Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №3, 2015

Владимир Кошель
О ПРЕДПОСЫЛКАХ ФОРМИРОВАНИЯ СУБЪЕКТА СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
Просмотров: 983

Кошель Владимир Алексеевич –
к.филос.н., доцент кафедры рекламы,
связей с обществен-ностью и дизайна.
Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова

…с точки зрения полузастывших категорий будущее общество достаточно глубоко понять нельзя.

Тогда мы не используем те возможности, которые предоставляются нашей эпохой[1].

В.А. Вазюлин

Введение

Едва ли кто-нибудь из наших товарищей возьмётся оспаривать тот факт, что мы живём в эпоху контрреволюции. Но её глубина и социальные масштабы в достаточной мере ещё не осмыслены.

Для всестороннего исследования глобальной экспансии контрреволюции, как и причин поражения революционных сил, условия сейчас только созревают. Извечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» ещё далеко не исчерпаны попытками на них ответить. Плодотворность последних зависит от адекватности и зрелости метода исследования общества и, разумеется, от того, насколько сам исследователь владеет этим методом. Но, кроме этого, возможность ответа зависит ещё и от наличия оптимизма в мировоззренческой позиции личности, дерзнувшей предпринять такую попытку.

Основания для оптимизма (психологического, а не мировоззренческого) можно обнаружить и в стратегии индивидуального самоутверждения при конформистском восприятии действительности. Однако рассматривать такой вариант представляется нецелесообразным, ибо подобные стратегии не простираются до постановки проблем прогрессивного развития человечества.

Даёт ли основание для оптимизма критический взгляд на современное общество? По меньшей мере, в этом случае сохраняется перспектива движения к истине.

Мне хотелось бы, сохраняя критичность при рассмотрении современных общественных отношений, обозначить проблему предпосылок формирования субъекта социальных преобразований. Если в современной действительности мы обнаруживаем эти предпосылки и находим возможность воздействовать на их развитие, тогда в наших представлениях о переходе человечества от предыстории к подлинной истории[2] мы обретаем некоторые основания для оптимизма.

Современное рассмотрение роли субъекта в развитии общества (или, иначе говоря, проблемы субъектного характера социальных процессов) позволяет сделать вывод о том, что эта тема в современной литературе исследована явно недостаточно[3]. В эпоху перехода от предыстории к подлинно человеческой истории её актуальность, очевидно, начинает возрастать.

В общественном сознании можно наблюдать явный крен в сторону абсолютизации роли субъекта при объяснении исторического развития.

Это проявление такого понимания философии истории, которое господствовало до К. Маркса. И подобное восприятие исторического процесса вполне объяснимо. Поверхностные интерпретации социального развития наиболее доступны массовому сознанию, потому они и широко распространены.

В России преувеличение роли субъекта в истории – это, нередко, объяснение социальных проблем посредством конспирологических «теорий» (или теорий всемирного заговора). Особенно этим грешат националистически настроенные идеологи. Они пытаются защитить национальную идентичность своей социальной общности и, соответственно, демонизировать врага, возводя его до масштабов мирового зла. По отношению к себе они выстраивают соответствующее общественное мнение.

Отдавая себе отчёт в необходимости диалектичного восприятия объективного и субъективного факторов, то есть, предполагая их внутреннее единство в развитии исторического процесса, нам хотелось бы акцентировать внимание именно на роли социального субъекта в отношение к предпосылкам формирования субъекта социальных преобразований.

К вопросу о понятиях

Представление о субъекте социальных преобразований выступает определённым результатом осмысления логики истории общества. Это представление можно охарактеризовать как некий образ, проецируемый из будущего, подлинно человеческого общества, или общества как развитого органического целого. Вместе с тем, представление о субъекте социальных преобразований является непосредственным отображением эмпирической реальности. В период раннего социализма субъектом социальных преобразований была авангардная часть коммунистической партии.

Какие объективные противоречия (как реальности, так и самого себя) выявил революционный субъект 1920-х годов?

Понятие субъекта социальных преобразований в данном контексте обозначает организации, координирующие формирование социального прогресса и, одновременно, личности, участвующие в деятельности этих организаций.

Социальные преобразования – сознательный, технологически выстроенный процесс формирования общественного прогресса. Именно эти параметры отличают социальные преобразования от естественноисторического процесса социального развития. В реальной истории социальные преобразования осуществляются в период формирования общественных и экономических отношений раннего социализма.

Обращаясь к далеко ещё не осмысленному опыту раннего социализма и опираясь на такое понимание социальной деятельности, «которая освещена тем или иным сознанием общества как целого»[4], можно фиксировать некоторые общие параметры субъекта социальных преобразований.

Субъект, как коллективный орган самоуправления общества, может быть охарактеризован, во-первых, со стороны его миссии или социальных функций, а во-вторых – со стороны его социального содержания. Таким образом, субъект социальных преобразований выступает как коллективный орган самоуправления, способный подчинить контролю разума стихию самоорганизации общества[5] или, другими словами, способный принимать теоретически обоснованные управленческие решения, касающиеся формирования общественных отношений. И, наконец, такой орган должны составлять личности, достигшие высокого уровня социального развития. Критерием социальной зрелости личностей, составляющих субъект социальных преобразований, выступает такая их личностная стратегия, которая сориентирована на формирование благоприятных условий для развития творческого потенциала каждого представителя человечества

Социальные преобразования общества как формирующегося органического целого следует отличать от тех социальных технологий, которые формируют мотивации человеческого поведения в интересах субъектов товарного мира.

Несколько слов об актуальности темы

Будучи сторонником социальной справедливости, нельзя не задумываться о субъекте социального прогресса.

Чтобы говорить о предпосылках формирования субъекта социальных преобразований зрелого социализма, необходимо принимать во внимание, что эти предпосылки зарождаются в противоречиях современной эпохи. Эти противоречия можно было бы обозначить следующими общими штрихами.

Контрреволюционная экспансия (её начальный рубеж – поражение раннего социализма и реставрация капитализма в СССР) началась и расширяется в эпоху перехода человечества от предыстории к подлинно человеческой истории. А эту переходную эпоху открыла ранняя социалистическая революция. Как неоднократно отмечал В. А. Вазюлин, коммунистические преобразования оказались значительно более сложной задачей, чем они представлялись теоретикам и «практикам» – необходимо было преобразовать содержание человека, которое сформировалось не только в период капитализма, но и во всей предшествующей истории. А такая глубина осознания проблемы вождям раннего социализма, очевидно, не была доступна. Не в последнюю очередь поэтому ранний социализм потерпел поражение.

Сегодня в этой связи особенно важно понять, как современная эпоха изменяет содержание человека и общества, каким образом социальные информационно-коммуникационные технологии и процессы глобализации формируют (или деформируют) мотивации личности, как изменяется потенциальная способность общественности к организованным совместным действиям.

Фиксируя основные результаты действия социальных технологий как фактора влияния на содержание личности и как средства формирования мотивации поведения современного человека, следует отметить, что личностное содержание большинства населения, – по крайней мере, развитых стран, – определяется стратегией потребительства и радикального гедонизма. Вместе с тем, этим не исчерпывается роль социальных информационно-коммуникационных технологий. Под определённым углом рассмотрения выявляется и их просветительская функция. А технически эффективное воздействие этих технологий на сознание и поведение людей требует особого к ним внимания и специального рассмотрения с точки зрения их актуальности для будущего.

Именно влияние названных технологий на социальное развитие человека побуждает к выявлению предпосылок формирования субъекта социальных преобразований. Следует подчеркнуть, что обнаружить эти предпосылки нам позволяет логико-историческая методология исследования современного общества. В. А. Вазюлин особо акцентировал наше внимание на необходимости использования тех возможностей, которые предоставляются нашей эпохой[6].

К рассмотрению предпосылок формирования

субъекта социальных преобразований

Важной предпосылкой формирования субъекта социальных преобразований является наличие логико-исторической концепции и методологии В. А. Вазюлина. В известном смысле труды Виктора Алексеевича являются теоретической предпосылкой для самого тезиса о формировании субъекта социальных преобразований. Именно его исследования и выраженная в них мировоззренческая позиция позволяют в противоречиях становления современной эпохи выявлять те тенденции, в которых содержатся предпосылки будущего социального прогресса.

В период, когда ранний социализм только перешёл рубеж своего пятидесятилетнего развития, когда человечество осуществляло попытку преодоления предыстории, и формировались социальные отношения в соответствии с особенностями развития социалистического производства, была создана методологическая концепция развития человечества как формирующегося органического целого. Выдающийся советский философ В. А. Вазюлин до непосредственного создания своей концепции исследовал теоретический инструментарий Карла Маркса, чьё творчество, в свою очередь, явилось вершиной интеллектуальных устремлений человечества постичь сущность развития общества. Выявив логику исследования великого мыслителя, В. А. Вазюлин оказался способным создать значительно более масштабную концепцию исторического процесса. Эта концепция изложена в «Логике истории»[7]. Человечество рассматривается в ней как развивающееся органическое целое, как последовательность сменяющих друг друга стадий (эпох). Возникновение «организма» человечества характеризуется как появление исторических предпосылок общества[8] (на этой стадии «господствуют природные закономерности»[9]). Далее следуют эпохи первоначального возникновения (источник развития человечества на этой стадии заключается ещё в природной основе[10], а социальный фактор, вместе с тем, становится ведущим[11]), формирования (социальное уже определяет развитие общества, но природная основа общественных отношений на этой стадии ещё не до конца преобразована[12], обусловленные биологической природой мотивации человеческого поведения ещё сохраняют свою актуальность) и, наконец, зрелости, когда социальная сущность человека развивается как самоцель[13].

Хотя логико-историческая теория и возникла в тот исторический период, систематически исследовать который было невозможно (по причине незавершённости формирования коммунизма – развития социализма на базе недозревших производительных сил), В. А. Вазюлин, тем не менее, обозначил перспективу коммунистического общества уже на адекватной социализму «производственной» основе. Теоретическое определение коммунистической перспективы (перспективы формирования человечества как органического развивающегося целого) имеет формат научной логико-исторической гипотезы, которая выступает органической составляющей научной теории – логики истории.

Для наглядного пояснения объективных трудностей в исследовании формирующегося общества попытаюсь смоделировать такой пример. Если задаться целью определить метод работы мастера (неважно – ремесленника, художника или учёного), который ещё в полной мере не сформировался, можно себе представить лишь какие-то особенности его «почерка». Именно потому, что зрелого метода работы пока ещё нет, невозможно в принципе выстроить целостную «концепцию» деятельности мастера. Разумеется, аналогия при объяснении сложного и противоречивого процесса в тенденции может привести к его весьма поверхностному восприятию, однако стремление быть услышанным в данном случае открывает перспективу быть понятым.

Поскольку развёрнутая теория коммунистического общества невозможна, постольку разработанная В. А. Вазюлиным методология исследования общества и его логико-историческая концепция остаются теми теоретическими источниками, которые могут быть реализованы при обосновании стратегии формирования общественного прогресса.

Деятельность интернациональной группы учеников В. А. Вазюлина – Международной логико-исторической школы (МЛИШ)[14] – является следующим фактором, влияющим на формирование предпосылок субъекта социальных преобразований.

Уже более двух десятилетий они постигают сколь сложную, столь и глубокую теоретическую концепцию своего учителя. Некоторые из них ведут исследовательскую деятельность, стремясь использовать теоретический инструментарий логико-исторической методологии. Для современных специалистов, изучающих противоречия транснационального капитализма, философские проблемы психологии, педагогики и образования, вопросы теории и методологии исследования исторического процесса, труды учеников Виктора Алексеевича позволяют разглядеть невидимые без адекватного методологического инструмента грани предмета познания. Тем самым, постепенно, по крупицам, создаются условия постижения тех процессов, которые определяют вектор социального прогресса.

Кроме этого, представители школы В. А. Вазюлина в созданных кружках критически мыслящей молодёжи ведут просветительскую работу, содействуя формированию способностей понять настоящее и видеть перспективу борьбы за коммунизм.

Но что особенно важно для формирования будущего субъекта социальных преобразований – это неразрывная связь некоторых представителей МЛИШ с той частью революционно настроенной общественности, которая активно участвует в протестном движении современной Греции. В этих проявлениях классовой борьбы, сочетающих в себе стихийные порывы и сознательный протест, обретается бесценный опыт политической деятельности в современных условиях. Теоретическая подготовка этих революционеров из логико-исторической школы обретает статус руководства к действию. А их практически-политическая позиция проверяет себя в горниле протестного движения, наиболее продуктивно и значимо воздействуя на сознание революционно настроенной молодёжи.

Обратимся теперь к противоречиям современного капитализма.

С точки зрения логико-исторической концепции, необходимость его отрицания сомнению не подвергается. Однако, принимая во внимание опыт раннего социализма и его поражение, а также в связи с существенным развитием производительных сил общества (колоссальной ролью информатизации материального и духовного производства и тенденциями глобализации человечества), актуализируется необходимость снятия всей эры предыстории.

Не претендуя на целостное и системное рассмотрение современной эпохи (эта масштабная задача выходит далеко за рамки данной статьи), хотелось бы поделиться некоторыми наблюдениями относительно значимых (с точки зрения будущего) характеристик современной эпохи.

 

В самом начале империалистической стадии капитализма, на грани XIX и XX столетий, возникают, точнее, институализируются особые манипулятивные технологии – Public Relations (PR).

Хотя, нужно сказать, создатели и адепты этих технологий вряд ли согласились бы с определением технологий PR как манипулятивных технологий. Сэм Блэк, например, признанный авторитет в этой сфере, настаивал на том, чтобы обращения к целевой аудитории всегда были абсолютно правдивыми. Public Relations, по его мнению, – это «искусство и наука достижения гармонии посредством взаимопонимания, основанного на правде и полной информированности»[15].

Не думаю, что все «классики» PR были лицемерными и неискренними людьми. При создании PR-технологий они, разумеется, исходили из классового интереса и акцентировали внимание на инструментальной функции PR-деятельности, не давая себе труда осознать их общественное значение.

Известно, что PR-технологии создаются в период жёсткого обострения конкуренции и классовой борьбы. И субъекты товарного мира формировали эти (манипулятивные) технологии как инструмент значительно более многогранного (чем прежде) использования человеческого потенциала. Цель такого использования очевидна: в экономической сфере – обеспечить сохранение и рост своих прибылей, а в политической – создать эффективность управления человеческими ресурсами.

Поскольку PR-технологии созданы теми субъектами, которые стремятся сохранить товарно-денежные (внешние) отношения между людьми, постольку эти технологии не могут не содержать манипулятивных целей. Иначе говоря, субъекты рыночного общества, выстраивая отношения с целевой аудиторией, не могут не ориентироваться на приоритеты собственного утверждения и развития. Следовательно, иные ориентиры формирования отношений с целевой аудиторией могут только декларироваться в качестве ключевых, оставаясь при этом второстепенными.

Мы прекрасно понимаем, что в природе товарного мира коренится двойная мораль: в уставе любой коммерческой компании в качестве главной цели деятельности заявлена прибыль. Однако PR-служба организации декларирует для своей общественности иные цели деятельности, прежде всего, полезные для неё.

При этом очень важно подчеркнуть, что та стратегическая установка профессиональной деятельности по связям с общественностью, которая обеспечивает успешный результат, состоит, одновременно, и в доведении до сознания целевой аудитории значимого для неё смысла деятельности организации (или личности), продвигаемой PR-специалистом. Таким образом, поскольку в стратегии PR-деятельности, наряду с манипулятивными целями, содержится и просветительская функция (то есть разъяснение полезной для общественности цели деятельности), постольку PR-технологии сориентированы на раскрытие способностей общественности понимания (в данном случае – деятельности организации или личности).

Среди специалистов, профессионально занятых в деятельности по связям с общественностью, уже созревает осознание своей миссии. Вот что пишет практикующий PR-специалист Геннадий Шаталов: «PR-специалисты… должны не просто информировать широкую общественность о своей организации или ее услугах, они должны менять человека как часть общества, вовлекая человека в процесс изменения общества… PR-специалисты – вы должны менять мир, а значит, меняйте свои взгляды на события, людей и на себя»[16].

Здесь хотелось бы подчеркнуть, что PR-деятельность сориентирована именно на стимулирование способностей сознания общества, так как в основе этой деятельности лежит принцип субъект-субъектных отношений с целевой аудиторией. Субъект-субъектные отношения, как известно, изначально предполагают такое обращение к человеку, при котором с необходимостью учитывается его свобода воли, сознание и мотивы поведения. В отличие, скажем, от деятельности рекламиста, в которой, безусловно, преобладают субъект-объектные отношения с целевой аудиторией. Рекламист обращается к потребителю именно как к объекту, которого необходимо побудить к определённому поведению (покупке рекламируемого товара).

Принимая во внимание, что PR-деятельности присуща функция, стимулирующая способность к пониманию и что эта функция основывается на диалоговом, субъект-субъектном принципе отношений с целевой аудиторией, попытаемся резюмировать сказанное ранее в основном тезисе статьи.

Сама природа PR-деятельности сориентирована на формирование предпосылок субъектности общества.

А если смотреть на историю с точки зрения будущего (именно эта позиция обоснована В. А. Вазюлиным в логико-исторической методологии исследования общества), общество, как органически развивающееся целое, не может не быть субъектным, то есть осознанно полагающим и технологично достигающим своих целей.

На что ещё следует обратить внимание с точки зрения формирования будущего субъекта социальных преобразований?

 

Существует с недавнего времени, и многим уже известная, технология – краудсорсинг.

Крауд-сорсинг (крауд-фандинг, крауд-инвестинг) (англ. crowdsourcing, crowd – «толпа» и sourcing – «использование ресурсов») – современная технология использования всеобщего труда, в котором по инициативе некоего субъекта управления участвуют миллионы субъектов интеллектуальной деятельности, чьи усилия интегрируются для осуществления какого-либо проекта.

Ясно, что сегодня технологии краудсорсинга иллюстрируют новый способ развития современного капитализма, в рамках которой становится возможной эксплуатация живого труда как практически бесплатной рабочей силы.

Только ленивый сегодня не говорит, что капитализм меняет свои формы. Изменение специфики социальных отношений капиталистического общества связано с формированием и развитием товара под названием рабочая сила. На известном этапе капитализм дисциплинировал рабочий класс, формировал в нём способность к организованным совместным действиям.

В настоящее время он вынужден обеспечивать некоторую свободу для интеллектуальной творческой деятельности значительной части наёмных работников. В соответствии с содержанием деятельности меняется и форма отношения труда и капитала (форма производственных отношений). Таким образом, современная практика подтверждает классическое марксистское положение: с развитием производительных сил, развиваются и производственные отношения, появляются их новые формы. Разработчики и исполнители проектов в формате краудсорсинга за участие в этом общественном «производстве» довольствуются либо символическим вознаграждением, либо не требуют платы и вовсе. Таким образом, производственные функции капиталистического предприятия выполняются добровольцами, которые гарантированно обнаруживают себя, как только в мировой сети появляется информация о проектах, позволяющих реализовать и развить их творческий потенциал. Иначе говоря, такой ресурс, как рабочая сила, изыскивается из неопределённого круга лиц, мотивированных к творческой самореализации. Понятно, что они могут находиться в разных регионах планеты и координировать свою деятельность с помощью информационных технологий.

Технологии краудсорсинга широко применяется в интернет-бизнес-технологиях. Богатейшие люди планеты (Билл Гейтс, к примеру) использовали этот инновационный принцип в организации своего предприятия с расчётом на творческие мотивации участников проекта, на их стремление увидеть свои идеи воплощёнными.

В этой связи уже в сегодняшней повестке дня может быть поставлен вопрос о решении общественно значимой задачи – вопрос о достижении понимания силами множества добровольцев положительных перспектив альтернативного товарному миру будущего. Принимая во внимание глобальные масштабы этих перспектив, следует учесть, что в соответствии со спецификой технологий краудсорсинга, масштабная работа разбивается на мелкие части (модули). Как утверждал один из видных представителей современного тайм-менеджмента Глеб Архангельский, если хочешь съесть слона – раздели его на бифштексы. Каждый съеденный бифштекс будет все больше и больше приближать вас к заветной цели[17].

Подводя краткий итог сказанному, хотелось бы отметить следующее. Актуальность формирования предпосылок субъекта социальных преобразований особо высвечивается в таком рассмотрении современной эпохи, которое задаётся логико-исторической методологией В. А. Вазюлина. Его ученики и последователи, в меру своих сил, стремятся целенаправленно воздействовать на формирование этих предпосылок. Кроме этого, некоторые современные тенденции развития общества создают небывалые прежде условия появления и становления предпосылок субъекта социальных преобразований. И они, эти условия, являются для нас вызовом современной эпохи. Ответ на это вызов зависит не только от наших способностей, но и от меры нашей нравственной ответственности перед человечеством, и меры нашего мировоззренческого оптимизма.



[1] Вазюлин В.А. Ещё раз о диалектическом снятии марксизма/Марксизм и современность, 2006, № 1–2.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13. С. 8.

[3] Барулин B.C. Социальная философия. - М., 1993; Соколов С.В. Социальная философия. - М., 2003; Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ.; под ред. В. А. Ядова. — М.: Аспект-Пресс, 1996; Штомпка П. Социология: анализ современного общества / Пер. с польского С. М. Червонной. — М.: Логос, 2005.

[4] Вазюлин В. А. Логика истории. Вопросы теории и методологии. Издание 2-е, переработанное и дополненное. - М.: Изд-во СГУ, 2005. С. 211.

[5] Под стихией самоорганизации общества следует понимать естественноисторически формирующийся процесс классово-антагонистических отношений.

[6] Еще раз о диалектическом снятии марксизма//Марксизм и современность. № 1-2 (35-36) 2006. http://www.ilhs.tuc.gr/ru/VAV_MiS_2006_1-2_35-36.pdf

[7] Вазюлин В.А. Логика истории. Вопросы теории и методологии. М.: МГУ, 1988.

[8] Здесь В.А. Вазюлин делает весьма важное замечание: «Термином “предпосылка” подчёркивается её отличие от того, чему она предпосылается»: Вазюлин В.А. Там же. С. 22.

[9] Там же. С. 225.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же. С. 226.

[13] Там же.

[15] http://uprating.ru/pr-technology/2120-classic-opredelenie-pr.html

[16] Геннадий Шаталов. Миссия PR-специалиста – менять общество через человека. - http://www.raso.ru/news/blogs/news36587.html

[17] См.: «Тайм-Драйв» – ежедневник для iPhone по методу Архангельского. – http://macosworld.ru/time-drive-dla-iphone-ot-gleba-arhangelskogo/



Другие статьи автора: Кошель Владимир

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба