Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Эмигрантская лира » №4, 2020

Александр Мельник
От Панамы до мыса Горн

Александр МЕЛЬНИК (БЕЛЬГИЯ) 

 

ОТ ПАНАМЫ ДО МЫСА ГОРН 

 

О русской поэзии в Южной Америке 

 

ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС 

 

«Под пальмами Бразилии, / От зноя утомлён, / Шагает дон Базилио, / Бразильский почтальон». Не с этих ли строчек Маршака я впервые заинтересовался Южной Америкой? Возможно, но то была лишь первая искорка. По-настоящему загорелся я этим материком позже, когда прочитал роман Жюля Верна «Дети капитана Гранта». До сих пор помню, как меня впечатлили суровые Анды, равнинная Патагония, огромные кондоры, вся величественная природа Аргентины… Я долго бредил этим краем, хотя действие романа из Южной Америки вскоре переместилось в Австралию и Новую Зеландию (если честно, то я потом бредил и Австралией). Чуть позже дедушка показал мне, школьнику, пожелтевшие письма своего родного брата из Франции, куда тот в двадцатые годы эмигрировал из Бессарабии, жившей под румынской оккупацией. В одном из писем, написанном в июне 1927 года, помимо прочего, были и такие слова: «Я узнал, что вы хотели выехать в Бразилию. Это вас Господь спас, что не уехали – там плохо. Если б можно было ехать в Канаду, то можно». Почему эмиграция в Бразилию в 20-е годы считалась плохой, я, конечно, не понимал. Эта страна так и осталась для меня загадкой. В сущности, Жюль Верном, бразильским футболом да аргентинским танго Южная Америка для меня тогда и ограничилась. Потом её образ дополнился Сальвадором Альенде, Пиночетом и чилийской хунтой. В студенческие годы мои познания об этом далёком континенте вообще и о Бразилии в частности расширились благодаря роману Жоржи Амаду «Дона Флор и два её мужа», который я проглотил за один присест. Поэтому вполне логично, что уже в наше время, после поездок в США, Китай, Австралию, Индию и многие другие страны, мне страстно захотелось побывать в Южной Америке. Как минимум – в Бразилии и Аргентине, где я планировал провести выездной поэтический фестиваль «Эмигрантской лиры». Но тут нежданно-негаданно случился коронавирус, и эти мечты приказали долго жить. Так что мои нынешние записки вполне можно рассматривать как сублимацию того самого нереализованного желания побывать на Амазонке. 

ПРО ЮЖНУЮ АМЕРИКУ ВООБЩЕ 

 

Что такое Южная Америка – понятно без слов. В географическом смысле это материк, расположенный к югу от Панамского перешейка. На западе его омывает Тихий океан, на востоке – Атлантический, на севере – Карибское море. Я намеренно не включил в свой обзор Латинскую Америку, чтобы оставить на потом рассказ о русской поэзии в центрально-американских странах – Коста-Рике, Никарагуа, Мексике и других.  

Наиболее крупные государства Южной Америки – Аргентина (с той самой Патагонией), Боливия (с озером Титикака на границе с Перу), Бразилия (с Амазонкой и населением, составляющим половину всего населения материка), Венесуэла (с приснопамятным Мадуро), Колумбия (с самым влажным населённым пунктом на земле – городом Буэнавентура), Парагвай (с законодательством, до сих пор разрешающем дуэли), Перу (с городом древних инков Мачу-Пикчу), Уругвай (со столицей и крупнейшим городом Монтевидео), Чили (с самой сухой из жарких пустынь – Атакама) и Эквадор (в котором жил поэт Андрей Ширяев). Во всех этих государствах самый популярный вид спорта – футбол. Почему это так, не знаю. Возможно, дело в том, что, в отличие от Европы, там очень развит уличный футбол. Есть на континенте и страны поменьше – Гайана, Суринам, Гвиана, а также несколько островов. Самая большая по площади страна – Бразилия, за ней следует Аргентина.  

В большинстве стран Южной Америки говорят по-испански, в Бразилии люди изъясняются на местном диалекте португальского. На материке присутствуют и другие языки – английский (в Гайане, одной из беднейших стран мира), французский (во Французской Гвиане, заморском владении Франции) и голландский (в Суринаме, бывшей колонии Нидерландов). Но сегодня мы будем интересоваться преимущественно русским языком. 

 

РОССИЙСКИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В ЮЖНОЙ АМЕРИКЕ 

 

Логично задаться вопросом – откуда в Южной Америке взялись русские люди? 

Первыми переселенцами в эти далёкие края из России были немцы из Нижнего Поволжья. После введения в 1874 году в России всеобщей воинской повинности большая их группа переселилась в Аргентину. Благодаря российским немцам, зерновые наряду со льном составили впоследствии главное экспортное богатство Аргентины. Вслед за немцами, примерно с 1890 года, в эту же страну из западных областей Российской империи начали переселяться евреи. В конце XIX века, по проторенной немцами и евреями дороге, в Южную Америку в поисках свободной земли начали подаваться русские крестьяне. После 1905 года массовый выезд из России в страны Южной Америки (особенно в Аргентину) усилился. В результате в начале XX века Аргентина стала второй после США заокеанской страной, в которую направлялись эмигранты из России. 

Последующие волны эмиграции достаточно традиционные – поток людей, бежавших от послереволюционного большевистского террора (в основном в Аргентину и Бразилию), послевоенный «великий исход» людей, не пожелавших возвращаться из Европы в СССР, и постперестроечная эмиграция. 

 

ЛИТЕРАТОРЫ ПРЕЖНИХ ВОЛН ЭМИГРАЦИИ 

 

Встречались среди этих людей и писатели, и поэты. 

Так, в Уругвае жил и работал писатель-белоэмигрант, автор исторических романов Михаил Каратеев (1904-1978). Он не был поэтом, хотя и приходился потомком В.А. Жуковского по материнской линии. Возможно, самую интересную часть его творчества составляют исторические романы из серии «Русь и Орда». До Уругвая М. Каратеев жил в Парагвае и Аргентине. 

Жизнь писателя и поэта Павла Булыгина (1896-1936) была тесно связана с Парагваем. Офицер, участник Первой мировой войны, известный белогвардеец, он принимал участие в попытках спасения царской семьи и в последующем расследовании её убийства. По приказу адмирала А.В. Колчака, Булыгин стал помощником и телохранителем следователя по особо важным делам Н.А. Соколова. После гражданской войны, через Владивосток, Харбин и Белград, он добрался до Парижа, где вместе с Соколовым продолжал расследование дела об убийстве царской семьи. В 1921-1922 гг. Булыгин жил в Берлине, с 1924 по 1934 год – в Аддис-Абебе (Эфиопия). В 1934 г. П. Булыгин переехал в Прибалтику, где получил приглашение старообрядческой общины Литвы образовать поселение в Парагвае, у слияния рек Парана и Парагвай, что он вскоре и осуществил. Благодаря дружбе с президентом страны, земельный участок и строительные материалы ему были выделены бесплатно. Умер Павел Булыгин в столице Парагвая Асунсьоне в 1936 г., в день военного переворота, который возглавлял полковник Рафаэль Франко. «Как позабыть твои тонкие руки, / Маленький жемчуг кольца, / Это предчувствие вечной разлуки. / Призрак проплывший конца». 

 

Отдельная страница жизни русской поэтической диаспоры связана с поэтами, после революции и гражданской войны оказавшимися в Китае (преимущественно в Харбине), а после Второй мировой войны и особенно после победы китайской революции перебравшимися на американский континент. «Многие уезжали в Южную Америку: Изида Орлова – в Аргентину, Батурин, Крузенштерн-Петерец, Перелешин – в Бразилию. Через Филиппины попала в Бразилию Колосова, закончившая свой жизненный путь в Чили. И. Лесная эмигрировала в Парагвай. (…). Харбинско-шанхайскому Зарубежью суждено было пережить три исхода (из России, из Харбина, из Шанхая), два периода рассеяния (один по Дальнему Востоку, другой – по всему миру), а если говорить об индивидуальных судьбах, то на долю людей выпало по три, а то и по четыре эмиграции. По слову Ачаира – 

 

И за то, что нас родина выгнала, 

Мы по свету ее разнесли»2. 

 

Поэт и переводчик Валерий Перелешин (1913-1992) после революции эмигрировал в Харбин, позже жил в Пекине и Шанхае, а в 1950 г., после того как Китай стал коммунистическим, переехал в США. Однако американское правительство выслало его за коммунистическую пропаганду, и в 1952 г. В. Перелешин уехал в Бразилию (в Рио-де-Жанейро). Здесь он выучил португальский язык и даже стал на нём писать стихи. Перелешина называли лучшим русским поэтом Южного полушария. «Пожалеть не придётся / об истлевшем звене: / если цепь оборвётся – / непременно на мне!». 

Участница харбинского объединения молодых литераторов «Чураевка», поэтесса Изида (Изидора) Орлова (годов рождения и смерти которой я не нашёл) публиковала свои стихи под псевдонимом Зороастра Кшижанна. В начале 50-х годов она с мужем А.Л. Орловым перебралась из Китая в Аргентину. Живя в Буэнос-Айресе, И. Орлова преподавала музыку. «Красный отблеск слился с ночью голубой, / Всё окутав фантастичной пеленой… / Мириады разноцветных фонарей / Разметались ярким заревом огней». 

Поэт и прозаик Кирилл Батурин (1903-1971), эмигрировавший сначала в Харбин, с 1933 г. состоял в правлении Шанхайского литературного объединения «Восток». После 1949 г. он жил в Бразилии, затем в США, где и умер в больнице для неимущих в Нью-Йорке. «Чарует изгибом тела, / Точёностью линии рук – / Чудеснейшая новелла, / Изысканная, как бамбук». 

Правнучка адмирала Ивана Крузенштерна, поэтесса Юстина Крузенштерн-Петерец (1903-1983) сначала с волной беженцев оказалась в Харбине (где тоже участвовала в деятельности «Чураевки»), затем в 1930 г. переехала в Шанхай. В 1934 г. она вышла замуж за поэта Николая Петереца (ум. в 1944 г.). После долгих хлопот в 50-х годах Юстина выехала в Бразилию. В начале 60-х она перебралась в США, где работала в русском отделе радиостанции «Голос Америки», в газете «Новое русское слово» и других эмигрантских газетах и журналах. «И какая-то подлость читается / На испуганных лицах прохожих. / Это новая жизнь начинается, / Ни на что не похожая». 

Поэтесса Марианна Колосова (1901-1964) в годы гражданской войны, будучи ещё совсем юной, по воле судьбы ненадолго связала свою судьбу с наркомом В. Куйбышевым, впоследствии одним из руководителей советского государства. Куйбышев спас арестованную Марианну от расстрела. После разрыва с ним и скитания по России, в 1922 г. девушка эмигрировала в Харбин. С 1934 г. Колосова жила в Шанхае, где содержала платную русскую библиотеку. В 1946 г. вместе со своим мужем, одним из организаторов русского патриотического движения за рубежом А. Покровским, поэтесса переехала сначала на Филиппины, оттуда в Бразилию и затем, в 1957 или 1958 году, в столицу Чили Сантьяго. Здесь вместе с мужем Колосова, как и раньше в Китае, держала платную библиотеку – собрание русских книг числом более 4 тыс. Супруги жили в большой бедности. В Сантьяго М. Колосова и умерла. Похоронена она на русском кладбище в Пуэнте-Альто, южном пригороде чилийской столицы. На табличке, прикрепленной к могильному кресту, написано: «Русская национальная поэтесса»3. По утверждению В. Суманосова (другие источники это не подтверждают), в Чили М. Колосова дружила с Пабло Нерудой, будущим Нобелевским лауреатом Никанором Паррой и другими поэтами4. Стихи южноамериканского периода жизни Марианны Колосовой до сего времени практически не известны и нигде не опубликованы. «Не осталось ни тропинки, ни следа / От ушедших в неизвестность навсегда. / Были. Жили. И куда-то все ушли / От любимых, от друзей и от земли». 

Поэтесса Ирина Лесная (1913-1997) в эмиграции тоже жила в Харбине. После смерти мужа она уехала в Шанхай, а в начале 50-х годов, после установления в Китае коммунистического режима, перебралась в Парагвай, где поселилась в г. Асунсьоне. В этой стране она и умерла.  

 

«Чуть видно струится над степью нагретой / Серебряно-тонкая мгла; / Плывёт в тишине синеглазое небо, / В степные глядясь зеркала». 

 

В интернете мне повстречались выходные данные книги стихов Татьяны Гариной «Под шёпот листьев», изданной в 1965 г. в Сан-Пауло (Бразилия)5. На сайте «Эмигрантопедия» указаны настоящая фамилия поэтессы (Чичуга), издатель книги (В.Д. Мержеевский) и информация о том, что книга опубликована в типографии Бразильский православной епархии6. Других сведений об этом авторе у меня нет. 

 

СОВРЕМЕННАЯ РУССКОЯЗЫЧНАЯ ДИАСПОРА 

 

По некоторым оценкам, которые кажутся несколько завышенными, в наши дни в Южной Америке насчитывается около 600 тысяч русских и русскоязычных жителей. В основном это потомки первой и второй волн эмиграции из России, поселившиеся в Аргентине, Парагвае и Уругвае7, в меньшей степени – Чили, Мексике, Перу и Доминиканской республике. По более скромным оценкам, численность русской диаспоры в странах Южной Америки составляет около 150 000 человек8. Все эти люди живут главным образом в Аргентине и Бразилии (около 110 000 человек), в Парагвае и Уругвае (около 10 000 человек в каждой стране), а также в Чили (около 1300 человек), Перу и Венесуэле. Интересно, что уругвайский город Сан-Хавьер – единственный в Южном полушарии, где больше половины населения составляют выходцы из России. Город был основан в 1913 г. русскими сектантами-«хлыстами». В 15 км от Сан-Хавьера находится посёлок староверов численностью 150 человек, основанный в 60-х годах. У посёлка нет официального названия, уругвайцы называют его Колония Офир. 

Как и в подавляющем большинстве других стран мира, несмотря на единство языка, культуры, национального характера и религии, русские и вообще русскоязычные люди не создали в странах Южной Америки сплочённых диаспор. Не наш это стиль – формировать диаспоры. Или время для этого ещё не пришло? 

 

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА МАРСЕ? 

 

На вопрос о том, есть ли развитая русскоязычная поэтическая жизнь в Южной Америке вообще и отдельных её странах в частности, ответ простой – нет, ничего подобного здесь нет. Ни регулярных поэтических вечеров, ни фестивалей, ни литературных изданий… Да и откуда им взяться, если тут практически нет русских поэтов? Но некоторые робкие проявления поэтической жизни есть, и о них я попробую рассказать. 

Пробуждению и поддержанию интереса к русской поэзии способствуют различные мероприятия, проводимые Российскими центрами науки и культуры (РЦНК), в просторечии – Российскими культурными центрами. Попробуем оценить их деятельность в этом направлении за последние годы. 

Пожалуй, больше всех мероприятий поэтического и околопоэтического характера проводит РЦНК в Буэнос-Айресе (Аргентина). Вот основные из них, которые я называю без указания дат, просто для получения общей картины. Флешмоб «Говорим по-русски», проведённый в рамках празднования Дня русского языка в Аргентине (его участники, в том числе и аргентинцы, читали отрывки из произведений русских поэтов-классиков – А.С. Пушкина, Ф.И. Тютчева, Н.А. Некрасова). Финал IV Всеаргентинского конкурса чтецов русской поэзии «Родные рифмы». Конференция, посвященная творчеству Б. Пастернака, на которой выступила одна из видных исследователей творчества поэта, профессор кафедры русского языка и литературы Университета Эмори Елена Глазова-Корригэн. Телемост между аргентинским РЦНК и Государственным музеем-заповедником С. Есенина, расположенным в рязанском селе Константиново (это мероприятие дало старт циклу «Есенинские дни в Аргентине», посвященному 125-летию со дня рождения Сергея Есенина). Выступление в Фейсбуке о творчестве А.С. Пушкина переводчика русской литературы, преподавателя кафедры славянской литературы Университета Буэнос-Айреса, члена Аргентинского общества Достоевского Омара Лобоса. Встреча в библиотеке им. Рикардо Гуиральдеса, посвященная русской поэзии (в ходе которой российская поэтессы Виолетта Метелица представила свою книгу «Другая тишина», выпущенную в переводе на испанский язык книжным издательством Союза писателей Аргентины). Поэтический вечер, посвященный творчеству Булата Окуджавы, проведённый в общеобразовательной школе при посольстве РФ в Аргентине… 

Сведения об аналогичных мероприятиях в других южноамериканских странах, подчерпнутые мной в интернете, более отрывочны. В Бразилии, самой крупной стране региона, работают Центр славянской культуры и Бразильско-русский университет имени М.Ю. Лермонтова. Силами местного РЦНК в г. Сан-Паулу был проведён онлайн конкурс чтения стихов для детей, посвящённый 75-летию дня Победы. В г. Лима (Перу) тамошний РЦНК провёл вечер, посвященный творческому и жизненному пути Б. Пастернака, причём в ходе вечера звучали стихи поэта как на русском языке, так и в переводе на испанский. В Чили и Аргентине творческая программа Дней русского языка и русской книги в Латинской Америке включала вечер памяти поэта Булата Окуджава. 

Всё это не бог весть что, но это лучше, чем ничего. Это можно назвать пропагандой русской поэзии сверху, но я не готов заявить, что такая работа в русских зарубежных диаспорах не нужна. Скорее наоборот – о русской поэзии надо говорить постоянно и более разнообразно. Только представьте себе, какой был бы результат, если в каждом из этих (и других, здесь не названных) российских культурных центров хотя бы раз в год выступали приглашённые из России русские поэты! 

 

ПЕРСОНАЛИИ 

 

А что можно сказать о постоянно проживающих в Южной Америке русскоязычных поэтах? Главная проблема в том, что таких поэтов практически нет. По крайней мере, их катастрофически мало. «Пройдёмся» в их поисках по южноамериканскому материку с севера на юг. 

 

Колумбия 

 

Облик этой страны формируют тропические леса, горный массив Анды и многочисленные плантации кофе. Постоянно проживающие русские поэты здесь не обнаружены. Тем не менее, в 2020 г. на Международном фестивале поэзии в Медельине (второй по значимости город Колумбии) побывала чешско-американская поэтесса Бронислава Волкова, пишущая стихи и на русском языке. Россию там представляли Вадим Терехин, Маргарита Аль и Валентин Цин. В прежние годы на Медельинском фестивале побывали Е. Евтушенко (2010), А. Вознесенский (2003), А. Полонская (2002) и Д. Кудрявцева (2004)9. 

 

Эквадор 

 

Говорят, что именно в этой стране, а вовсе не в Панаме, впервые появились шапки-панамки. Эквадор пользуется популярностью у туристов благодаря джунглям Амазонии, горной системе Анды и Галапагосским островам, дикая природа которых очень многообразна. С 2000 года в Эквадоре, в городе Сан-Рафаэле, проживал поэт и прозаик, член Союза писателей Москвы Андрей Ширяев (1965-2013). Он был владельцем эко-отеля «Arcoiris» в джунглях реки Напо, левого притока Амазонки, а также ведущим организованного им самим международного конкурса писателей-фантастов «Эквадор», в своё время самого популярного конкурса писателей-фантастов.  

В июле 2013 г. по моей просьбе Андрей Ширяев подготовил экспертное заключение по переводам с испанского, выполненным Леонидом Склядневым (Израиль) в рамках конкурса поэтов-переводчиков поэтического фестиваля «Эмигрантская лира-2013». А через три месяца, 18 октября 2013 года А. Ширяев покончил с собой. Болея тяжёлой формой диабета, перенеся два инфаркта и инсульт, он боялся дальнейшего ухудшения своего здоровья. «Грядущее растительное существование – оно как-то совсем уж не по мне. Так что, действительно, пора», – написал Андрей в своей предсмертной записке. По словам Александра Карпенко, «в лице Ширяева мы видим русского человека в своей эстетической завершённости: ничего слишком; все жизненные рецепторы одинаково чувствительны. И, вместе с тем, это человек со своим особым вкусом к жизни»10. «Ничего приятного в катастрофе: / ни разжечь пожар, ни позвать на помощь. / А с утра – арбуз и холодный кофе. / Или это вечер? Скорее, полночь. // Надобно ли биться о воду, старче, / и купаться в чаше с огнём и медью, / чтобы на мгновение вспыхнуть ярче – / прямо как звезда перед самой смертью? // Хорошо поджаренная минога / на зубах дрожит, как ушная мочка. / Думаешь, наука умеет много? / Ни черта она не умеет. Точка. // На краю болота, в тумане чёрном / сердце бередит голосок лягушки. / Я брожу по веткам котом учёным, / невод починяю, пишу частушки». Страница Андрея Ширяева в «Журнальном зале»: https://magazines.gorky.media/authors/s/andrej-shiryaev 

 

Перу 

 

На территории этой страны расположены тропические леса Амазонии и Мачу-Пикчу – древний город инков на вершине горного хребта в Андах. В столице Перу Лиме, при Ассоциации соотечественников и друзей России в Перу «С тобой, Россия», которую возглавляет Алиса Гилязева, действует клуб любителей поэзии «Зелёная лампа». Руководитель клуба, поэт Олег Гаврилов, по первому образованию – романо-германский филолог. Он знает несколько языков, поэтому ему нравится заниматься переводами (с английского, испанского, французского, немного с итальянского, немецкого, польского и португальского). Параллельно, по его словам – «не очень часто и не очень много» – сам пишет стихи11. Олег попал в Перу из Ростова-на-Дону. В этой стране в течение более 20 лет он жил постоянно. Последние же пять лет он периодически кочует между Лимой, где у него работа, и Москвой, где у него семья. Во время пребываний в Перу он и проводит заседания «Зелёной лампы». О. Гаврилов был финалистом конкурса переводов на фестивале «Пушкин в Британии» (2010), лауреатом фестиваля «Смоленская дорога» (г. Смоленск, 2017) и Гомеровской премии (Греция, 2017). С 2012 по 2017 гг. он активно занимался организацией концертов известных русских бардов в Перу и других стран Южной Америки. Когда я писал эту статью, О. Гаврилов из-за коронавируса находился в России. Он прилетел из Лимы в Москву 16 марта, в день, когда границы Перу закрылись, и за несколько дней до закрытия границ РФ. «Кружит, обнявшись с ветром, дождь, / несётся кружевной поземкой – / По коже сонной Амазонки / бежит пузырчатая дрожь», «На крутобёдрой Вайна Пикчу, / как сотни лет тому назад, / на высоте полётов птичьих / стоит руин застывший сад», «Аргентинское танго – / милуонга, фанданго, / африканские ритмы – / изгой / с портовой, эмигрантской, / итальянско-испанской, / далеко не элитной / судьбой». 

В отсутствие Олега Гаврилова заседания «Зелёной лампы проводит актёр Андрей Сладков. Сам он родом из Комсомольска-на-Амуре, но с 13 лет воспитывался в спортивной школе в Москве. Прожив в российской столице до 33 лет, Андрей уехал в Перу в качестве тренера по фехтованию. Проживает он в Лиме. Между прочим, наш земляк сыграл главную роль в полнометражном фильме «Все мы моряки» (Перу – Доминиканская республика, 2018). Страница А. Сладкова на сайте «Стихи.ру»: https://stihi.ru/avtor/peruandr (стихи любительские). 

Поэт и переводчик, москвич Сергей Батонов родился в 1960 г. В 1982 г. он закончил МГИМО. Сергей владеет испанским и английским языками. В издательстве «Серебряные нити» он переводил с английского книги по философии, а также по истории и культуре Востока. В 1998 г., воспользовавшись англоязычной версией Р. Блэкни, он перевёл «Дао дэ цзин». Получившаяся книга «Учение о Пути и Благой Силе» неоднократно переиздавалась. В 2009-2011 гг. С. Батонов участвовал в проекте альтернативных переводов хайку «Версии». Прожив семь лет в Перу и четыре года на Кубе (1987-1990), он начал переводить латиноамериканскую поэзию. Побывав впервые на Мачу-Пикчу, он был потрясён увиденным, и когда после этого ему попалась поэма Неруды «Вершины Мачу-Пикчу» (входит в круг обязательного чтения испанских гуманитарных университетов), то он решил обязательно её перевести. Это удалось сделать лишь лет через шесть. В 2018 г. состоялась его первая публикация – в журнале «Плавмост» (№2, перевод стихов Томаса Коуэна12). В последние годы С. Батонов ведёт поэтическую серию в издательстве «Серебряные нити»13. «Когда достигну нежности вершин, / я попрошу опустошенья. // Из вод глубоких и нежданных выходя, / сочась отчаяньем, я захочу / не достигать желанного отныне. / И отведу глаза. // Начну вытаскивать иголку за иглой, / а у других – худо за худом, / снимая дикобразово пальто, / коим меня ты наградила. // И восставая от открытий, / дойдя до точки вдруг неслыханной, / смогу сказать себе: "так вот какими / вы оказалися, крестины"» (перевод с испанского стихотворения Коуэна Томаса «Дикобразово пальто»). 

 

Бразилия 

 

В этой стране, простирающейся от бассейна реки Амазонка на севере до виноградников и огромных водопадов Игуасу на юге, проживает около тридцати тысяч бывших россиян. Многие из наших земляков обосновались на юге Бразилии. В крупнейшем городе Сан-Пауло находятся шесть русских православных церквей, два культурно-благотворительных общества «Надежда» и «Родина», культурное общество русского фольклора «Группа Волга», хор «Мелодия». В Рио-де-Жанейро, символом которого является знаменитая статуя Христа- Искупителя высотой 38 метров на вершине горы Корковаду, также имеется небольшая русская диаспора. Там действуют русский православный храм имени св. Мученица Зинаиды, ассоциация «Русский дом», Центр славянской культуры, бразильско-русский Институт культуры им. М.Ю. Лермонтова14. Увы, никаких признаков русской поэтической жизни в Бразилии я не обнаружил. Узнав из интернета, что наша землячка Анна Смирнова-Эддельбуэттель занимается там лингвистикой, я было немного воспрял, но увы – Анна, судя по всему, стихи не пишет. 

Как бы то ни было, с 2005 года в Бразилии проживает и работает переводчиком с русского языка Олег Андреев Алмейда, португалоязычный поэт славянского (белорусско-польско-украинского) происхождения, родившийся в 1971 г. в Белоруссии. Его стихи, написанные на португальском языке, являются частью нескольких антологий Бразильской Палаты молодых писателей (CBJE / Рио-де-Жанейро), Культурного движения «Селейро де Эскриторес» (Сантос, штат Пенсильвания) и других бразильских издателей, а также распространяются через электронные СМИ15. Веб-страница поэта (на португальском языке): https://sites.google.com/site/olegalmeida/ 

Говоря о русской поэзии в Бразилии, нельзя не рассказать о Борисе Шнайдермане (1917-2016), который по праву считается основателем самостоятельной школы перевода русской художественной литературы в этой стране. Он первым переводил здесь великие произведения русской литературы непосредственно с языка оригинала. До него переводы на португальский делались в основном через французские переводы. За Б. Шнайдерманом закрепилась слава первого переводчика, донесшего до бразильцев живую речь Достоевского, Толстого, Чехова, Бабеля, Пастернака, Маяковского и других замечательных русских и советских авторов. Стараниями Шнайдермана объектом исследования на отделении русистики кафедры восточной филологии факультета философии, литературы и гуманитарных наук в Университете Сан-Паулу становилось творчество Александра Блока, Андрея Белого, Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Иосифа Бродского16, Среди исследователей-русистов сборник «Современная русская поэзия» («Poesia russa moderna») с переводами Б. Шнайдермана и бразильскими поэтами и переводчиками, братьями Аролдо и Аугусто де Кампос, до сих пор считается эталоном перевода русского поэтического текста в Бразилии17. 

В постперестроечное время в Бразилии отмечается рост интереса к России и к русской литературе. В 2006 г. в издательстве Мартинс Фонтес была издана книга стихов Марины Цветаевой «Размытые очертания» в переводе на португальский язык известной бразильской переводчицы и поэтессы Ауроры Форнони Бернардини. До этого любители поэзии знали Цветаеву только через переводы с французского языка. 

А совсем недавно в Бразилии поступил в продажу «Евгений Онегин» на португальском языке. Это новый стихотворный перевод, выполненный поэтом-переводчиком Алипио Коррейя, которому  

 

 

 

помогала профессор кафедры русистики филологического факультета 

Университета Сан-Паоло Елена Васина18. 

 

Чили 

 

В течение 15 лет в Чили проживал поэт и прозаик Семён Тертычный (род. в 1977 г.), до этого с 1991 года живший в США, окончивший там Нью-Йоркский университет со специализацией в английской филологии и работавший редактором в нью-йоркском издательстве. В Чили С. Тертычный преподавал английский язык и литературу. В частном сообщении Семён признался мне, что в этой стране никакой публичной поэтической жизни он не вёл: «Просто писал изредка стихи». Но именно в Чили С. Тертычный перевёл на испанский язык книгу Даниила Хармса «Случаи»19. По мнению Тертычного, на формирование его литературного стиля оказали влияние Маяковский, Хлебников, поэты-обэриуты (Хармс, Заболоцкий) и дадаисты. Русские и английские стихи поэта публиковались в американской периодике, альманахе «Красный Серафим»20, антологии «Освобожденный Улисс»21, журнале «Интерпоэзия» (3/2008)22, двуязычном литературно-художественном журнале «Ночной пикник» (т.1, n°1, Нью-Йорк, октябрь 2018)23. В 2012 г. Семён Тертычный стал со-победителем (вместе с Василием Циттелем из Германии) Седьмого международного конкурса молодых российских поэтов зарубежья «Ветер странствий» (Италия, Рим). Сейчас он живёт в Альбукерке (США, штат Нью-Мексико)24. «Не с руки со мной ругаться, / сижу чурбаном, дым раскинул коромыслом, / ноги на столике повисли. // Просто я такой, искренне свой, / недоверный и многоусловный, / не люблю правдой корёжить покой. // И владыка, и раб памяти нечёткой, / гроссмейстер чечётки языковой, / прикладных искусств рядовой, / взвешивающий все против и за, / за пивом, запоем и за глаза» (отрывок из стихотворения «Неприятель»)25. 

Чилиец, православный христианин арабского происхождения Хорхе Фара (Jorge Farah) занимается переводом русских песен для исполнения на испанском языке с учётом их ритмических и музыкальных особенностей. Сейчас он готовит к изданию книгу-билингву «Поём русские песни на испанском», которая включает около двадцати как народных, так и современных песен с партитурами и иллюстрациями известной в Чили русской художницы Татьяны Зенцовой. В своём письме Хорхе сообщил мне: «Желание поделиться этими песнями, сделать их известными, чтобы люди могли их исполнять на испанском языке, продиктовано очень глубокой личной мотивацией: искренней любовью к русской душе, её духовному миру, радостной и в то же время утончённой красоте её художественных проявлений, как в классической, так и в популярной музыке». Чтобы точно передать значение и дух каждой песни, Хорхе Фара обратился за консультацией к Екатерине Гуткиной, музыканту по образованию, создателю и руководителю «Калинки» – единственной русской группы, исполняющей песни своей родины в Чили. «Не хватает слов, – пишет далее Хорхе Фара, – чтобы выразить все те чувства, которые я испытываю к русскому народу c его горестями и радостями, к народу, на долю которого выпало так много страданий и потерь: что-то очень глубокое, неосязаемое, что укоренилось в моем сердце и навсегда связало меня с его судьбой. Думаю, что я наконец нашёл это слово, которое суммирует всё, что я испытываю к русской культуре и народу: любовь». 

 

Аргентина 

 

Территория Аргентины, знаменитой своей музыкой и танцем танго, охватывает горы Анды, ледниковые озера, а также пампу – степи, на которых традиционно разводят крупный рогатый скот. В столице страны Буэнос-Айресе на протяжении последних десяти лет проживает поэт и художник Виолетта Метелица, родившаяся и выросшая в Барнауле. Виолетта окончила Новоалтайское художественное училище. Она член Союза писателей Аргентины и Союза художников России. Её персональные выставки проходили в России, Польше и Аргентине, картины представлены в частных коллекциях Польши, Израиля, Аргентины и Германии. Стихи В. Метелицы опубликованы в сборнике «Город», журналах «Алтай», «Барнаул» и «День и ночь». Она автор трёх поэтических сборников с собственными иллюстрациями, в том числе книги-билингвы «Другая тишина» (2017, Буэнос-Айрес) на русском и испанском языках. В интернете небольшую подборку стихов В. Метелицы можно прочитать в журнале «Культура Алтайского края» (№3(11)/2013, с. 52-53)26. По словам рецензента, «своим творчеством она старается соединить реальное и нереальное пространства, увидеть скрытое и проявить это в графике и поэзии»27. Поэтесса представляла Россию на VIII Международном фестивале поэзии в Аргентине и принимала участие со своей книгой стихов на Международной книжной ярмарке в Буэнос-Айресе. Она также участвовала во многих местных мероприятиях, связанных с поэзией, вместе с другими энтузиастами готовила вечера, проводила художественные выставки (свои и детские), участвовала в спектаклях, словом – вела и продолжает вести активную творческую жизнь. С мая этого года В. Метелица временно живёт в родном Барнауле. «Дождь – как поток. / Он проник в эту брешь. / Я засмеялась, / Накинув платок. / Он – похититель вчерашних надежд. / Вы – открыватель исчезнувших строк. / Переполняя пространство дождем, / Мы друг от друга / Не ищем, не ждём. / Просто на миг прикасаются рты. / К времени – я. / К времени – ты. / Словно пришельцы / в чужие миры, / Мы преподносим друг другу дары. / Нежность и страстность горячего дня… / Завтра, пожалуйста, вспомни меня / И сумасшествия тёплый глоток. / Дождь прекратился. / Снимаю платок». 

В Буэнос-Айресе проживает и москвичка Marfa Maria Nekrasova, пишущая стихи (в основном эротические) на русском и испанском языках (чаще на последнем28), активно выступающая и участвующая в поэтической жизни аргентинской молодёжи. Она также переводит современные театральные пьесы с русского языка и организует фестиваль короткометражных фильмов Rantes. Найти её стихи на русском языке мне не удалось. 

Прекрасно говорящий по-русски аргентинский поэт и переводчик, профессор и заведующий кафедрой славянской литературы Университета Буэнос-Айреса Эухенио Лопес Арриасу не раз бывал в России. По его словам, многие аргентинцы знакомы с творчеством поэтов-классиков – Маяковского, Цветаевой, Ахматовой, Евтушенко, Бродского. Что касается современных русских поэтов, то проблема в отсутствии достойных переводов их стихов на испанский язык. Поэтому сегодняшние российские авторы в Аргентине практически неизвестны. Сам Эухенио переводил на испанский стихи Фёдора Сваровского и Геннадия Айги29. Из других переводчиков русской поэзии в Аргентине назову профессора Университета Буэнос-Айреса Хулиана Лескано (переводчика произведений Маяковского на испанский язык) и  

 

преподавателя русской литературы того же университета Омара Лобоса. 

Здесь уместно напомнить, что родителями одного из самых известных поэтов мира Хуана Хельмана (1930-2014), родившегося в Аргентине, были выходцы из Российской Империи (точнее, из Украины) Иосиф Гельман и Полина Бурихсон. В своей краткой биографии Хельман писал: «Я единственный аргентинец в нашей семье: родители и старшие братья родились на Украине30». 

Российские корни были и у аргентинской поэтессы Алехандры Писарник (1936-1972), младшей дочери еврейских выходцев из Ровно Элиаса Пизарника (настоящая фамилия – Пожарник) и Рейзлы Бромикер. 

В 2016 г. на XI фестивале поэзии в Буэнос-Айресе побывали поэты из Санкт-Петербурга Ольга Аникина и Дмитрий Легеза. По словам О. Аникиной, сразу же «выяснилось, что современная русская поэзия для наших друзей из далёких стран выглядит как большое пустое пятно на литературной карте мира. (…) В Аргентине современную русскую поэзию знают только студенты и слушатели Курсов русской литературы Государственного Университета»31. 

 

Что сказать в заключение? Следы, оставленные русской поэзией в Южной Америке, на первый взгляд незаметны, но они есть, и это обстоятельство не может не радовать. Будем надеяться, что среди сотен тысяч наших тамошних людей появится наконец и засверкает невиданным светом яркая поэтическая звезда. Кто знает, не поспособствуют ли этому мои скромные заметки? 



Другие статьи автора: Мельник Александр

Архив журнала
№2, 2020№4, 2020эм№1, 2021№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№4, 2018№1, 2019№3, 2018№2, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба