Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №4, 2012

Элизабет Готье
Инициативы за воссоздание Европы на социальных и демократических началах
Просмотров: 1243

Европа вступила в новый этап классовой конфронтации. Несмотря на системный кризис – не только финансовой сферы, но и всего присущего «капитализму финансовых рынков» способа накопления и воспроизводства, – существующая система господства смогла устоять и продолжает действовать. Ее транснациональная власть, во многом поддерживаемая самим характером процесса интеграции и политическим курсом Европы, не столкнулась с какими-либо серьезными вызовами[1].

Неолиберальное наступление в Европе продолжается и адаптируется к реалиям кризиса[2]. Олигархия все более узурпирует всю полноту власти; она становится «радикальнее», считая, что настал подходящий момент для того, чтобы со свирепостью ускорить демонтаж социальных и демократических завоеваний, извлекая выгоду из кризиса, в частности – из проблемы государственного долга в Европе. Стратегия систематической «де-демократизации» осуществляется для того, чтобы создать условия для проведения безжалостной политики «жесткой экономии»; при этом масштабы ущерба, нанесенного этой политикой, и страданий, которые она принесла народам, начинают проявляться, в особенности в странах Южной Европы. Фактически можно задаться вопросом (как это делает Эрве Кемпф в 10-м номере журнала “Transform!” за 2012 год[3]): живем ли мы еще при демократии? Благодаря самому характеру конструкции Евросоюза, существенно неолиберальному, кризис в ЕС становится особенно острым и разрушительным. «Многие политические меры, проводимые сейчас в Европе, приводят к снижению долга, но одновременно разрушают человеческий капитал – что намного важнее», – замечает Жан-Поль Фитусси[4]. Стремительное движение в направлении «жесткой экономии» и все большего авторитаризма несет нас к краю пропасти; оно чревато рискованными последствиями, способными затянуть наши общества в хаотический водоворот.

Мы еще не знаем, чем будут вызваны будущие потрясения и какие формы они примут. Но мы знаем, что мы должны в максимально возможной степени сконцентрировать нашу способность к пониманию, энергию, возможности сотрудничества и политическую проницательность, чтобы понять: как нам сопротивляться и в то же время положить начало воссозданию Европы заново, сумев отвергнуть националистический подход, который маскирует подлинную суть конфликта с силами капитала и угрожает натравить друг на друга народы, чьи страдания – результат одной и той же неолиберальной логики. История ликвидации Югославии показывает, как разорение может вести к смертельно опасным последствиям. Когда в самых разных странах у тех групп обессиленного населения, которые чувствуют себя постоянно «обесценивающимися» в социальном и культурном плане, теряется вера в институты, в политическое представительство, в возможность «жить вместе» и в солидарность как руководящий принцип общества, – крайне правые и правопопулистские силы находят в этих усиливающихся раздорах исключительно благоприятное поле для своей деятельности. Стратегии финансовых рынков и крупных акционеров, так же, как и политические стратегии Европы, обостряют проявления асимметрии регионов на европейском уровне, что может лишь усугубить конфликты между крупными регионами и стимулировать националистическую политику.

Позиционная война

Перед лицом подчинения общественной и политической жизни требованиям финансовых рынков левые сталкиваются с серьезными вызовами: им необходимо «стимулировать спрос» на перемену логики и предложить новые пути в политике, открывающие перспективу такой перемены. Несмотря на всю важность различных направлений борьбы и движений последних лет во множестве стран, на их творческий характер и энергию, они редко достигали какого-либо успеха. Господствующие силы повсюду стремились разоружить подчиненные классы. Место и роль профсоюзов стали в наших странах объектом беспрецедентных политических и идеологических атак, сигналом к которым часто служат «ориентировки» ЕС. Но в то же время растет число крупных, иногда – всеобщих, забастовок. Движения в духе “Occupy” в Испании, Греции и других странах продемонстрировали потенциал сопротивления и мобилизации, позволяющий сохранять боевой дух перед лицом политического и идеологического давления во все более напряженной социальной обстановке – ради поисков альтернативной логики и социальных практик.

Я не разделяю оценки нынешнего времени как «периода восстаний», которая выдвигается, в частности, в поддержку движений, подобных “Occupy”. Текущая фаза конфронтации, как представляется, отмечена скорее сосуществованием сильно контрастных феноменов: с одной стороны – протеста, сопротивления, возникновения новых направлений борьбы и появления новых действующих лиц, многочисленных попыток изменить общество, воссоздать солидарность и чувство коллектива; с другой стороны – острого ощущения бессилия, страха и изоляции, порождающего раздражение и отход от борьбы. В Греции мы могли видеть, насколько сейчас неясно, господствует ли страх или надежда, – аналогично тому, как французские выборы продемонстрировали реальный потенциал «Левого фронта», но также и его слабость.

Греция – первая страна, где в этой обстановке произошло «электоральное землетрясение». «Выборы 6 мая 2012 года, ставшие классическим «электоральным землетрясением», и – как продолжение – последовавшие за ними июньские выборы относятся к особому классу избирательных кампаний, которые мы называем «критическими выборами». Когда критические выборы происходят во время общенационального кризиса, они приводят к внезапному и резкому изменению существующей структуры партийных привязанностей… Одна из самых стабильных партийных систем в Европе была практически разбита в пух и прах»[5]. Это были не просто выборы – это был подъем движения, укорененного в обществе, опирающегося на субъектов политического действия – движения и граждан, – которые смогли поставить вопрос о власти в момент, когда партии, доминировавшие до того, потерпели крах ввиду катастрофических итогов их деятельности для общества (на национальном и европейском уровнях). СИРИЗА сумела разработать свою программу и выстроить свою работу, по-новому установив связь со многими силами в обществе; ей удалось, добившись широкой поддержки своих альтернативных предложений, впечатляющим образом изменить соотношение сил. Вследствие этого стратегия «тройки» впервые оказалась под серьезной угрозой.

В отношении других европейских стран мы не можем говорить об «электоральных землетрясениях»; но в этих странах сейчас делаются многочисленные попытки преодолеть фрагментацию, ставшую настоящим бедствием для «альтернативной левой», и занять пространство слева от социал-демократических партий, продолжающих испытывать кризис. Конечно, социал-демократия может выиграть какие-то национальные выборы, осудив политику «жесткой экономии», – когда избиратели «наказывают голосованием» находившиеся у власти правые партии. Но в этом случае возвращение социал-демократии к власти никоим образом не означает «нового курса», направленного к какой-либо альтернативе, поскольку она ни в чем не выходит за рамки социал-либерализма и основанной на неолиберальных принципах конструкции ЕС. Поэтому социал-демократии не удается выдвинуть каких-либо идей, отличных от идей правых; не нашла она и новых ответов на нынешний масштабный кризис. Во многих странах социал-демократы, находясь у власти, сами устанавливали «европейский режим жесткой экономии» и серьезно поплатились за это (например, в Греции, Испании, Португалии…). «Альтернативная левая» на самом деле может попытаться принять вызов, создаваемый этим «историческим окном возможностей»[6], открывшимся сегодня в обстановке растущего неприятия неолиберальной логики и отсутствия со стороны социал-демократии какого-либо отклика на потребность в переменах. Одно из необходимых условий этого во многих странах – способность преодолеть фрагментацию, характерную для критически настроенной левой. В этом плане не только делаются выборочные попытки формирования предвыборных блоков, но и возникают те или иные разновидности общих «фронтов», которые способны породить новую политическую динамику, выходящую за пределы исключительно круга сторонников партий-участниц. Процессы нового строительства идут уже несколько лет; наиболее заметные их результаты сейчас – СИРИЗА в Греции и «Левый фронт» во Франции.

Жесткость конфронтации, исключительная трудность достижения успехов в борьбе, соотношение сил, неблагоприятное для сил сопротивления и борьбы, побудили многих участников процесса искать новых союзников, помимо традиционных, как в национальных рамках, так и на европейском уровне.

Стратегические вопросы

Боб Джессоп[7] предложил свою оценку стратегических возможностей действующих субъектов, стремящихся к социальным преобразованиям в конкретной сегодняшней ситуации, основанную на анализе экономической, социальной, идеологической и политической конъюнктуры. Относительная слабость несогласных с господствующим курсом сил в период до того, как разразился масштабный кризис, не позволила им создать серьезную угрозу неолиберальной гегемонии в ходе этого кризиса. В результате, если подходить с точки зрения цели – выхода за рамки системы, мы оказываемся на оборонительном этапе борьбы, что приводит нас к определению наших стратегических задач в терминах «позиционной войны». Критика неолиберального проекта может и должна быть сделана более радикальной и лучше слышной, как это произошло, например, на президентских выборах во Франции, где весьма успешными оказались «обучающие собрания», организованные кандидатом от «Левого фронта» Жан-Люком Меланшоном. Объектом радикальной критики стала не только финансовая сфера, но и весь в целом способ накопления и воспроизводства, сложившийся в рамках «капитализма финансовых рынков», с его последствиями для публичного пространства, реальной экономики, состояния государственных финансов, демократии, ситуации в социальной и трудовой сферах и для отдельного человека. Одновременно речь шла о том, чтобы осмелиться поставить вопрос о власти, – что смогла сделать СИРИЗА и что является одним из факторов доверия при мобилизации людей.

Необходимая смена власти, воссоздание демократии на новых основах, новый тип социального и экологического развития – вот вызовы, стоящие перед всем обществом, и они не могут быть «перепоручены» исключительно политическим организациям. Правильнее призвать субъектов социального и политического действия помочь гражданам приобрести подлинную способность понимания, которая во многом определяет условия для того, чтобы они были готовы преодолеть чувство бессилия, объединиться и действовать коллективно. Центральная составляющая этой стратегической задачи – формирование социального и политического блока, могущего стать движущей силой перемен. Сегодня жертвы кризиса фрагментированы, разделены, иногда – находятся в конфликте друг с другом. Альтернативный политический проект должен быть способен кристаллизовать интересы частей и групп общества, которые, хотя, конечно, и не тождественны, могут быть согласованы. Начав с некоторого первоначального ядра, СИРИЗА сумела составить концепцию программы, опираясь на то, что было выработано социальными и политическими движениями и интеллектуалами, и объединив таким образом множество различных сил.

Конституирование общеевропейского пространства, «наложенного» на национальные пространства, очевидно, ставит совершенно новые вопросы с точки зрения политической стратегии. Фактически это транснациональное «поле», с многоуровневой системой управления, системой «многополярной власти», порождает новые разделения, но также и дает возможность выстроить плюралистическую радикальную левую, способствующую преодолению традиционных разделений на национальном уровне[8]. С момента ее основания в 2004 году, Партия европейских левых (ПЕЛ), объединяющая более 30 очень разных партий (участниц и наблюдателей) из многих стран (в том числе не входящих в ЕС), пытается стать эффективным политическим субъектом на европейском уровне, выступающим с радикальной критикой «евросоюзовского» варианта интеграции и неолиберального политического курса и в то же время выдвигающим идею «другой» Европы – Европы социальной, солидарной, демократической, феминистской и экологической. На уровне Европарламента депутаты от «критической левой» образуют группу «Объединенной европейской левой / Северной зеленой левой» (GUE/NGL). Уже на протяжении десяти лет сеть “Transform!” объединяет институты, исследовательские центры и журналы из разных стран, связанные с «альтернативной левой», и выполняет роль фонда ПЕЛ на европейском уровне[9]. По сути, в момент эрозии неолиберальной гегемонии тщательный анализ противоречий и возможностей, на основе которых может быть разработана концепция левой стратегии, поиск сближения между социальными и политическими силами, отвергающими господствующую логику, формирование европейского политического субъекта общественного преобразования, равно как и новых альянсов, с учетом того, что ситуация, с социальной и демократической точки зрения, исключительно тяжела, – становятся важнейшими задачами, требующими надлежащих инструментов для своего решения.

Объединить силы на национальном и европейском уровне

Перед лицом кризиса и его драматических последствий поиск единства и формирование новых альянсов на национальном и европейском уровне становятся важнейшими задачами для всех субъектов социального и политического действия, придерживающихся левых позиций. Новая социальная и политическая динамика необходима, чтобы противостоять унынию и на его фоне – крайне правым.

Уже на протяжении нескольких лет дискуссии и эксперименты в социальных движениях, в профсоюзах и среди левых вращаются вокруг вопроса о сопряжении борьбы на национальном и европейском уровнях. За 10 лет контр-саммиты и социальные форумы помогли нам продвинуться вперед, но оставаться на этом уровне мы не можем. Сегодня решается вопрос не только о создании пространств диалога между европейскими сторонниками прогресса, но и о том, чтобы собрать воедино все силы, способные объединиться для защиты интересов народов и ради утверждения иной логики в политике Европы. Это не вопрос общей дискуссии между профсоюзами, движениями и партиями, а вопрос поиска путей сотрудничества между силами, сближающимися по ориентации, прежде всего по отношению к европейской проблематике, с тем, чтобы реально изменить соотношение сил и содействовать возникновению новой динамики. Модель Всемирного социального форума стала неадекватна для территории Европы, где власть очень сильно сконцентрирована и существуют общие институты, где олигархия стала весьма устойчивой и живучей и где имеет место ежедневная конфронтация на социальном, политическом и идеологическом уровне. Опыт показывает, что умножение числа протестов, хотя оно и необходимо, не заменяет выстраивания реальных коалиций, для которого требуется качественный скачок в создании пространств для работы и борьбы. Недавний опыт греческих выборов показал, что изменение соотношения сил в стране, подобное тому, какого смогла добиться СИРИЗА, ведет к последствиям, затрагивающим всю Европу, – но оно требует, чтобы процессы сходного рода происходили и в других странах.

Идея альтерсаммита быстро приобретает популярность именно потому, что она отвечает потребностям текущего момента. Мы хотим организовать важное политическое мероприятие, заметное в европейском масштабе, организованное с участием многочисленных субъектов общественного действия в наших странах, представляемое и «продвигаемое» людьми, с которыми считаются, – чтобы громко и четко заявить: единственный путь, позволяющий продолжать «строить Европу», состоит в том, чтобы воссоздать ее заново, и мы знаем, чтó предложить по ряду важнейших аспектов той новой логики, в которой нуждаются люди. Процесс строительства[10], объединяющий различных «действующих лиц», принадлежащих ко всем европейским «отрядам» (профсоюзы, социальные, альтерглобалистские, феминистские движения, сети интеллектуалов и сторонников воззваний в поддержку «другой Европы» из разных стран; участвуют также и представители ПЕЛ), – начался; он вырастает из того же круга, который формирует Объединенную социальную конференцию (Joint Social Conference)[11]. Именно вновь оживив стремление к масштабным целям и потребовав смены власти и политического курса, мы сможем способствовать росту сознательности людей, собрать и мобилизовать их. За последние годы мы обратили внимание на то, как много общего в анализе и предложениях, исходящих от многих групп в Европе. Сегодня нам нужно перевести эту растущую близость в конкретные политические действия, чтобы реально изменить существующее положение вещей.

В ходе борьбы между политикой «жесткой экономии» в Европе и теми, кто ей сопротивляется, Европейская конфедерация профсоюзов (ЕКП) впервые отвергла соглашение и проявила несколько больше желания сотрудничать с социальными движениями. Сотрудничество между различными социальными и политическими силами, даже при значительном сближении взглядов, – трудное дело. Причины этого легко понять. Но, с учетом драматизма ситуации и сильно сблизившихся позиций разных «действующих лиц», настало время создать новые отношения между ними (конечно, с полным уважением к автономии каждого), что предполагает и создание новых форм.

Конкретно – альтерсаммит планируется провести в Афинах весной 2013 года. Перед этим, 8–11 ноября, через десять лет после первого Европейского социального форума в 2002 году, во Флоренции пройдет крупная европейская встреча, инициаторами которой выступили социальные движения Италии. Это будет рабочая встреча, задача которой – добиться прогресса в деле констатации сближения позиций, проведения более глубокого анализа, разработки альтернатив и выстраивания альянсов.

 

2 августа 2012 г.



[1] См. выступление Боба Джессопа на Летнем университете Партии европейских левых в Портарии (Греция) в июле 2012 года.

[2] В многочисленных статьях, публикуемых в журнале “Transform!”, выходящем два раза в год на нескольких языках, регулярно анализируются и комментируются события в экономической, социальной, политической и идеологической сферах. 10-й номер за 2012 год содержит раздел, посвященный демократии. Все статьи доступны на многоязычном веб-сайте www.transform-network.org

[3] Hervé Kempf, “From Oligarchy to the New Challenge of Global Politics”, Transform! 10/2012.

в[4] Le Monde, May 26, 2012.

[5] Gerassimos Moschonas, “Shooting horses in cold blood”, July 6, 2012. http://www.policy-network.net/pno_detail.aspx?ID=4217&title=Shooting-horses-in-cold-blood

[6] Gerassimos Moschonas, “The European Union and the Dilemmas of the Radical Left: Some Preliminary Thoughts”, Transform! 09/2011.

[7] Bob Jessop, “Left Strategy”, Transform! 10/2012.

[8] См.: Gerassimos Moschonas, “The European Union and the Dilemmas of the Radical Left: Some Preliminary Thoughts”, Transform! 09/2011.

[9] В настоящее время эта сеть включает 22 организации-участника из 16 стран. Она организует конференции, участвует в многочисленных европейских инициативах и издает ежемесячный информационный бюллетень и журнал, выходящий два раза в год на нескольких языках.

[10] www.altersummit.eu

[11] Рабочее пространство, функционирующее уже несколько лет на европейском уровне, с очень значительным присутствием профсоюзов: http://www.jointsocialconference.eu

 



Другие статьи автора: Готье Элизабет

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба