Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Эмигрантская лира » э№35, 2021

Александр Тимофеевский
Стихи

С поэзией Александра Тимофеевского мы знакомы с самого детства – кто же не знает знаменитую песенку крокодила Гены про волшебника на голубом вертолёте и 500 эскимо. Но у Александра Павловича есть и замечательные взрослые стихи, некоторые из них мы рады представить вам в очередном номере ЭЛ. Как сказала Людмила Петрушевская: «Читайте Александра Тимофеевского, весёлого и мудрого чудака, нашего и вашего старинного друга...».

Д. Л.

 

СЛУЧАЙ В БОТАНИЧЕСКОМ САДУ БАЛЧИКА В ЕНЬОВДЕНЬ

 

(силаботоническая поэма)

 

Так ангел на пути в Эдем

Вздохнул, и пролилась прохлада,

И тень от гор свежее чем

Тень Ботанического сада.

А там, где ангел пролетел,

Блеснули три парящих пташки,

След ангела запечатлел

Мобильник старенький Наташки.

Друзья, божественный каприз

Не воссоздать и вполовину,

И посмотреть с вершины вниз

Не то, что снизу на вершину.

Здесь сад искусственный, дворец,

А там цветы на горных склонах.

Ну что ж, я понял, наконец

Спор Марсия и Аполлона.

 

Песня болгарских крестьянок на празднике в Ботаническом саду:

 

В поле жито колосится,

А трава примята,

Ты ищи цветя, девица,

С утра до заката

 

Ищи, дочка, цветя в поле,

Ищи в лесе, дочка.

Если хочешь лучшей доли,

Сорви царь-цветочка.

 

Царь-цветочек голубою

Искрой загорится –

Твой любимый за тобою

На коне примчится.

 

Старик с газетой:

 

Раньше девок я баловал песнею,

А теперь получаю я пенсию.

 

Лирический поэт:

 

Какие платья и венки!

На сердце, обнажив зарубку,

Старушечки и старики

Меня уводят, взяв за ручку.

Какие лица и глаза,

Какое праздничное действо!

Болгарских женщин голоса

На миг меня вернули в детство:

Вот церковь белая, Донец,

Людьми заполнена дорога,

Со мною бабушка, отец,

Хороших, добрых очень много.

Иванов день в разгаре дня,

У всех в руках цветы и ветки.

И люди любят все меня,

Относятся ко мне, как к детке.

С разбега падаю в траву,

Где одуванчики крылаты

Под лёгким парусом плывут,

Как настоящие фрегаты.

Плывите в детство корабли,

Где смыла здравого ни грамму,

Где любят запахи земли

Сильней, чем собственную маму.

 

Лекция экскурсовода:

 

…Гуляя по Ботаническому саду,

Вы легко развеете грусть и досаду.

Наш парк, это знает каждый болгарин,

Не раз посещали Армстронг и Гагарин,

А узнавши о быстром росте бамбука,

Всегда изумлялись: Вот так штука!..

У входа в сад стоит древний тополь,

Охраняет лужайки, лестницы, тропы.

Его возраст вычислить проще простого –

Посажен до Рождества Христова.

Обратите внимание на мои слова –

У нас удивительные дерева…

 

Дама с собачкой:

 

Сначала я не увидела ничего,

Просто увидела зелени гору.

И ЭТО было больше всего,

И больше всего походило на гору.

Зелёное на листья не членилось

И всё в одну сторону накренилось,

И долго, долго, долго смотрев я,

И упиваясь красотой зелёной,

Поняла, что ЭТО

Горизонтальные деревья,

И каждое заканчивается кроной.

Я стала перелистывать ветви,

Как в книге страницы:

На мелкие ветки

Садились птицы.

Я видела листья,

Я видела ветки,

Целое членилось – появились детки.

И мысль об этом странном деленье

Мозг пронзила мне, как игла,

Потому что дерево было в отдаленье,

И я видеть этого не могла.

 

Лирический поэт:

 

Над синим зелёное.

Склонилось всеми ветвями над морем.

Дерево, что ты там потеряло?

 

Лекция экскурсовода:

 

…Мы начинаем всегда наши лекции

С осмотра кактусовой коллекции…

Теперь пройдём по ступенькам вниз,

Вас обвевает лёгкий бриз.

Такое увидите в жизни не скоро –

Слились в один два синих простора…

 

Лирический поэт:

 

Жить в ритме моря,

Жить в ритме гор,

Ни с чем, не споря.

Впитать в себя

Морской простор,

Ритм гор и моря.

 

Бомжеватый поэт:

 

Объелись морем в чистом виде.

До округленья пуз и щёк,

Сидим на набережной, сидя,

А хочется сидеть ещё.

 

Лекция экскурсовода:

 

… Дворец направо, водопад налево –

Направляемся ко дворцу королевы…

 

Бомжеватый поэт:

 

Не хочу тратить евро и левы

И купаться, где камни у скал,

Я бы жил во дворце королевы,

И туристов туда не пускал.

 

Лекция экскурсовода:

 

…Узкая башня венчает здание.

Вот вам о королеве предание:

 

Ночью лунною ранима,

Проглотив пирамидон,

Здесь владычица румынов

Выходила на балкон.

Обнаруживала в небе

Ненавистную луну

И бросала её в гневе

В набежавшую волну.

 

Здесь чайки галдят на птичьем базаре,

А над базаром наш главный розарий…

 

Бомжеватый поэт:

 

Если кормите чаек, не стоит, друзья

Церемониться с этой скотиной:

Я вот булку ей бросил, она, как свинья

Булку жрёт вместе с грязною тиной.

 

Лекция экскурсовода:

 

Возле розария прошу господ посетителей задержаться.

……………………………………………………………...............…………

 

Лирический поэт:

 

Вот я схватываю глазом

Дерево, под ним обрыв.

Дерево стоит, все разом

Ветви к морю обратив.

Аромата розы тонко

Подступает полоса.

Разом птички и ребёнка

Раздаются голоса.

 

Вульгарная дама:

 

Понаехали иностранки-засранки

И оставляют детей на полянке.

Дети просят мамкину сиську,

А матери ходят пьяные в сосиську.

 

Бомжеватый поэт:

 

Я шагал от лужи к луже

В Ботаническом саду,

Целовал весь день лягушек

В романтическом чаду,

Всё искал я Василису –

Целовал в глаза и рот.

Вдруг из зарослей ириса

Кто-то шепчет, – идиот.

 

Старик с газетой:

 

И не сеют, и не пашут,

И не косят, и не жнут –

О чем пишут, зачем пишут,

Видно, сами не поймут.

 

Из записок практиканта:

 

Сегодня ночью случилось чудо. В 23:25, по обыкновению, спустился к морю и, проходя мимо розария, услыхал, как роза тригинитипитала произнесла по-болгарски: добър вечер! Господи боже мой, если я доложу об этом Манчевой, она решит, что я рехнулся.

 

Дама с собачкой:

 

В сердцах, самой себе назло,

Я свой маршрут переменила,

Но дерево меня звало,

Но дерево меня манило.
Раскинувшись, как ход конём,

Оно собой обозначало,

Что где-то происходит в нём

Чего-то нового начало.

От мощной кроны до корней

Его, казалось, кто-то лепит.

Нет, не ко мне, скорей к волне,

К ней относился листьев трепет.

Я убегала от него

И возвращалась вновь обратно,

А зелень листьев с синевой

Сливалась так невероятно,

И дерево над гладью вод

Само собой могло лучиться.

Я понимала, что вот-вот

Должно быть что-нибудь случится.

 

Старик с газетой:

 

Что-то будет напоследок

Как покину этот свет,

И оттуда своих деток

Я увижу, или нет?

 

Лирический поэт:

 

Своими увидал глазами,

Поверить трудно, господа,

Ведь, если бы вы мне сказали,

Я б не поверил никогда.

Та роза к этой наклонилась,

И что вы скажете: Молчит? -

Нет, роза шепчет: Мне приснилось

Названье милое – Балчик.

 

Черновик неотправленного пресс-релиза:

 

Уважаемые дамы и господа! Имеем честь пригласить вас на пресс-конференцию, посвящённую сенсационному открытию, которое вне всяких сомнений станет главным событием не только третьего тысячелетия, а всей истории человеческой цивилизации.

Дирекция Университетского ботанического сада Балчика.

 

Лирический поэт:

 

Сидел старик на скамейке,

Головой уткнувшись в колени,

А ветер шнырял по кустам,

Увидел газету и она полетела,

Как большая грузная чайка,

Но долго летать не могла

И легла на клумбу с цветами.

 

Разговор трех роз

 

Первая роза:

 

Когда густеет пар в долинах,

И даль, как море, глубока,

Из тех пылинок тополиных

Родятся в небе облака.

На мир взирая удивленно,

Они гуляют голышом

На синем небе и зелёном,

На малом небе и большом.

 

Вторая роза:

 

Пронёсся ангел в мире тонком,

Пролив на землю благодать,

За ним три ласточки вдогонку.

 

Первая роза:

 

Ах, как им хочется догнать!

Вот так собачки за машиной

Бегут, её облаяв всласть.

 

Вторая роза:

 

День не прошёл и вполовину,

А в небе звёздочка зажглась.

 

Третья роза:

 

Не пора ль сказать нам людям,

Что цветы и звезды – сестры,

Не пора ли передать им

Моря с деревом беседу,

Не пора ль открыть им тайну,

Тайну смерти и рожденья?

 

Первая роза:

 

Взгляни, что здесь прочла в газете я.

 

Третья роза:

 

Да, слишком я поторопилась,

Мы умолкаем на столетья.

 

 

АФОН ГОРА

 

                       А. Левитину, Г. Авруцкому

 

I

 

Позвал Господь мастера в небесные выси,

Говорит мастеру, Дионисий, –

Нарисуй моей Матери дом

Синий на голубом,

Лёгкий как воздух, крепкий как камень

Да так, чтоб дом тот стоял веками.

Хотел Дионисий спросить у Христа,

Как быть без кисти и без холста?

Скажу ему – думает – напрямик,

Я работать так не привык.

Ты, Господи, главный на небеси,

А я первый мастер на всей Руси…

Глядь, а Христа уже не видать,

Осталась небесная благодать –

Синева да голубизна,

Да белые облака из сна,

Да солнца светы – цветы по весне,

Каких не увидишь даже во сне.

Взялся тут мастер с молитвой за дело, –

Слава Тебе, Пречистая Дева,

Будет тебе построен дом

Синий на голубом.

По небу стал рисовать руками

Дом воздушный и крепкий как камень.

Синьку облаком разводил,

Контур пальчиком обводил,

А нужен ему был коричневый колер,

Опускался в чистое поле.

На колер шла земная кора,

Так вырастала Афон гора.

 

 

II

 

Начертанная кончиком пера,

Близка, а вот поди ж ты, доплыви,

Афон гора – эдемская гора

Из солнечного света и любви.

 

Она такая на весь мир одна,

Светла как Божьей Матери слеза,

С утра ещё отчетливо видна,

А в полдень исчезает без следа.

 

 

III

 

И справа был Афон и море,

И обещание удач,

А слева туча взмыла в горе,

Как исступление и плач,

Нависшая над нашим домом,

Как два скрещённые меча,

Застывшая, как в горле комом,

Во всю без голоса крича.

Как будто стало то, что было

Травою сорной лебедой,

Осталось только то, что било,

Травило, мучило бедой.

А над Афоном трепетали

И колыхались облака,

И утопали, в небе тая

Как сахар в кружке молока.

Один лишь только облак белый

Над ним порхал, как мотылёк,

И это было важным делом –

Бессмертья, может быть, залог.

 

 

IV

 

Афон гора с небесной синевой

Сливается и в небе тонет, тает,

То кажется, не стало ничего,

То чуть мерещится, то снова возникает.

 

Афон гора, где Матери престол,

И сонмы душ вокруг него клубятся,

И ластятся к заступнице святой,

И их удел дрожать и колся.

 

Афон гора, метаморфозы душ,

Где ждут прощенья, жаждут превращенья,

И нету ни одной застывшей формы.

Здесь Божья Мать дарует отпущенье,

Так может быть и мне туда…

 



Другие статьи автора: Тимофеевский Александр

Архив журнала
№2, 2020№4, 2020эм№1, 2021э№35, 2021№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба