Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №3, 2014

Иосиф Абрамсон
К СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В УКРАИНЕ И РОССИИ
Просмотров: 1021

Абрамсон Иосиф Григорьевич – д.т.н., гл.н.с., НИЦ «Гипроцемент-Наука» (г. Санкт-Петербург)

Приступая к анализу очередного трагического поворота в судьбе народов Украины и России, в который так или иначе вовлечены народы и других стран и континентов, связанных с ними многими нитями, необходимо исходить из того, какие силы сегодня пока определяют состояние мировой экономики, геополитической и классовой борьбы. Империалистические хищники властвуют сегодня в мире. Угнетая народы всего мира, они одновременно жестоко грызутся друг с другом, – в первую очередь, за контроль над непрерывно суживающимися рынками сбыта и над месторождениями и каналами транспорта основных энергоносителей – углеводородов. Главный хищник – разумеется, империализм США, далее по силовому убыванию – империализм ЕС и империализм России. И каждый из мировых хищников с тревогой и оцепенением наблюдает непрерывный рост могущества Китая, ставшего уже второй экономикой мира. А американский империализм не просто наблюдает, а стремится усилить геополитические позиции в предвидении возможных в будущем столкновений с ним.

С другой стороны, ни США, ни ЕС, ни Россия, начиная с 2008 года, не могут выйти из состояния финансово-экономического кризиса. Кризисное состояние США и Европейского Союза достаточно подробно проанализировано в последних работах тов. Саваса Михаила-Матсаса.

Что можно сказать о сегодняшней ситуации в России? Последние полтора года экономика испытывает рецессию, причем последние полгода показатели роста ВВП колеблются в пределах от 0 до 1–1.5%. Только ВПК показывает ощутимый рост ввиду бюджетных вливаний в его заказчика – вооруженные силы. Тревожные ожидания новых волн кризиса не покидают предпринимательские круги. На многих предприятиях, в частности, в автомобилестроении, ухудшается положение с условиями и оплатой труда. Ответом явилось оживление рабочего протеста, включая забастовки. Во главе их – независимые профсоюзы и недавно зарегистрированная (после 6 отказов Министерства юстиции) политическая партия РОТФронт (фактически руководимая партией РКРП). Политическая атмосфера в стране характеризуется масштабной коррупцией, грызней в правящей элите, наступлением на остатки демократии. Примерами последнего могут служить позорный политический процесс по т. н. «делу Болотной площади», пересмотренное в сторону ужесточения законодательство о митингах, давление на блогосферу в Интернете. На экономику и внутриполитическое положение в России огромное негативное влияние оказывает ее вовлеченность во всеобъемлющий кризис в Украине.

История украинского кризиса хорошо известна. Оценку его по состоянию на конец марта 2014 года представители России (РПК, ОКП, «Альтернативы») и Украины («Против течения») дали в своих выступлениях на Второй Евросредиземноморской конференции в Афинах 29–30 марта 2014 г. К моменту разворота событий на Евромайдане в Киеве экономика Украины была в намного худшем состоянии, нежели российская. Казна была практически пуста. Масштабы коррупции в Украине намного превысили российские. Президент Янукович фактически потворствовал коррупционерам и сам подавал пример своему окружению, как в условиях нищающей страны, не вылезающей из долговой ямы, можно жить с вызывающей роскошью. Все это порождало возмущение и законный протест. Именно в этом кроется изначальная социальная природа Майдана.

Извлекая уроки из своих неудач, которыми закончились в конечном счете события после Майдана 2004 года, когда несколько лет у власти находились правые либеральные политики Ющенко и Тимошенко, на этот раз контроль над политическим противостоянием в столице Украины, распространившимся постепенно на весь центр и запад страны, и управление политическим процессом либералы отдали непосредственно национальной олигархии и … официальным представителям руководства США и ЕС. Вице-президент США Байден, госдепартамент и – повседневно – американский посол в Киеве, оттеснив и своих европейских партнеров, подвели центр украинской столицы к вооруженным столкновениям, гибели десятков людей, широко используя при этом открыто нацистскую организацию «Правый сектор». Таким образом, совершенный в Киеве 21–22 февраля государственный переворот есть дело рук не только украинской праволиберальной и ультранационалистической реакции, но и западного империализма, в первую очередь – империализма США. К власти пришло правительство, в состав которого вошли нацисты. Это единственное такого рода правительство сегодня в Европе.

В Заявлении РПК от 11 марта утверждалось: «Пришедшие к власти в Киеве политические силы в первые же дни продемонстрировали свои антикоммунистические, антисоветские, антироссийские устремления. Власть на местах передаётся местным олигархам прозападной ориентации.

Все это не могло не породить сопротивления в восточных и южных регионах Украины. В силу своей организационной слабости основная масса противников Майдана связала свои надежды с помощью России, полагая, что "богатая и мощная Россия" избавит их от надвигающегося социально-экономического и политического кризиса. Кризис на Украине расколол не только украинское, но и российское общество на сторонников и противников "Майдана". Сторонники Майдана, революционного свержения коррумпированного режима Януковича, обычно не хотят обсуждать вопрос о нелегитимности новой украинской власти, о степени вмешательства западных государств во внутренние дела украинского государства, об обоснованности реакции русскоязычного населения Украины на шовинистические заявления лидеров "украинской национальной революции".

Противники Майдана, как на Украине, так и в России, в свою очередь, и слышать не хотят об опасности развязывания вооружённого конфликта между двумя славянскими народами, уповая на низкую боеспособность украинской армии и расхождения Европейского союза, особенно ФРГ, и США. При этом они оправдывают империалистический характер политики путинской России проявлениями агрессивной сущности империализма США, упреждающим характером российского военного вмешательства, ставя интересы защиты русского населения на Юго-Востоке Украины и в Крыму выше норм международного права об уважении территориальной целостности суверенного государства».

О роли российского империализма в развернувшихся далее событиях следует сказать особо.

Если США, ЕС и украинские олигархи спонсировали Майдан, правую либеральную оппозицию и Правый сектор, то Путин и руководство России спонсировали Януковича и его правительство. Путин проиграл. Проиграв Украину, он понял, что с этим проигрышем стали иллюзорными надежды осуществить его мечту – создать полноценный ЕврАзЭС как определенную преграду ожидаемой новой волне кризиса. А последняя несет, среди прочего, угрозу его вертикали власти и ему самому у власти. Он не может забыть своего испуга от шествия десятков тысяч москвичей 6 мая 2012 года, накануне инаугурации, и зачищенный от людей, совершенно пустынный столичный центр, по которому его лимузин направлялся в Кремль назавтра.

Но почему ответный ход Путина в середине марта был столь резок, поразив мир грубейшими нарушениями международного права? Тому есть несколько причин. Главная состоит в том, что ему нужен достаточный запас прочности в персональном рейтинге. Тех примерно 60%, которые он набрал до Крыма, могло не хватить. И только эта угроза, угроза потери своей персональной власти, освященной кланом высшей бюрократии, слившейся с российской олигархией, подвигла Путина пойти на бескровный блицкриг с аннексией Крыма, а не останавливаться на решении крымского вопроса по варианту Абхазии и Южной Осетии в 2008 г. Ведь как настойчиво просило население тех республик, особенно Южной Осетии, 90% граждан которой имеют российские паспорта, присоединить их к России! Получили отказ. Ни одна из стран СНГ их не признала, фактически Сухум и Цхинвал – вассалы Кремля, но формально независимы, и в отношении Грузии аннексии не совершено. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года не нарушен. Я не случайно употребил немецкое слово «блицкриг» – молниеносная война: таким же, тогда тоже бескровным, блицкригом явилась аннексия Германией Судетской области от Чехословакии в 1938 году, «узаконенная» мюнхенскими умиротворителями Гитлера. Оправдания нынешней российской аннексии, которые приводят иногда люди даже в левой среде, неуместны. От «поездов дружбы» «Правого сектора» Крым защищен лучше всех областей Украины благодаря географии (узкий перешеек) и Черноморскому флоту России с воинскими частями охраны (до 25 тысяч). Геополитические интересы российского империализма в случае «абхазского варианта» оставались бы незатронутыми. «Независимая» Республика Крым заключила бы любые, угодные России, договоры, закрепляющие российское военное доминирование в северном Причерноморье. Но тогда не состоялся бы столь мощный, взрывной подъем великодержавного холопского патриотизма, который поднял рейтинг национального лидера аж до 85%! Возник ренессанс имперских настроений. Расколото и тем самым ослаблено либеральное оппозиционное сообщество.

«Национальный лидер», вероятно, мог рассматривать упомянутый актив как неплохое противопоставление известному пассиву: тенденции политической изоляции России в мировом сообществе, включая явное неодобрение в СНГ ее действий и исключение (фактическое) из G8, а также нарастание санкций.

Но Путин получил и дополнительный бонус: раскол в среде, казалось бы, наиболее последовательных противников олигархически-бюрократического, бонапартистского режима – в среде российских марксистов. Патриотический великодержавный угар затронул и их. В долгосрочном плане это весьма печально.

Каким должен быть классовый, марксистский подход к вопросам патриотизма, национального самоопределения, буржуазной демократии, международного права? Это непростые, порой противоречивые явления политической надстройки общества. Они были предметами многолетних серьезных дискуссий и в основе своей решены марксистской теорией, подтвержденной в значительной мере и исторической практикой.

Превосходную формулировку дал русский революционный демократ ХIХ века Виссарион Белинский: «Любить свою Родину значит желать видеть в ней осуществление идеалов человечества и всеми своими силами споспешествовать этому». Мы вполне можем применить эту формулу Белинского к патриотизму советскому. При всех искажениях начатого в Советском Союзе социалистического перехода к бесклассовому обществу господствовавшая идеология сохраняла приверженность движению, рожденному революционным импульсом Октября, движению к цели, о которой, вспоминая своего друга, дипкурьера, латыша Теодора Нетте, так писал Маяковский: «…чтобы без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитием». Советский патриотизм был абсолютно интернационалистским. Он выдержал суровую проверку Великой Отечественной войной.

Патриотизм по отношению к государству всегда носит классовый характер. По отношению к государству диктатуры пролетариата, отношению, разумеется, позитивно-критическому, патриотизм для коммунистов, как и для всех левых, бесспорно обязателен. И он пропагандируется ими, внушается всем гражданам такого, как писал Энгельс, «не-совсем-государства». Но по отношению к государству диктатуры эксплуататорского класса патриотизм со стороны левых может иметь место лишь в одном случае – когда страна становится жертвой внешней агрессии, и тем самым народу угрожает двойное угнетение: помимо испытываемого от своих угнетателей, подпасть еще и под эксплуатацию захватчиков. Во всех других случаях – никакой поддержки своему правительству, главный лозунг – мир народам, власть рабочим Советам!

Перейдем к проблеме отношения к буржуазной демократии и буржуазному праву. Миссия коммунистов – внесение социалистического сознания в пролетарские массы, подготовка главного субъекта революции к возникновению революционной ситуации и использованию ее для совершения качественного скачка – снятия эксплуатации человека человеком, экспроприации экспроприаторов и начала перехода к бесклассовому обществу. Первая часть этой миссии требует наличия условий для ведения пропагандистской, агитационной и организационной работы в массах, для чего необходимо максимально полное соблюдение норм буржуазного законодательства. Именно левые объективно, больше, чем буржуазные либералы, заинтересованы в этом. Если последним важно соблюдение, главным образом, избирательного законодательства, то левым – в первую очередь соблюдение трудовых, социальных, национальных прав граждан, прав на бесплатное образование, здравоохранение, доступное жилье, на свободу слова, информации и т. д. Это очень важный момент, не уяснив все грани которого, легко совершить роковые ошибки, скатившись либо в оппортунизм, сонливое приспособление к ситуации, либо в авантюризм с последующими бессмысленными жертвами и разочарованием. Поэтому подчеркнем еще раз азбучные для революционного марксиста положения. Когда наступает революционная ситуация, пролетариат во главе с его политическим авангардом должен решительно сломать государственные институты буржуазной демократии как формы буржуазной диктатуры, покончить с буржуазным правом и, взяв власть, экспроприировав экспроприаторов, сформировать «не-совсем-государство» своей диктатуры, своей демократии советского типа. Но пока мы еще сравнительно далеки от революционной ситуации, а все отряды пролетариата (в России) далеки от осознания своих истинных классовых интересов, марксистские политические организации призваны интенсивно и квалифицированно вносить социалистическое сознание в их ряды. Для этого нам, марксистам, нужно иметь элементарные условия, а именно – максимально полное соблюдение этих самых норм буржуазного права. Борьба за их соблюдение, разоблачение властей всех уровней в постоянных нарушениях этих норм есть вынужденный вспомогательный, но постоянный дополнительный фронт классовой борьбы. В этом состоит диалектика эволюционного и революционного периодов. В «Детской болезни “левизны” в коммунизме» Ленин ее с достаточной полнотой обосновал.

То же относится и к международному праву. Стремясь не допустить повторения империалистического разбоя, от которого страдают народы разных стран (примеры у всех в памяти: Югославия, Ирак, Ливия, Сирия и т. д.), именно левые всеми доступными средствами должны обуздывать, «к позорному столбу привязывать» своих правителей, когда они откровенно нарушают свои международные обязательства.

С учетом сказанного вернемся к Крыму, украино-российским отношениям.

Правильно ли было применено право на национальное самоопределение как основание для крымского референдума 16 марта 2014? Оставим в стороне саму блиц-операцию, «вежливых людей» в военной форме, конституцию Украины и т. д. Ограничимся пока только этим вопросом. Так вот. После преступной депортации в 1944 г. крымских татар из их родных мест, с 25 июня 1946 г. Крымская АССР превратилась в Крымскую область. И как всякая область, будь то российская или украинская, даже формально потеряла право на национальное самоопределение. С 1987 г. началось возвращение крымских татар из мест депортации. 12 февраля 1991 года Крым стал снова автономной республикой. Благодаря вернувшимся крымским татарам, составляющим 15% населения полуострова. И только они имеют признаки нации (общность языка, территории, экономического уклада и психического склада, проявляющегося в общности культуры). Следовательно, они могли бы инициировать такой референдум. Однако они были против и бойкотировали его. Но даже и такой, явно не правовой референдум не мог, не нарушая грубейшим образом международного права, ставить вопрос о присоединении к другому государству. И это другое государство присоединило Крым. Россия нарушила Хельсинкское соглашение 1975 года, главный документ ОБСЕ, и Будапештский протокол 1994 года о передаче ядерного оружия Украины Российской Федерации и гарантии территориальной целостности Украины, подписанный США, Великобританией, Россией и Украиной. Россия совершила аннексию Крыма. То, от чего она 5 с половиной лет назад воздержалась, отказавшись присоединить к себе Южную Осетию и Абхазию.

Так что ленинская принципиальность требует от левых России осуждения своего империалистического государства за содеянное, играющее на руку, как правильно говорится в заявлении РПК, неонацистам в нынешнем киевском руководстве. Кстати, кто финансирует нацистов «Правого сектора», идейных наследников Степана Бандеры, «прославившегося» польскими и еврейскими погромами в оккупированной гитлеровскими нацистами Западной Украине? Олигарх Игорь Коломойский, губернатор Днепропетровской области, глава Еврейского Конгресса Украины!..

После зверств 2 мая в Одессе никакой пощады бандеровцам быть не должно. Новый президент Украины Петр Порошенко должен выдержать три теста на элементарное уважение. Он должен прекратить т. н. антитеррористическую операцию в Донецкой и Луганской областях. Он должен не допустить появления в новом правительстве Украины представителей Правого сектора (б. УНА-УНСО) и «Свободы». Он должен обеспечить выявление и строжайшее наказание организаторов и исполнителей зверского массового уничтожения людей 2 мая в Доме профсоюзов в Одессе и расстрела демонстрации 9 мая в Мариуполе. Это его необходимый президентский минимум.

Результаты президентских выборов 25 мая, когда за Яроша, лидера «Правого сектора», проголосовали 0.6% избирателей, пришедших к урнам, а за Тягнибока, лидера партии «Свобода», лишь немногим больше (1.1%), показывают достаточно отчетливо: украинский народ приходит к пониманию неонацистской опасности и отвергает последышей Бандеры и Шухевича. В прямую же схватку с ними, как указывалось выше, самоотверженно вступают и поднимают соотечественников наши украинские товарищи из левых организаций, в первую очередь – из«Боротьбы».

Отдельный сюжет – это ставший в последние полтора месяца центральным узлом напряжения военный конфликт, с каждым днем пожирающий все новые жертвы, происходящий на юго-востоке Украины. В Донецкой и Луганской областях произошла народная самоорганизация для недопущения проникновения обнаглевших фашистских элементов из западных и центральных регионов. Имели место самозахваты административных зданий, отделов милиции, первичное вооружение граждан за счет оружия, взятого там или переданного милиционерами, перешедшими на сторону восставших. Референдумы, проведенные в Донецкой и Луганской областях 11 мая, утвердили превращение этих областей в Донецкую и Луганскую народные республики, выразили намерение объединить их в Республику Новороссию с желанием перейти в состав РФ в случае, если не будет проведена федерализация Украины. Российская Федерация приняла к сведению результаты референдумов, рекомендовала сконцентрировать усилия на проведении конституционной реформы Украины с трансформацией её в федеративное государство, но не только проигнорировала вариант вхождения новопровозглашённых республик в РФ, но и не объявила об их признании. Стали действовать санкции. Путин и его окружение ощутили их болезненность для экономики, военно-промышленного комплекса и для каждого из них лично.

Вскоре после избрания и инаугурации президент Порошенко развернул военную «антитеррористическую операцию» против мятежных образований, прерываемую периодически объявлениями о перемирии, как правило, не выполняемом ни одной из сторон. Россия, не вводя войска на территорию Украины, оказывает ДНР и ЛНР гуманитарную и военную – вооруженными добровольцами – помощь.

Восстание в Донбассе носит изначально не националистический и сепаратистский, а классовый характер. Но, вопреки логике, его оседлали не левые, а крайне правые силы – в основном прибывшие туда из России. Ополченцы, воюющие с армейскими воинскими частями и национальной гвардией, массовой поддержки населения не ощущают. Это прямо следует из обращений министра обороны ДНР Игоря Стрелкова к жителям. В них он стыдит мужчин Донбасса, не проявляющих горячего желания брать в руки оружие, и прибывших в качестве добровольцев ряженых православных казаков, смело убегающих с поля боя. А более 30 погибших в бою за аэропорт Донецка – добровольцы из России. Некоторые горячие головы из левых российских изданий возлагали было надежды на то, что с восставшего юго-востока Украины начнется возрождение СССР. Они напрочь забыли, что металлурги и шахтеры Донбасса политически не готовы к ниспровержению строя, они еще «класс-в-себе» и составляют электорат КПУ и Партии регионов. А и первая, и тем более вторая – это партии капиталистической стабильности.

Взглянем на тех, кто входит в руководство ДНР или близок к нему. Руководитель самообороны, военный министр ДНР Игорь Стрелков – до осени 2013 г. служил в ФСБ России. Житель Москвы. Хобби – реконструкция военных сражений первой мировой и гражданской войн, при этом его кумир – белогвардейский полководец генерал Деникин. Премьер ДНР Александр Бородай, – по его собственным словам, доброволец, тоже из Москвы, политолог и журналист газеты «Завтра» Александра Проханова, трубадура возрождения великой Российской империи. Бородай пытается наладить отношения с «хозяином» Донбасса олигархом Ринатом Ахметовым. В ДНР и ЛНР активно проявляют себя российские националисты: возник там из небытия Баркашов, когда-то возглавлявший запрещенное, откровенно нацистское «Русское национальное единство». Побывав там, устроил пресс-конференцию в Москве известный националист Константин Душенов. Совместно с Александром Дугиным, философом, основателем неоевразийства, проповедующим, как и Проханов, необходимость воссоздания великой Российской империи. Есть о чем задуматься…

На левом украинском сайте Liva в начале июля опубликована яркая статья Ивана Зеленского «Украинец, житель Донбасса». Там есть такие слова: «Да, мне не очень приятно видеть, что сейчас восстание на Донбассе возглавляют русские националисты, среди тех, кто агитирует за восстание, попадаются попы и их служки, а на флагах республик красуется романовский орел. Мне неприятно, что это восстание многие именуют восстанием русских, при том, что большинство моих земляков 13 лет назад записалось украинцами, и многие из этих украинцев сейчас поддерживают Народные Республики. В том числе – и с оружием в руках».

7–8 июня вблизи Минска собрались представители ряда левых организаций Белоруссии, России и Украины. Результатом встречи явился принятый ее участниками Антивоенный призыв. В нем жестко обличаются империалистические игры США, ЕС и России на теле Украины, сопровождающиеся сотнями и тысячами жертв, страданиями людей и гигантским материальным ущербом. Главная констатация этого призыва звучит так: «Остановить войну – это главная задача всех левых демократических движений, вне зависимости от их разногласий по различным вопросам политической повестки. С этой целью мы считаем необходимым скоординировать усилия всех противников войны в Украине, формируя массовое и влиятельное антивоенное движение».

Среди требований Призыва хотелось бы выделить следующие:

Мы требуем от правительства Украины немедленно свернуть «антитеррористическую операцию», вывести войска с территории Донецкой и Луганской области и заключить перемирие с ополчением ДНР и ЛНР.

Мы требуем от России, Евросоюза и США полностью прекратить вмешательство в украинский военный конфликт и не оказывать поддержки его участникам.

Мы требуем прекратить шовинистическую кампанию в украинских и российских СМИ, которые, используя язык ненависти, являются одними из главных поджигателей войны.

Среди представителей украинских организаций, подписавших этот документ, мы видим товарищей из Боротьбы, находящихся в вынужденной эмиграции. Один из видных боротьбистов, Виктор Шапинов, действующий практически в подпольных условиях на территории Украины, присоединяясь к Минскому призыву, внес несколько существенных дополнений, радикализующих его содержание. В России многие левые присоединились к этому воззванию. Среди них секретарь Исполкома РПК Евгений Козлов, член Исполкома Иосиф Абрамсон.

Мы, в РПК, высоко оцениваем роль ЕЕК [Рабочая революционная партия Греции] в современном революционном движении, ее вклад в развитие и пропаганду марксизма. ЕЕК, как и DIP [Революционная рабочая партия Турции] и РО [Рабочая партия Аргентины], дают пример того, как надо не только идеологически, но и организационно строить современные марксистские партии. Руководители ЕЕК и DIP ведут, в частности, большую работу в организации кампаний международной солидарности со страдающим, ввергнутым в водоворот гражданской войны народом Украины. И нас поэтому удивила критика «Минского призыва» со стороны братских партий ЕЕК и DIP.

К великому сожалению, нельзя сравнивать положение в Донбассе, не говоря уже обо всей Украине, с ситуацией в Испании периода гражданской антифранкистской войны. Там было массовое антифашистское движение, получавшее международную поддержку. В Украине, включая Донбасс, сегодня отсутствует революционная ситуация, нет подготовленных субъектов организованной классовой борьбы. В этих условиях призывать людей к продолжению вооруженной борьбы под руководством офицеров удачи, вдохновляемых националистами и монархистами, присланными Москвой, – означает призывать к бессмысленным жертвам. В Донецкой и Луганской областях нужно попытаться сохранить опыт самоорганизации на низовом уровне. К этому призывают члены редколлегии московского марксистского журнала «Альтернативы».

Прекрасны лозунги: «Вся власть Рабочим Советам! За объединенную, независимую, социалистическую Украину в объединенной социалистической Европе!» Но чтобы их можно было претворить в жизнь, нужно пройти не одну стадию перманентной революции!

Прежде чем перейти к заключению, хотелось бы отметить поразительный цинизм путинского режима. В России произносятся гневные слова в адрес украинских неонацистов в то время, когда в Москве и Петербурге открыто маршируют шовинисты на «Русских маршах», и не только 4 ноября в т. н. «День народного единства», придуманный специально для того, чтобы затмить великий День 7 ноября. 1 мая 2014 года в Петербурге в хвосте колонны шагали по Невскому в полувоенной форме «с иголочки», с изображением коловрата под свастику на рукаве, около сотни красавцев, неся транспарант «Национализм без социализма – это национализм без средств». Вспомним, что 1 мая своим праздником считала и гитлеровская NSDAP. На другом их транспаранте прямо было начертано «Национал-социалистская партия». А под этими словами – «Каждому свое», буквальный перевод с немецкого “Jedem das Seine” – слов, встречавших узников в Бухенвальде.

Наконец, можно ли считать страной буржуазной демократии Россию, где парламент штампует законы, все более и более ограничивающие политические права граждан, где прошли уже десятки заседаний суда по т. н. «Болотному делу», на каждом из которых подтверждается как свидетелями со стороны защиты, так и свидетелями со стороны обвинения, что не было не только состава, но и события «преступления»?! России ли учить сегодня мир борьбе с фашизмом?!

В заключение приходится признать: в политическом отношении украинская драма продемонстрировала полный провал левых. Если КПУ – типичный аналог КПРФ – заслужила нынешний жалкий вид политикой глубокого оппортунизма (1.5% на президентских выборах 25 мая выглядят как клеймо позора на лидере партии Петре Симоненко), то внесистемные левые партии оказываются малозначимыми, даже при солидной марксистской вооруженности, ввиду малочисленности каждой и общей закоренелой разобщенности. Ни в чем нельзя упрекнуть «Боротьбу», она достойна ненависти, с которой на нее обрушились бандеровцы, но могла ли она одна добиться большего?

Провал левых в Украине – закономерное отражение многолетнего кризиса коммунистического движения не только странах бывшего СССР, но в мире в целом. Коренится он в непреодолённости до конца сталинистских извращений в теории и практике революционного движения. Разрозненность, разъединенность левых, раздоры внутри левых политических партий объективно придают силы нашему общему врагу – глобальному капитализму. Достижение единства, в том числе организационного, кардинально необходимо. При этом понятно, что дело это чрезвычайно трудное. Свежий пример этому – создание Объединенной коммунистической партии в России. Прошел ее учредительный съезд в марте 2014 года. В руководство избраны товарищи, представляющие разные взгляды, от умеренных сталинистов до троцкистов. Принята вполне разумная Программа, в которой сравнительно отдаленные цели построения бесклассового общества сочетаются с подробным изложением задач движения к революционному снятию современной капиталистической системы. Но непреодолимыми пока оказались трудности внутриорганизационного характера. РПК обратилась к съезду с письмом, в котором обосновала необходимость создавать партию федеративного характера, полифракционную с сильным координационным центром. Ответа мы не получили. Возможность создания фракций в объединенной партии необходима и для преодоления известного недоверия, накопившегося за годы раздоров, и для взаимного обогащения опытом, накопленным у разных отрядов левого движения.

И не только на уровне стран должен идти процесс объединения левых сил. Этот процесс крайне необходим в глобальном масштабе. Условия и противоречия XXI века совершенно иные по сравнению с началом и серединой века ХХ. Иной уровень производительных сил, иной пролетариат. На ведущее место вышли наемные работники, действующие в сфере информационных и других высоких технологий. Иными стали коммуникации, с гораздо большими возможностями, чем несколько десятилетий ранее.

Не пора ли задуматься о Коммунистическом Интернационале ХХI века? Он должен вобрать в себя, в Программу, в организационную структуру всё то положительное, что сохраняет силу и ныне, из опыта Третьего и Четвертого Интернационалов и, объединив марксистские силы планеты, ответить на вызовы современности.

Главный вывод – недопустимо, чтобы левые фрагментацией своих сил продолжали объективно усиливать капитализм в своих странах, регионах, в мире в целом.



Другие статьи автора: Абрамсон Иосиф

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба