к бою.

Война началась пожарищами. Отступая, подразделения иракских подрывников подожгли 17 нефтяных месторождений на юге страны. По заявлению Багдада, это была превентивная мера, направленная на задержание возможного продвижения американских войск по территории Южного Ирака.

Вплоть до конца марта 2003 г. Саддам продолжал верить в то, что американцы не пойдут на Багдад и удовлетворятся некоторыми изменениями в составе правительства Ирака. По свидетельству начальника штаба армии Саттара, «ни один иракский лидер не верил, что американцы пойдут на столицу» [Woods, Lacey, Murrey 2006: 17]. Уверовав в то, что его режим выживет, Саддам не отдал приказ о подрыве дамбы и уничтожении нефтехранилищ. Более того, американские танковые соединения, пересекшие границу Ирака, с удивлением обнаружили нетронутые мосты, — они были сохранены на случай возникновения восстания внутри страны, которого Саддам опасался больше всего.

Однако не все иракцы разделяли уверенность своего лидера. Так, начальник военной разведки Зухаир Талиб Абд аль-Саттар аль-Наджиб был убежден, что на этот раз американцы пойдут до конца, и дело закончится оккупацией страны. Такого же мнения придерживался командир 1-го корпуса Республиканской гвардии, министр обороны Ирака Султан Хашим Ахмад аль-Таи. Только к концу месяца Саддам был вынужден признать их правоту.

Генерал Фрэнкс рвется к Багдаду

На протяжении 16 месяцев планирования операции в Ираке генерал вооруженных сил США Т. Фрэнкс всячески старался сократить период бомбардировок — сначала до пяти дней, а затем до девяти часов «шока и трепета», начиная с 1 часа дня 21 марта 2003 г. Это стало возможным благодаря успешной работе разведки и превосходным фотографиям, полученным из космоса.

К 20 марта — первому полному дню войны — Фрэнкс докладывал, что, благодаря действиям специальных сил, четверть территории на западе страны Ираком уже была потеряна. К тому времени в регионе насчитывалось 241,5 тыс. военнослужащих вооруженных сил США, к которым добавились 41 тыс. англичан, 2 тыс. австралийцев и 200 поляков.

На рассвете 21 марта 3-я пехотная дивизия вооруженных сил США в составе 20 тыс. человек и 10 тыс. автомашин покинула базу в Кувейте, преодолела береговой уступ и вошла в иракскую пустыню. На северо-восток двигались 20 тыс. морских пехотинцев, посланных для захвата нефтяных месторождений в Румейле и установления контроля над шоссейной дорогой, проходившей через Сафран и Басру. Намереваясь взять последнюю, британцы продвигались по суше и на вертолетах. Удача сопутствовала им с самого начала: к рассвету 4 тыс. морских пехотинцев захватили важнейшие морские объекты Ирака.

В тот же день в 18 часов Буш провел совещание с членами Совета национальной безопасности США. Официальные представители Белого дома отказывались публично комментировать ход военной операции в Ираке, однако в частном порядке утверждали, что после серии первых ударов по Ираку структуре управления иракскими вооруженными силами нанесен «существенный урон».

В первый день боев тысячи людей вышли на улицы арабских городов в Египте, Ливане, Иордании, Йемене под антиамериканскими лозунгами, протестуя против войны в Ираке. В Иерусалиме против манифестантов был применен слезоточивый газ. В деревне Бейт-Ханун на севере сектора Газы в демонстрации палестинцев в поддержку Ирака приняли участие около 700 человек с флагами Ирака и портретами Саддама Хусейна. В ходе акции было сожжено несколько американских флагов. Примерно 15 граждан западных стран образовали «живой щит» на электростанции аль-Даура, снабжающей электричеством около 6 млн. жителей Багдада, окрестности которой уже подверглись бомбежке союзных ВВС.

С самого начала войны стратегическая неподготовленность Ирака стала очевидной. В Багдаде не было заметно приготовлений к воздушным атакам, даже не объявлялась воздушная тревога. Воздух был отдан почти сразу.

Вечером 21 марта на Ирак обрушились три серии авиаударов в рамках операции под кодовым названием «Шок и трепет». По узлам связи, системам управления и контроля, объектам ПВО, частям Республиканской гвардии и Специальной Республиканской гвардии были нанесены 1,3 тыс. бомбовых и ракетных ударов.

В тот же день англичане с гордостью объявили, что не потеряли ни одного самолета. Позднее об этом же заявили американцы. Главными военными достижениями того дня стали захват американцами двух аэродромов на западе Ирака и овладение англичанами стратегическими нефтяными месторождениями под Басрой. К вечеру по Ираку была нанесена новая серия воздушных ударов с борта базировавшегося в Персидском заливе авианосца «Китти Хоук».

Тем временем передовые отряды 3-й пехотной дивизии США смогли продвинуться вглубь Ирака на 250 км. Они захватили мост через Евфрат и аэродром Талил, в результате чего в пустыне образовался своего рода коридор, по которому передвигалась скоростная техника американцев. Вслед за 3-й дивизией границу пересекла 101-я десантная дивизия. На западе страны спецподразделениями были захвачены две авиабазы, на севере американцы вместе с курдами овладели еще одной иракской авиабазой. Никаких признаков ОМП обнаружено не было.

Тревожными для американцев в первые дни войны стали сообщения об угрозе возникновения военного конфликта между Турцией и курдами в иракском Курдистане (готовилось вторжение 20 тыс. турецких солдат на севере Ирака) и об отступлении американских войск в районе портового города Умм-Каср. Не обошлось и без дипломатических осложнений. Французское правительство ответило отказом на просьбу Вашингтона выслать из страны иракских дипломатов и закрыть посольство ИРИ в Париже.

21 марта в 15:20 в Ираке погиб первый американский солдат.

Руководство войной

К вечеру 23 марта передовые отряды 3-й пехотной дивизии США обошли город Наджаф и оказались в 160 км от Багдада. Вслед за ними на грузовиках передвигались части 2-й дивизии армии США и 101-й десантной дивизии, готовившие вертолетные площадки. Только здесь, в районе Кербелы, они столкнулись с организованным сопротивлением иракцев. Представление о том, что иракские солдаты будут сдаваться в плен тысячами, не оправдалось. Не было и «обещанных цветов». Никто не выбегал к американским танкам, а если и выбегали, то не с цветами. Не более двух сотен иракцев принимали участие в демонстрациях в поддержку вступивших на территорию их страны войск.

Информация Пентагона о пленении под Умм-Касром целой иракской дивизии вызвала у представителей зарубежных СМИ массу вопросов. Почти все пленные были одеты в крестьянскую одежду, не имели оружия и больше походили на крестьян, чем на солдат регулярной армии. Они явно представляли собой ополчение, а не ударные силы режима Хусейна.

В так называемой «красной» зоне обороны столицы Ирака, в 80 км от Багдада, полукругом расположились четыре иракские дивизии — «Медина», «Хаммурапи», «Багдад» и «Аль-Нида». В каждой из них насчитывалось по 10 тыс. солдат, в «Медине» было 250 танков, столько же БМП и 60 единиц артиллерии. Осознав, откуда идет основной удар американцев, иракцы переводили свои войска на юго-запад, стремясь остановить продвижение 3-й дивизии США.

В нескольких местах бои отличались особой ожесточенностью. Но американские солдаты и генералы уже ощутили свою непобедимость. Немалое число американцев ликовало, наблюдая в новостных выпусках, как под ударами танковых орудий рушатся скульптуры Саддама. «Образ падающих, распадающихся статуй был подхвачен американскими кабельными телевизионными сетями и повторялся бесконечно под аплодисменты президента как свидетельство того, что иракцы вступили на путь, который сделает их свободными от контроля кровожадного диктатора» [Lifton 2003: 167].

Военно-политическое руководство ИРИ активно использовало имевшиеся в его распоряжении пропагандистские ресурсы для противодействия развернутой против иракцев психологической войне. Сильной стороной Ирака в этом вопросе являлся тотальный контроль государства и спецслужб за информацией, ее источниками и каналами получения внутри страны. Иракская пропаганда преследовала две цели: 1) максимально затруднить информационно-психологическое воздействие противника на собственное население и вооруженные силы путем контрпропагандистской работы; 2) оказать давление на население и военно-политическое руководство арабских государств региона, чтобы убедить их не оказывать поддержки США и их союзникам.

Организация контрпропагандистской работы была возложена на министерство информации Ирака, а командование вооруженными силами и руководство правящей партией БААС — лично на Саддама Хусейна. В период боевых действий министерство информации перешло на чрезвычайный режим работы. На пресс-конференциях для иностранных журналистов, проводившихся ежедневно с момента начала американо-британских бомбардировок, министру информации удавалось достаточно оперативно опровергать распространявшуюся подконтрольными коалиции СМИ дезинформацию, к примеру, о захвате городов, сдаче в плен целых дивизий и больших потерях. Были также задействованы такие средства информационно-психологического воздействия, как радиопередачи и листовки.

«В качестве идеологического базиса контрпропагандистской операции использовались общие для всех государств региона темы исламского единства, солидарности и защиты исламской морали. Основные тезисы иракской пропаганды:

· главной целью планируемой американской агрессии является не уничтожение мифического иракского оружия массового поражения, не смена государственного руководства, а контроль за богатейшими нефтяными месторождениями страны, а позднее и всего региона;

· поведение американских военных в арабских странах нарушает требования исламской морали и оскорбляет религиозные чувства мусульман;

· моральное состояние солдат антииракской коалиции не позволяет им длительное время переносить тяготы войны в условиях пустыни;

· столкнувшись лицом к лицу с иракскими солдатами, защищающими независимость своей страны, американские военные, привыкшие вести “дистанционные” боевые действия, обратятся в бегство» [Толстобров 2004].

И все же, по свидетельству очевидцев, в Ираке воцарился едва ли не первобытный хаос. Грабежи общественных и частных учреждений приобрели массовый характер. Зарево пожарищ простиралось над Багдадом и другими городами. С лица земли исчезли знаменитый Национальный музей древностей, манускрипты Национальной библиотеки, древнейшие артефакты месопотамской культуры.

Постепенно американцы и англичане с великой неохотой вынуждены были признать, что против союзнических войск ведется партизанская война. Потери американской стороны особенно выросли в суннитской части Ирака (278 погибших уже в первые месяцы — вдвое больше, чем в местах столкновения двух армий). Надежды США на быструю победу стали ослабевать.

Цель — Багдад

На протяжении первых десяти дней войны Ирак запрашивал Россию, Францию и Китай о помощи. До 30 марта Саддам верил, что проамериканская коалиция остановится. В тот день его главный секретарь генерал-лейтенант Абед Хамид Махмуд приказал министру иностранных дел сообщить российскому и французскому правительствам, что Багдад согласится только на «безоговорочный отход» войск коалиции. В это время американские танки находились уже в 150 км от центра Багдада и заправлялись для последнего броска.

Наступление на Багдад началось 1 апреля. К рассвету следующего дня 3-я пехотная дивизия США без существенных потерь прорвала оборону противника. Морские пехотинцы перешли в наступление на дивизию «Багдад». В ходе ожесточенного боя они форсировали реку Тигр в районе Эль-Кута — в 160 км к юго-востоку от Багдада. Как пишет генерал У. Кларк, «задача состояла в том, чтобы прорвать оборону иракцев, уничтожив при этом столько сил противника, сколько будет необходимо для движения дальше в направлении Багдада, опираясь при этом на огонь авиации и артиллерии. Они должны были связать и обойти иракскую 10-ю бронетанковую дивизию, расположенную в районе Амара» [Кларк 2004: 89]. При этом неутомимые поиски химического оружия на иракских складах боеприпасов ни к чему не привели.

Американцы заново перехватили инициативу к исходу 2 апреля. 3-я пехотная дивизия возобновила наступление, продвигаясь вперед под огнем иракской артиллерии. Вечером 3 апреля впереди показался багдадский аэропорт. Остатки иракских дивизий лихорадочно занимали позиции на подступах к Багдаду. В столице Ирака были разрушены здания Багдадской международной ярмарки, профсоюза учителей, Центра материнства и детства, выведена из строя система энергоснабжения. Одна из американских ракет взорвалась близ здания российской дипломатической миссии.

Морские пехотинцы окружили дивизию «Багдад» в окрестностях города Эль-Кут. Страшные удары с воздуха поразили и дивизию «Аль-Нида», расположившуюся на дороге в Багдад. Американо-британские войска при поддержке авиации и артиллерии вели ожесточенные бои с частями иракской армии на южных окраинах Басры. Командование Британского королевского корпуса морской пехоты заявило, что не будет двигаться дальше вглубь Ирака, пока не установит контроль над Басрой. На севере интенсивным бомбардировкам подверглись города Мосул и Киркук. После пятидневных боев иракские войска начали отходить от этих населенных пунктов. На западе диверсионные группы спецназа США взорвали трубопровод, по которому осуществлялись поставки нефти из Ирака в Сирию, а также участок железной дороги, связывавшей Багдад с Дамаском. (Через территорию Сирии в Ирак продолжали прибывать тысячи добровольцев из арабских государств. Более половины из них были готовы стать смертниками. Однако официально правительства Иордании, Турции и Ирана запретили своим гражданам отправляться в Ирак для борьбы с войсками западной коалиции.)

Британские войска предприняли попытку войти в Басру с западной и юго-западной сторон, но были отброшены. Передовые отряды американских войск вышли на позиции в 45 км от Багдада. По оценкам командования коалиционных сил, в ходе авиаударов и обстрелов западным войскам удалось вдвое снизить боеспособность «Медины», прикрывавшей Багдад с юга. Командование американскими войсками в Ираке сообщило о спасении из плена 19-летней Джессики Линч, которая исчезла 23 марта при нападении на техническое подразделение. Двое американцев тогда были убиты, пятерых захватили в плен и показали по иракскому телевидению, еще 12 человек считались пропавшими без вести.

6 апреля международный аэропорт в Багдаде перешел под контроль коалиционных сил. По сообщению американских военных, при штурме погибли трое военнослужащих из состава войск коалиции, иракская же сторона понесла значительные потери: 320 военнослужащих убиты, более 30 зенитных орудий, 3 бронетранспортера и 23 грузовика уничтожены. По утверждению иракцев, союзники потеряли 5 танков и вертолет, экипажи которых были или убиты, или взяты в плен.

Всего же за две недели боев урон антииракской коалиции, по данным независимых источников, составил 270 человек убитыми и 400 ранеными. Союзники потеряли до 110 единиц бронетехники, 5 самолетов, 15 вертолетов и 6 беспилотных летательных аппаратов, одну пусковую установку и одну РЛС зенитно-ракетного комплекса «Пэтриот». Потери иракской стороны — около 1 500 убитых, более 4 000 раненых, до 150 единиц бронетехники.

7 апреля Саддам Хусейн, менявший свое местоположение каждые три часа, все же был вынужден признать, что «армейские дивизии больше не способны защитить Багдад», и заявил о намерении «встретиться с руководством партии БААС, чтобы мобилизовать партийные ресурсы» [Woods, Lacey, Murrey 2006: 23]. Столица была поделена сначала на четыре, затем на пять секторов обороны, во главе каждого из которых иракский президент поставил члена БААС и велел сражаться до последней капли крови. Но сам Саддам, по воспоминаниям Т. Азиза, «уже был человеком с сокрушенной волей» [Woods, Lacey, Murrey 2006: 22]. Группа коммандос «Дельта» шла по его следам. В тот день бомбардировщик B-1 сбросил на место, где предположительно находился Хусейн, четыре бомбы, каждая весом более 900 кг.

Багдад взят

5–6 апреля 2003 г. Пентагон официально объявил о начале операции по захвату столицы Ирака. Бронетехника и артиллерия иракцев заняли оборонительные позиции, готовясь отразить наступление коалиционных сил. Российские дипломаты во главе с послом покинули Багдад, попав при выезде из города под обстрел. Среди людей, следовавших в автоколонне, были раненые. В МИД России были срочно вызваны послы США и Ирака. Официальных объяснений с американской стороны не последовало, однако в телефонном звонке И. Иванову К. Пауэлл выразил сожаление по поводу случившегося.

Американские войска двумя группами с разных сторон вошли в Багдад и углубились на несколько километров в сторону центра, практически не встретив серьезного сопротивления. Им удалось занять официальную резиденцию иракского правительства. Отчаянные контратаки иракцев с целью вернуть комплекс правительственных зданий на западном берегу реки Тигр захлебнулись под плотным артиллерийским огнем, ударами танков и самоходок противника.

7 апреля союзники объявили о взятии Кербелы — города, находившегося в 70 км от Багдада. В тот же день в аэропорту иракской столицы приземлился первый американский военно-транспортный самолет. По сообщению англичан, американские танки въехали на территорию президентского дворца Хусейна. Были заняты «ключевые здания» города, в том числе здание министерства информации. Танки «Абрамс» блокировали центральный мост Багдада, взяв под контроль главную улицу иракской столицы. С запада, при поддержке авиации и боевых вертолетов, наступали части 3-й механизированной дивизии США. Прекратилась трансляция передач иракского телевидения. Американские военнослужащие продолжали исследовать химические вещества, обнаруженные в районе города Эль-Хиндия в 90 км к югу от Багдада, но пока не могли определить, пригодны ли они для создания ОМП. Представитель вооруженных сил Великобритании полковник К. Вернон заявил, что войну можно считать выигранной. Однако иракский министр информации отверг возможность капитуляции, предложенной Саддаму Хусейну правительствами нескольких государств, и зачитал в эфире национального телевидения обращение Саддама, объявившего джихад Соединенным Штатам.

На взятие Багдада армии США потребовалось семь дней, в течение которых над городом постоянно кружила авиация. Последние очаги сопротивления в столице были подавлены 9 апреля.

10 апреля вслед за сообщением о разгроме иракской элитной дивизии «Багдад» Пентагон объявил об уничтожении «Медины» — одного из самых боеспособных подразделений Республиканской гвардии Ирака. Более 2,5 тыс. гвардейцев сдались в плен коалиционным силам.

Тем не менее боевые действия продолжались: на юге Ирака — в районе городов Эн-Насирия и Эн-Наджаф, на западе — у населенных пунктов Абу-Мансур и Эль-Фаллуджа. На севере наиболее интенсивным ракетно-бомбовым ударам подвергались города Мосул, Киркук, Келек и Дахук. Одновременно поступали сообщения о тяжелых боях у населенных пунктов, расположенных в 70–100 км южнее Багдада и в Басре. 11 апреля иракская армия покинула Мосул, не устояв перед американской авиацией. А 1-я дивизия морской пехоты США двинулась из Багдада в Тикрит, на родину Саддама, ожидая встретить особенно серьезное сопротивление. Шел 27-й день войны.

Конгресс США поддержал план администрации Буша, предусматривавший выделение дополнительных ассигнований на операцию в Ираке.

Последнее «ура»

2 апреля Д. Рамсфельд докладывал Совету национальной безопасности США: «У нас в Ираке 116 тысяч человек, а на всем театре военных действий — 310 тысяч». Специалисты уже тогда предупреждали, что контингента такой численности недостаточно, что зря Пентагон отказался от более весомых воинских группировок. Но еще более страшной ошибкой американцев стало легкомысленное отношение к программе послевоенного устройства Ирака. Никто даже не задумался заранее над проблемой массового разграбления имущества прежнего режима. Американцы оказались невеждами и в теории, и на практике. Чего стоит одно лишь решение распустить разбитую армию Хусейна! Неспособность предвидеть мертвящий крах государства обошлась победителям более чем дорого.

Быстрая победа в долине Тигра и Евфрата, несомненно, воодушевила американцев, повлияв на психологическую атмосферу в самих Соединенных Штатах. Опросы общественного мнения свидетельствовали об энтузиазме большинства. Лишь немногочисленное меньшинство испытывало неловкость при виде того, как сильнейшая армия мира добивала малую и слабую страну, даже не найдя убедительной причины для вторжения в ее пределы. Но чем действительно были, если можно так сказать, смущены американцы, так это военным ответом иракской армии, которая все же сражалась на протяжении трех недель.

Во второй половине апреля 2003 г. война начала терять динамизм, поражение иракцев было уже очевидным. В Багдаде сократилась численность иностранных журналистов. Главными темами оставшихся репортеров стали нехватка воды, перебои с электричеством, связью, задержки с подачей продовольствия и т.п. Город охватили грабежи. Особенно заметным было практически полное исчезновение знаменитого Иракского музея и ряда других учреждений общенационального значения.

Триумф

1 мая 2003 г. президент Буш с борта американского авианосца «Абрахам Линкольн», стоявшего у входа в бухту Сан-Диего, официально объявил: «Главные боевые операции в Ираке закончены. Война против террора не будет бесконечной. Мы видим поворотный момент». «Миссия окончена», победа достигнута и американских солдат ждет возвращение.

В своих планах администрация Буша отводила на послевоенное обустройство оккупированной страны двенадцать месяцев. Но уже примерно через четыре месяца, осенью 2003 г., «оккупация Ирака очевидным образом вызвала подъем очень эффективной партизанской войны, направленной против американцев» [Barnett 2005: 14]. К концу мая в Ираке находились уже 17 бригад сухопутных войск. К ранее дислоцированным добавились 1-я бронетанковая дивизия, 4-я пехотная дивизия, 3-й разведывательный полк и бригада из состава 1-й пехотной дивизии. Стало очевидным, что Соединенные Штаты включились далеко не в краткосрочную операцию.

Смертельные враги Саддама позабыли даже назвать — не то, что определить и проанализировать — проблемы утверждения в Ираке нового легитимного режима. Между тем иракцы ожидали от этих воинственных американцев, что те подключат им электричество, дадут воду, отремонтируют дома и прогонят с улиц воров.

Даже на фоне явного триумфа генерал У. Кларк говорил о допущенных американцами «фундаментальных стратегических ошибках» — об «ошибочной структуре войск», неадекватном планировании процесса, связанного с послевоенным урегулированием и т.д. «Таким образом, мы имеем пример победы над вооруженными силами противника, но не выигрыш войны в целом… Администрация Буша не только не поняла сути современной войны, но и допустила большие политические ошибки» [General Wesley K. Clark 2003: 206].

В компании ближайших друзей советник министра обороны США К. Эйделман признался: «Я поражен тем, что мы не нашли [в Ираке] оружия массового поражения».

Американцы быстро убедились в том, что «прогресс» в Ираке будет сложным. Деятельность созданной ими Организации по реконструкции и оказанию гуманитарной помощи (ORHA), которую возглавил генерал Дж. Гарнер, не принесла ощутимых результатов, и уже в июне 2003 г. она была распущена. Гарнеру вручили награду, но никто из находившихся в Белом доме рядом с ним и президентом Бушем — Чейни, Рамсфельд, Райс — даже не удосужился спросить: что же препятствует воцарению в Ираке столь желательного для американцев порядка? А президент пошутил в присущей ему манере: «Следующий — Иран?» «Нет, — ответил Гарнер. — Ребята больше говорят о Кубе».

Предположения американцев о наличии у Саддама Хусейна оружия массового поражения, послужившие предпосылкой к началу войны, оказались ложными. Ведомая Америкой антииракская коалиция оказалась не готова дать адекватные ответы на послевоенные вызовы оккупации, в частности, связанные с политической трансформацией Ирака. События в Ираке интенсифицировали воинственность мусульман-радикалов во всем исламском мире.

Примечания

Кларк У. 2004. Как победить в современной войне. М.

Толстобров А.В. 2004. Информационная война США и Великобритании в ходе военной операции против Ирака: http://centrasia.org/newsA.php4?st=1101552060

Barnett Th. 2005. Blueprint for Action. A Future Worth Creating. N.Y.: G.P. Putnam’s Sons.

General Wesley K. Clark. 2003. Winning Modern Wars. Iraq, Terrorism, and the American Empire. N.Y.: Public Affairs.

Lifton R. 2003. Superpower Syndrome. America’s Apocalyptic Confrontation with the World. N.Y.: Thunder’s Mouth Press/Nation Books.

Parker G. 2005. The Assassins’ Gate: America in Iraq. N.Y.: Straus and Giroux.

Woods K., Lacey J., Murrey W. 2006. Saddam’s Delusions: The View from the Inside // «Foreign Affairs», May/June.

Архив журнала
№22, 2008№21, 2008№20, 2008№18, 2007№16, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба