Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №1, 2014

Галина Анисимова
НЕРАВЕНСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ДИНАМИКА И ПРОБЛЕМЫ
Просмотров: 4545

Анисимова Галина Владимировна
к.э.н., в.н.с. Института экономики РАН

За годы постсоветского реформирования в России произошли весьма негативные, зачастую необратимые последствия в социально-экономической сфере. Одна из главных социальных проблем современной России – наличие большого контингента бедных в стране и необоснованное неравенство населения, особенно работающего, по материальному уровню благосостояния.

В советский период официальная идеология провозглашала тезис о социальной однородности и равенстве членов социалистического общества. Тогда же началось планомерное уменьшение дифференциации в уровне жизни советских работников.

Статистические данные свидетельствуют о стабильном и весьма незначительном расслоении советского общества по уровню доходов. За период с 1950 по 1985 годы на фоне устойчивой тенденции роста среднемесячной заработной платы (у работников промышленности она возросла с 70.8 до 210.6 руб., т. е. почти на 200%) произошло значительное сокращение численности низкооплачиваемых работников.

Если в 1956 г. заработки менее 80 руб. получала основная часть работающего населения (70.3%), то спустя 30 лет – менее 5%, т. е. численность малообеспеченных работников сократилась почти в 15 раз. Но еще интенсивнее возросла доля высокооплачиваемых работников (в 23 раза). При этом основная масса трудящихся передвинулась в зону средних доходов.

Вместе с тем темпы роста заработной платы различных категорий работников были неодинаковы. Более быстрыми темпами возрастала зарплата промышленно-производственных рабочих. Динамика заработной платы ИТР и служащих характеризовалась более низкими темпами роста, что привело к значительному сближению уровней оплаты труда указанных категорий работников (табл. 1).

Уже во второй половине 50-х годов разрыв между оплатой труда инженеров и служащих, с одной стороны, и рабочих, с другой, последовательно искусственно стал сокращаться. Зарплата ИТР стремительно сближалась с заработком рабочих (см. рис. 1).

Таблица 1.

Динамика среднемесячной заработной платы рабочих,
инженерно-технических работников и служащих

 

1940

1950

1960

1965

1970

1980

1985

Среднемесячная заработная плата в промышленности (рублей)

промышленно-производственный персонал

34.1

70.8

91.6

104.2

133.3

185.4

210.6

в том числе:

рабочие

32.4

69.0

89.9

101.7

130.6

185.5

211.7

инженерно-технические работники

69.6

122.9

135.7

148.4

178.0

212.5

233.2

служащие

36.0

64.3

73.8

85.8

111.6

145.8

164.6

Соотношение заработной платы рабочих, ИТР и служащих в промышленности (средняя заработная плата промышленно-производственного рабочего = 1)

инженерно-технические работники

2.15

1.78

1.51

1.46

1.36

1.15

1.10

служащие

1.11

0.93

0.82

0.84

0.85

0.79

0.78

Рассчитано по: Народное хозяйство СССР в 1970 году (Статистический ежегодник). М.: Статистика, 1971. С. 519;
Народное хозяйство СССР в 1985 году (Статистический ежегодник). М.: Финансы и статистика, 1986. С. 397.

  

НЕРАВЕНСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ДИНАМИКА И ПРОБЛЕМЫ

 Рис. 1. Динамика оплаты труда 
промышленно-производственного рабочего и инженера

Согласно господствующей официальной идеологии, этот процесс соответствовал основной закономерности развития социализма – преодолению классовых различий. В конце 50-х годов под эти представления подводилась «солидная» теоретическая база[1].

Как видно на рис. 2, если в 1940 г. средняя зарплата инженерно-технических работников (ИТР) превосходила зарплату рабочего в 2.25 раза, то в 1950 г.- в 1.78 раза, в 1960 г. – в 1.51 раза, в 1970 г. – в 1.36 раза, а в 1985 г. заработок инженерно-технических работников практически сравнялся с заработной платой рабочих (превышение составило всего 1.1 раза). С 1986 г. ЦСУ вообще перестало публиковать данные по заработной плате ИТР.

 

НЕРАВЕНСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ДИНАМИКА И ПРОБЛЕМЫ

Рис. 2. Динамика соотношения заработной платы
ИТР и рабочих в промышленности

Более низкий социальный статус лиц интеллигентских профессий (ученых, врачей, учителей и т. п.) выводился из основополагающих постулатов марксизма о решающей роли материального производства по сравнению со всеми остальными сферами человеческой жизнедеятельности и о роли рабочего класса. На эту же цель работало и учение о производительном труде, когда производительным объявлялся лишь труд, непосредственно связанный с производством материальных благ. Низкий уровень оплаты интеллектуального труда обосновывался концепцией, согласно которой при социализме уровень образования работника не влияет на его трудовой доход.

Тяжелым негативным социально-экономическим результатом рыночных преобразований в постсоветской России стала непомерная и неизвестная нескольким поколениям граждан нашей страны поляризация доходов населения – и, как следствие, социальная поляризация общества. В постсоветский период сформировалась четко выраженная и устойчивая тенденция роста подоходной дифференциации населения.

Динамика коэффициента фондов, который характеризует степень социального расслоения и определяется как соотношение между средними уровнями денежных доходов первой (беднейшей) и пятой (наиболее богатой) квинтильных (20%-ных) групп населения свидетельствует об устойчивой тенденции роста дифференциации доходов. За период 1992–2012 гг. значение коэффициента фондов выросло более чем вдвое (в 2.1 раза). Если в 1992 г. доходы наиболее обеспеченного населения превышали доходы наименее обеспеченного в 8 раз, то к 2013 г. – уже в 16.4 раза (см. рис. 3)[2].

 

 НЕРАВЕНСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ДИНАМИКА И ПРОБЛЕМЫ

Рис. 3. Динамика коэффициента фондов

В связи с этим нелишне отметить, что, согласно принятой в мировой практике оценке, если соотношение доходов наиболее и наименее обеспеченных групп населения превышает 10:1, то страна находится в зоне социальной нестабильности. Таким образом, в настоящее время в России речь идет не столько о дифференциации доходов, сколько о переходе ее в крайние, особо опасные формы имущественного неравенства.

Постсоветский период характеризуется ростом концентрации доходов в руках богатых. Об этом свидетельствует динамика коэффициента Джини (индекс концентрации доходов), который характеризует степень отклонения линии фактического распределения общего объема доходов от линии их равномерного распределения. Величина коэффициента Джини может варьировать в пределах от 0 до 1, и чем выше значение показателя, тем более неравномерно распределены доходы. В России за период 1992–2012 гг. коэффициент Джини вырос с 0.289 до 0.420.

За 1990–2012 гг. удельный вес высшей (пятой), наиболее обеспеченной квинтильной группы населения повысился в 1.5 раза, при сокращении в 1.6 раза удельного веса низшей (первой) группы. В настоящее время наиболее обеспеченной 20%-ной группе населения достается почти половина всех денежных доходов (47.5%). При этом все меньшая доля доходов приходится на остальные, в том числе – беднейшие группы населения.

Поляризация доходов населения и социальный разлом общества – наиболее опасный социально-экономический результат реформ, так как «две России» различаются не только уровнем материальной обеспеченности – у них разные системы ценностей и приоритетов, разные предпочтения и потребительский спрос. Для них характерны разные мотивации, стереотипы общественного поведения. Особенно это опасно тем, что в «страну» богатых и очень богатых, а также высоко обеспеченных фактически входит политическая элита, которая не хочет знать, как существует большинство населения, как живет «страна» бедняков, доходы и потребление которых не достигают даже прожиточного минимума, сформированного на биологическом уровне.

Тренд усиления дифференциации не зависит от динамики экономических показателей (ВВП, рост промышленного производства и др.). При сопоставлении динамики основных экономических показателей с динамикой степени социального расслоения российского общества выясняется, что между ними не прослеживается четкой взаимосвязи и одинаковой направленности тенденций (см. табл. 2).

Стремительное усиление поляризации социальной структуры российского общества в 90-х годах XX века можно было бы объяснить падением основных экономических показателей в условиях трансформационного кризиса. Но с 1999 г., как показывают приведенные в табл. 2 данные официальной статистики, начался устойчивый экономический рост. В 2007 г. Россия достигла объема ВВП уровня докризисного 1989 г. За период 1999–2008 гг. ВВП вырос почти на 70%, объем промышленной продукции – на 60%, а сельскохозяйственной – увеличился на 48.7%.

В условиях улучшения экономической ситуации можно было бы ожидать и сглаживания социально-экономического неравенства. Но из табл. 2 можно видеть, что действительность свидетельствует об обратном. На фоне начавшегося в 1999 г. экономического роста степень социального расслоения продолжала расти. Коэффициент фондов после некоторого сокращения в 2000 г. опять стал увеличиваться, и к 2008 г. доходы наиболее обеспеченного населения уже в 16.8 раза превысили доходы наименее обеспеченного – был даже превзойден разрыв 1999 г. (14.1 раза).

Таблица 2.

Динамика индексов социально-экономических показателей и дифференциации денежных доходов населения

Годы

ВВП

Промышленное

производство

Продукция сельского хозяйства

Коэффициент

фондов, в разах

1992

85.5

84.0

90.6

8.0

1995

95.9

95.4

92.0

13.5

1998

95.1

94.8

86.8

13.8

1999

105.4

111.0

104.1

14.1

2000

110.0

108.7

107.7

13.9

2001

105.1

104.9

107.5

14.1

2002

104.7

103.1

101.5

14.1

2003

107.3

108.9

101.3

14.3

2004

107.2

108.0

103.0

15.2

2005

106.4

105.1

102.3

15.2

2006

107.7

106.3

103.6

16.0

2007

108.1

106.3

102.4

16.8

2008

105.6

100.6

110.8

16.8

2009

92.0

90.7

101.4

16.7

2010

104.5

108.2

88.1

16.5

2011

104.3

104.7

123.0

16.2

2012

103.4

102.6

95.3

16.2

Источники: Россия в цифрах. М.: Госкомстат России, 2002. С. 32; 2004. С. 32;
Росстат, 2007. С. 35; 2009. С. 35, 123; 2011. С. 37, 125;
Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат России, 2001. С. 130; 2004. С. 166;
Росстат, 2006. С. 138; 2008. С. 132; 2010. С. 131;

http://www.gks.ru/dbscripts/Cbsd/DBInet.cgi; http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/urov/urov_32kv.htm; http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/# (дата последнего размещения данных – 02.04.2013);
Россия. 2013. М.:. Росстат. 2013. С. 20, 23.

 

То же происходило и с коэффициентом Джини, который в 2008 г. достиг 0.422. Если в 2000 г. доходы наиболее обеспеченного населения составляли 46.7% от доходов всего населения, то в 2008 г. – уже 47.8%. Это означает, что среднедушевые доходы остальных 80% населения были не выше, чем 8200 рублей в месяц, или лишь в 1.9 раза превышали прожиточный минимум.

Таким образом, на протяжении всего периода устойчивого экономического роста (1999–2008 гг.) в России, несмотря на позитивную динамику доходов бюджета и растущие возможности проведения активной государственной политики, наблюдалась ярко выраженная тенденция роста социально-экономического неравенства.

Мировой финансово-экономический кризис 2007–2009 гг. ярко высветил проблемы качества развития российской экономики и общества. Уже сегодня можно констатировать, что он наиболее сильно ударил по нашей стране. Если по темпам роста величины реального объема валового внутреннего продукта (ВВП) к 2008 г. Россию превосходили лишь Китай и Индия, то с началом мирового экономического кризиса ситуация в корне изменилась. Наглядно глубина падения ВВП в России по сравнению с другими странами видна на рис. 4. За период с III квартала 2008 г. по III квартал 2009 г. снижение реального объема ВВП в России составило 8.9%. Это значительно больше, чем в США (сокращение ВВП – 2.3%), Франции (2.4%), Японии (4.5%), Великобритании (5.2%).

НЕРАВЕНСТВА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ДИНАМИКА И ПРОБЛЕМЫ

Рис. 4. Динамика реального объема ВВП за 2008–2009 гг. (в %)

На фоне существенного сокращения реального объема ВВП в 2007–2009 гг. в России наблюдалось наивысшее значение коэффициента дифференциации доходов (16.8–16.7 раза). Социально-экономическое неравенство, отражая структуру доминирующих экономических интересов в обществе, одновременно является важнейшим фактором и результатом общественного развития. Различные аспекты неравенства в современном российском обществе необходимо рассматривать в комплексе, с учетом их противоречивого влияния на экономическое развитие. Оптимальный уровень неравенства стимулирует экономический рост. Избыточное неравенство начинает тормозить общественный прогресс, а при определенных условиях может достигать критического значения, создавая угрозу стабильности общества.

Необоснованное неравенство уровней доходов населения в России является одним из важнейших факторов, сдерживающих экономический рост, который тесно связан с величиной потребительского спроса населения. При проведении экономических реформ в России не учитывается позитивный зарубежный опыт использования сбережений населения. Именно сбережения населения во многих индустриально развитых странах являются одним из основных источников финансирования долгосрочных инвестиций. В России лишь малая часть населения обладает крупными неиспользуемыми сбережениями. Основная же его часть зачастую не только не имеет сбережений, но и вынуждена себе во многом отказывать. Как показывают данные официальной статистики, на долю 20% наиболее обеспеченных граждан приходится почти 50% денежных доходов, а на долю 20% наименее обеспеченных – практически в 10 раз меньше. Это порождает фрагментацию социальной структуры общества на множество все более автономных и изолированных друг от друга слоев и групп, подрыв общественной солидарности, а в конечном счете – выдавливание отдельных категорий населения из социальной жизни.

Неравенство доходов в значительной степени детерминирует объем и структуру потребительского спроса. Чем выше неравенство, тем ниже совокупный потребительский спрос при одних и тех же совокупных доходах населения. Это объясняется тем, что, чем выше неравенство, тем бóльшая доля населения вынуждена снижать свои расходы по отношению к своим потребностям, и тем больше та часть населения, которая, достигнув определенного уровня насыщения потребления, переключает свои денежные ресурсы отчасти на потребление эксклюзивных товаров и услуг, а в основном – на накопление. Такой механизм сильнее всего действует на совокупный спрос на отечественные товары, резко снижая его. На этом фоне следует отметить сохранение спроса на продукцию российского сельского хозяйства и пищевой промышленности. Сохранение спроса на эту продукцию, с одной стороны, обусловлено тем, что расходы населения на продукты питания дифференцированы значительно меньше, чем расходы на непродовольственные товары, с другой – нередко низким качеством импортируемой продукции.

Следует отметить, что анализируемая динамика показателей дифференциации доходов исчислена на основе данных официальной статистики. Но официально рассчитываемый коэффициент фондов существенно (не менее, чем в два раза) занижает реальную дифференциацию доходов населения по нескольким причинам:

  • коэффициент фондов официально рассчитывается по информации бюджетной статистики. А любое обследование домашних хозяйств не включает маргинальные слои, доля которых сегодня, по оценкам социологов, достигает 7–10% населения. Также в сеть обследования не попадают доходы сверхбогатых (5%). Таким образом, бюджетная статистика описывает уровень жизни только 80–85% населения страны;
  • при расчете коэффициента фондов учитывается лишь величина официально зарегистрированных доходов, без учета теневых выплат (около 30–40% финансовых средств), сосредоточенных в основном в руках наиболее обеспеченных слоев населения.
  • при расчете коэффициента фондов используется разбивка объема всех денежных доходов на пять групп (от 20% высокообеспеченных до 20% низкообеспеченных), а не на десять (от 10% высокообеспеченных до 10% низкообеспеченных.

Однако, даже опираясь на официально публикуемые данные, можно сделать вывод о существенном социально-экономическом расслоении российского общества. Современная Россия оказалась страной, где самыми высокими темпами растет численность миллиардеров. Согласно данных журнала «Forbes», Россия по числу долларовых миллиардеров занимает второе место в мире. Но с каждым годом увеличивается число граждан, владеющих миллиардными состояниями и в рублях. По статистике Федеральной налоговой службы, в 2011 г. доходы более миллиарда рублей задекларировали 416 человек, свыше 10 миллиардов рублей – 27 человек. Речь идет о данных, которые граждане предоставляют в службу в своих декларациях по налогам на доходы физических лиц.

Немало в стране и тех граждан, доходы которых, хотя и не дотягивают до миллиардной планки, но тоже являются высокими. В 2010 г. о доходах от миллиона до 10 миллионов рублей заявило 318 тысяч граждан. Налоговые декларации, в которых показана сумма дохода от 10 до 100 миллионов рублей, подали более 25 тысяч человек, от 100 до 500 миллионов – более 4 тысяч, от 500 миллионов до миллиарда – 579 граждан[3].

Усиление неравенства по уровню доходов в постсоветский период происходит на фоне катастрофического общего ухудшения экономического положения трудящихся. Среди бедных увеличивается доля групп, где бедность наиболее опасна по своим социальным и экономическим последствиям, и прежде всего – в семьях с детьми и среди работающих (см. табл. 3).

В общей численности домохозяйств семьи с детьми до 16 лет составляют 34.2%, тогда как среди бедных в 2011 г. вес этой группы достиг 59.7%. Т. е. риск бедности существенно возрастает с рождением ребенка, что вступает в прямое противоречие с декларациями о мерах по стимулированию рождаемости. Концентрация детей в бедных домохозяйствах приводит к падению качества человеческого потенциала страны в будущем.

Таблица 3.

Распределение малоимущих домашних хозяйств по основным категориям

(в процентах от общего числа малоимущих домашних хозяйств)

 

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Справочно: все обследованные домохозяйства, 2011

По месту проживания

Проживающие в городах – всего

69.5

62.4

61.7

60.4

58.9

59.0

60.9

62.3

75.1

в том числе с численностью населения, человек:

свыше 1 млн.

16.7

11.9

11.8

11.1

10.0

9.6

7.3

7.8

20.1

от 250 тыс. до 1 млн.

21.9

17.6

15.8

14.8

14.4

14.7

10.6

9.1

15.1

от 100 до 250 тыс.

9.1

10.7

11.5

11.1

10.4

10.0

8.5

8.7

9.47

от 50 до 100 тыс.

7.4

7.0

7.6

7.5

7.1

6.9

8.5

8.4

7.64

менее 50 тыс.

14.5

15.3

15.0

15.9

16.9

17.8

25.9

28.3

23.0

Проживающие в сельских поселениях – всего

30.5

37.6

38.3

39.6

41.1

41.0

39.1

37.7

24.9

в том числе с численностью населения, человек:

свыше 5 тыс.

8.7

10.0

10.3

11.4

12.5

11.8

8.9

9.0

6.4

от 1 до 5 тыс.

12.8

15.8

15.8

15.6

15.7

16.3

17.3

16.4

11.3

от 200 человек до 1 тыс.

8.1

10.2

10.5

10.7

11.0

11.1

12.3

11.9

7.0

менее 200

0.9

1.7

1.7

1.9

1.9

1.9

0.6

0.5

0.2

По составу домохозяйств

Домохозяйства, состоящие:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

из 1 человека

8.8

6.4

6.8

6.9

5.3

4.8

4.5

3.8

21.9

в том числе:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

трудоспособного возраста

2.7

1.9

2.0

1.8

1.5

1.5

2.1

1.6

9.0

старше трудоспособного возраста

6.2

4.5

4.8

5.1

3.8

3.3

2.5

2.1

12.8

из 2 человек

21.6

19.2

19.2

19.1

17.6

16.4

16.1

16.2

27.1

из 3 человек

24.4

23.4

23.1

22.7

22.3

22.2

26.4

26.6

23.6

из 4 человек

26.8

30.4

30.7

31.3

32.9

33.6

30.5

31.2

17.9

из 5 и более человек

18.5

20.5

20.2

20.0

21.8

23.1

22.5

22.3

9.4

 

 

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Справочно: все обследованные домохозяйства, 2011

По наличию детей

Домашние хозяйства без детей

44.9

50.0

51.2

50.7

47.7

45.4

42.5

40.3

65.8

Домашние хозяйства, имеющие детей в возрасте до 16 лет

55.1

50.0

48.8

49.3

52.3

54.6

57.5

59.7

34.2

в том числе:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1 ребенка

34.5

31.2

29.9

29.6

30.2

30.3

31.2

32.7

22.5

2 детей

16.7

15.2

15.2

15.7

17.3

18.6

20.3

20.6

9.9

3 и более детей

3.9

3.6

3.7

4.0

4.9

5.7

6.0

6.5

1.8

По отношению к экономической активности

экономически активное население

60.2

60.5

61.1

61.4

63.3

64.9

65.6

74.6

занятые в экономике

58.4

58.7

59.4

59.7

60.7

61.0

63.1

70.4

Источник: Российский статистический ежегодник. М.: Росстат. 2011. С. 182;
Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Росстат. 2008. С. 143–144; 2012. С. 105–106.

 

Рискообразующим фактором бедности является проживание в сельских поселениях и в малых городах (до 50 тыс. постоянных жителей). Такие города в России концентрируют далеко не малую часть населения, составляя примерно 70% городов. Бедность домохозяйства в немалой степени предопределяется и наличием в его составе пенсионеров. Хотя в то же время пенсионеров относить к иждивенцам можно с определенной долей условности (они относятся к иждивенцам не семьи, а государства, принося в семью доход). Бедность домашних хозяйств, в которых есть пенсионеры, объясняется низким уровнем пенсии в России.

Бедность с точки зрения механизма своего формирования представляет собой непосредственное следствие неравенства. Пока существует необоснованное неравенство уровней доходов, выходящее за рамки справедливости и экономической эффективности, пока не изменится государственная политика распределения, бедность преодолеть невозможно.

Растущая бедность – далеко не единственный тревожный сигнал. Согласно официальной статистике, итогом последних лет стало двукратное замедление темпов роста ВВП, сокращение резервов, стагнация и даже сокращение роста реальных доходов на душу населения. До кризиса реальные доходы населения росли примерно на 10% в год, реальная зарплата увеличилась на 16%. В 2010 г. реальные доходы выросли лишь на 3.8%, а реальная зарплата – на 4.2%. За 2011 г. реальные доходы на душу населения выросли всего на 1.1%. Важнейшая причина – отсутствие регулируемой социальной ценовой политики, что приводит к опережающему росту цен для наименее обеспеченных слоев населения (см. табл. 4). Рост цен на товары первой необходимости в России происходит гораздо быстрее, чем в среднем по всем товарам и услугам. Поэтому социальная инфляция (инфляция для бедных) гораздо выше, чем для богатых. И чем беднее семья, тем быстрее растут цены на товары, которые она покупает.

Таблица 4.

Индексы потребительских цен для 10-процентных групп населения*

 

2002

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Все товары и услуги

первая группа (с наименьшими располагаемыми ресурсами)

116.6

112.3

109.8

115.1

115.8

109.3

111.8

106.0

десятая группа (с наибольшими располагаемыми ресурсами)

114.4

109.8

108.3

110.0

111.4

108.4

107.1

105.8

из них:

продовольственные товары

первая группа

110.9

108.6

108.2

118.0

117.7

105.0

114.7

103.1

десятая группа

11.3

109.7

109.2

114.4

115.8

106.6

111.7

104.2

непродовольственные товары

первая группа

111.6

107.1

107.1

107.8

111.0

112.6

106.1

108.2

десятая группа

110.1

105.9

105.5

105.8

106.5

108.6

104.7

105.6

услуги

первая группа

140.8

126.2

115.5

114.2

115.4

115.8

110.7

109.9

десятая группа

133.6

118.7

113.2

112.9

116.6

109.9

106.7

108.2

* По материалам выборочных обследований бюджетов домашних хозяйств.

Источник: Российский статистический ежегодник. М.: Росстат,. 2011. С. 688; 2012. С. 672.

В результате рост цен в наиболее значимых социальных сферах каждый год опережает рост реально располагаемых денежных доходов, а это значит, что население с каждым годом имеет все меньше финансовых возможностей пользоваться услугами организаций культуры, медицинскими и санаторно-оздоровительными услугами, услугами дошкольного воспитания. Для исправления ситуации необходимо сформулировать комплексный подход к проблеме социального ценообразования, и в первую очередь – расширить перечень социально значимых товаров, на которые осуществляется ценовое регулирование.

Неравенство материального положения влечет за собой неравенство жизненного уровня и состояния здоровья, дискриминацию при получении образования и медицинского обслуживания. Известно, что состояние здоровья во многом зависит от возможности качественного питания, т. е. прежде всего от уровня доходов. Эту зависимость подтверждают и результаты обследования, проведенного при участии Минздравсоцразвития России, Росспорта, Института социальных исследований в 24 субъектах Российской Федерации (табл. 5). Люди с высокими доходами не испытывают и проблем с высококачественным медицинским обслуживанием, с покупкой любых лекарств, с расходами на отдых.

Таблица 5.

Заболеваемость в группах с разным уровнем доходов (в %)

Заболевания

Уровень доходов

Всего

высокий

средний

низкий

 

Остеохондроз

27.2

36.6

45.6

32.2

Гипертоническая болезнь и/или ишемическая болезнь сердца

21.5

32.2

41.2

27.0

Артрит

7.1

12.9

21.2

10.5

Холецистит

7.6

13.4

12.8

10.0

Бронхит

6.9

9.2

20.8

8.9

Патология щитовидной железы

6.5

8.5

10.6

7.5

Язва желудка и/или двенадцатиперстной кишки

5.0

8.5

8.4

6.7

Мочекаменная болезнь

4.6

7.2

7.5

5.8

Диабет

1.4

5.3

7.5

3.4

Астма

1.2

2.7

7.5

2.5

Источник: Краткие итоги выборочного обследования «Влияние поведенческих факторов на состояние здоровья населения». М.: Росстат, 2009.
Ссылка: http://www.gks.ru/free_doc/2008/demo/zdr08.htm (дата обращения: 5.10.2012).

Как свидетельствуют данные, в группе респондентов с низким уровнем доходов практически каждый второй опрошенный указал на наличие болезней опорно-двигательного аппарата и системы кровообращения, а в среднем 8–9 респондентов из каждых десяти опрошенных страдают двумя заболеваниями. Данные опроса дают веские основания для вывода о том, что главным источником стрессов является социальная неустроенность. Например, в группе респондентов, имеющих низкие доходы, в полтора–два раза чаще, чем в высокодоходной группе, проявляется состояние острой психологической тревоги по поводу неясной перспективы существования, чувство одиночества, беспокойство, вызванное возможностью потери работы. Такое нервное состояние, сохраняющееся в течение многих лет, обусловливает широкое распространение аномии общества. Она выражается в противоречивости сознания и поведения многих людей, в том числе в отношении к своему здоровью как ценности и главному фактору, определяющему полноценность жизни. Социально-экономическое расслоение население, вызывая стрессы и депрессии, приводит к ухудшению здоровья, повышая уровень смертности у низкодоходных групп населения.

Экономический рост при нарастающем социально-экономическом неравенстве не способен привести к качественным изменениям, принципиально не решая проблему бедности и повышения благосостояния всего общества. Большинство населения России получают слишком низкие доходы по сравнению с величиной прожиточного минимума, из-за чего их человеческий и трудовой потенциал используется неэффективно. Исследования Института социально-экономических проблем народонаселения РАН показали, что в России избыточное неравенство сдерживает экономическое развитие, способствует снижению рождаемости и увеличению смертности. При нормальном неравенстве Россия (при норме, если доходы богатых больше, чем у бедных, в 7–9 раз, а не в 15–20, как теперь) уже в 2007 г. имела бы ВВП почти на 30–35% больше нынешнего, а ее население могло бы составить к 2050 г. около 160 млн. человек.

Государство обязано регулировать распределение собственности и доходов в интересах большинства населения. Рост ВВП сам по себе не решает ни одну из социальных задач. Гораздо существеннее то, как распределяется национальное богатство, на кого оно работает, где оседает.

В странах с рыночной экономикой уже в течение длительного времени осуществляется государственное регулирование, направленное на выравнивание материального положения различных доходных групп населения, и такая система признается наиболее важной частью механизма перераспределения доходов (табл. 6).

Большинство стран в качестве механизма, смягчающего дифференциацию личных доходов, применяют следующие средства:

  • необлагаемый вычет из среднегодового заработка работающего (который соотносится с принятым минимальным уровнем заработной платы или с прожиточным минимумом);
  • пропорциональное налогообложение с минимальной ставкой (10–30%), а в случае прогрессивного налогообложения – с максимальной ставкой налога (40–50% и более);
  • прямые выплаты социально уязвимым слоям населения.

 

Таблица 6.

Воздействие социального регулирования на уровень неравенства

в экономически развитых странах

 

середина 70-х гг.

середина 80-х гг.

начало 1990 гг.

середина 90-х гг.

начало 2000 гг.

середина 2000-х гг.

конец 2000-х гг.

коэффициент Джини до уплаты налогов и трансфертов

США

0.406

0.436

0.450

0.477

0.476

0.486

0.486

Швеция

0.389

0.404

0.408

0.438

0.446

0.432

0.426

Канада

0.385

0.395

0.403

0.430

0.440

0.436

0.441

Великобритания

0.338

0.419

0.439

0.453

0.458

0.445

0.456

Нидерланды

0.426

0.473

0.474

0.484

0.424

0.426

0.426

коэффициент Джини после уплаты налогов и трансфертов

США

0.316

0.337

0.348

0.361

0.357

0.380

0.378

Швеция

0.212

0.198

0.209

0.211

0.243

0.234

0.259

Канада

0.304

0.293

0.287

0.289

0.318

0.317

0.324

Великобритания

0.268

0.309

0.354

0.336

0.351

0.331

0.345

Нидерланды

0.263

0.272

0.292

0.297

0.292

0.284

0.294

Источник: Income distribution – Inequality – OECD Stats.
Ссылка:http://stats.oecd.org/Index.aspx?QueryId=26067&Lang=en

Основной путь корректировки распределительных механизмов – это механизмы перераспределения доходов в системе «налогообложение – социальные льготы». Необходимым условием функционирования национальных систем распределения доходов считается применение прогрессивной шкалы налогов. Россия же с 2001 г. отказалась от такого подхода и практикует единую ставку налогов на личные доходы в размере 13%. Применение единого налога, по сути, представляет собой мультипликатор неравенства: доходы бедных уменьшаются, а доходы богатых увеличиваются.

В отличие от России, в большинстве стран действуют прогрессивные шкалы налогообложения доходов физических лиц, а в ряде из них с минимальных доходов налоги не берутся (Швеция). В Бразилии и Индии минимальный налог ниже, чем в России (7.5–10%). В то же время наиболее состоятельные граждане платят высокие налоги. Особенно это касается Швеции (57%), Германии (45%) и США (35%)[4]. Если высокие заработки облагаются прогрессивным налогом и налоговые поступления используются не для прямых трансфертов бедным, а для повышения низких зарплат, то при избыточном рыночном неравенстве государство может, используя такую политику, повысить общую продуктивность экономики.

Для разработки эффективной социальной политики необходимо использовать современный зарубежный опыт, а также отечественные научные теоретические и практические разработки, учитывающие российские реалии, в том числе определение оптимального уровня неравенства. Необходимо соблюдение баланса, т. к. опасны все крайности в распределении доходов. С одной стороны, чрезмерно низкий уровень неравенства в распределении доходов негативно сказывается на трудовой мотивации, экономическом развитии. С другой стороны, чрезмерно высокое неравенство ведет к сокращению потребительского спроса и индивидуальных сбережений, обострению социальных проблем, а при определенных условиях может послужить источником социально-политической напряженности и нестабильности.



[1] См. подробнее: Соболев Э. Н. Социально-трудовые отношения в России: история, современное состояние, перспективы.  М.: ИЭ РАН, 2008. Гл. 1.

[2] Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат России, 2001. С. 130; Российский статистический ежегодник. 2011. М.: Росстат, 2011. С. 176;

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/urov/urov_32kv.htm (дата обновления 18.04.2013).

[3] Где и как живут «рассерженные» горожане и «счастливые» крестьяне // Российская газета. 2012. 14 марта.

[4] Tax Rates Around the World: http://www.worldwide-tax.com/ (дата обращения: 15.12.2011) 

 



Другие статьи автора: Анисимова Галина

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба