ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №3, 2016

Ванг Гуокс
ПОЧЕМУ МАРКСИЗМ ПОПУЛЯРЕН В КИТАЕ: ТРИ ФУНКЦИИ МАРКСИЗМА Знамя, оружие и брэнд: роли, которые марксизм играет в Китае
Просмотров: 131

Ванг Гуокс – профессор колледжа марксизма харбинского инженерного университета

С момента рождения коммунистической партии Китая в стране произошли великие изменения. Революционная партия в прошлом и управляющая партия сегодня, КПК сыграла важнейшую роль в улучшении всей страны: начиная с обеспечения политической независимости от западных держав и экономического процветания, дающих возможность народу Китая жить обеспеченную жизнь, продолжая высокотехнологичной военной модернизацией для защиты своей территории. Сегодня никто не станет отрицать, что Китай выступил влиятельной державой, и этим он во многом обязан ведущей роли КПК.

Почему КПК стала такой успешной в Китае? Существует несколько причин, среди которых ключевым фактором является марксизм. В общем, марксизм имеет три важные функции в Китае: функция знамени, оружия и брэнда. Эти метафоры помогают объяснить, почему марксизм все ещё популярен в Китае, в то время как большая часть людей в бывших социалистических странах отказались от марксизма, как от своего политического убеждения.

Знамя: дорожная карта, как для высших, так и для текущих целей

В Китае очень популярна пословица: в единстве сила. Но что может объединить миллионы китайцев и заставить их жертвовать собой за светлое будущее их нации? После десятилетий сравнений и споров, молодая интеллектуальная элита выбрала марксизм в качестве политической идеологии и сотни тысяч революционных рабочих и крестьян собрались под знаменем марксизма.

В начале XX века в Китае распространялось множество западных политических и философских течений. Первая мировая война доказала, что капитализм не только не справедливый, но и безжалостный, а анархизм не поможет Китаю усилиться и процветать, и он был отброшен как утопия. Китайская интеллектуальная элита пришла к выводу, что Китай должен последовать русскому примеру и построить новое общество, в котором марксизм будет поставлен ядром всей идеологии, рабочий класс будет руководить, а угнетение бедных богатыми уйдёт в прошлое.

Марксизм привлёк китайцев не только своей благородной доктриной, но и практическим удобством. КПК успешно формулировала свои высшие цели (программа максимум) и текущие цели (программа минимум) на каждом этапе на протяжении своей более чем 90-летней истории. Таким образом, марксизм служит цементом, удерживающим весь китайский народ вместе, как назвал его Антонио Грамши. Но я бы хотел использовать слово Знамя вместо слова цемент, чтобы описать эту функцию. Потому что марксизм не только собрал рабочий класс, но указал им направление для достижения его целей. Фактически, КПК заложила крепкий фундамент, рисуя корректные дорожные карты, ведущие их успешно вперёд к достижению текущих и высших целей. Например, Мао выдвинул «теорию окружения города деревней», которую никогда не упоминал ни Маркс, ни Энгельс, но которая по природе полностью соответствует марксизму.

Китайская современная история разделена на несколько этапов, и каждый этап имеет особую тему и особую дорожную карту соответственно. В начале 1950-х главными задачами всей нации были защита молодого государства, восстановление серьёзно повреждённой экономики, осуществление индустриализации. С конца 50-х до середины 60-х Китай форсировал сталелитейное производство и развитие народных коммун в попытке (безуспешной) развить экономику в кратчайшие сроки. С середины 60-ых до середины 70-х была запущена Культурная Революция, чтобы не дать Китаю сойти с пути в, так называемых, капиталистических и ревизионистских направлениях. С конца 70-х до настоящего времени Китай утвердил политику реформ и открытости, которая воодушевила людей всей страны энергично работать на протяжении более чем 30 лет.

Безусловно, КПК и китайский народ переживали великие трудности и неудачи, когда дорожные карты составлялись грубо и неверно. Однако мы должны помнить, что все делают ошибки во время работы, особенно работы первооткрывателя. Глупо останавливать работу из-за страха совершения ошибок. Под руководством марксизма, КПК сегодня организовала более 80 миллионов членов, чтобы они исполнили свои мечты и получили развитую страну.

Оружие: обоюдоострый меч, используемый как для борьбы против врагов, так и для хирургических операций среди членов КПК ради здоровья всей партии

Пока Китай трансформировался из древней самодостаточной страны в современное индустриальное общество, разгоралось множество кровопролитных войн, в которых КПК выигрывала. Как меч против империализма, феодализма и бюрократического капитализма (Чан Кайши), марксизм участвовал во всех военных сражениях. В то же время, марксизм также использовался время от времени для критики собственных ошибок, что помогло КПК становиться более мощной и эффективной.

С середины XVIII века Китай захватывался и угнетался многими западными государствами. Многие китайские консервативные интеллектуалы не признавали, что Китай был отсталым. Они были очень высокомерными и смотрели на западные государства с ненавистью. Но ненависть не могла спасти Китай от того, что он всё равно стал колонией западных держав. Они не знали, что Маркс провозгласил, что «буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль». Лидеры КПК были гораздо мудрее, чем эти консерваторы. Они знали, что это было огромным прогрессом для Китая – заменить феодализм капитализмом, и это полностью соответствовало духу марксизма.

Мао Цзэдун, один из величайших лидеров КПК, спорил в 1930-е, что было бы неправильно принимать политику ликвидации богатого крестьянства, которое расценивалось как буржуазия деревни. Мао был прав в 30-ых, но он изменил своё решение в 50-х, устанавливая миллионы коллективных хозяйств. Производительность коллективных хозяйств показала себя менее эффективно, чем частные семейные, хотя частные семейные хозяйства имели свои собственные недостатки в сельскохозяйственном производстве. Как Мао критиковал левый догматизм в начале 40-х, так и Дэн Сяопин критиковал Мао, положив конец коллективным хозяйствам вскоре после прихода к власти в 1977 г.

Мао и Дэн были величайшими фигурами в современной китайской истории. Они посвятили все свои жизни независимости и процветанию Китая. Они крепко верили в марксизм. Марксизм дал им понятия классовой борьбы, коммунизма, диалектического и исторического материализма и т. д. Они считали, что КПК ошибается только тогда, когда она отходит от принципов марксизма. Они предупреждали, что принятие политических решений должно основываться на фактах, нежели на каких-либо документах или предпочтениях руководителей. Это и есть то, что отстаивает марксистская философия. Поэтому марксизм рассматривается как меч для разрешения споров между членами КПК.

Брэнд: лейбл, отличающий социализм с китайской спецификой от других видов социализма

Многие западные наблюдатели утверждают, что Китай свернул с пути, указанного Мао, когда Дэн Сяопин инициировал политику реформ и открытости в конце 70-х и, в особенности, когда на 14 Всекитайском съезде КПК Китай открыто заявил, что он построит социалистическую рыночную экономику. По их мнению, китайский социализм является всего лишь пропагандой и почти лишён практического значения. Кажется, что марксизм был полностью заменён теорией Дэна Сяопина, концепцией «трёх представительств» Цзян Цзэминя, концепцией научного развития Ху Цзиньтао и, в настоящее время, «китайской мечтой» Си Цзиньпина. Для них социализм с китайской спецификой – всего лишь оправдание де-марксизма, а сам марксизм – пустой звук, не имеющий никакого марксистского содержания, а лишь китайский прагматизм.

Действительно ли марксизм в Китае ослабевает и служит лишь брэндом, за которым ничего не стоит? Я убеждён, что одну из функций марксизма в Китае можно назвать брэндом, в смысле типа политической и социальной системы в многообразии современного мира.

В истории КПК были дебаты о том, может ли марксизм быть осуществлён в отдалённых горных районах Китая. Хотя этот вопрос и звучит забавно, он был одной из серьёзнейших проблем, вставших перед КПК. Дебаты возникли в 30-е годы из-за некоторых руководителей, направившихся из Центрального Комитета КПК, расположенного в Шанхае в Советский регион Цзянси (территорию, оккупированную Красной Армией под руководством Мао Цзэдуна и Чжу Дэ). Руководители Центрального Комитета, изучив местные кадры в Советским регионе Цзянси, утверждали, что их политика не соответствует марксизму, и марксизм невозможно осуществить в горных регионах Китая. В порицание этих оторванных от жизни начитанных руководителей-интеллектуалов местные кадры стали утверждать, что всё, что они делали в горных регионах, было в соответствии с марксизмом, а Лисань, наоборот, совершал ошибки в больших городах. Ли Лисань был главным лицом, принимающим решения в Комитете КПК с июля 1930 по сентябрь 1930, и допустившим ошибки, приказав Красной Армии захватывать большие города, такие как Ухань, Чанша, Наньчань др. чтобы добиться побед в одной или нескольких провинциях.

Этот спор закончился, так и не разрешившись, хотя он и раскрыл различные отношения к марксизму внутри китайского коммунистического движения. Должен ли быть марксизм жёсткой доктриной, которой нужно следовать как религии или руководством, которое даёт направления, а не строгие установки? Мао Цзэдун и его последователи придерживались второго определения, которое не только породило на свет Маоизм в 1945, но и позволило прийти КПК к власти в 1949 и заполучить контроль над всем Китаем, за исключением лишь Тайваня и нескольких маленьких островов. Критикуя ошибки леваков в 1940-х, Мао однажды сказал: «китайская революция не могла победить без марксизма, но слишком много марксизма – тоже не очень хорошо».

История доказала, что Мао был прав. И после того, как Китайская Народная Республика была основана, во время так называемой эры Мао, особенно в период с 1957 по 1976 подобный религии марксизм, вместе с ленинизмом и работами Мао Цзэдуна, господствовали над всем китайским обществом. Я концептуализировал этот феномен термином «пан-политизирование», который означает ситуацию, когда политика играет господствующую роль во всех сферах жизни общества. Граждане были разделены на различные классы, иногда пролетариат или буржуазию, иногда левых и правых. Методы производства и в сельском хозяйстве и в промышленности, также как и обращение товаров, назывались либо социалистическими, либо капиталистическими. Романы, поэмы, пьесы, фильмы, оперы, песни разделялись на «цветы» и «отравляющую траву», что привело к тому, что никто не смел писать независимую литературу. Люди, которые хотели жениться или устроиться на работу должны сначала пройти политическую цензуру. Лишь те, кто считались пролетариатом, имели возможность поступить в университет. Стиль одежды и причёски делились на политически корректные и некорректные. У Аристотеля было одно известное высказывание: «человек – политическое животное». В то время китайцы были слишком политичными.

Сейчас в Китае нет споров относительно того, является ли его политика социалистической или капиталистической. Отсутствуют чистки за «переход на капиталистический путь», как во время Культурной Революции. Даже в случае с Чжао Цзыяном, который был освобождён от поста Генерального Секретаря КПК в 1989 г., не было массовых кампаний или критической пропаганды, как в случаях с Лю Шаоци, Линь Бяо и Цзян Цинем. Это не признак окончания марксизма в Китае, а признак нормализации роли марксизма в обществе.

Суммируя особые функции марксизма в Китае я бы упомянул следующее:

Во-первых, марксизм был руководством для КПК с самого начала и сейчас он всё ещё является философским знаменем. Во-вторых, марксизм является теоретическим основанием китайского политического аппарата. В Китае нет прямых выборов президента, премьера и даже делегатов Всекитайского съезда или съезда провинций. Нет многопартийной конкуренции. Но никто не станет отрицать, что китайский политический аппарат работает эффективно. Чтобы опровергнуть все обвинения в отсутствии политической демократии или свободы КПК обращается к марксизму. В конце концов, марксизм является основным принципом, которым руководствуется КПК при введении экономических реформ. Китайская экономика сильно изменилась, однако, она неизменно отказывается от приватизации, что резко отличает её от России и большинства бывших социалистических государств Восточной Европы. Хотя в Китае и существуют миллионы частных компаний, в настоящее время именно сотни огромных государственных предприятий господствуют в китайской экономике.



Другие статьи автора: Гуокс Ванг

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Журналы клуба