Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Эмигрантская лира » э№35, 2021

Александр Мельник
«Мы связаны, Агнешка, давно одной судьбою…»

Мои польские корни

 

В чисто биологическом смысле я, конечно, тоже немного поляк. Судите сами. В Молдавии, где мне довелось родиться, наша семья жила в украинском селе Григоровка, образовавшемся в самом начале XX в., когда в плодородные места долины реки Большой Чулук из украинской Подолии начали переселяться православные земледельцы и католики польского-украинского происхождения. Не случайно село называлось тогда Варшавка. Оно было переименовано в Григоровку после Варшавской битвы 1920 г., когда большевики, изгнав из Украины польские войска, попытались навязать полякам советскую власть, но взять Варшаву не смогли.

Обе мои бабушки – Ксения Яблонская по отцу и Василиса Бучацкая по матери, происходили из польских семей, разными путями попавших в Бессарабию. Помню, мальчиком меня сильно поразил рассказ бабушки Василисы о её шляхетском происхождении и о том, что, если бы она не осталась сиротой (после смерти своей матери Софьи Заинчковской), она никогда не вышла бы замуж за простого мужика – моего дедушку Феодосия. Как бы то ни было, шляхтичем я себя точно никогда не ощущал и не ощущаю.

Самое печальное в этой истории то, что в Польше я ещё ни разу не был. Если, конечно, не считать посещением страны часовое пребывание в транзитной зоне варшавского аэропорта.

 

Какая кошка пробежала между русскими и поляками?

 

История непростых отношений между русскими и поляками уходит в глубокую древность. Одно из наиболее ранних известных событий относится к 981 г., когда киевский великий князь Владимир Святославич пошёл походом на полян и отвоевал у них Червенские города. В 988 г. Русь приняла крещение от греческой (восточной) части Церкви, тогда как крещение Польши в 966 г. произошло от Римской (впоследствии католической) церкви. Конфессиональные различия между православием и католицизмом лишь усиливали территориальные конфликты. Борьба за спорную землю – Червенские города – продолжалась многие годы и прервалась лишь после нашествия монголов. В XIV в. эти города (Червонная Русь) были захвачены Польшей и вошли в состав Польского Королевства. В XVI в., в рамках унии между Великим княжеством Литовским и Польским Королевством, последнее получило Киев и прежние русские земли.

Поддержка поляками Лжедмитрия I, их попытки захватить московский престол и последовавшее вслед за этим изгнание поляков из Москвы привели к тому, что нынешняя Россия по этому поводу празднует свой государственный праздник. В XVII в. Речь Посполитая потеряла Смоленщину и территорию восточнее Днепра вместе с Киевом. Потом были Северная война между Россией и Швецией, проходившая на территории Польши без разрешения поляков, три раздела Польши во второй половине XVIII в., занятие Россией основных территорий страны после разгрома Наполеона в XIX в., жестокое подавление антироссийских восстаний, участие Польши в Первой мировой войне против России, советско-польская война 1919-1921 гг. (закончившаяся «чудом на Висле») и, наконец, заключение пакта Молотова-Риббентропа в 1939 г. с последовавшим «четвертым разделом Польши» и послевоенным просоветским коммунистическим режимом.

Неудивительно, что за многовековую историю русско-польских отношений сложились устойчивые негативные стереотипы в восприятии поляков русскими и русских поляками.

 

Роль Польши в становлении русского литературного стиха

 

Как ни странно, становление русского литературного стиха тесно связано с Польшей. Согласно О.И. Федотову[1], опальный князь Андрей Курбский, оказавшийся в 1563 г. в эмиграции в Великом княжестве Литовском, соединил отечественную эмбриональную стихопрозу и западную (польскую) версификацию. Перевод Курбского Златоустовой беседы был выполнен в стихотворной форме. Усвоение польской версификации на рубеже XVI-XVII вв. стало решающим этапом становления русского литературного стиха. Таким образом, эмигрантские переводы Андрея Курбского (которого иногда называют «первым русским диссидентом») ускорили разложение русской эмбриональной стихопрозы на стихи и на прозу, а также переход к практически неизвестной тогда в России силлабике. Тем самым завершился период предыстории русского стиха и началась его история. По словам писателя, поэта и переводчика Асара Эппеля, «наша поэзия писала на польский манер до Ломоносова, и только Ломоносов немецкими ямбами перебил хребет этой плодотворной силлабической линии в русской поэзии»[2].

 

Пушкин и Мицкевич

 

Литературоведы до сих пор спорят о сходстве и различии двух гениев, каждый из которых занял в своей стране почётное место главного национального поэта. Сходными были и поднимаемые ими темы, и литературные жанры, в которых они работали. Поэмы «Евгений Онегин» Александра Пушкина и «Пан Тадеуш» Адама Мицкевича по праву называют энциклопедиями соответственно русской и польской жизни.

Любопытно самокритичное воспоминание Пушкина: «Недавно Жуковский говорит мне: знаешь ли, брат, ведь он <Мицкевич> заткнёт тебя за пояс. Ты не так говоришь, отвечал я, он уже заткнул меня»[3].

Различия же между поэтами были связаны с их разными общественными идеалами и национальными взглядами. В качестве примера можно привести высокую оценку Пушкиным державной деятельности Петра I и резко отрицательное мнение Мицкевичем о петровской политике, высказанное в поэме «Дзяды» («Деды»). В этом смысле символична сама смерть Мицкевича. Он умер от холеры в 1855 г. в Константинополе, куда прибыл для помощи в организации польских легионов, которые должны были принять участие в Крымской войне с Россией.

Волею судеб членам семьи А. Пушкина в разное время довелось жить в Варшаве. Сначала в 1814 г. в годичную командировку в польскую столицу отправился отец поэта Сергей Львович Пушкин. Восемнадцать лет спустя сюда же приехала старшая дочь Пушкиных Ольга, муж которой Николай Павлищев стал управляющим канцелярией генерал-интенданта Царства Польского и прослужил впоследствии сорок лет в составе временного правления. Ольга Сергеевна жила в Варшаве до самой смерти в 1868 г.[4].

 

Русские литераторы первой волны эмиграции в Польше

 

Говоря о русской послереволюционной эмиграции, мы прежде всего вспоминаем Париж, затем – Берлин, Прагу, Белград и Харбин. Это несправедливо по отношению к Польше, через которую для многих эмигрантов открывался путь на Запад. Этому способствовали происходившие в начале XX в. важные исторические события, из которых надо особо выделить три – поражение Германской империи и Австро-Венгрии в Первой мировой войне, приведшее к исчезновению Царства Польского и созданию независимого польского государства, Октябрьский переворот 1917 г. в России и Рижский мирный договор 1921 г., завершивший советско-польскую войну. Варшава стала одним из центров первой русской эмиграции. Здесь в разные годы жили и работали Д. Мережковский, 3. Гиппиус, Д. Философов, Б. Савинков, М. Арцыбашев, Л. Гомолицкий и другие поэты и прозаики. Активная культурная, литературная и общественная жизнь русской диаспоры в Польше продолжалась до 1939 г. и сошла на нет с началом Второй мировой войны, сменой политического режима в стране и разделом Польши между Германией и СССР.

У одних русских писателей, поэтов и деятелей культуры, оказавшихся в Польше, сохранились ещё дореволюционные связи, для других это была terra incognita. Как и остальных центрах русского рассеяния, поэты – и довольно именитые, и молодые (которых было большинство) – продолжали писать стихи, собирались в творческие группы и объединения, публиковали свои и коллективные сборники.

Ключевыми фигурами начального периода русской эмиграции в Варшаве были супруги Зинаида Гиппиус (1869-1945) и Дмитрий Мережковский (1866-1941), попавшие в Польшу в январе 1920 г. (они нелегально перешли границу). На лекциях Мережковского о Мицкевиче присутствовал весь цвет польского общества. Супруги развернули в Варшаве активную деятельность по организации антибольшевистской пропаганды и «крестового похода» против большевистского режима. В октябре того же 1920 г. Мережковский и Гиппиус перебрались в Париж[5].

Историк литературы и литературный критик Альфред Бем (1886–1945?), в начале двадцатых годов живший в Варшаве, основал в 1921 г. литературное объединение «Таверна поэтов», которое действовало до 1925 г. В него входили В. Байкин, В. Бранд, О. Воинов, Б. Евреинов, О. Колодий, М. Константинович, А. Топольский, Р. Гутуев, К. Аристова, А. Туринцев, С. Жарин и др. В 1923 г. «Таверна поэтов» издала поэтический сборник «Шестеро. Малый альманах поэзии и прозы»[6]. Для творчества поэтов «Таверны» характерны такие черты, как «ощущение трагического одиночества, тоски, чувство неизбежности надвигающейся катастрофы вселенского масштаба, расколовшей жизнь каждого и мир в целом. (…) В стихах постоянен образ поэта-мученика, поэта-изгнанника, всей душой стремящегося вновь обрести родную землю»[7].

Лидер русской эмиграции в Польше, публицист, критик, религиозно-общественный и политический деятель, друг и соратник Д. Мережковского и З. Гиппиус Дмитрий Философов (1872-1940) был почётным председателем варшавского «Литературного содружества», действовавшего с 1929 по 1935 гг. (на его собраниях выступали с авторскими чтениями К. Бальмонт и И. Северянин), а также основателем литературного клуба «Домик в Коломне» (1934-1936)[8]. В «Литературное содружество», созданное в 1929 г. в Варшаве и наиболее полно представлявшее русских поэтов в Польше, входили Л. Гомолицкий, Г. Соргонин (самый известный поэт объединения по мнению О. Розанской), А. Хирьяков, С. Войцеховский, С. Киндяков, В. Байкин, С. Барт, П. Прозоров, Е. Вебер, В. Бранд и другие поэты. «Мотив памяти о Родине, о России характерен для творчества большинства поэтов содружества. (…) Тема утраченной Родины переплетается с мотивом одиночества, что придаёт стихотворениям элегическое, подчас трагическое звучание»[9].

Один из наиболее ярких и талантливых русских поэтов 1930-х гг., выдающийся организатор литературной жизни русского зарубежья в странах Восточной Европы (прежде всего в Польше) Лев Гомолицкий (1903-1988) основал издательство «Священная лира». Он также был одним из организаторов и идейных вдохновителей «Литературного содружества», постоянным автором, а впоследствии главным редактором и издателем газеты «Меч», составителем и инициатором «Антологии русской поэзии», изданной в 1937 г. Варшавским союзом русских писателей и журналистов. Эта антология наиболее полно представляет русскую эмигрантскую поэзию в Польше.

 

* * *

 

Меня обжёг в земной печи Господь

и эту форму глиняную – плоть

наполнил кровью терпкой и дыханьем,

и стал я телом, стал я трепетаньем,

и стал я тайной.

Бог, целуя в рот

людей случайных, строго подаёт

сосуд им этот трепетного тела,

но нет ни праздным, ни спешащим дела

до тайн Господних.

И среди дорог

уж что-то понял замолчавший Бог.

Миг – и в руке божественной дрожащий

сосуд мой с кровью тёплой и кричащей

вдруг выскользнет на камни мостовой

и разлетится вдребезги…

И мой

огонь и трепет с неоткрытой тайной –

всё станет глиной вновь первоначальной.

 

Особого внимания заслуживает поэма Льва Гомолицкого «Варшава», публикация которой в 1934 г. стала крупным событием всего русского зарубежья.

Историк, педагог, поэт и журналист Борис Евреинов (1888–1933) жил в Варшаве с 1920 до 1923 гг. Он был председателем культурно–просветительной комиссии, управляющим делами Русского комитета (эмигрантского) в Варшаве, участвовал в работе «Таверны поэтов», публиковался в «Антологии русских поэтов в Польше». Прозаик, критик, мемуарист и поэт Александр Хирьяков в 30-е годы был председателем Союза русских писателей и журналистов в Польше, участником той же «Антологии…». Публицист и поэт Сергей Войцеховский (1900-1984) в 30-е годы был секретарём правления Российского общественного комитета в Польше, участвовал в сборнике «Стихи четырех поэтов», выпущенном варшавским «Литературным содружеством», и в «Антологии…». Поэт и богослов Георгий Клингер (1918-1976) эмигрировал в Польшу в 1924 г. Он писал стихи на польском и русском языках, переводил на польский язык стихи русских поэтов, входил в литературное объединение «Священная лира», участвовал в «Антологии…». Поэт, прозаик и критик Евгений Вадимов (1879–1944?) жил в Польше после 1920 г. О прозаике, драматурге и публицисте Михаиле Арцыбашеве (1878–1927) писали, что в польской эмиграции он стал «пророком для своего народа»[10].

 

Русская поэзия и Польша в послевоенные годы

 

В 50 и 60-е годы Польшу часто в шутку называли «самым весёлым бараком социалистического лагеря». Интерес к этой стране был огромным – в московском книжном магазине «Дружба» можно было недорого купить польские книги и журналы, большой популярностью пользовалось польское кино (особенно «Пепел и алмаз» Вайды по роману Ежи Анджеевского). Самые продвинутые изучали польский язык, дававший возможность читать западную литературу. Поэт Наум Коржавин писал в своих мемуарах: «…русские интеллигенты в те годы использовали польскую партийную прессу как источник информации о том, что происходит в мире и в мировой культуре. Она писала об этом намного больше и гораздо менее инфантильно, чем была вынуждена писать наша. Знание польского языка было тогда большим преимуществом, оно открывало доступ к информации»[11].

Для советских послевоенных поэтов (и не только поэтов) Польша была неким заменителем Запада. Молодой Бродский посвящал стихи своей музе – польской студентке-польке Зофии, а Андрей Вознесенский – польской журналистке Алиции Лисецкой («выросла девочка-полька, проволоки гетто лоб ее терзали» и т.д.). На волне полономании в СССР стала сверхпопулярной польская студентка Эдита Пьеха[12].

Советским людям очень полюбился и «Кабачок „13 стульев“» – юмористическая телепередача, выходившая в эфир с 1966 по 1980 гг. (до обострения политической обстановки в Польше). Местом действия программы была студия, стилизованная под польское кафе (кабачок).

 

Стихи русских поэтов о Польше

 

В Первую мировую войну, в связи с началом оккупации немецкими и австро-венгерскими войсками Польского Королевства, входившего с 1815 г. в состав Российской империи, Сергей Есенин написал своё политкорректное, но довольно тяжеловесное стихотворение «Польша» (1915 г.):

 

Над Польшей облако кровавое повисло,

И капли красные сжигают города.

Но светит в зареве былых веков звезда.

Под розовой волной, вздымаясь, плачет Висла.

В кольце времен с одним оттенком смысла

К весам войны подходят все года.

И победителю за стяг его труда

Сам враг кладет цветы на чашки коромысла.

О Польша, светлый сон в сырой тюрьме Костюшки,

Невольница в осколках ореола.

Я вижу: твой Мицкевич заряжает пушки.

Ты мощною рукой сеть плена распорола.

Пускай горят родных краев опушки,

Но слышен звон побед к молебствию костела.

 

Годом раньше (1914 г.) в поддержку польского народа опубликовал свои «Стансы Польше» и Фёдор Сологуб:

 

Ты никогда не умирала, –

Всегда пленительно жива,

Ты и в неволе сохраняла

Твои державные права,

 

Тебя напрасно хоронили, –

Себя сама ты сберегла,

Противоставив грозной силе

Надежды, песни и дела.

 

Твоих поэтов, мать родная,

Всегда умела ты беречь,

Восторгом сердца отвечая

На их пророческую речь.

 

Не заслужили укоризны

Твои сыны перед тобой, –

Их каждый труд был для отчизны,

Над Вислой, как и над Невой.

 

И ныне, в год великой битвы,

Не шлю проклятия войне.

С твоими и мои молитвы

Соединить отрадно мне.

 

Не дли её страданий дольше, –

Молю Небесного Отца, –

Перемени великой Польше

На лавры терния венца.

 

Родившийся в 1891 г. Варшаве Осип Мандельштам прожил в Польше недолго – в 1892 г. его семья переехала в Павловск. С конца 1914 по начало 1915 гг. поэт работал в Варшаве санитаром в одном из военно-санитарных эшелонов или госпиталей. В годы Первой мировой войны Мандельштам создал несколько стихотворений, в которых упоминались Польша или поляки. В 1914 г., узнав о формировании и участии в боевых действиях против русских войск в Галиции польских легионов «Стржелец» («Стрелок») под командованием Ю. Пилсудского, поэт написал стихотворение «Polacy!»:

 

Поляки! Я не вижу смысла

В безумном подвиге стрелков:

Иль ворон заклюёт орлов?

Иль потечёт обратно Висла?

 

Или снега не будут больше

Зимою покрывать ковыль?

Или о Габсбургов костыль

Пристало опираться Польше?

 

Интересно, что это стихотворение было переведено на польский язык одним полицейским и опубликовано в книге его воспоминаний. Этот перевод оказался едва ли не самым первым переводом Мандельштама на иностранный язык[13].

Русский поэт и переводчик Владислав Ходасевич имел польские корни. Отец поэта, Фелициан Иванович, был выходцем из обедневшей польской дворянской семьи Масла-Ходасевичей. В 1922 г., отправляясь в эмиграцию, Ходасевич, чьим вторым языком был польский, писал:

 

России – пасынок, а Польше –

Не знаю сам, кто Польше я.

 

Прабабушкой Марины Цветаевой была полька Мария Ледуховскаяа бабушкой – Мария Бернацкая. Сама поэтесса, судя по её воспоминаниям, была названа в честь польки Марины Мнишек (впрочем, возможно, что это всего лишь семейный миф). В 1917 г. Цветаева писала:

 

Из Польши своей спесивой

Принес ты мне речи льстивые,

Да шапочку соболиную,

Да руку с перстами длинными,

Да нежности, да поклоны,

Да княжеский герб с короною.

 

– А я тебе принесла

Серебряных два крыла.

 

Александр Блок приехал в Варшаву 1 декабря 1909 г., в день смерти своего отца, профессора Варшавского университета. В польской столице поэт провёл 18 дней. Впечатления от этой поездки воплотились в поэме «Возмездие», первоначально названной «Варшавской поэмой»:

 

Страна – под бременем обид,

Под игом наглого насилья –

Как ангел, опускает крылья,

Как женщина, теряет стыд.

Безмолвствует народный гений,

И голоса не подает,

Не в силах сбросить ига лени,

В полях затерянный народ. (Отрывок).

 

Борис Слуцкий посвятил одному из лучших польских поэтов XX в. Владиславу Броневскому своё, пожалуй, самое пронзительное стихотворение:

 

* * *

 

Покуда над стихами плачут,

пока в газетах их порочат,

пока их в дальний ящик прячут,

покуда в лагеря их прочат, –

 

до той поры не оскудело,

не отзвенело наше дело,

оно, как Польша, не згинело,

хоть выдержало три раздела.

 

Для тех, кто до сравнений лаком,

я точности не знаю большей,

чем русский стих сравнить с поляком,

поэзию родную – с Польшей.

 

Ещё вчера она бежала,

заламывая руки в страхе,

ещё вчера она лежала

почти что на десятой плахе.

 

И вот она романы крутит

и наглым хохотом хохочет.

А то, что было, то, что будет, –

про это знать она не хочет.

 

Очень популярный в сегодняшней Польше Булат Oкуджава в 1966 г. написал немало песен об этой стране, которую он не раз посещал с концертами. Одна из них, «Прощание с Польшей», посвящена польской поэтессе Агнешке Осецкой:

 

Мы связаны, Агнешка, давно одной судьбою

в прощанье и в прощенье, и в смехе, и в слезах:

когда трубач над Краковом возносится с трубою --

хватаюсь я за саблю с надеждою в глазах.

 

Потертые костюмы сидят на нас прилично,

и плачут наши сестры, как Ярославны, вслед,

когда под крик гармоник уходим мы привычно

сражаться за свободу в свои семнадцать лет.

 

Свобода – бить посуду? Не спать всю ночь --

свобода? Свобода -- выбрать поезд и презирать коней?..

Нас обделила с детства иронией природа...

Есть высшая свобода. И мы идем за ней. (Отрывок).

 

Позже автор заменил в первой строчке Агнешку на «поляки». Эта песня стала самой известной и любимой в Польше песней Окуджавы.

Актёр, поэт и бард Владимир Высоцкий в 1973 г., во время посещения Польши, ставшей его первой зарубежной страной, написал стихотворение «Я клоню свою голову шалую…»:

 

Лес ушел, и обзор расширяется.

Вот и здания проявляются,

Тени их под колеса кидаются

И остаться в живых ухитряются.

 

Перекрёсточки – скорость сбрасывайте!

Паны, здравствуйте! Пани, здравствуйте!

И такие, кому не до братства, те –

Тоже здравствуйте, тоже здравствуйте!

 

Я клоню свою голову шалую

Пред Варшавою, пред Варшавою.

К центру – «просто» – стремлюсь, поспешаю я,

Понимаю, дивлюсь, что в Варшаве я.

 

Вот она – многопослевоенная

Несравненная, несравненная!

Не сровняли с землей, оглашенные,

Потому она и несравненная.

 

И порядочек здесь караулится:

Указатели – скоро улица.

Пред старушкой пришлось мне ссутулиться:

Выясняю, чтоб не обмишулиться.

 

А по-польски – познания хилые,

А старушка мне: «Прямо, милые!» –

И по-нашему засеменила, и

Повторила опять: «Прямо, милые…»

 

Хитрованская Речь Посполитая,

Польша панская, Польша битая.

Не единожды кровью умытая.

На Восток и на Запад сердитая,

 

Не ушедшая в область предания,

До свидания, до свидания!

И Варшава – мечта моя давняя,

До свидания, до свидания!

 

Польша занимала особое место в литературной судьбе Иосифа Бродского, которого тесные узы дружбы связывали со многими поляками, включая лауреата Нобелевской премии по литературе 1980 г., поэта Чеслава Милоша. Интересно, что предки Бродского происходили из польского городка Броды (ныне Западная Украина), а сам поэт хорошо говорил по-польски. Бродский любил польскую поэзию и переводил с польского на русский стихи Галчинского, Тувима, Харасимовича, Гроховяка, Херберта, Норвида, Шимборской и, конечно же, Милоша[14]. Да и в собственных стихах Бродского часто звучат польские мотивы:

 

Пограничной водой наливается куст,

и трава прикордонная жжётся.

И боится солдат святотатственных чувств,

и поэт этих чувств бережётся.

 

Над холодной водой автоматчик притих,

и душа не кричит во весь голос.

Лишь во славу бессилия этих двоих

завывает осенняя голость.

 

Да в тени междуцарствий елозят кусты

и в соседнюю рвутся державу.

И с полей мазовецких журавли темноты

непрерывно летят на Варшаву.

 

Очень тесно с Польшей были связаны жизнь и творчество поэтессы и переводчицы Натальи Горбаневской, с 1975 г. проживавшей в парижской эмиграции и дважды принимавшей участие в поэтическом вечере «Эмигрантская лира» в Париже», второй из которых (август 2013 г.) стал её последним публичным выступлением. Польское гражданство Н. Горбаневская получила в 2005 г. «Когда она говорила по-польски, наслаждение было написано на её лице» – писала Людмила Улицкая в книге «Поэтка. Книга о памяти. Наталья Горбаневская» (2014 г.).

 

Господи, Господи, ночь и туман

на них опустились.

Господи, что даровал Ты нам,

кроме бессилья?

Кроме свободы голос срывать:

«Вольна Польска!»

и сквозь кордоны атаковать

двери посольства.

 

Крик мой, хрип мой жалок и тих:

«Сестры и братья!»

Видно, Господь чересчур возлюбил

эту равнину.

Видно, у Господа Бога для них

– то же, что Сыну, –

нету иных проявлений любви,

кроме распятья.

 

Сколько русскоязычных поэтов в современной Польше?

 

В наши дня в Польше живёт около 13 тысяч жителей русского происхождения, в том числе от 2,5 тысяч до 3 тысяч старообрядцев[15]. По другим оценкам, численность русскоязычных людей в Польше может достигать 60 тысяч человек[16]. На самом деле точной цифры не знает ни польская, ни российская статистика. Наши люди населяют различные регионы Польши, не образуя компактной этнической области. Все они являются потомками разных волн иммиграции (начиная со старообрядцев, поселившихся в конце XVIII в. в районе Сувалок), а также современными иммигрантами из России и стран бывшего СССР.

Если создатель портала «Стихи.ру» Дмитрий Кравчук прав, говоря о том, что стихи пишет в среднем 1% российского населения[17], то в Польше должны проживать не менее 130 русскоязычных стихотворцев. Это в теории. А как дело обстоит на практике?

 

В поисках современных поэтических персоналий

 

Всеведущий Google на запрос «русские поэты в Польше» за 0,69 секунды выдал 7 060 000 ответов. Если 60 лет подряд без устали обрабатывать всю эту информацию, то за один день понадобится просмотреть 322 гугл-ответа. На самом деле в этом мартышкином труде нет нужды, потому что уже первые несколько десятков просмотренных интернетных страниц свидетельствуют о почти абсолютном отсутствии наших более или менее известных поэтов в современной Польше.

Впрочем, несколько фамилий мне попались на глаза.

Так, в 2018 г. в «Золотую сотню лауреатов» прошедшего в 60 городах десяти стран мира (включая Варшаву) международного фестиваля «Всемирный день поэзии» вошла поэтесса из Польши Ольга Самохина[18]. Вот концовка её «победного текста»: «…Снова в Варшаве / звучат стихи / «Гениальный поэт», чьи стихи никому не нужны, / Пустит пулю в висок и станет любимцем масс. / Вместо всех разговоров-без-смысла, что чувства важны, / Я выбираю соблазн. / Кто-то ищет любовь навсегда, а находит на час. / После скольких ошибок не верить в того одного? / Мне не важно, что будет потом, но сегодня, сейчас / Я выбираю его». Никакой информации об О. Самохиной в Сети я не нашёл.

В 2016 г. куратором Всемирного дня поэзии в Польше Александром Солдатенко и Софи Тумановой была основана «Гильдия поэтов в эмиграции», периодически проводящая (или проводившая?) литературные встречи на разных площадках польской столицы. Вопреки всеведущему Гуглу, автор сообщения от одном из вечеров Гильдии не скрывал своего восторга: «Участники встречи очень проникновенно и эмоционально выступали, а порой даже завораживали. Просто удивительно, сколько талантливых молодых людей живет в Варшаве. Безусловно, через поэзию познается душа народа, а культура и литература сближает людей разных стран»[19]. Об А. Солдатенко известно, что он поэт, музыкант и переводчик, родившийся в Молодечно (Беларусь), а с 2012 г. живущий в Варшаве. За пару лет ему удалось «объединить вокруг себя десятки молодых поэтов, литераторов, музыкантов – творчески одарённых людей, для которых русский язык является одним из языков общения между собой и с миром. На поэтических вечерах звучит на равных белорусская, украинская, польская речь. Сам Александр пишет стихи по-русски и по-белорусски»[20]. Ни стихов А. Солдатенко, ни информации о работе его Гильдии в последние годы в интернете я не нашёл.

В Варшаве проживает поэт, биолог и журналист, выпускник Варшавского университета Дмитрий Стрельников. Дмитрий создал для III программы Польского радио цикл репортажей о путешествиях по России. Он вёл на радио свою авторскую музыкальную рубрику «Российский позитив», играл в эпизодах в польских телевизионных сериалах и фильмах. Д. Стрельников – автор многих литературных публикаций на трёх языках – польском, русском, английском. В 2008 г. он издал книгу «Русский месяц», в которой описал жизнь иностранца в Польше. В его активе также сборники стихов и рассказов на польском языке[21][22]. Авторский сайт Д. Стрельникова: https://is.gd/8Z2wGS Страница в Википедии: https://is.gd/aDLicG. «Я встретил себя старого / На остановке в Питере – / Седоголово-бравого, / Немножечко не здравого / Средь душпохитителей. / Смотрели мы беспочвенно / Как нет трамваев в городе, / Как всё тут заморочено, / Немножечко испорчено / И ветер бил нам в бороды. / Хотел сказать я дочери – / Ребёнку малолетнему: / «Ты посмотри, как выгляжу / я в старости своей», / Но Старый Я приветливо / Вдруг испарился в очередь / И лишь морщинка хрустнула / Посредь моих бровей»[23].

В Кракове жил выходец из Ростова-на-Дону, поэт и переводчик Владимир Штокман (1960-2020), публиковавший свои стихи и переводы в сборниках Краковского литературного объединения «Konfraternia Poetow», в книге «Венские витийства» (Вена, «Farce vivendi», 2007), а также в журналах «Новая Польша», «Крещатик» и др. Его стихи переведены на польский, английский, итальянский, армянский, македонский, болгарский и китайский языки. В. Штокман – автор сборника стихов «Верхнее море» (Краков, «Signo», 2007). Он был участником многих международных литературных фестивалей, включая фестиваль «Варшавская осень поэзии». С 2012 г. Штокман выступал на польской сцене с циклом лекций-концертов под названием «100 лет русской бардовской поэзии». В 2016 г. он был удостоен литературной премии IANICIUS им. Клеменса Яницкого «За заслуги перед польской культурой»[24]«Влажные глаза ночной реки / Смотрят из прозрачной темноты. / Городов небесных огоньки / Освещают спящие мосты. // Движется невидимый ковчег / Чёрный парус времени подняв, / Это ночь уходит на ночлег / К берегам неведомого дня. // Волны светлых запахов и трав, Я Голоса скрипичные цикад / Медленно струятся до утра / Без ориентира, наугад... // Всё светлее воздух и вода, / Дно реки и неба все видней, / Вот уже последняя звезда / Гаснет в предрассветной тишине».

Наиболее значительной фигурой в русской поэтической жизни Польши является полонист, поэт, переводчик и эссеист Игорь Белов (род. в 1975 г. в Ленинграде). Стихи и переводы Белова из польской поэзии и прозы публиковались в журналах «Иностранная литература», «Знамя», «Новый мир», «Октябрь», «Континент», «Арион», «Воздух», «Вестник Европы», «Интерпоэзия», «Новая Польша» и др. И. Белов перевёл на русский язык книгу польского поэта Мартина Светлицкого «100 стихотворений о водке и сигаретах», а также антологию польской поэзии для детей «Бесконечная дорога». Его собственные стихи переводились на английский, немецкий, шведский, финский, польский, эстонский, латышский, литовский, украинский и белорусский языки. Белов – член Союза российских писателей и Русского ПЕН-центра, автор книг стихов «Весь этот джаз» (Калининград, 2004) и «Mузыка не для толстых» (Калининград, 2008). С 2013 г. Игорь Белов живёт в Варшаве, работает в Институте Адама Мицкевича, в русской редакции крупнейшего в Польше интернет-портала о польской культуре Culture.pl (https://culture.pl/ru/author/igor-belov), где пишет статьи и эссе о польской литературе. Страница Игоря Белова в «Журнальном зале»: https://magazines.gorky.media/authors/b/igor-belov

 

* * *

 

Над бездной света и адреналина

качается морская колыбель,

и опустел на время карантина

полуоткрытый полуостров Хель.

Играет на высоковольтных струнах

поддатый ветер, и гудит стекло.

Мы целовались там, где дом на дюнах

песками всех времен позанесло,

где, как в кино, неведомая сила

волной вселенской хвори с пляжа смыла

мозаику мужских и женских тел,

и сколь бы ни был наш финал плачевен —

я выбираю полуостров Hell,

пусть даже где-то рядом остров Heaven.

 

Рассказ о персоналиях русской поэтической жизни в Польше был бы неполным без упоминания о поэтессе и переводчице польской поэзии Анастасии Векшиной, которая, хотя и проживает сейчас в Москве (где она родилась), но долгое время до этого жила в Гданьске. А. Векшина переводит на русский язык современную польскую литературу, в основном, поэзию (Ч. Милоша, Т. Ружевича, А. Сосновского, А. Видеманна, М. Светлицкого, Р. Хонета, Е. Ярневича и др.). В качестве переводчика и автора она сотрудничает с журналами «Новая Польша», «Иностранная литература», «Воздух» и др. Как переводчик участвовала в проектах «Близкий незнакомец», «Послы поэзии», работала при постановке спектаклей в театре МХТ им. Чехова и в Театре Наций[25]. Страница Анастасии Векшиной в «Журнальном зале»: https://magazines.gorky.media/authors/v/anastasiya-vekshina

 

О поэтических переводах

 

Несмотря на все успехи глобализации и свободы передвижения, жители Польши плохо знают современную русскую поэзию, а жители России – польскую.

Стихи польских поэтов на русский язык переводят Игорь Белов, Анастасия Векшина, Евгения Доброва, Екатерина Полянская, Лев Оборин, Сергей Морейно, Никита Кузнецов, Анатолий Ройтман…

В 2000 г. вышел в свет уникальный двухтомник «Польские поэты ХХ века» с переводами Натальи Астафьевой и Владимира Британишского (СПб., 2000).

В конце 2015 г. издательство «Biuro Literackie» (Вроцлав) выпустило антологию современной русской поэзии «Radio Swoboda» в переводе польского поэта и переводчика Збигнева Дмитроцы[26]. Своеобразным ответом на эту книгу призвана стать большая антология современной польской поэзии, составленная по следам проекта «Послы поэзии» Игорем Беловым. Её публикация ожидается в ноябре этого года в издательстве Ивана Лимбаха[27].

Книга стихов Андрея Коровина «Жизнь с расширением ru» вышла в переводе на польский язык поэта, литературоведа, музыканта и популяризатора современной русской литературы Кшиштофа Дариуша Шатравского. В сборник вошли стихотворения, отобранные Шатравским и Коровиным специально для иностранной аудитории. Эта книга – одно из немногих изданий современной русской литературы, которая дошла до польского читателя[28].

 

Поэтические проекты последних лет

 

Международный поэтический проект «Послы поэзии» посвящён поэтическому обмену между Россией и странами Европы. Проект был создан в 2012 г. рижской поэтической группой «Орбита». Его инициатором стал поэт и переводчик Сергей Тимофеев. Миссия проекта заключается в создании единого поэтического пространства и стимулировании интереса к современной поэзии. Российский Институт книги готовит профессиональные переводы поэзии, приглашает в Москву лучших зарубежных авторов и привозит в страны Европы самых интересных российских поэтов. В 2013-2014 гг. география проекта расширилась: Институт книги совместно с Польским культурным центром и издательством «Biuro literackie» стал проводить поэтические чтения в Москве и в Легнице[29].

В 2015 г. в издательском центре РГГУ вышел в свет русско-польский сборник «Корни, побеги, плоды…» (в двух частях)[30]. В его основу легли доклады и сообщения VI Мандельштамовских чтений, прошедших 18-22 сентября 2011 г. в Варшаве (в сборник вошли и другие исследования жизни и творчества поэта). Первый раздел – «Мандельштам и Польша» – посвящён пересечению судеб русского поэта и польской культуры. Во втором разделе представлены исследования биографии поэта. Третий раздел – «Штудии», составили статьи, посвященные различным аспектам мандельштамовской текстологии и поэтики. В разделе «Рефлексии» собраны материалы о восприятии Мандельштама в русской культурной истории. В сборнике представлен широкий спектр голосов и возможных подходов к Мандельштаму – от академических до поэтических.

Поэтический фестиваль «Варшавская осень поэзии» собирает поэтов со всей Польши. Поэтические встречи проходят в клубах-кафе, в библиотеках, театрах. В работе фестиваля не раз участвовали и русские поэты, в частности – поэтесса и переводчица Екатерина Полянская из Санкт-Петербурга, поэт Евгений Чигрин из Москвы, поэт и переводчик Владимир Штокман из Кракова. В 2010 г. вне рамок фестиваля состоялся также авторский вечер Е. Чигрина в Кракове. Его стихи в собственном переводе на польский язык читал В. Штокман. В 2016 г. в фестивале участвовали российские поэты Игорь Белов и Борис Бартфельд.

В 2012 г. в Варшаве впервые прошёл Международный фестиваль поэзии и песни Владимира Высоцкого, приуроченный к годовщине со дня рождения поэта. В программу трехдневного мероприятия вошли творческий конкурс на лучшее исполнение произведений Высоцкого, цикл концертов популярных польских групп, показ в лучшем столичном театре «Полония» спектакля «Райские яблоки» о любви, жизни и смерти поэта, а также демонстрация нового фильма Петра Буслова «Высоцкий. Спасибо, что живой», специально привезенного в польскую столицу по случаю фестиваля.

 

Заключение

 

В культурно-историческом плане тема «Русская поэзия и Польша» довольно многообразна, но современной русской поэзии в Польше практически нет. По крайней мере, нет никаких оснований говорить о развитой русскоязычной поэтической жизни, подразумевающей наличие критической массы наших поэтов, их периодических встреч, поэтических чтений, фестивалей, совместных публикаций и т.д. Есть лишь горсточка «поэтических зёрен», которые – будем оптимистами – наверняка дадут свои плоды в недалёком будущем.

 

[1] Федотов О.И. Основы русского стихосложения. Теория и история русского стиха: В 2-х кн. – М.: Флинта: Наука, 2002. – Кн. 1, с. 148-149.

[2] Гости Елены Фанайловой говорят о польской трагедии и польской литературе. – Радио Свобода, 18 апреля 2010 г. – URL https://www.svoboda.org/a/2018718.html

[3] Цит. по: Пушкинский сайт Владимира Орлова и Заряны Луговой. – Новый взгляд на некоторые «тёмные места» пушкинистики. – URL https://pouchkin.com/pouchkin-events/22-april/

[4] Русские в Польше. – Общество «Российский дом», Варшава, 2009. – Ссылка для скачивания pdf-файла книги: https://poland.mid.ru/52

[5] Русские в Польше. – Общество «Российский дом», Варшава, 2009. – Ссылка для скачивания pdf-файла книги: https://poland.mid.ru/52

[6] Павел Лавринец, К истории Виленского содружества поэтов, Literatura, 2002, 44 (2), стр. 66. – URL https://www.academia.edu/2602197/_

[7] Розанская О.В. Поэзия русской эмиграции в Польше (1920–1930): «Изгнанные великим наводнением на берега чужие». – URL https://www.philol.msu.ru/~modern/index.php?page=1202

[8] Русские в Польше. – Общество «Российский дом», Варшава, 2009. – Ссылка для скачивания pdf-файла книги: https://poland.mid.ru/52

[9] Розанская О.В. Поэзия русской эмиграции в Польше (1920–1930): «Изгнанные великим наводнением на берега чужие». – URL : https://www.philol.msu.ru/~modern/index.php?page=1202

[10] Русские писатели, поэты и деятели культуры. – В кн.: «Русские в Польше». Общество «Российский дом», Варшава, 2009, с. 124-131. Ссылка для скачивания pdf-файла книги: https://poland.mid.ru/52

[11] Н. Коржавин: В соблазнах кровавой эпохи. Кн. 2. – Москва: Захаров 2009, с. 718.

[12] Alicja Wołodźko-Butkiewicz. Польша в восприятии русской интеллигенции 60-ых годов. Польское восприятие русского шестидесятничества. – «Przegląd Rusycystyczny», 2011, n°2 (134). – URL file:///C:/Users/Alexandre/Downloads/3587-Tekst%20artyku%C5%82u-2634-1-10-20150821.pdf

[13] Корни, побеги, плоды... Мандельштамовские дни в Варшаве. Часть 1. Составители:.М. Нерлер, А. Поморский, И.З. Сурат. – Москва, 2015. – URL https://imwerden.de/pdf/korni_pobegi_plody_ch1_2015_text.pdf

[14] Игорь Белов. Почтение ручья к источнику. Иосиф Бродский и Польша. – URL https://culture.pl/ru/article/pochtenie-ruchya-k-istochniku-iosif-brodskiy-i-polsha

[15] Ян Стренковский. Чем живут русские в Польше. novpol.org (13 марта 2015).

[16] «Волны эмиграции»: как и чем живут русские в Польше. – URL https://kgd.ru/news/polsha/item/31867-volny-jemigracii-kak-i-chem-zhivut-russkie-v-polshe

[17] Наталья Лебедева. Миллион терзаний. Как Стихи.ру и Проза.ру задают тренды в литературе. – 03.11.2020. – URL https://rg.ru/2020/11/03/kak-portaly-stihiru-i-prozaru-zadaiut-trendy-v-sovremennoj-literature.html

[18] Александр Солдатенко. Снова в Варшаве звучат стихи. – «Здравствуйте!». Орган русского национального меньшинства в Польше. №1/2019, с. 9-10. – URL https://russkijdom.files.wordpress.com/2019/03/zdrawstwujcie_1_2019-net.pdf

[19] «Гильдия поэтов в Эмиграции» в РЦНК в Варшаве. – URL https://pol.rs.gov.ru/ru/news/2600

[20] Ирина Корнильцева. Два года, полные стихов… 21.03.2018 – URL : https://europaru.wordpress.com/2018/03/21/soldatenko/

[21] Русские в Польше. – Общество «Российский дом», Варшава, 2009. – Ссылка для скачивания pdf-файла книги: https://poland.mid.ru/52

[22] Дмитрий Стрельников. Об авторе. – URL https://magazines.gorky.media/znamia/2004/5/shlyahtich.html

[23] Опубликовано в журнале Знамя, номер 5, 2004. – URL https://magazines.gorky.media/znamia/2004/5/shlyahtich.html

[24] Владимир Штокман. Авторская страница на сайте Стихи.ру. – URL https://stihi.ru/avtor/stockman

[25] Анастасия Векшина на портале «Польский культурный центр». – URL :  https://is.gd/fRIZel

[26] Страница Игоря Белова в ЖЖ. – URL https://igor-belov.livejournal.com/

[27] Частное сообщение Игоря Белова.

[28] Сайт библиотеки иностранной литературы. – URLhttps://libfl.ru/ru/event/prezentaciya-polskogo-izdaniya-knigi-poeta-andreya-korovina

[29] Послы поэзии. – URL http://bookinstitute.ru/projects/posly_poesii/

[30] Корни, побеги, плоды... Мандельштамовские дни в Варшаве. Часть 1. Составители:.М. Нерлер, А. Поморский, И.З. Сурат. – Москва, 2015. – URL https://imwerden.de/pdf/korni_pobegi_plody_ch1_2015_text.pdf

 



Другие статьи автора: Мельник Александр

Архив журнала
№2, 2020№4, 2020эм№1, 2021э№35, 2021№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба