ЗакрытьClose

Вступайте в Журнальный клуб! Каждый день - новый журнал!

Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ » №2, 2017

Евгений Минаев
Русский язык. Вызовы времени
Просмотров: 146

Статья посвящена роли русского языка в современных условиях изменения социокультурной среды.

 

Минаев Евгений Анатольевич, 
доктор искусствоведения, 
заведующий кафедрой театрально-зрелищных искусств,
Академия переподготовки работников искусства,
культуры и туризма (Москва), 

e-mail: teatr@aprikt.com

 

Язык принято рассматривать как основное коммуникационное средство общения между людьми. Но наше общение, конечно, не ограничивается лишь только этой формой коммуникации. Существуют также языки жестов, язык цвета и цветов, в конце концов, запахи также могут выступать в роли средства коммуникации [1]. Будучи важнейшим коммуникационным средством, язык является постоянным объектом пристального научного исследования [2]. Семантика языка, его знаковая символика, имеет многомерную информативную основу, неся в себе множественность смыслов, которые определяются уровнем многообразия возможности их прочтения, иначе говоря, наличием языковой культуры человека, потому как язык и есть сама культура. При этом, язык подразделяют по разным его функциональным признакам, в том числе, на литературный, поэтический, бытовой, деловой, профессиональный, ненормативный, жаргон.

В общественной жизни язык выступает как формирующее социум средство, объединяя группы населения на разных территориях, создавая наши представления о родственной близости отдельных народов и народностей. Именно русский язык, как средство общения, объединяет множество народов живущих сегодня на просторах России. Само создание российского государства стало результатом не только политических и экономических усилий русского этноса, но результатом распространенности русской речи среди множества других народов, территориально соседствовавших с русскими на протяжении веков.

Русская речь - явление «живое» и не просто коммуникативное, но, прежде всего, культурное. Как всякая «живая» субстанция, русский язык развивался, был подвержен разным воздействия и влияниям. Естественно в историческом своем развитии русский язык впитал множество слов других народов, обогатился за счет культурных влияний других этносов. В одном из своих писем А.С. Пушкин объясняет, что он в каких-то случаях предпочитает французский язык в зависимости от темы и адресата, к кому обращен текст письма. Это нисколько не умаляет русскую речь и русский язык. И сегодня в крупных международных компания деловую переписку предпочтительно вести на английском языке, что вполне понятно, так как английский язык имеет наибольшее распространение в деловом мире. 

Другое дело, когда в практике средств массовой коммуникации, без особых оснований, особой на то нужды язык, русская речь фактически засоряется словообразованием иностранного происхождения. Такое «обогащение» языка нельзя оценить, как позитивное, расширяющее возможности русского языка. Неуместное коверканье языка всякими вставками из других языков мира наносит определенный ущерб речи, создает ситуацию, когда разрушаются смысловые связи в языке, что придает им совершенно иной оттенок. Достаточно вспомнить распространенную благодаря СМИ фразу «наша раша». И таких кризисных явлений в жизни современного русского языка предостаточно. 

Сегодня произошла смена формата восприятия текста, изменилась психология «читающего человека». Возникло так называемое «клиповое» мышление, которое стало повсеместным, чему способствовали безудержные формы рекламы с «брендами» иностранных фирм. «Божественные длинноты» (см. о музыке Шуберта), которые присущи прозе И. С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Н.В. Гоголя и других русских писателей, молодежью рассматриваются чаще как излишества. Их восприятию теперь надо фактически заново учить молодежь. Несомненно, наблюдается уменьшение значения классической русской литературы в общественном сознании нации. Остро стоит проблема нецензурной лексики (мата) как в быту, так и в современной литературе, что свидетельствует о снижении общей культуры населения, более того, порой речевые формы мата становятся едва ли не единственным определением ценности современного произведения. Эти процессы присутствуют и в литературе, и в театральной практике [3]. 

Вместе с тем, именно язык сохраняет исторические культурные традиции, служит преемственным мостом между поколениями социума. И дело здесь не только в сохранении самого языка, что несомненно имеет наиважнейшее значение, но также сохранение многообразия интонационно-смысловых форм произнесения отдельных слов и целых предложений. Хорошо известно, что одна и та же по смыслу фраза, произнесенная французом, испанцем, арабом, или мексиканцем может прозвучать совершенно иначе, в иной интонационно-звуковой форме. На севере России говорят иначе, чем в южных ее широтах, существует особый сибирский говор, «окающая» манера произнесения на Волге. При всем многообразии нормативным образцом литературной русской речи долгое время считалось московское произношение. 

Множественность традиций речи является важным условием сохранения русского фольклора, его особой мелодичности, многообразия ритмико-интонационных основ. Испокон веков для русской речи традиционно были присущи плавность, текучесть, распевность, и одновременно ритмическая бойкость, звуковое акцентирование отдельных слогов, что стало почвой для русского фольклора, русской песни, русских частушек и, в конечном итоге, основой, на которой произросла вся русская музыка. Широко известны слова Михаила Глинки: «Музыку создает народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем». Конечно, этот процесс неоднозначен и не прямолинеен, но связь между традициями языка, русской речи, и создаваемыми музыкальными формами, несомненно, существует.

С развитием средств массовой коммуникации, с активным, и часто агрессивным, захватом социокультурного пространства России другими языковыми формами общения, происходит определенная деформация общественного сознания, изменение культурной среды. Речь идет не только о фактическом вытеснении исконно русских языковых форм, но и изменении интонационных основ русской речи. Вырабатывается несвойственная для русской речи манерность произнесения, когда речь теряет присущую свою культурную «оснастку». Не случайно, когда сегодня мы слышим речь русских эмигрантов, детей первой волны эмиграции, обращает на себя внимание высокая культура их произношения, литературность речи, интонационную мелодичность и правильность изложения мыслей [4].

В языке интонация, также как и в музыке, имеет важнейшее значение. В связи с этим, следует особо сказать о значении русского фольклора, как ценнейшем культурном слое общества, выросшем из недр русской речи. 

Русская песня, вышедшая из интонаций и ритмики речи народа, всегда являлась духовным выражением его чаяний и надежд. Сегодня же народная песня вовсе не частая гостья на каналах телевидения, других массовых коммуникациях. Более того, в современной эстрадной песне исчезает не только ее интонационно-фольклорная основа, но и смысловая составляющая. Фактически молодежь оболванивается примитивной «попсой», сводя содержание песен к банальному «люблю – не люблю». При этом, огромные средства расходуются на пропаганду подобного развлекательного продукта, не сопоставимые с расходованием средств на популяризацию фольклорного наследия народа. А ведь русская песня всегда была выражением души народа, в ней поднимались и утверждались многие корневые нравственные смыслы жизни. К сожалению, становясь частью бизнеса, песня лишается изначальной своей сущности, своей роли в жизни общества.

Вместе с тем, сегодня очевиден высокий интерес к русскому языку за рубежом. Существуют специальные программы для изучения иностранцами русского языка. Русская литература остается одной из наиболее востребованных в мире. 

Возвращение к истокам живого русского языка, создание системы устойчивых культурных предпочтений на общероссийском и региональном уровнях, формирование любви к языку, многообразию его интонаций, бережного отношения при сохранении интонационно-речевого богатства речи и есть насущная задача на вызовы времени. В эту работу должны быть вовлечены все - педагоги, воспитатели, работники сферы культуры, ученые, представители средств массовой информации.

 


ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Марсель Пруст, главный специалист по поискам утраченного времени, уверял, что ничего не воскрешает прошлое с такой легкостью, как вдруг вернувшийся запах или вкус. См.: О. Егошина. Амаркорд Асара Эппеля // Новые известия. 21.10.2015. Точка доступа: http://www.newizv.ru/culture/2015-10-21/229251-amarkord-asara-eppelja.html.

[2] См. работы И. А. Бодуэн де Куртенэ, К. Бюлер, Ж . Вандриес, В. Г Гак, В. Гумбольдт, И. Желтова, В. А.Звегинцева, С. Д. Кацнельсон, Н. Крушевского, Ю. С. Маслов, Е. Д. Поливанова, И. Ю. Шехтер и др. 

[3] См.: Николай Бурляев. О театральном терроризме и нашей культурной миссии. «Русская планета». Точка доступа: http://rusplt.ru/our-people/our-people-1_62.html.

[4] Консерваторский учитель Эмиля Гилельса и Святослава Рихтера, а именно, Генрих Нейгауз говорил, что «ясность стиля – это ясность изложения мыслей». С этим трудно не согласиться.


© Минаев Е.А., 2017.

Статья поступила в редакцию 10.02.2017.

 



Другие статьи автора: Минаев Евгений

Архив журнала
№2, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012
Журналы клуба