Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Альтернативы » №1, 2012

Михаил Воейков
АРХИВЫ Е.А. ПРЕОБРАЖЕНСКОГО
Просмотров: 4225

(1. Е. А. Преображенский: Архивные документы и материалы: 1886‑1920 гг. /Сост. М. М. Горинов. – М.: Изд-во Главархива Москвы, 2006. – 728 с.

2. Е. А. Преображенский. Новая экономика (теория и практика): 1922‑1928 гг. Т. 1. Опыт теоретического анализа советского хозяйства; Т. 2. Конкретный анализ советского хозяйства / Сост. М. М. Горинов, С. В. Цакунов. – М.: Изд-во Главархива Москвы, 2008. – 640 с.

3. Е. А. Преображенский. Деньги и мировой капитализм (исследования, научно-популярные работы): 1921‑1931 гг. / Сост. М. М. Горинов, С. В. Цакунов. – М.: Изд-во Главархива Москвы, 2011. – 656 с.)

К сегодняшнему дню вышло три объемистых тома архивных документов и материалов, а также опубликованных в 1920-е годы и сегодня совершенно недоступных работ Евгения Алексеевича Преображенского (1886–1937). В своем роде это уникальное издание. Его инициаторы (составители М. М. Горинов и С. В. Цакунов) проделали колоссальную работу по сбору материалов из различных архивов и статей, публиковавшихся в разных мелких и крупных газетах первой трети ХХ века, а также брошюр и книг этого выдающегося экономического теоретика и идеолога большевизма, объявленного Сталиным в 1930-е годы «врагом народа». Книги и статьи Преображенского вслед за репрессированным автором систематически уничтожались и сегодня сохранились лишь в крупнейших библиотеках страны в считанных экземплярах. А в 1920-е годы они входили в обязательный круг чтения мыслящей советской интеллигенции. Ни одна библиотека или архивохранилище не имеет сегодня полного комплекта всех материалов Преображенского, представленного в этих томах. Так что вполне можно утверждать, что их издание является событием мирового класса.

Чтобы понятно стало мировое значение этого издания, надо сказать несколько слов о самом Е. А. Преображенском[1]. Он родился в 1886 г. в семье священника, но уже в тринадцатилетнем возрасте порвал с религией, увлекся революционной деятельностью, стал активным большевиком, принимал участие в революции 1917 г. Основную революционную деятельность проводил на заводах Урала. Затем как представитель уральской организации был делегатом многих партийных съездов, членом ЦК партии и постепенно стал одним из основных экономических идеологов большевизма. Разрабатывал экономическую программу экономического строительства («новая экономика») молодой советской республики в борьбе с левыми и правыми зигзагами сталинского руководства партии. Естественным ходом событий стал членом «левой оппозиции», т. е. троцкистом, и в 1937 г. был репрессирован. В общем, обычная биография для многих талантливых, честных и искренних большевиков первой трети ХХ века.

Но феномен Преображенского в другом. Его экономические работы, собранные в данном издании и теперь доступные современному читателю, представляют автора как крупнейшего российского экономиста первой половины прошлого века. С горбачевской гласностью к нам пришли имена таких «забытых», а точнее, «не рекомендованных к изучению» экономистов, как Н. Д. Кондратьев, А. В. Чаянов и Н. И. Бухарин. Ни в какой мере не умаляя достоинств этих экономистов, все же следует их ряд пополнить и Е. А. Преображенским. Да простят меня поклонники Бухарина, но Преображенский никак не меньше его по таланту, а в ряде вопросов много глубже и основательнее. Для истории отечественной экономической мысли Е. А. Преображенский – это еще плохо изученное и малознакомое великое имя русского экономиста. Даже сами составители этого издания в сжатом очерке о Преображенском, помещенном в третьем томе, характеризуют его как «старого большевика, секретаря ЦК РКП(б) в 1920–1921 гг., лидера левой оппозиции, талантливого публициста». И все. А о том, что он был выдающимся российским экономистом, сказано почему-то только в примечаниях, и то с отсылкой к западной литературе. Хотя сам этот том, посвященный деньгам и «закату мирового капитализма», можно считать шедевром экономической литературы, и особенно актуальным – после мирового финансового кризиса 2008–2009 гг. К сожалению, великая тень Л. Д. Троцкого закрыла истинное значение и роль Преображенского в развитии экономической мысли в нашей стране. Западные ученые уже давно разглядели выдающийся вклад Преображенского в экономическую науку, переведя его основные работы на английский язык, говоря о «дилемме Преображенского», «модели Преображенского» и т. д. И вот теперь благодаря данному изданию Е. А. Преображенский входит в ткань современной отечественной науки.

Теперь поговорим о самом издании, об этих трех фундаментальных томах, добротно изданных Издательством Главархива Москвы (соответственно в 2006, 2008 и 2011 гг.). Первый том включает архивные документы и материалы, относящиеся к дореволюционному периоду (1886–1917 гг.) и периоду революции и гражданской войны. В томе также помещены основные научные и научно-популярные работы Преображенского этого периода: «Крестьянская Россия и социализм», «Бумажные деньги в эпоху пролетарской диктатуры» и, наконец, знаменитая «Азбука коммунизма», написанная совместно с Н. И. Бухариным.

Второй том содержит классическую работу Преображенского «Новая экономика» в двух частях (томах): «Опыт теоретического анализа советского хозяйства» и «Конкретный анализ советского хозяйства». Известно, что сам Преображенский успел опубликовать только первую часть (том) своей работы, которая и воспроизводится в данном издании. Но составители сумели собрать и воспроизвести вторую часть этой книги, которая при жизни самого автора была лишь в планах и в разбросанных печатных и рукописных материалах. Кроме того, тут помещены ответы и возражения Преображенского многим оппонентам и критикам его концепции.

Наконец, третий том издания «Деньги и мировой капитализм» включает работы по теории денег и денежного обращения, природе и перспективах червонца, дискуссии о золотом и товарном рубле, а также его нашумевшую в свое время работу «Закат капитализма». Многие страницы этого тома стали весьма актуальными после недавнего мирового финансового кризиса. Обращение к трудам Преображенского помогает понять проблемы денег и денежного обращения в молодой советской республике (1920-е гг.), а также современные проблемы мирового финансового хозяйства.

Таким образом, издание органично соединяет два принципа: хронологический и тематический. Первый том дает представление о начале литературного и научного творчества Преображенского, его первых публицистических выступлениях и теоретических обобщениях. Впрочем, все это еще лежит в рамках стандартного большевизма донэповского периода. Второй и третий тома – это уже вполне зрелый Преображенский, экономист-теоретик мирового уровня. Здесь Преображенский разрабатывает экономическую концепцию модернизации (теорию догоняющего развития), не только выбивающуюся из рамок стандартного большевизма тех лет, но претендующую на пионерные позиции в мировой экономической мысли. Хотелось бы увидеть еще по крайней мере один том Преображенского, где были бы собраны его материалы, касающиеся политической борьбы за оптимальную и разумную стратегию социально-экономического развития. Эти материалы могли бы проиллюстрировать попытку Преображенского практически реализовать результаты его теоретических изысканий.

Отметим также высокую культуру всего издания. Каждый том объемом примерно в 70 п.л. снабжен предисловием, биографией, тщательным комментарием, указателем имен, приложениями, где публикуются малоизвестные или вовсе неизвестные архивные документы Преображенского. Кроме того, в каждом томе помещена специальная статья составителей, где дается научный разбор публикуемых в томе работ. В общем и целом данное издание отвечает самым высоким требованиям, предъявляемым к научным публикациям такого рода. Это особо радует сегодня, когда на каждом шагу встречаешь издания и переиздания классических работ знаменитых мыслителей прошлого вообще без какого-либо научного аппарата. Порой только по фамилии автора догадываешься, что только что изданная книга написана не в прошлом году, а почти 100 лет назад. На этом фоне издание работ и архивных материалов Е. А. Преображенского, осуществленное М. М. Гориновым и С. В. Цакуновым, можно считать превосходным.

В данной рецензии нет смысла разбирать основные идеи Преображенского. Автора давно нет в живых, и вряд ли он сможет заинтересоваться нашей критикой. А вот составители и публикаторы этих томов (М. М. Горинов и С. В. Цакунов) достойны серьезного разговора. Как уже говорилось, данная работа составителей и публикаторов вызывает восхищение. Ведь человек годы тратит на собирание, перепечатку и издание не своих, а чужих работ. А жизненное время у каждого человека жестко ограничено. Тем самым, публикатор свою жизнь отдает другому. Тем более важно, когда этот другой – есть выдающаяся личность, несправедливо обруганная, репрессированная и забытая в своей стране. И еще важно, когда эта личность, т. е. Е. А. Преображенский, разрабатывала экономическую теорию, которая оказалась востребованной во многих странах второго эшелона экономического развития и сегодня становится чрезвычайно актуальной для нашей страны.

Тем не менее, хотелось бы высказать некоторые замечания в адрес составителей этих фундаментальных томов. Правда, они обещают выпустить еще один или два тома работ Преображенского, где будут, видимо, присутствовать некоторые дополнительные разъяснения. Однако наши замечания, возможно, помогут составителям в дальнейшей работе. Итак, выскажем эти замечания.

В первом томе привлекают внимания многие газетные статьи Преображенского периода 1912–1920 гг. из различных уральских газет. Сами по себе эти материалы интересны, местами превосходны, дают много новой информации. Например, любопытен эпизод, когда петроградский пропагандист в 1912 г. приехал на уральские заводы агитировать рабочих начать борьбу за 8-часовой день, то был встречен с большим пониманием. Ибо многие уральские рабочие, в силу местных особенностей, работали по 6 часов и соответственно теряли в зарплате. Но смущает другое. Все эти материалы подписаны разными псевдонимами Преображенского. Авторы дают некоторые разъяснения на этот счет. Все же, однако, стилистически статьи Преображенского этого периода и его основные экономические работы несколько отличаются. Литературный стиль статей превосходен и часто поднимается до лучших образцов русской публицистики. Приведем пару примеров. Так, об одном заурядном литераторе Преображенский пишет, что он «не из ярких, брызжущих талантом писателей». О другом публицисте сказано, что он обладал «скромным запасом логики». Наконец, и такое выражение: «эклектизм – это нищенство в философии». Эти и подобные примеры напоминают стиль М. Е. Салтыкова-Щедрина и Д. И. Писарева, которыми увлекался Преображенский в гимназические годы. А вот литературный стиль основных его экономических работ значительно скромнее, и каких-либо красот или излишеств найти там трудно. Видимо, составителям следовало бы дать более развернутую аргументацию по вопросу идентификации псевдонимов Преображенского.

В трех томах опубликованы почти все основные экономические работы Преображенского, что делает их вполне доступными для современного читателя. Однако для выступлений Преображенского на партийных форумах почему-то сделано исключение. В первом томе опубликованы выступления Преображенского на VI съезде партии, и все. Хотя известно, что Преображенский был активным публицистом и партийным оратором, часто выступал и любил писать всякого рода резолюции. Так, принципиальное значение имеют его речи на Х и ХI съездах партии, где он касался вопросов оздоровления денежно-финансовой системы. На Х съезде он вообще оказался единственным, кто указал на исключительную важность «пересмотра нашей финансовой политики» применительно к НЭПу. А на ХI съезде партии убедительно обосновал необходимость построения бюджета «на основании налогов, а не эмиссии». Конечно, эти выступления сравнительно доступны, ибо материалы партийных съездов почти всегда были в открытом доступе, да и переиздавались в конце 1950-х и в 1960-х гг. Но для полноты представления экономического творчества Преображенского все же уместно было бы их поместить, возможно, в следующих томах. Кроме того, вполне можно переопубликовать некоторые материалы, опубликованные в разных изданиях за последние годы. Так, очень важные и принципиальные выступления Преображенского (статья в «Правде» «О нашем внутрипартийном положении» и его доклад 14 декабря 1923 г.) опубликованы в одном сборнике 2004 г., но с купюрами[2]. Вполне возможно и нужно их перепечатать полностью.

И совсем уже мелкие замечания. В своей статье «Евгений Преображенский: трагедия революционера», помещенной в третьем томе, М. М. Горинов и С. В. Цакунов анализируют (но почему-то не публикуют) работу Преображенского «Левый курс в деревне и перспективы» (апрель 1928 г.), ссылаясь на В. П. Данилова, который предоставил им копию этого документа, хранящегося в Хогтонской библиотеке Гарвардского университета (США). Однако этот документ 10 лет назад был опубликован в «Архиве Троцкого», т. 2 (Харьков, 2001), издаваемом под редакцией Г. И. Чернявского и Ю. Г. Фельштинского. Кстати, в этой книге опубликована еще одна работа Преображенского «В борьбе за ленинскую линию», имеющая принципиальное значение[3]. Вообще говоря, было бы неплохо перепечатать материалы Преображенского, связанные с его деятельностью в «левой оппозиции». Они дают представление об экономической платформе «другого большевизма», об имевшихся вариантах более оптимального пути экономического развития.

Еще одно мелкое замечание. Преображенский многие работы первоначально печатал в «Вестнике Коммунистической академии», где был не только действительным членом, но и заместителем председателя (М. Н. Покровского). В его отсутствие Преображенский часто вел заседания Комакадемии, выступал с отчетными докладами. Вообще деятельность Преображенского в Комакадемии в нашей литературе совсем никак не освещена. Даже в специальной статье об этой академии в «Советской исторической энциклопедии», при перечислении выдающихся ее деятелей, фамилия Преображенского вообще не названа[4]. Так, вот, эта академия до 17 апреля 1924 г. называлась Социалистической академией, а после этой даты стала именоваться Коммунистической. Соответственно ее печатный орган «Вестник» в 1922–1923 гг. (первые 6 номеров) назывался «Вестник Социалистической академии», а затем «Вестник Коммунистической академии». Составители же этого превосходного издания, видимо, эту деталь не уловили. В одном месте они дают ссылку на правильное название, например, «Вестник Социалистической академии», кн. 3 за 1923 г. (Т. 3, с. 99). В другом – тот же самый номер журнала называют «Вестник Коммунистической академии» № 3 за 1923 г. (Т. 2, с. 624). Это, конечно, мелочь, но неприятно для столь прекрасного издания.

Теперь остановимся на некоторых местах из текстов самих составителей, т. е. М. М. Горинова и С. В. Цакунова. Как уже отмечалось, все три тома оснащены предисловиями составителей, где представлены основные принципы и особенности публикации. Также в каждом томе дается развернутая биография Преображенского и научная характеристика его деятельности как революционера, экономиста-теоретика и борца со сталинизмом (активного участника «левой оппозиции»). Надо сказать, что все это сделано на очень высоком научном и содержательном уровне. И, главное, все это сделано впервые для нашей литературы. Где и что можно прочитать о Преображенском? Почти нигде и почти ничего. Кроме, возможно, статьи самих же составителей[5]. Даже специалисты по истории экономической мысли плохо представляют себе значение Преображенского и его вклад в эту мысль. В этом отношении привлекает внимание объемная статья М. М. Горинова и С. В. Цакунова «Е. А. Преображенский: обзор экономических работ» (Т. 2, с. 603–626), где дан весьма глубокий разбор основных идей и экономических концепций Преображенского.

Выделим некоторые ключевые моменты этой статьи публикаторов. Они совершенно верно пишут, что Преображенского «отличал достаточно трезвый и реалистический взгляд на перспективы преобразования деревни в России». И в подтверждении приводят слова Преображенского, что «мелкое крестьянское хозяйство еще долго будет существовать и значительное время будет господствующей формой земледелия в России» (Т. 2, с. 606). Даже по отношению к кулакам и зажиточному крестьянству Преображенский полагал, что «политика неприятия этого слоя и грубого внеэкономического подавления его комбедовскими способами 1918 г. было бы вреднейшей ошибкой», – цитируют составители документ Преображенского, до сих пор нигде не опубликованный, но известный в науке по замечаниям В. И. Ленина[6].

Теперь насчет полемики Е. А. Преображенского и Н. И. Бухарина середины 1920-х годов. Авторы статьи верно и правильно останавливают внимание читателя на дискуссии «этих двух талантливых теоретиков большевистской партии». Вообще говоря, эта полемика достойна специальной монографии, возможно, и не одной, ибо она выражала эпицентр идейной борьбы среди большевистского руководства по вопросу о выборе социально-экономической стратегии развития. Линия Бухарина в этот период выражала стратегию «самотека» в том смысле, что рыночная экономика времен НЭПа под руководством «пролетарского государства» сама собой будет развивать народное хозяйство в сторону укрепления экономической мощи молодой советской республики. Линия Преображенского состояла в сдерживании и ограничении частнокапиталистических элементов и в стимулировании развития в первую очередь крупной промышленности, индустриализации. То есть, Бухарин надеялся, что рыночная кривая развития сама собой выведет туда, куда надо, а Преображенский выступал за активную и доминирующую роль государства в экономике. Не углубляясь более в суть этой полемики, скажем лишь то, что авторы этой статьи невольно поддались словам Преображенского, что его выступления являются «докладом не политическим, а научно-теоретическим». Бухарин же обвинял Преображенского в том, что он создает «особую научную теорию» и «особую политическую платформу», с чем авторы статьи не согласны и считают, что такого рода обвинения не имеют оснований (Т. 2, с. 616). Сегодня же, наоборот, мы можем и должны сказать, что, действительно, Преображенский создавал особую научную теорию, которая должна была выразиться и в особой политической платформе. Так что тут обвинения Бухарина были верными, но с той лишь разницей, что особая экономическая теория и экономическая политика Преображенского помогла бы избежать множества крупных ошибок и изгибов, которые содержались в теории Бухарина и в экономической политике Сталина.

Кстати, М. М. Горинов и С. В. Цакунов, характеризуя основную экономическую работу Преображенского «Новая экономика», считают, что после «Экономики переходного периода» Бухарина «это было, пожалуй, второе серьезное и глубокое исследование на подобную тему, выполненное в советский период большевиком-теоретиком» (Т. 2, с. 615). Хотя хронологически это верно, но по сути с этим сегодня согласиться трудно. Книга Бухарина безнадежно устарела уже через год, после перехода к НЭПу. Книгу же Преображенского будут изучать в университетах.

Вместе с тем, составители, думается, слишком увлеклись контекстом политической литературы 1920-х годов, когда авторы того времени старались каждое движение своей мысли выводить «из Ленина». Составители пишут, что расхождения между Бухариным и Преображенским произошло потому, что они по-разному прочли работы В. И. Ленина, что суть состояла в «дальнейшем развитии ленинского наследия» (Т. 2, с. 619). Однако Ленин тут ни при чем. У самого Ленина не было ответа на многие вопросы, вставшие в повестку дня после перехода к НЭПу. Ведь НЭП – это был идейный продукт меньшевиков и эсеров, а не большевиков. Бухарин сначала встал на позицию самотека (пусть кулак богатеет), потом присоединился к Сталину в политике чрезвычайных мер («кулак зверски дерется, и с ним в таких случаях нужно разговаривать языком свинца»). Преображенский же все 20-е годы держался более реалистической позиции – ограничения кулака экономическими мерами. Ленин, повторяю, тут ни при чем.

Закончим рассмотрение этого уникального издания послесловием составителей к третьему тому. Здесь М. М. Горинов и С. В. Цакунов очень верно ухватили линию интеллектуального развития Преображенского: «от решения конкретных финансовых проблем, поставленных НЭПом, через углубленный анализ крестьянского вопроса к созданию целостной теории пути к социализму в России – концепция первоначального социалистического накопления» (Т. 3, с. 628). Итак, в чем актуальность подхода Преображенского сегодня? В том, что он предлагал развитие не самотеком, куда сама вывезет кривая рыночной экономики, а на основе точного расчета экономических пропорций между различными отраслями народного хозяйства, между производством и потреблением, наконец, между различными классами общества. Он разрабатывал модель экономического развития, которую сегодня в экономической теории называют «точная настройка», которая означает государственные меры фискального и кредитно-денежного регулирования, направленные на ликвидацию отклонений совокупного спроса от целевой траектории экономического роста. Но в условиях 1920-х гг. не было возможности для точных расчетов. Кривая экономического развития вывезла в жесткий режим централизованного управления. Выбор лучшей альтернативы экономической стратегии не осуществился. Или, скажем точнее, была навязана самая простая, а потому грубая и жесткая стратегия. И, как очень точно пишут авторы послесловия, Преображенский «говорил для глухих».

Таковы некоторые соображения, которые возникают при изучении этого уникального издания. М. М. Горинов и С. В. Цакунов (а также редактор Ю. Б. Живцов и археограф Н. А. Тесемникова) как составители, публикаторы, авторы предисловий и комментариев проделали колоссальную работу по возвращению в современную социальную науку трудов выдающегося российского экономиста Евгения Алексеевича Преображенского. В середине 1920-х годов он создал оригинальную теорию догоняющего развития, которая давала шанс стране с минимальными издержками и в оптимальные сроки осуществить свой модернизационный проект. Но тогда его не услышали, сталинское руководство осталось глухим. Услышат ли Преображенского сегодня, на новом этапе модернизации страны? А ведь Преображенский создал теорию экономического развития, вполне пригодную и для наших дней. Более того, рискну сказать, что лучшей теории пока просто нет.

 



[1] Подробнее о Е. А. Преображенском см. очерк М. М. Горинова «Е. А. Преображенский: вехи жизни и трагедия революционера» // Альтернативы, 2011, № 4.

[2] См.: РКП(б): Внутрипартийная борьба в двадцатые годы. Документы и материалы 1923 г.  М.: РОССПЭН, 2004, с. 105, 313.

[3] Архив Троцкого. Т. 2.  Харьков: Око, 2001, с. 63, 101.

[4] Коммунистическая академия. //Советская историческая энциклопедия. Т. 7.  М.: «Советская энциклопедия», 1965, ст. 588.

[5] См.: Горинов М. М., Цакунов С. В.  Евгений Преображенский: трагедия революционера // Отечественная история, 1992, № 2.

[6] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 43–47.



Другие статьи автора: Воейков Михаил

Архив журнала
№3, 2016№2, 2016№3, 2015№2, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010
Поддержите нас
Журналы клуба