Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Эмигрантская лира » №4, 2020

Марк Вейцман
Стихотворения

Марк ВЕЙЦМАН (ИЗРАИЛЬ) 

 

Родился, провёл детство и юность в Киеве. Окончил физико-математический факультет Черкасского пединститута, а затем – Литинститут им. Горького (творческий семинар Николая Доризо). Проживал в Донбассе и на Правобережье Украины (Черкассы), преподавал физику в различных учебных заведениях. Теперь обитает в Израиле (город Модиин, неподалёку от Иерусалима). Много публиковался в периодике («Юность», «Знамя», «Арион», «Нева», «Огонёк», «Интерпоэзия» «Аврора», «Радуга», «22», «Иерусалимский журнал» и пр.) Автор полутора десятков книг лирических стихотворений для взрослых и подростков, увидевших свет в Москве, Киеве и Иерусалиме. Лауреат нескольких престижных литературных премий. В прошлом состоял в СП СССР и Украины, нынче – член Федерации писателей Израиля и международного ПЕН-центра. 

 

Марк Вейцман поражает динамикой и экспрессивностью своих стихотворений. Он не замечает своего возраста, он полон поэтического азарта, шаловлив и остроумен в своих текстах. Стих его прост и лёгок на поверхностный взгляд, но это кажущаяся простота, за которой таятся мастерство, опыт и природный дар. И каждый раз, когда читаешь стихи поэта, удивляешься остроте и свежести его интонации. 

 

Д. Ч. 

 

 

ПОД ЗНАКОМ ТЕЛЬЦА 

 

КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ  

(фрагмент) 

 

Он был ярым противником грубых манер 

И читал по-японски Басё, 

Но, заслышав призыв: «Будь готов, пионер!» – 

Был готов абсолютно на всё. 

 

Совмещая учком и вязанье крючком, 

На корнет-а-пистоне играл, 

А когда к старичку забегал за «сучком», 

Тот с него ни копейки не брал. 

 

А когда уводил мироедских коней 

И кулацких быков и ослов, 

Мужики становились заметно бледней, 

Понимая друг друга без слов. 

 

Так что как-то в леске, где, вися в гамаке, 

Он почитывал «Ямбы» Шенье, 

Порешили ударом кайла по башке 

И, разделав, скормили свинье. 

 

И Орест Савиньи как владелец свиньи 

Озаботился этим всерьёз 

И подверг пересмотру воззренья свои, 

В тот же день записавшись в колхоз, 

 

Где с тех пор урожайность культур поливных 

Столь стабильна, как будто халдей 

Утверждает досель из пределов иных 

Правомерность марксистских идей. 

 

 

ПОД ЗНАКОМ ТЕЛЬЦА 

 

Телец – земной знак. 

(Учебник астрономии) 

 

К Земле навеки припаркован, 

Я, разумеется, не с теми, 

Кто игнорирует законы 

Геоцентрической системы. 

 

Когда, от ярости шалея, 

Они иное утверждают, 

Я говорю, что Галилея 

Труды меня не убеждают. 

 

Я ей счетов не предъявляю, 

Я с ней делю свои надежды. 

Официально заявляю: 

Она не вертится, невежды! 

 

 

 

 

* * * 

 

Звёзды в небе пламенели, 

Снег под шинами шуршал. 

Шёл малютка по панели, 

Посинел и весь дрожал. 

 

Он не ел вторые сутки, 

Соблюдая статус-кво, 

Но прохожие, ублюдки, 

Не глядели на него. 

 

А предобрые старушки, 

Он покуда умирал, 

Ели сдобные ватрушки 

И смотрели сериал. 

 

Социальные же службы 

И культурные слои 

Отоваривали нужды 

Исключительно свои. 

 

Характерно, что при этом 

Наш малютка не пропал: 

Стал лирическим поэтом, 

В книгу Гиннеса попал, 

 

Поднапрягшись непомерно, 

Выжил в классовой борьбе, 

Сочиняет достоверно, 

Потому что – о себе. 

 

Но, коли малец убогий 

Вдоль по улице идёт 

И взывает о подмоге, 

Он и ухом не ведёт 

 

 

* * * 

 

Не изумляйте лихостью. 

Не проявляйте прыть. 

Справку об инвалидности 

Лучше, пожалуй, скрыть. 

Перед началом кастинга 

Употребляйте бром. 

Не оставляйте паспорта 

Рядом с календарём.  

 

 

* * * 

 

Вверху, над пропастью, 

Тропа нечёткая, 

Чьи петли мёртвые 

Непредсказуемы. 

Внизу сплетаются 

Ручьи бессчётные, 

Чьи злодеяния 

Ненаказуемы. 

 

Вот-вот повалится 

Стена бетонная, 

Вот-вот обрушится 

Скала стотонная, 

И мы останемся 

С моей тропинкою 

В твоём сознании 

Цветной картинкою. 

 

Утихнет к старости 

Страстей брожение, 

Зато останется 

Изображение. 

 

 

* * * 

 

Прерывисто дышу 

И взглядом обалделым 

Округу обвожу, 

На радость нету сил. 

Сражённый впопыхах, 

Спасённый между делом, 

Взираю на дары, 

О коих не просил... 

 

* * * 

 

Не то беда, что юношей смурных 

Лукавые авгуры охмуряют 

И стрелы ядовитые для них 

Плюгавые амуры оперяют, 

А то, что всякий раз коротковат 

Бикфордов шнур, хотя заряд чрезмерен, 

И в том, что подсудимый виноват, 

Никто из потерпевших не уверен. 

 

 

* * * 

 

Платана грубый монолит, 

Изваянный огнём, 

И после гибели велит, 

Чтоб помнили о нём. 

 

Тогда как ты, сойдя во тьму, 

В отличье от него, 

Уже не можешь никому 

Напомнить никого. 

 

 

 

ПАМЯТИ Г. Г. 

 

Прости, что бездна разверзалась, 

Но ярко солнышко светило, 

И что бинта не оказалось, 

И кислорода не хватило. 

 

И ничего не обещали 

Бесцеремонные прогнозы, 

И ничего не исключали 

Непросыхающие слёзы. 

 

И у скучающей камены, 

Латунный чайник распаялся, 

И на просторах ойкумены 

Ты как поэт не состоялся. 

 

 

* * * 

 

К лицу девице роща и лужок, 

И этого достаточно, дружок. 

Того, что вечно ищешь ты и ждёшь, 

Ты в этой упаковке не найдёшь. 

 

Она не из Адамова ребра – 

Подделка, имитация, игра, 

Срок годности превысивший бальзам, 

Чертёжик под названьем «Сделай сам». 

 

 

* * * 

 

Малейшая ошибка акробата, 

Внезапно потерявшего опору, 

Такими осложненьями чревата, 

Какие и не снились щелкопёру, 

Который всё, что связано с любовью, 

Свободно добывает малой кровью, 

Конечно, и страдает и тоскует. 

Но жизнью ведь при этом не рискует! 

 

 

* * * 

 

И если это ты, укрывшись пледом, 

Лежала, утомлённая, то кто 

По лестнице взбегал за мною следом 

В твоём на вырост купленном пальто? 

 

Снег зарился на крыши и афиши, 

И склоны Черепановой горы, 

На шапочку, надетую чуть выше, 

Чем требовал обычай той поры. 

 

И проволочно-ламповый питончик, 

Вися под закопчённым потолком, 

Глядел на оцинкованный бидончик 

С коричневым топлёным молоком. 

 

 

И небо предзакатное кровило, 

Пронзённое фабричною трубой. 

И сердце разорваться норовило 

Меж прежней и теперешней тобой. 

 

 

ТЯЖЁЛЫЙ ДЕНЁК 

 

Я встал сегодня очень рано, 

Сухих дровишек наколол, 

Скачал учебную программу, 

Морковь и свёклу прополол. 

К реке спустившись с косогора 

Плотвы на завтрак наловить, 

Нежданно встретил кредитора. 

Пришлось мерзавца удавить. 

Привез подушку и наперник – 

Такой, как прежде покупал. 

Из сада выскочил соперник. 

Пальнул не глядя, но попал. 

Сходили в ЗАГС, потом в аптеку, 

На южный рынок – за хурмой, 

В сбербанк – оформить ипотеку, 

В пивбар за пивом и – домой.  

Чтобы дойти минут за сорок, 

Пришлось пробить в ограде лаз 

(из будки выскочивший сторож 

Был ликвидирован как класс). 

Домой доплёлся еле-еле, 

Глотнул колодезной воды, 

Едва добрался до постели 

И захрапел на все лады. 

Напрасно ждал меня смущённый 

Моим отсутствием стакан 

И в запеканке запечённый 

Не отомщённый таракан.  



Другие статьи автора: Вейцман Марк

Архив журнала
№2, 2020№4, 2020эм№1, 2021№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба