ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Континент » №1, 2013

Никита КОЛЕСНИКОВ
"Английский репортер". Понять Россию из Лондона. С любовью
Просмотров: 674

Свободный опыт

 

Редактор Индепендент, с которым я однажды вёл разговор об этом, сказал, что "Запад слишком слаб, чтобы противостоять России", а учитель в одной из школ, которой я учился, и то назвал Россию "Global bully". Может быть, поэтому Россия вызывает страх как что-то большое и непонятное. А страх рождает критические суждения как норму, как способ справиться с непостижимым.

Я попробовал произвести небольшой моментальный срез, чтоб понять, что британские СМИ пишут о России и русских.

 

Криминальная глухомань. Индепендент опубликовала статью, в которой рассказывается о планах Debenhams открыть магазины в России, называя ее "самым большим рынком в Европе" - с несколько оскорбительным для уха, привычного к английским завуалированным оскорблениям, отсылом к деревенским увальням и недекларируемой коммерции.

Чаще всего новости о том, что происходит в России, фильтруются так, чтобы в эфир попадали полуразвалившиеся деревни и репортажи о криминале. Про то, что в России, например, находится самый высокий в Европе небоскрёб, упомянуто лишь вскользь и с непонятным скепсисом.

 

 Нога в Багдаде. БибиСиНьюс освещает тот факт, что Россия продаёт оружие в Ирак и в данное время на втором месте по количеству проданной техники, сообщая дополнительно, что Россия была главным поставщиком оружия Хусейну, на имя которого средний гражданин реагирует, как собака на кошку. Автор статьи сообщает, что этот поступок - хороший способ, как он выражается, поставить ногу в дверь в Багдаде, то есть заявить о себе и создать возможности для бизнеса, намекая, но опять же не говоря в открытую, что дверь эту пытаются закрыть и что борьба всё-таки происходит, но о ней никто не говорит. В этом случае СМИ смотрят на военную мощь как что-то безусловно неприемлемое, а о роли России в двух мировых войнах и о том, что было бы с миром, если бы не руссая военная мощь, никто уже не упоминает. 

Матрен Матреныч. Реклама Spectator в лондонском метро: "Внутри русского президента - ещё один русский президент".

Hа запрос "Мedvedev improves" в СМИ получаешь заголовки: "Инвестиционный климат в России улучшен, но недостаточно", "Медведев призывает к нетривиальным подходам к увеличению рождаемости", "Медведев: Избиения будут продолжаться, пока не улучшится мораль". И только одна новость о том, что, по словам Медведева, улучшены дороги, что, очевидно, оставляет нас с ещё одной неразрешённой проблемой.

В источниках - несколько злорадных статей от Дэйли Мэйл, явно антимедведевские, несколько более объективных от более качественного Стандарта.

 

Про группу Pussy Riot - новости только в минорном ключе. Можно сказать, что в их ситуации хороших новостей просто не может быть, но, как и в случае с Тату, нить, которая связывает концепты, уходящие на импорт на Запад - скандально известные знаменитости (Тату - лесбиянки, Pussy Riot - случай, как нельзя более убедительно иллюстрирующий удушение свободы слова в России). Все новости, которые можно найти - о том, что девочки будут отбывать срок в самых жестоких тюрьмах России, которые в статье указываются как место, где были в 30-х были построены гулаги.

Дэйли Мэйл печатает статью, в которой указывает: Медведев сделал заявление о том, что девушки должны быть выпущены на свободу раньше положенного срока. Но тут же разбавляет это заявлением, что Медведев в России - фигура маловлиятельная и поэтому маловероятно, что его мнение что-то изменит. В статье также с открытой неприязнью говорится о нетерпимости к диссидентам в России, что привело к нетерпимости Европы к нетерпимости российской власти . Обыватель в этом месте должен вздохнуть с отвращением и подумать: "Что ни слышишь из России - всё плохо. То лесбиянки, то уничтожение диссидентов, то мафия, то холодная война, то хакеры, то шпионские игры".

Образ получается более чем унылый, даже несмотря на стремление автора оставаться объективным, потому что обойти явную необъективность в самом подходе к предмету невозможно.

Ну вот так же, как в том случае, когда, например, о британском шпионе MI6 Гарете Уильямсе, тело которого было найдено в чемодане,  в газетах можно найти пару строк, в то время как дело о Литвиненко обсуждалось практически всеми газетами и наделало гораздо больше шума, хотя случаи эти были, на мой взгляд, аналогичные.

 

Небоскреб. Гардиан, одна из самых интеллектуально-престижных газет, имеет отдельную рубрику, посвящённую репортажам и сводкам о России. В ней с беспристрастностью, присущей настоящим журналистам, рассказывается про то, как российский небоскрёб, называемый Russia's Mercury City тower переплюнул по высоте Лондонский Shard и стал самым высоким зданием в Европе, хотя название небоскрёба приведено с маленькой, что иронично, буквы. Газета даже цитирует суждение президента группы компаний «Меркурий» Игоря Кесаева о том, что "Россия теперь на уровне с Европой". На его слова "Здание можно сравнить с Крайслер Билдинг в Нью Йорке" автор колонки с плохо скрытым презрением отвечает, что сравнение -  "tenuous to say the least" ("по меньшей мере жиденькое").  

Другие новости - о продаже архива Тарковского и об увольнении сотрудников Путинской администрации, описание России как "геополитического врага Америки номер 1" (по словам Ромни), криминальная статистика и описание процесса над русскими шпионами.

 

Таймс задаётся вопросом: "Можно ли ездить в Россию на каникулы безопасно?" в рубрике «Features: The Big Questions». Ответ на вопрос приятно удивил. “Sightseeing, clubbing or travelling by metro are as safe as they are anywhere”, говорит Таймс, “and if you take the usual big-city precautions, you’ll find Moscow and St. Petersburg no more dangerous than London”: «Экскурсии, походы по клубам и поездки на метро так же безопасны, как в любом другом месте, и если вы помните ряд обычных предосторожностей, которые нужно иметь в виду в любом городе, вы найдёте, что Москва и Санкт-Петербург не более опасны, чем Лондон».

 

Сан описывает российские СМИ как “контролируемые государством”, но предпочитает портреты раздетых русских девушек политике. Есть один репортаж, в котором Россия называется “самой большой глобальной угрозой”.

 

Далее в Cан - трогательная статья, освещающая деятельность ирландской благотворительной организации "To Russia with love", забравшей из России 5 000 сирот. Дебби Диган описывает, как в 1996 она усыновила девочку из Росси, и этот поступок "изменил её жизнь". Теперь под её руководством из российских приютов в Ирландию начался массовый исход сирот. Автор подозревает, что статью в газету пропустили потому, что Россия в ней изображается как немыслимо жестокое и холодное место, в котором даже к детям (видите, даже к маленьким детям! - как бы кричит между строк автор статьи) относятся с невообразимой жестокостью, если относятся вообще.

  

Интеллектуальное меньшинство, которое предпочитает качественные газеты вроде Таймс, более информировано и имеет более адекватное представление о реальном положении вещей в России. Русофобия в масс медиа на самом деле если и пропагандируется, то с далёким от случая с мифическим планом Даллеса размахом. А люди, которые на самом деле проводили в России достаточное, чтобы понять ее реалии, время, относятся к ней с нежностью, доходящей до того, что, по их словам, "утрачиваешь желание ехать обратно и, когда общаешься с экспатриантами, забываешь простые слова и заменяешь их русскими".

В Англии циркулирует, конечно неофициально, список аспектов русской жизни глазами зарубежного «понаехавшего». Тот, совсем не вписываясь в рисуемый этим термином образ игнорируемого и презренного мизерабля, который не может найти себе место в стране холода  (природного и человеческого), задавленного Путиным и криминалом, медведями и Pussy Riot,  живёт себе вполне даже хорошо, довольствуясь жизнью, которая на самом деле интересна, с юмором и даже радостью изображая русское житьё-бытье. Это, может быть, единственный источник, в котором жизнь описывается без презрения и ненависти и даже с долей заслуженной, надо полагать, аффекции. Автор его, к сожалению, неизвестен. Особое внимание должно быть обращено на последний пункт.

 

Вы дважды подумаете перед тем как выкинуть пустую банку из-под кофе.
Вы всегда носите с собой пустой полиэтиленовый мешок - так, на всякий случай.
Поднимая трубку, вы кричите "алло, алло, алло", не давая шанса собеседнику даже представить себя.
Вы сохраняете остатки еды для кошек, живущих во дворе.
Переходя улицу, вы бежите.
По радио сообщили, что на улице ноль градусов, и вы думаете, что это прекрасный день для прогулки.
Зимой вы выбираете свой маршрут, исходя из наименьшей вероятности получить сосулькой по голове.
Вы приятно удивлены, обнаружив туалетную бумагу в туалете на работе.
Вы ошарашены, если охранник в ночном клубе рад видеть вас.
Вы не знаете что делать, если инспектор ГИБДД просит вас заплатить только официальный штраф.
Вы не понимаете, что действительно хочет налоговый инспектор, если он говорит, что у вас все в порядке.
Вы даете чаевые официанту, только если обслуживание было действительно исключительным.
Вы знаете и действительно переживаете из-за того, выиграл ли Спартак вчера вечером.
Вы планируете свой отпуск на тот период, когда будет отключена горячая вода.
Вы просите не класть лед в ваш напиток.
Вы знаете, какой был любимый цвет Достоевского.
Придя домой, первым делом вы моете руки и надеваете тапки.
После поездки в Будапешт вы думаете, что побывали в раю.
Вы считаете черный хлеб хорошей закуской к водке.
Вы пьете рассол прямо из банки с огурцами.
Вы умеете читать штрих-коды и начинаете выбирать товар в зависимости от страны производства.
Вы знаете более 60 женщин с именем "Ольга".
Вы надеваете шерстяную шапочку в сауне.
В ресторане вы ставите пустую бутылку из-под вина на пол.
"Ремонт", "пиво" и "наливай" становятся неотъемлемой частью вашего лексикона.
Вы считаете металлические двери необходимостью.
В разговоре со своими соотечественниками вы забываете некоторые простые слова и вместо них используете русские.
Вы не очень хотите возвращаться на родину.

 

 Автор сам дожен заметить, что после десяти лет жизни в Англии узнал себя во многих пунктах, включая "Перебегая дорогу, вы бежите", и "Вы просите не класть лед в ваш напиток", - и был приятно удивлён, обнаружив, что отличается от нарисованного СМИ персонажа-россиянина, тайно состоящего в КГБ и тайного члена Sleeper Cell, единственной надеждой и отрадой которого является мысль о коммунизме во всём мире и окладистая борода, в которой застряли крошки karavaj.

 

Автор и все его друзья, находящиеся за рубежом невыносимо долгое время и имеющие возможность сравнивать, в отличие от критиков и скептиков   как в России, так и за рубежом, - могут сами подтвердить, что в России действительно лучше, чем в ее медийном английском аналоге. Вспомнишь слова Шендеровича: "Уехавшие за рубеж до конца жизни мучались без Родины, которую без мата вспоминать не могли" (http://www.shender.ru/books/list/text/?.file=173). Тот же Шендерович пишет о загранице, что "там такой же кавардак, только условия жизни лучше", в чём он безусловно прав.

 

Возможно, Англия, обогащённая культурным наследием до такой степени, что просто невозможно сдвинуться с места; настолько развитой системой социальной безопасности, что полицейские разгуливают по улицам без оружия; и пособием по безработице по 30 000 рублей в месяц, - действительно рай по этим критериям в сравнении с Россией. Автор имел возможность наблюдать, как приехавший с каникул в Англии респондент впадал в депрессию из-за того, насколько низкопотребный и отталкивающий, по его ощущениям, здесь, в этой стране, народ, - и с удовлетворением продолжал наблюдать, как указанный респондент, переехав в Англию и с облегчением заявив, что из России он наконец выбрался и больше туда носу не покажет, стал через некоторое время с удивлением замечать в себе глухую тоску, которая усиливалась со временем и которую не могло исцелить ничто. Нежелание признать, что то, что этому человеку на самом деле недостаёт, - это неприглядные родные мурла, так сердечно и по-человечески изображённые в "Городке", в конце концов стоило ему счастья.

 

 Сам автор должен сказать, что имеет больше, чем многие, оснований судить о том, какова жизнь в Англии, потому что в течение пяти невыносимо долгих лет делил с англичанами всё, начиная с жилья и кончая работой, и может авторитетно заявить, ссылаясь на единогласное мнение абсолютно всех опрошенных им иностранцев, что "Англия - это место, где стоит делать деньги, но жить надо где-то ещё".

Сыграло роль высказывание "Русский - единственный человек, который может приехать в страну и стать более характерным представителем населяющей ее национальности, чем коренные жители", в данном случае более англичанином, чем англичанин. И становится всё более очевидным то, что, несмотря на любимую русскими гражданами, которые уезжают навсегда за рубеж стабильность и возможность всегда сыто есть и крепко спать, Англия - место для русского неподходящее, во всяком случае для того, чтобы оставаться здесь надолго. Если учесть то, что Россия приняла на себя многие сражения двух войн, и то, что в сытых и защищённых цивилизованных странах, как, например, Англии, за последние пятьдесят лет не случилось абсолютно ничего значительного, что дало возможность отрегулировать законодательство и систему социальной безопасности, которые в Европе на порядок лучше, чем в России.

 

Тем не менее здесь господствуют те же самые неврозы и психозы, обыватели прячутся от таких же, как у россиян, проблем, правительство задействует шпионов так же, как в России, но врёт об этом более искусно, что видно из вышеприведенного примера. Возможно, СМИ в России подавляемы, но они независимы какой-то значительной своей частью, а в Англии они свободны, но куплены, если не за деньги, то, если можно так выразиться, ксенофобией, производимой ими же самими.

 

Россия используется в качестве примера хулиганства вследствие боевого характера нации, закаленного двумя мировыми войнами и беспрестанными территориальными конфликтами. Морализаторство (воевать с Чечней нельзя, а морить ирландцев голодом и подавлять стремление к независимости Корнуола можно) - распространённый и до боли знакомый психологам приём, целью которого является подчинение себе сильного противника путём внушения ему чувства вины и диктовки ему стандартов якобы цивилизованного поведения. 

И всё бы хорошо, гуманность в большинстве случаев, кроме тех, где, как в случае с вторжением Гитлера, бесконфликтное разрешение проблемы - просто не вариант, приветствуется.  Но желательно принять то, что демократия, господствующая в Англии, - приемлема для мирных времён, а авторитарность России - для военных, и принять обе полярные стороны, как в случае с Инь и Янь, чтобы, работая вместе, а не антагонизируя, они могли пользоваться сильными сторономи каждого, которых им недостаёт, как, например, Англии - решительности и характера так же как умения работать в команде (95 процентов англичан - против соединения с Европейским Союзом), а России - стабильной инфраструктуры и развитой системы социальной справедливости.

В таком случае, соединившись, Запад и Восток могли бы поощрять и дополнять развитие друг друга, что несравненно лучше, чем нынешнее состояние, в котором, вместо работы сообща, как в демократии, глобальное общество находится на самой ранней стадии развития - в первобытной общине, как пауки в банке, отдельные страны сцепились друг с другом в яростной схватке. И до того, что результатом этой культивируемой вследствие недостатка качественного перевода ненависти, исходящей из непонимания, будет взаимное уничтожение, мало кому есть дело.

Самое печальное - то, что там, где дело не касается политики и журналистики, то есть в более адекватной среде, где мнение людей друг о друге не извращено стереотипами и вбитыми людям в голову страшилками, русские и европейцы прекрасно ладят с друг другом, и даже в некоторых случаях лучше, чем представители, как это ни удивительно, одной страны, живут вместе и женятся.

Надо полагать, что, как и в случае с войнами, конфликты разжигаются теми в правительствах, кто с удовольствием делает деньги на вооружённых столкновениях, в то время как реалии жизни - это люди, которые не хотят воевать.



Другие статьи автора: КОЛЕСНИКОВ Никита

Архив журнала
№1, 2017№2, 2015№1, 2015№1, 2016№1, 2013№152, 2013№151, 2012№150, 2011№149, 2011№148, 2011№147, 2011№146, 2010
Журналы клуба