Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №1, 2012

Александр Бузгалин
СССР: 10 УРОКОВ ДЛЯ СОЦИАЛИЗМА БУДУЩЕГО
Просмотров: 2302

Я благодарен за приглашение выступить в Каракасе. Сторонники социализма, сторонники организации общества в интересах людей сегодня с большим вниманием смотрят на Венесуэлу. Венесуэла стала очень важна для нас. Ваши успехи и ваши проблемы – дело не только венесуэльцев. Это то, что важно для прогрессивных людей во всем мире. И это не преувеличение, это не красивые слова. Ваша страна, конечно, по-своему идет в будущее, но есть общие закономерности и общие проблемы, которые можно и нужно решать всем вместе. Есть опасные тенденции, которые погубили Советский Союз и которые отчасти уже наблюдаются в Венесуэле. Есть и достижения СССР, которые у вас реализуются лучше, чем у нас. Тем важнее не повторять наших ошибок и использовать наши достижения. Но использовать, конечно же, творчески. Прошло много десятилетий, у вас другая страна, и повторить ничего нельзя. Но научиться на уроках СССР можно.

Полвека назад граждане любой страны мира, говорившие о социализме, хорошо знали историю Советского Союза. Сейчас ситуация изменилась. И не потому, что вы не хотите знать про СССР, а потому что объективно время другое. Поэтому я очень коротко напомню – что же было в СССР в XX веке.

История социализма в нашей стране началась в 1917 г., когда произошла по-настоящему великая революция. Попытки движения к социализму вызвали гражданскую войну, которая продолжалась до 1924 г., почти 7 лет.

Что представляла из себя наша страна после революции и гражданской войны? 80% населения – крестьяне, подавляющее большинство из них безграмотны. Промышленных рабочих в лучшем случае 5%. Значительная часть так называемой элитной интеллигенции испугалась и эмигрировала из нашей страны.

К чему пришел Советский Союз спустя 50–60 лет, к 1970-м годам, когда наша страна находилась в развитом состоянии? Это была вторая сверхдержава мира, которая опережала по объемам производства, по военному, научному, образовательному потенциалу все страны мира, кроме США. Эта страна была связана с третью человечества, которая тоже собиралась строить социализм. Мы гордились тем, что первым человеком в космосе был советский человек Юрий Гагарин. Мы гордились тем, что страна, которая 50 лет назад была абсолютно безграмотной, стала занимать одно из первых мест по уровню образования.

Мы много чем гордились, но у нас было и много трагедий в нашей истории, за которые нам до сих пор стыдно перед человечеством. Это чудовищный террор по отношению к своим же собственным гражданам в сталинские времена, миллионы репрессированных людей, многих из которых расстреляли в тюрьмах НКВД или уморили в ГУЛАГах. Это засилье тупой пропаганды, лозунгов, восхваляющих вождей на каждом углу в каждом городе. Это дефицит элементарных продуктов питания и модной одежды. Закончилось все это в 1991 г. распадом «социализма», который рассыпался, как карточный домик, не оставив, на первый взгляд, никаких следов.

Почему это произошло? Почему у нас были такие блестящие достижения и такие чудовищные противоречия? У нас мало времени, поэтому я буду говорить схематично и прошу прощения за это.

Начну с маленького вступления. Как я уже сказал, Советский Союз начался с революции 1917 г. в Российской империи, стране, прошедшей через ужасы первой мировой войны. Потом в нашей стране около 7 лет продолжалась гражданская война. Меньше чем через 20 лет на СССР напала фашистская Германия, и мы прошли через чудовищные испытания второй мировой войны, главные битвы которой были на восточном – Советском – фронте. Слава богу, что вы не очень представляете себе, что это такое, когда большая часть страны абсолютно разрушена и более 20 миллионов человек убиты.

Несмотря на все эти испытания, к концу 50-х годов ХХ века мы сделали огромный скачок – к стране, в которой были одни из самых лучших в мире фундаментальная наука, образование и культура, лучшие достижения в области космоса и т. д. Это был огромный скачок, сделанный (за вычетом войн и восстановления после них) за четверть века. Это как если бы Венесуэла через несколько десятков лет выглядела бы как сказочная страна, где 70% населения имеют PhD, чьи космонавты летают на Марс, а наука не хуже, чем в Европе или США. СССР доказал: качественный скачок на основе некапиталистических методов развития возможен.

Но была и другая сторона этой медали. Как я уже сказал, мы добились этого скачка очень дорогой ценой: политической диктатурой, миллионами репрессированных и убитых, дефицитом простых потребительских товаров и т. п. И закончилась эта попытка прорыва коллапсом советской системы.

Опыт СССР, как сфинкс, требует ответа на вопрос: «Что же это было?» И следствие из этого вопроса: возможно ли идти по пути опережающей социалистической модернизации, не платя за это ценой кровавой диктатуры?

Я выскажу жесткое утверждение. До тех пор, пока ученые и практики не найдут ответ на эти вопросы, любое продвижение по пути социализма будет сталкиваться с огромными трудностями. Споры на эту тему идут более полувека. Я могу прокомментировать – кто и что говорит на эту тему в современной России. Но сейчас я хочу предложить вам относительно академическую лекцию, выделив десять сфер структуры общества, показав, какие достижения и недостатки были у СССР в каждой из этих сфер, и сформулировав первый, второй, третий и т. д. урок на основе анализа этих достижений и недостатков. Безусловно, это очень большое упрощение реальной диалектики нашей жизни, но иначе за час раскрыть поставленную в сегодняшней лекции тему невозможно.

*   *   *

Давайте посмотрим на первый пласт – на материально-техническую базу СССР. Огромным достижением нашей страны стал совершенно неожиданный для всего мира прорыв в области постиндустриальных технологий и того, что я бы назвал креатосферой – сферой творчества (образование, культура, наука, инженерное и социальное творчество). Советский Союз сумел решить задачу создания некоторых сфер, адекватных для материально-технической базы социализма, развивая прежде всего те сферы, которые нужны именно для социализма как общества, более прогрессивного, чем капитализм. Это, повторю, образование, наука, культура, высокие технологии. Но при этом – вот парадокс! – мы не смогли решить задач, которые успешно решает буржуазное общество, мы не смогли в полной мере создать материально-техническую базу развитого капитализма. Мы не смогли создать эффективное сельское хозяйство, в котором бы работало, как в нормальной капиталистической стране, 5–7% населения, производя изобилие продуктов питания и сельскохозяйственного сырья (СССР импортировал зерно, мясо и т. п.). Мы не смогли создать легкой промышленности и сервиса, которые бы обеспечили наших граждан качественными потребительскими товарами и услугами. Мы могли послать космический аппарат на Луну, но мы не могли построить нормальный легковой автомобиль. Наши ученые получали Нобелевские премии в области химии и физики, но мы не могли сделать нормальные джинсы.

В СССР развилось глубокое противоречие между прорывом в постиндустриальной (собственно социалистической) сфере и огромным отставанием в традиционной индустриальной (собственно, буржуазной) сфере. Исходя из этого, сформулирую урок №1, касающийся материально-технической базы социализма: новому обществу необходим скачок в постиндустриальную сферу при развитии эффективного индустриального сектора. Я бы сформулировал это в виде афоризма: «опережать, не отставая». Для этого надо так построить экономические, политические и другие отношения, чтобы эта задача была реализована. Давайте посмотрим на эти сферы.

*   *   *

Второй блок проблем – это соотношение плана и рынка. Нет другого вопроса, по которому было бы больше споров среди социалистов, чем вопрос, как использовать рынок. Что удалось здесь сделать СССР?

Во-первых, СССР показал, что и народнохозяйственное планирование, а не только рынок, может обеспечивать развитие экономики. Именно благодаря планированию мы осуществили крупнейшие структурные сдвиги. Рассчитанный более чем на 15 лет план электрификации позволил совершить огромный технологический скачок в самой передовой для 20-х годов прошлого века сфере. Плановая концентрация ресурсов в ключевых сферах позволила развивать и фундаментальную науку, и мощный военно-промышленный комплекс, и образование.

Во-вторых, в СССР в условиях новой экономической политики (едва ли не впервые в мире) был внедрен механизм косвенного регулирования. В СССР в период нэпа было ядро – крупнейшие государственные предприятия народнохозяйственного значения, которые получали долгосрочные плановые задания, ресурсы и инвестиции. Далее шел сектор, в котором предприятия не получали задания, но подвергались достаточно сильному регулированию. Работай в том направлении, в каком требует программа, и налоги будут маленькими, кредиты дешевыми. Наконец, была сфера, где фирмы действовали, исходя из конъюнктуры рынка.

Постепенно эта политика была преобразована Сталиным в жесткое, чисто директивное планирование, а рынок – свернут вообще. В результате в 30-е годы мы получили бюрократические методы управления, внеэкономическое подчинение работников, фактически рабский труд во многих сферах (особенно в сельском хозяйстве), у нас возник огромный дефицит элементарных потребительских товаров и огромные противоречия между прорывами в одних сферах и провалами в других. И этот опыт показывает, что попытки бюрократически запретить рынок к добру не приводят.

В этой связи не могу не сказать о том, что происходит в Китае. Мне кажется, что нынешняя политика Китая – это противоположность тому, что делал Сталин. Сталин испугался рынка и убрал его вообще, оставив лишь формы товарных отношений. Дэнсяопиновский Китай возлюбил рынок и готов продать ему душу, как дьяволу. У автора китайских реформ Дэн Сяопина было такое выражение: «Не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Не важно – «красный», «белый» или «черный» экономический механизм, социалистический или капиталистический, – главное, чтобы эффективно развивал экономику. Я во время визита в Китай предложил другую аналогию. По-моему, рынок – это не кошка, а тигр. Тигр же может не только ловить мышей, но и съесть дрессировщика, который хочет его использовать. В Китае рынок-тигр съедает «дрессировщика», съедает социалистические тенденции.

Рынок – это не нейтральный экономический механизм. Это система экономических и общественных отношений. Она основана на обособлении и конкуренции людей, она неизбежно порождает мощную дифференциацию, рост буржуазии на одном полюсе, наемного труда – на другом. Она выдавливает социалистические ориентиры свободного развития личности и насаждает отчуждение, товарный и денежный фетишизм, потребительство. Попытка сделать из рынка чисто социалистическое средство развития – это то же самое, что попытка заставить тигра есть траву.

Как быть? Без рынка – сталинский террор, с рынком – китайское вырождение.

Выход на абстрактном уровне видится следующим образом (и это второй урок СССР). Социализм может и должен постепенно выращивать сознательное регулирование и планирование, двигаясь от простейших форм учета, контроля, косвенного регулирования к долгосрочным плановым программам. Это во-первых. Во-вторых, это регулирование и планирование обязательно должно быть демократическим. Если не можете развивать демократическое не-бюрократическое регулирование и планирование, то не развивайте их вообще. В-третьих, рынок нужно использовать, ограничивая и вытесняя только по мере развития более эффективных форм, в той мере, в какой регулирование и планирование становятся эффективнее, чем формы рынка. Не умеете обеспечить экономическое развитие при помощи сознательного регулирования лучше, чем на основе рынка, – значит, еще рано вводить планирование. Но, в-четвертых, если вы не будете постепенно вытеснять рынок сознательным регулированием, то никогда не будете двигаться в сторону социализма. Это был второй урок «в четырех частях».

*   *   *

Третья группа проблем – проблемы собственности. СССР показал, что можно развивать экономику и жить без частной собственности. Ранее такой путь развития казался абсолютно утопическим.

Более того, господство государственной собственности в нашей стране дало некоторые положительные результаты. Я их коротко перечислю, а потом к ним еще вернусь для более подробного рассмотрения. Страна обеспечила себе безопасность и сумела победить в чудовищной войне против фашизма, где многие другие страны проиграли. Каждый гражданин СССР (правда, за исключением диссидентов) имел гарантированную еду, жилье, образование и здравоохранение. Люди не понимали, что может не быть зарплаты за проделанную работу, что может не быть возможности получить образование или медобслуживание. Для нас отсутствие всего этого было столь же невероятно, как для вас – снежная буря. Такова положительная сторона развития общественной собственности в СССР.

Но была и отрицательная. По мере укрепления сталинщины реальным хозяином страны стал не народ, а номенклатура – узкий слой бюрократии, который сконцентрировал в своих руках все полномочия, всю реальную экономическую власть. Граждане оказались отчуждены от собственности, от управления, от экономической власти. Возникла парадоксальная ситуация, когда людям что-то давали, но как подачку от «доброго отца». Получалось так, что не люди своим трудом создавали общественное богатство, а государство предоставляло им некие блага. Построен завод – спасибо товарищу Сталину. Дети ходят в школу – опять же спасибо вождю. В результате в СССР даже сложили иронический стишок: «Прошла зима, настало лето – спасибо партии за это!».

Следствием этого стала пассивная модель поведения людей, привыкших к государственному патернализму. Люди постепенно утратили способность самостоятельно решать общественные проблемы, защищать свои интересы (кстати, это стало одной из причин того, что мы, по сути дела, безропотно приняли распад СССР, варварскую приватизацию и т. п.). Энергия социального творчества постепенно угасла в нашей стране. Эта проблема стала едва ли не наиболее болезненной для страны. Отсюда третий урок социализм развивается в той мере, в какой развивается общественная, но не государственно-бюрократическая собственность.

Государственно-бюрократическая собственность – это не социализм. Это другая сторона медали частной собственности. Маркс ее назвал «всеобщей частной собственностью». Что же такое общественная собственность в отличие от государственно-бюрократической? Эта собственность может иметь государственную форму, но за ней должно скрываться общественное распоряжение и присвоение, в частности, самоуправление работников. Плюс демократическое планирование государственных предприятий. Плюс использование экономических результатов деятельности общественных предприятий в интересах граждан (а не номенклатуры) и под их контролем. Это первая часть третьего урока.

Вторая часть. Важнейший блок собственности социализма – это не только государственные, но и коллективные предприятия и кооперативы. В самых разных сферах, – промышленности, сельском хозяйстве, научных исследованиях, – кооперативы могут играть очень большую роль.

Третья часть. Частная собственность в начальный период социализма возможна и необходима, но только при условии ее социального ограничения и регулирования. В процессе «выращивания» социализма может и должна использоваться такая форма, как «социально-ответственный бизнес» Это частные, акционерные предприятия, на которых устанавливаются отношения социального партнерства капиталистов и рабочих, работники имеют право участия в управлении, бизнес берет на себя ответственность за решение экологических и социальных проблем в регионе, где он расположен, и т. п. Здесь есть очень интересный опыт.

И, наконец, четвертая часть третьего урока. Мелкий бизнес тоже может быть полезен начальному этапу социализма, но при условии, что мы поможем ему ассоциироваться, иначе его будет контролировать мафия.

Это был третий урок.

*   *   *

 Четвертый блок проблем, где мы можем извлечь уроки из опыта СССР, – социальная сфера. Здесь у нас были очень интересные, почти уникальные достижения. СССР едва ли не первым в мире ввел общедоступное бесплатное среднее и высшее образование. Еще в конце 20-х годов была создана общедоступная бесплатная система медицинского обслуживания. Была создана система гарантированной занятости. Последнее не означало, что каждый без проблем мог устроиться работать министром, но найти работу рабочего, инженера или учителя проблем не было. И здесь есть чему поучиться.

Но у этой медали была и другая сторона. Общественные фонды потребления, бесплатные блага вместе с невысоким уровнем дифференциации заработной платы создали тенденции к уравниловке и иждивенчеству. В результате у большинства населения СССР возникло ощущение, что социализм – это бесплатная кормушка. Поэтому четвертый урок я очень коротко сформулировал бы обратным образом. Социализм развивается в той мере, в какой развиваются общедоступные, бесплатные образование, культура, медицина и т. д., но социализм – это не бесплатная государственная кормушка для бездельников. Это не ситуация, когда лидер удовлетворяет потребности граждан непонятно за чей счет.

В то же время социализм предполагает, что социальная дифференциация людей обусловлена их трудом, а не социальными статусом или собственностью. Более того, продвижение к социализму предполагает постепенное сглаживание социального неравенства через высокие налоги на наследство, на доходы от собственности и из прибыли. Важнейший компонент продвижения к социализму – прогрессивный налог на сверхвысокие (капиталистические по своей природе) доходы.

И еще одна важная позитивная тенденция, пробивавшая себе дорогу в СССР: у нас действовал (правда, как всегда, с перебоями и поломками) своего рода «социальный лифт». В нашей стране человек из бедной семьи мог получить хорошее образование и стать ученым, инженером, поэтом. Активная работа делала рабочего «передовиком», и он получал не только высокую зарплату, но и почет, уважение, признание общества. Конечно же, этот «лифт» вступал в глубокое противоречие с властью номенклатуры, но в лучшие периоды СССР он действовал, и успешно.

*   *   *

Пятый блок проблем. Всякая социально-экономическая система результируется в том, какого человека она производит. В этом марксистский подход отличен от подхода буржуазной экономики, которая считает только количество денег. Советский Союз создал и воспроизводил новый тип личности. Пожалуй, это было важнейшим позитивным достижением нашей страны. Лучше всего об этом было бы расспросить тех, кто был включен в социально-культурную жизнь нашей страны. А я в качестве примера перескажу вам содержание фильма «Неотправленное письмо». Фильм был снят в 60-е годы, в период хрущевской «оттепели», и он посвящен короткой жизни трех или четырех молодых геологов. Профессия геолога была тогда романтической, молодежь ею грезила.

…Вообще, среди характерных черт советского человека был романтизм, стремление к открытию новых земель и неба, космоса; увлечение искусством и наукой; стремление строить новые города и писать стихи… НЕ могу в этой связи не сформулировать своего рода закономерность: социализм не может существовать без романтизма. Социализм – это не только романтизм, но без романтизма он не существует…

Так вот, по фильму, группа геологов нашла на Севере огромное месторождение алмазов. Если бы этот фильм снимали американцы, то герои бы перестреляли друг друга, а победитель засунул кучу камней себе в карман. В нашем фильме люди помогали друг другу в адских условиях сделать максимально подробную карту месторождения. Они положили образцы алмазов в общую сумку и потом с огромным трудом, отдавая жизни, постарались доставить эту карту и образцы людям. Они все по очереди погибли. И последний из них уже мертвым плывет на плоту с флагом, держа в холодных мертвых руках эту сумку с картой, образцами алмазов и неотправленным письмом любимой девушке.

Вот такой вот фильм. Не про алмазы. Даже не про героизм. А про любовь и неотправленное письмо…

И самое важное: в СССР поведение героев этого фильма воспринималось не как исключительный героизм, а как нормальное поведение нормальных людей. То, что такое поведение воспринималось как нормальное, и было величайшим достижением Советского Союза.

Безусловно, у нас не все люди были такими. Наверное, даже не большинство. Но это была очень важная и значимая тенденция. Точно так же при капитализме не все могут убить 100 врагов из одного пистолета и сделать себе миллион, но стремление быть таким – «крутым» – это основная тенденция при капитализме.

Итак, формирование нового человека – творческого, ориентированного на общественные свершения, солидарность, – вот главная цель и критерий социализма.

У этой медали была, как всегда, и другая сторона. Другой стороной был дефицит элементарных потребительских благ. И по мере угасания энтузиазма в СССР крайне обострилась проблема потребительства в условиях дефицита. Отсюда две стороны пятого урока. С одной стороны, социализм развивается в той мере, в какой формируется новый человек; с другой стороны, нельзя обеспечить прогресс этого нового человека, не удовлетворяя его нормальных утилитарных потребностей. Если вы, борясь с рынком и потребительством, создадите дефицит и очереди, вы убьете ростки социализма.

*   *   *

Шестой блок проблем – сфера политики. Обычно считают, что здесь никаких достижений в СССР не было, но не все так просто. В первое десятилетие в нашей стране существовали очень интересные ростки новой демократической политической системы. Именно в нашей стране возникли Советы трудящихся, Советы граждан как новая форма демократии. Они возникли «снизу», были созданы простыми крестьянами, рабочими и солдатами. Символично, что у вас в Венесуэле такие же Советы стали создаваться также «снизу» такими же простыми людьми.

Второй очень интересный опыт – попытка создания мощного контрольного органа (ЦКК-РКИ), соединяющего деятельность рабочих и крестьян, с одной стороны, с деятельностью членов партий – с другой, причем там соединены государственный и партийный контроль. Создание такого открытого, избираемого «снизу», органа, способного контролировать любого государственного деятеля, – это очень важная инициатива.

Но, к сожалению, это были только ростки, а политическая система в целом была тоталитарной, недемократичной. Выборы были формальностью (мы выбирали из одного кандидата). Свободы слова не было вообще. Правящей и единственной партией была КПСС, причем власть принадлежала даже не партии, а ее верхушке. В результате жесткий политический диктат запрещал любую оппозиционную деятельность. Все, пытавшиеся критиковать действия властей, подвергались репрессиям, их сажали в тюрьмы, расстреливали, в более позднюю эпоху – объявляли сумасшедшими. Эта система стала важнейшей причиной постепенно накопившегося отчуждения власти от граждан, что породило недоверие к власти, недовольство ею, стремление граждан (особенно культурной части общества) к радикальному изменению политической системы.

Отсюда шестой урок. Социализм может развиваться только по мере развития демократии, продвижения вперед по сравнению с капитализмом в этой области, по пути усиления базовой низовой демократии. Любое сужение демократии есть подрыв социализма.

При этом не надо идеализировать демократию США или буржуазной России. Есть еще одна сфера, на которую часто не обращают внимания. Это сфера политической и социальной активности граждан. В СССР был опыт огромного энтузиазма людей, которые самоотверженно строили свой новый мир. И именно эта энергия социального творчества граждан, которые своими руками совместно строили свой новый мир – мир новых заводов и университетов, прекрасной культуры и новых городов, бесплатного общедоступного образования и гарантированной занятости, – была действительной основой ростков социализма в СССР и единственной серьезной основой его успехов и популярности во всем мире.

Но, как всегда, была и оборотная сторона этой медали. Ею были власть номенклатуры и культ личности вождя. Что касается номенклатуры, то это был особый слой партийных, государственных и других руководителей, который воспроизводился и был относительно закрытым. Попав в круг номенклатурных «начальников», вы в нем уже оставались надолго (за исключением периода сталинских репрессий). Так, если какой-то начальник в министерстве легкой промышленности плохо им руководил, то его переводили руководить в министерство культуры; если он не справлялся и с этим, то его в качестве «наказания» отправляли послом в какую-нибудь теплую страну... Каждый начальник тянул за собой шлейф родственников и знакомых, его дети принимались по блату в привилегированные университеты и в дальнейшем занимали номенклатурные посты. Номенклатура имела закрытые распределители, в которых всегда были качественные дешевые товары, шикарные дома, служебные машины и т. п. привилегии.

Этот слой воспроизводил сам себя, был не подконтролен никому и ни от кого не зависел. На верхушке этой номенклатуры был вождь, и она воспроизводила его культ личности. Культ личности вождя был выгоден номенклатуре: за популярностью действительно пользовавшегося доверием масс лидера она скрывала свою власть, отсекая вождя от народа и концентрируя в своих руках всю полноту власти. Впрочем, такой вождь, как Сталин, сам воспроизводил это отчуждение власти от граждан.

Этот культ в СССР возник не сразу и не сразу стал столь негативным явлением. Началось все с того, что в начале революции действительно много людей верило Ленину, который талантливо вел страну к новому обществу. Затем ему на смену пришел Сталин, который объявил себя наследником Ленина и стал опираться на возникающий слой номенклатуры, а не на растущее снизу, демократически организованное творчество народа. В результате блок вождя и номенклатуры стал ассоциировать все достижения страны с личностью вождя. В глазах людей критика Сталина стала критикой строительства социализма. Объявлялось, что любая критика вождя есть подрыв социализма в очень тяжелых условиях внешнего враждебного окружения (а окружение действительно было крайне враждебным). Сначала оппозиции просто затыкали рты, а потом стали убивать всех инакомыслящих.

Я хочу подчеркнуть: власть номенклатуры и культ личности есть прямая угроза и один из страшнейших врагов социалистического строительства.

Позволю себе сформулировать своего рода социальный закон. Чем больше выдыхается энтузиазм, чем меньше энергия социального творчества, тем сильнее власть номенклатуры и угроза культа личности.

Следствием возрастания власти номенклатуры является стремление ее перейти в класс капиталистов. По мере того, как номенклатура превращается в господствующую социальную силу, у нее возникает стремление к смене формы своего господства, к замене политической власти и скрытых привилегий на собственность и капитал. Отсюда интенции номенклатуры предать дело строительства социализма, как только для нее это станет выгодно, а энергия социалистического строительства трудящихся иссякнет.

Единственная альтернатива этому – реальное самоуправление и низовая демократия в стране, реальный контроль «снизу» за чиновниками и партийными вождями, абсолютная прозрачность финансовой и других сторон деятельности чиновников. Высокопоставленный чиновник может получать в 5–10 раз больше, чем учитель, но он должен жить открыто, так, чтобы любой гражданин мог видеть, как живет начальник и его семья, сколько они получают, на что тратят деньги и т. п.

*   *   *

Седьмая сфера – внешнеполитические проблемы. Большим достижением СССР было то, что наша страна была одной из самых влиятельных в мире. И это было не только потому, что у нас была огромная армия и термоядерные бомбы. Основой влияния СССР в лучшие годы его существования был огромный авторитет наших науки, культуры, образования и идей социализма.

Но, как всегда, была и обратная сторона. По отношению к своим иностранным союзникам советские руководители вели себя как начальники-бюрократы, стараясь их подчинить. Будете следовать нашим приказам – поможем, не будете – не поможем. В результате мы всех наших настоящих друзей – социалистов, коммунистов, социальные движения – превратили в наших врагов. Не простили нам они в своем большинстве и таких акций как вторжение в Чехословакию в 1968 г., преследование инакомыслящих внутри страны и т. п.

Вторая негативная сторона – это закрытость нашей страны. Наши граждане не могли нормально поехать за рубеж, не было открытых контактов, очень малы были возможности прямого культурного обмена.

Наконец, наша страна включилась в гонку вооружений и создала гигантский военно-промышленный комплекс. Нам надо было обороняться, но мы перешли все разумные границы. В СССР был создан такой термоядерный потенциал, что, если бы его взорвали на территории СССР, результат был бы таким же, как если бы мы его взорвали на территории противника, – уничтожение человечества. Кстати, США сейчас имеют еще больший термоядерный потенциал. И это «естественно»: ведь с бен Ладеном можно бороться только с помощью термоядерного оружия и подводных лодок…

Отсюда седьмой урок. Социализм будущего должен быть открытым. Страны, идущие по социалистическому пути, должны быть открыты для диалога с новыми социальными движениями, альтерглобалистским движением и общественными организациями. Закрытость, какими бы благими намерениями она ни оправдывалась, приведет к вырождению и коллапсу.

*   *   *

Восьмая сфера – идеология. Одним из важнейших достижений нашей страны стало то, что социалистические идеи охватили весь мир и показали, что в них есть много прогрессивного, серьезного, талантливого.

С другой стороны, в нашей стране отсутствовала гласность, и коммунистическая идеология насаждалась политическими административными методами. В результате возникла страна лжи. На партийных собраниях, на официальных мероприятиях мы клялись в верности партии и говорили, что мечтаем о коммунизме, а друг другу рассказывали анекдоты о тупых руководителях КПСС и мечтали купить у спекулянта американские джинсы. Я позволю себе сформулировать восьмой урок. Социализм не может жить без социалистической идеологии, но развивать ее можно исключительно в открытом диалоге, в диалоге как со сторонниками социализма, так и с противниками социализма, исключительно в атмосфере гласности. Попытка насаждения социалистической идеологии путем затыкания рта оппонентам приводит ко лжи и вырождению.

*   *   *

Девятая сфера – образование, включая не только обучение, но и воспитание. Эту сферу я выделяю особо, так как она играет главную роль в становлении социализма XXI века – социализма, адекватного вызовам «общества знаний».

В СССР все образование было не просто бесплатным, но и общедоступным. Это касалось и школ, и профессионально-технического, и высшего образования. Для действительно равного доступа представителей всех социальных страт к образованию были найдены многие позитивные решения. Среди них: вечерние школы для рабочих и крестьян, не сумевших получить полное среднее образование. Подготовительные курсы для поступления в вузы для работающей молодежи с последующим зачислением в вуз без экзамена в случае успешного окончания курсов. Стипендия для студентов, по сути бесплатное общежитие, очень дешевое питание для студентов и многое другое.

Кроме того, в СССР повсеместно существовали так называемые «дома пионеров», где дети могли бесплатно заниматься в десятках самых разнообразных кружков (от литературных до технических), бесплатные музыкальные и спортивные школы и т. п.

Что касается воспитания, то весьма позитивным был опыт общественной организации детей 10–14 лет – пионеров. Включение мальчиков и девочек в общественную работу, школьное самоуправление, идейные дискуссии давало весьма и весьма позитивные результаты.

Пожалуй, уникальным был и советский опыт самоуправляющихся учебно-производственных коммун подростков, где они вместе с педагогами создавали свои «республики». Особенно известен в этом отношении опыт коммуны Макаренко, в которой были собраны подростки со сложным, в том числе уголовным, прошлым и из которой вышли сотни замечательных, известных людей.

Безусловно, бюрократическая атмосфера и власть номенклатуры давали себя знать и в сфере образования, где чиновники зачастую душили инициативы педагогов и молодежи, хватало формализма и идеологического диктата, но в целом в сфере образования социализм проявил свой потенциал даже в условиях СССР едва ли не самым лучшим образом. И это не случайно: образование, наука и культура – это те области, которые могут и должны получать в условиях социализма приоритетное значение, – таков девятый урок СССР.

*   *   *

Десятая сфера – наука и культура. Здесь у нас были действительно огромные достижения.

Наша наука, особенно фундаментальная, была одной из лучших в мире. И этот опыт показал, что для науки общественные механизмы организации, финансирования, развития более адекватны, чем частные. Вопреки существовавшему и здесь бюрократическому диктату мы смогли очень много добиться в этой сфере.

Что касается культуры, то она была, во-первых, преимущественно высокой. У нас миллионными тиражами издавалась отечественная и иностранная классическая литература. Англичане признали лучшей экранизацией «Гамлета» советский фильм; по их же признанию, лучшая экранизация произведений о Шерлоке Холмсе – это советская экранизация.

Во-вторых, она была общедоступна. В стране везде – от столицы до деревни, на каждом заводе и в каждой школе были бесплатные библиотеки с очень хорошим подбором книг и журналов, с искренними, внимательными в своем большинстве библиотекарями. Один из величайших пианистов мира Святослав Рихтер регулярно на своем автомобиле объезжал десятки периферийных городов и сел, давал концерты в сельских клубах и цехах, и рабочие, крестьяне, молодежь рвались на его концерты. У нас в стране были многие тысячи самодеятельных театров, которые ставили и классику, и современные пьесы. Поэтические вечера проводились на стадионах…

В-третьих, эта культура была интернациональной. Мы зачитывались Нерудой, Борхесом, Хемингуэем, Экзюпери…

Что касается недостатков, то одними из самых острых были идеологизация культуры и попытка вождей руководить культурой бюрократическими методами.

Одновременно хочу сказать, что другим врагом культуры является рынок и порождаемая им массовая культура. Массовая культура – это не просто низкий уровень культуры, это враг социалистической культурной жизни. Но при этом массовую культуру нельзя запрещать. В СССР пытались запрещать масс-культуру, рок-музыку и т. п. В результате мы получили обратный результат: «запретный плод» оказался сладок.

Отсюда десятый урок, опять же в четырех частях.

Во-первых, масс-культура и идеологизация культуры – это враги развития социализма в сфере культуры. Но не допускать бюрократической идеологизации культуры необходимо, а запрещать масс-культуру нельзя.

Во-вторых, для социализма принципиально важно холить и лелеять таланты, интеллигентных и культурных людей. Один талантливый поэт, художник или музыкант может сделать для строительства социализма больше, чем тысячи активных партийных деятелей, не обладающих талантами. Работать социалистам с деятелями культуры очень трудно. В большинстве своем они безразличны к социализму или не любят социализм. Многие из них считают себя самыми великими людьми, эгоистичны, капризны и не признают никакой дисциплины. Но если вы не будете носиться с ними как с талантами, необходимыми для социализма, то вы не построите социализм. Они будут плевать на вас, предавать вас, а вы будете носиться с ними, ибо без их поддержки дорогу созидания социализма не пройти.

В-третьих, принципиально важно соединить профессиональную культуру и самодеятельную культуру большинства граждан. С одной стороны, социализм в вашей стране будет развиваться в той мере, в какой ее будут любить самые талантливые люди мира и поддерживать ваши собственные профессиональные художники. С другой стороны, социализм развивается в той мере, в какой едва ли не большинство самых простых людей участвует в самых различных формах художественного творчества. В начальный период развития СССР нас любили Бернард Шоу и Ромен Роллан. С нами были Горький и Прокофьев, Маяковский и Шостакович, Эйзенштейн и Пикассо. И в то же время в СССР было множество самодеятельных театров, литературных кружков и т. д.

И последняя часть этого «урока». Социализм должен быть красивым. Если ваша жизнь во всех смыслах, начиная от того, как выглядит ваш двор, дом, завод, школа, и заканчивая тем, как выглядите вы сами, не будет красивым, за вами люди не пойдут. Вырождение социализма в нашей стране началось с того, что наши города и деревни стали некрасивыми, серыми, грязными, противными. Мы перестали строить красивые дома, мы перестали сажать цветы и деревья на каждом углу, и это было символом нашего вырождения. Отнеситесь к этому предельно серьезно. Для многих социалистов кажется главным, чтобы армия была сильной, или чтобы выборы выиграть с большим преимуществом, или чтобы промышленность национализировать. Это все важно, но на первом месте должны быть культура и красота.

*   *   *

Вот такая непростая история с противоречиями Советского Союза.

В заключение хочу еще раз обратиться к вам, венесуэльским товарищам: пожалуйста, не повторите наших ошибок и тем более преступлений! Они нам стоили очень дорого, они очень дорого стоили всему миру. Сейчас Венесуэла является той страной, на которую надеются социалисты всего мира. Это не преувеличение. Пожалуйста, сумейте пройти дорогу, которую мы не сумели пройти. Мы обязательно постараемся помочь вам, чем можем. А вы, пожалуйста, не отвергайте наш опыт. К нам надо относиться критично, но делать вид, что более чем 70 лет СССР не было и они ничему никого не научили, просто нельзя.

 



Другие статьи автора: Бузгалин Александр

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба