Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Индекс » №28, 2008

«Ничего для нас без нас!»
Просмотров: 3210

Согласно российскому законодательству, государство гарантирует людям с ограниченными возможностями проведение реабилитационных мероприятий, получение технических средств и услуг, предусмотренных федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых за счет средств федерального бюджета. То, как на деле реализуются эти обязательства, недавно обсуждалось на общественных слушаниях в Госдуме РФ «Технические средства реабилитации инвалидов: производство и гарантии полноценной жизни», проведенных по инициативе Российского союза инвалидов, общественного движения «Образование для всех».

Как стало ясно в самом начале обсуждения, проблем и нерешенных вопросов у россиян, имеющих ограничения по здоровью, несмотря на множество «реабилитационных» законов и проектов, до сих пор слишком много. Один из самых наболевших - как облегчить инвалиду или другому лицу с ограниченными возможностями здоровья получение необходимых ему средств реабилитации.

– Мы работаем в законодательном органе власти и хотели бы понять, что здесь можно сделать на уровне законодательства, – сказал заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и вице-президент Всероссийского общества слепых Олег Николаевич Смолин. – Сколько нужно реально средств на то, чтобы решить проблему реабилитации, и каким все-таки образом они должны распределяться?

Казалось бы, в России немало предприятий, производящих самые различные технические средства реабилитации. Однако сегодня служба обеспечения инвалидов техническими средствами, наверное, единственная в стране, которая не имеет планового хозяйства. По словам руководителя благотворительного фонда активной реабилитации инвалидов «Преодоление» Дмитрия Сенюкова, фирмы, занимающиеся технической реабилитацией, до выхода 122-го закона не испытывали особых проблем в реализации своей продукции, но с 2005 года ситуация в корне изменилась.

– Если раньше нам удавалось реализовывать до тысячи единиц производимых нами технических средств реабилитации в год, то в прошлом году государством было закуплено лишь 170. Смешно. Как можно выжить в этих условиях? На сегодняшний день на наш рынок пришла китайская продукция. Она доминирует. Но сделать изделия по индивидуальным параметрам, как это делаем мы, из Китая, конечно, невозможно. О чем думает государство? Мы неоднократно обращались и в Госдуму, и в Совет Федерации. Но, как говорится, воз и ныне там.

Конечно, условия современной России резко отличаются от тех, в которых мы жили в конце двадцатого века, когда все недостатки в реабилитации инвалидов списывались на отсутствие достаточных финансовых средств. Сегодня, по словам доктора социологических наук, профессора, руководителя Центра социального проектирования Российской академии естественных наук Сергея Кавокина, вряд ли кто-то может сослаться на эту причину.

– Обеспечение инвалидов техническими средствами – это средство для интеграции инвалидов в общество, их социальной и профессиональной реабилитации, – говорит он. – Приведенный нами анализ ситуации позволил сделать вывод, что главной особенностью существующего ныне порядка является то, что он сформирован сугубо в интересах чиновника, а никак не инвалида. Инвалид здесь – помеха, он не нужен никому. Курс правительства на жесткий учет и контроль всего, что касается реабилитации инвалидов, взятый одновременно с принятием печально известного 122-го закона, привел к тому, что удовлетворение потребностей инвалидов в реабилитации сопровождается нескончаемой ходьбой по самым различным инстанциям, количество которых с каждым годом катастрофически увеличивается. Складывается впечатление, что все это делается специально для того, чтобы вынудить инвалида «добровольно» отказаться от финансирования реабилитационных мероприятий в пользу выплаты компенсаций.

Действительно, еще в начале ХХI века в стране сложилась весьма напряженная ситуация с обеспечением инвалидов различными техническими средствами, в том числе и автотранспортом. Образовались огромные очереди на получение автомобилей, а автомобиль для многих людей с ограниченными возможностями – не роскошь, а именно средство реабилитации. Для многих – профессиональной, потому что только так «колясочник» может попасть к месту работы. По мнению С. Кавокина, было два пути решения проблемы очередей. Первый: выполнить государственные обязательства, второй: исключить это техническое средство из федерального перечня. Правительство выбрало второй вариант. Без комментариев.

Существенно усложнился механизм получения инвалидами и других технических средств.

– Лично я получил недавно индивидуальный план реабилитации, в котором значатся три мероприятия: санаторно-курортное лечение, сложная ортопедическая обувь и костыли, – рассказывает С. Кавокин. – За ортопедической обувью и костылями мне надо было ехать в Фонд социального страхования на Дмитровское шоссе, а за санаторно-курортным – к Павелецкому вокзалу. Почему в одном месте это нельзя сделать? А недавно мне рассказали еще более абсурдную историю. Для того, чтобы пошить туфлю на сохранную ногу, женщине-инвалиду предложили отправиться на Электрозаводскую улицу, а чтобы пошить туфлю на протез – на Коровинское шоссе. То есть одна нога там, другая здесь. И эти условия создали человеку, у которого нет ноги.

Не менее удивительно, на взгляд участников «круглого стола», и отношение государства к профессиональной реабилитации людей с ограниченными возможностями. Для справки: за последние десять лет потеряли работу более пяти миллионов инвалидов. Большинство – из-за отсутствия безбарьерной среды и технических средств реабилитации, необходимых для полноценной интеграции этих людей. К слову, одновременно бюджет страны лишился, как минимум, пяти миллионов налогоплательщиков, а общество получило пять миллионов иждивенцев, которые получают пенсии. Имея возможность работать, эти люди приносили бы государству доход не менее 150 миллиардов рублей в год.

– Экономика страны испытывает дефицит рабочей силы, а мы не используем те резервы, которые у нас есть, – недоумевает С. Кавокин. – Инвалиды, а их, между прочим, 10% от всего населения, готовы и могут работать, и очень хорошо работать. В Соединенных Штатах были проведены исследования, в результате которых выяснилось, что 69% инвалидов не нуждаются в специальных условиях для выполнения своих служебных обязанностей, для остальных затраты, причем одноразовые, составляют от 500 до тысячи долларов, при этом окупаемость инвестиций трудоустройства инвалидов путем выплаты ими налогов составляет от 3 до 12 месяцев. То есть инвестиции эти выгодны, дальше они прибыль приносят государству. Надо, чтобы в мозгах, как правительства, так и депутатов и общества, закрепилась мысль, что инвалид выгоден для страны тогда, когда он имеет возможность трудиться на ее благо.

Не меньше претензий к государственной системе обеспечения людей с ограниченными возможностями необходимыми им для жизни средствами реабилитации и у представителей обществ слепых и глухих. Первые сетуют на недостаток «говорящих книг» – практически единственного средства для образования и получения информации незрячих людей.

– Хотим мы того или нет, но «говорящую книгу» сегодня приходится переводить на цифровые носители, в частности, на флеш-карту, – говорит вице-президент Всероссийского общества слепых Владислав Степанов. – Мы эту работу начали с огромным трудом, без дополнительного финансирования, своими силами. Но что получается? Если эта книга цифровая, пусть даже это просто аудиокнига, то взять ее в библиотеке нереально, так как все боятся, что она будет размножена, и тем самым будут нарушены авторские права. И получается, что человек незрячий, который раньше брал «говорящую книгу» и дома с удовольствием ее слушал, жил этой «говорящей книгой», сегодня вынужден приходить и читать эту книгу в читальном зале. При этом за ним еще будут следить – не откопировал ли он ее? У нас насчитывается 150 тысяч незрячих читателей. А если человек живет за 50 километров от областного центра? Как он будет ездить в библиотеку?

У инвалидов по слуху свои проблемы. Три года назад в федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств и услуг для обеспечения инвалидов по слуху впервые, кроме слуховых аппаратов, были включены телефонные устройства с текстовым выходом, сигнализаторы звука световые и вибрационные, телевизоры для приема программ со скрытыми субтитрами, а также сурдопереводческие услуги. По словам начальника управления Всероссийского общества глухих Владимира Рахова, реализация этого решения позволила бы сделать большой шаг в улучшении социальной адаптации, интеграции глухих. К сожалению, большинство из них оказались лишенными возможности получить эти устройства.

– Два года назад письмом Минздрава Российской Федерации в учреждения медико-социальной экспертизы были направлены методические рекомендации по обеспечению инвалидов техническими средства в рамках федерального перечня, которые ограничивают возможность предоставления инвалидам по слуху реабилитационных средств, – комментирует В. Рахов. – Например, в отдельных регионах существует практика выделения телевизоров с телетекстом и телефонное устройство с текстовым выходом инвалидам, имеющим четвертую степень тугоухости, только при отсутствии у него слухового аппарата или невозможности слухопротезирования, что, на наш взгляд, совершенно неверно. Нет нормативных документов, в которых инвалиды по слуху разделялись бы на пользователей слуховых аппаратов и тех, кому слухопротезирование не показано. Сегодня практически все инвалиды по слуху, в том числе и имеющие слуховые аппараты, не могут пользоваться обычными телефонными аппаратами и полноценно воспринимать звук. Глухие используют слуховой аппарат для помощи при чтении с губ и для улучшения ориентировки в пространстве, в том числе и коммутационном. В других регионах, ссылаясь на отсутствие технических средств реабилитации и наличие у региональных отделений Фонда социального страхования, комиссии медико-социальной экспертизы отказывают вписывать в индивидуальную программу реабилитации необходимые инвалиду технические средства реабилитации или предлагают инвалиду сделать выбор одного из них. Согласитесь, что это совершенно ненормальное явление. По нашему мнению, все указанные ограничения должны быть сняты как необоснованные. Все перечисленные технические средства реабилитации должны выделяться инвалиду и использоваться им в комплексе. Только тогда может быть достигнут реабилитационный эффект.

Также, по мнению В. Рахова, множество проблем создает инвалидам необходимость предъявления индивидуальной программы реабилитации для получения технического средства. Инвалид, желающий получить положенный ему телефон, сигнализатор или телевизор, должен пройти различные медицинские обследования. По сути, он должен пройти переосвидетельствование, рискуя при этом потерять и пенсию по инвалидности.

– После принятия нового пенсионного законодательства и уже упомянутого 122-го закона пенсия по инвалидности и ежемесячные денежные выплаты стали производиться не по группе инвалидности, а по степени ограничения способности к трудовой деятельности, – говорит В. Рахов. – В результате большому количеству глухих граждан после проведения переосвидетельствования была установлена нулевая степень ограничения способности к трудовой деятельности, хотя принципиально признавалось, что никаких ухудшений по сравнению с тем состоянием, в котором был инвалид, не будет. Об этом заявлялось на всех государственных уровнях. И тем не менее инвалиды потеряли при этом пенсию по инвалидности, а ежемесячные денежные выплаты у них снизились на 300 рублей. В основном это коснулось трудоспособных людей, среди которых много молодежи. В результате из-за риска потерять пенсию многие инвалиды по слуху отказываются от получения необходимых им технических средств и санаторно-курортных путевок.

А по мнению советника председателя по работе с инвалидами Всероссийской общественной организации «Боевое братство» Евгения Ляпина, российским инвалидам сегодня неимоверно трудно получить образование и работу из-за отсутствия безбарьерной среды и невозможности получить сегодня в пользование автомобиль. «Общественный транспорт для опорника фактически недоступен, поэтому машина для инвалида – это не только средство передвижения, для большинства из них она – средство существования», – сказал Е. Ляпин.

Пожалуй, труднее всего на этом заседании пришлось начальнику управления организации мониторинга революционных программ и технических средств реабилитации Федерального фонда социального страхования Игорю Антонову. Однако он попытался ответить на претензии и замечания собравшихся.

– В прошлом году на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации было выделено 7,6 миллиарда рублей, – сказал он. – Всего в исполнительные органы Фонда социального страхования обратились 652 тысячи инвалидов. Им было выдано свыше 73 миллионов изделий, в том числе 1 миллион протезно-ортопедических изделий – протезы, ортопедическая обувь, 116 тысяч кресел-колясок различных типов, 70 тысяч слуховых аппаратов, 224 тысячи тростей, 61,1 миллиона единиц абсорбирующего белья и «памперсов», 11 миллионов изделий специальных средств при нарушении функций выделения.

Говоря о законодательстве, И. Антонов отметил, что сейчас Правительством РФ готовится постановление, посвященное упрощению обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации. В частности, будет продлен срок действия индивидуальных программ реабилитации. Кроме того, если инвалид решит, что техническое средство реабилитации, которым его обеспечивает исполнительный орган Фонда социального страхования, его не удовлетворяет, он сможет обратиться к любому другому поставщику и производителю и приобрести техническое средство реабилитации, которое его устраивает.

– Думаю, что было бы правильно создать рабочую группу, постоянно действующую по обеспечению инвалидов средствами реабилитации, – подвел итоги обсуждения Олег Смолин. – Кроме того, я убежден: все решения, касающиеся реабилитации инвалидов, должны приниматься с безусловным участием самих инвалидов. Абсолютно верен лозунг, который неоднократно выдвигался: «Ничего для нас без нас!»

 
Архив журнала
№31, 2011№30, 2009№29, 2009№28, 2008№27, 2007№26, 2007№25, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба