Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » ку№4, 2018

Марк Гудэйл
Права человека: взгляд из прошлого, актуальный и сегодня
Просмотров: 69

 

cou_04_18_goodale_01_web.jpg

Фрагмент инсталляции «Камуфляж», созданной испанским художником Pejac в 2016 году на заброшенной электростанции в хорватском городе Риека. Эта работа воздает дань уважения бельгийскому художнику Рене Магритту.

В 1947-48 годах ЮНЕСКО обратилась к представителям интеллигенции, политическим и общественным деятелям, теологам и другим выдающимся фигурам того времени с просьбой поделиться своими взглядами на философские принципы, которые должны лечь в основу прав человека. Результаты этого опроса не получили широкой огласки, однако за прошедшие с тех пор 70 лет ничуть не утратили актуальности.

Марк Гудэйл

Международная система, созданная после Второй мировой войны, приняла свой нынешний вид далеко не сразу. Прежде всего необходимо было решить такие практические вопросы, как учреждение самих организаций и их органов, строительство зданий, подбор персонала и формирование руководящего состава. В послевоенное время эти задачи представляли собой настоящую сложность. К примеру, в первые 12 лет штаб-квартира ЮНЕСКО размещалась в здании «Отеля Мажестик» в XVI округе Парижа: в качестве кабинетов служили спальни и ванные комнаты, а для хранения документов использовались гардеробы и ванны.

На политическом уровне дело обстояло еще сложнее. Хотя уставы и хартии устанавливали формальные рамки взаимодействия между различными международными организациями, фактическая связь между ними в первые годы существования Организации Объединенных Наций была, по меньшей мере, неопределенной.

Для полного понимания контекста, на фоне которого происходило становление ООН, крайне важно смотреть на этот период не через призму современности, а глазами человека того времени, которому дальнейший ход истории был еще неизвестен. Только так мы сможем в полной мере оценить, на какой неустойчивой почве создавалась новая международная структура, куда входила и ЮНЕСКО, и насколько изменчивым был геополитический климат в первые десятилетия ее существования.

Такой подход особенно важен при изучении прав человека. В 1945 году перед зарождающимся международным сообществом стояло два главных вопроса. Первый из них касался того, как организовать свою деятельность в мире, потрясенном мировой войной и несущем на себе отпечаток колониализма. Продолжит ли преобладать Realpolitik, реальная политика, ставящая на первое место государственный суверенитет и национальные интересы, или же будет создана новая, эгалитарная модель, которая приведет к перераспределению власти в соответствии с новыми геополитическими реалиями?

Ответом на этот вопрос стало учреждение Совета Безопасности ООН. Новая международная система не только отводила ключевую роль национальному государству, но и отражала в себе идею – и, более того, узаконивала ее – о том, что некоторые государства обладают большим весом и могуществом, чем другие.

Второй вопрос, тесно связанный с первым, был еще сложнее. Учитывая ужасающие события недавнего мирового конфликта, разразившегося спустя лишь два десятилетия после невиданных по своим масштабам разрушениям и кровопролитию Первой мировой войны, международное сообщество испытывало потребность выступить с совместным заявлением морального характера, в котором оно могло бы в должной мере выразить всеобщее негодование и надежду на лучшее будущее, какой бы утопичной она ни казалась.

Ответ – вернее, начало ответа – на этот вопрос можно найти в Уставе ООН(link is external), принятом в 1945 году. Перед лицом геноцида и милитаризма народы Объединенных Наций были исполнены решимости «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности».

Однако что именно надлежало сделать, чтобы облечь «веру в основные права человека» в конкретную форму, было не до конца понятно. Как это видно из ответа на первый вопрос, сильные державы, занявшие центральное место в новой международной системе, не торопились создавать какую бы то ни было структуру, которая могла бы поставить под угрозу – даже теоретически – их правовые и политические преимущества. Тем не менее, идея о создании того, что президент США Гарри Трумэн назвал «международным биллем о правах», получила достаточную поддержку, и в 1946 году Экономический и Социальный Совет ООН (ЭКОСОС(link is external)) учредил международную Комиссию по правам человека(link is external) (КПЧ). В ее состав вошли 18 человек, а председателем была назначена Элеонора Рузвельт.

Итак, орган, которому предстояло разработать будущую декларацию прав человека, был создан. Вопрос же о том, какая процедура должна была позволить КПЧ подготовить этот документ, по-прежнему оставался открытым. Говоря конкретно, тогда, в 1946 году, никто не имел точного представления о том, на каких моральных, религиозных и философских принципах должна основываться декларация. Ясно было лишь то, что они должны были носить универсальный характер и не ставить в преимущественное положение ни одну из национальных, региональных или культурных традиций. Каким же образом следовало определить эти принципы?

Нестандартное решение

Тогда на сцену решительно вышла ЮНЕСКО. Напомним, что ее первый Генеральный директор Джулиан Хаксли, чья противоречивая и харизматичная фигура оставила в истории яркий след, в 1946 году написал работу о назначении Организации. В этом тексте объемом 60 страниц, озаглавленном «ЮНЕСКО: ее цель и философия» (UNESCO: Its Purpose and its Philosophy), он отстаивает идею о том, что единению человечества должна способствовать отдельная международная организация, созданная специально для этой цели.

Джулиан Хаксли верил, что преодолеть многочисленные разъединяющие людей пропасти можно только благодаря «мировой философии», которую можно создать посредством межкультурного взаимопонимания, образования и научного сотрудничества. Он был убежден, что именно ЮНЕСКО должна была стать той особой международной организацией, призванной содействовать развитию «единой мировой культуры, имеющей свою собственную философию и опирающейся на многообразие идей».

Неудивительно, что первая сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО, состоявшаяся в Париже, прошла в атмосфере всеобщего воодушевления, а на новую организацию возлагались большие надежды. На этой сессии Джулиан Хаксли был избран первым Генеральным директором ЮНЕСКО. Кроме того, были определены основные приоритеты деятельности на ближайший год. В частности, Генеральная конференция поручила Секретариату «определить принципы, на которых могла бы быть основана современная декларация прав человека» [Акты Генеральной конференции, первая сессия, 1946 г.].

Это полномочие, по мнению Дж. Хаксли, как нельзя лучше отвечало поставленной цели. Он считал, что активное участие в вопросе о правах человека поможет ЮНЕСКО стать ведущей организацией ООН, стержнем послевоенной международной системы и хранителем того, что сам он называл «единой и объединяющей» мировой культурой.

Работа по определению вышеупомянутых принципов была возложена на философский отдел подразделения ЮНЕСКО, в то время носившего название Подкомиссии по философии и гуманитарным наукам. Во главе отдела стоял молодой французский философ Жак Аве. Незадолго до этого в свет вышла его книга о Канте (Kant et le problème du temps, 1947 г.), получившая высокую оценку критиков. Жак Аве, хотя его вклад был признан лишь недавно, сыграл ключевую роль в осуществлении первого проекта ЮНЕСКО в области прав человека.

Опасаясь, что усилия ЮНЕСКО в области прав человека могла затмить собой деятельность куда более авторитетной на тот момент Комиссии по правам человека во главе с Элеонорой Рузвельт, Ж. Аве и Дж. Хаксли незамедлительно приступили к разработке соответствующей процедуры. После нескольких неудачных попыток они решили предпринять беспрецедентный шаг: провести всемирный опрос среди широкого круга мыслителей, политиков, теологов, общественных деятелей и других выдающихся фигур того времени с целью определения философских принципов, которые должны лежать в основе прав человека.

Для этого они подготовили документ из двух частей. В первой части содержалась краткая историческая справка о декларациях прав человека различных государств и излагались основные задачи и проблемы, связанные с подготовкой международной декларации. Во второй части перечислялись отдельные права и свободы, которые респондентам предлагалось прокомментировать.

В период с марта по апрель 1947 года анкеты (в общей сложности 150-170 экземпляров) были разосланы как различным общественным и государственным учреждениям, так и отдельным лицам. ЮНЕСКО получила около 60 ответов – намного менее исчерпывающих, чем сообщалось в докладах тех и последующих лет. Тем не менее, спектр точек зрения, которые удалось собрать благодаря этому опросу, по широте и разнообразию значительно превышал результаты, достигнутые КПЧ.

Вердикт

В конце июня 1947 года ЮНЕСКО созвала в Париже экспертную комиссию под руководством Жака Аве с целью обработки полученных ответов и подготовки доклада для его последующего препровождения КПЧ. Члены комиссии, в состав которой вошли Э. Х. Карр (председатель), Ричард Маккеон (докладчик), Пьер Оже, Жорж Фридманн, Этьен Жильсон, Гарольд Ласки, Люк Сомерхаузен и Ло Чун-Шу, проанализировали результаты опроса и в августе 1947 года направили свои заключения КПЧ с тем, чтобы она могла взять их за основу будущей декларации прав человека. На заседании также рассматривалась возможность публикации ряда ответов, и некоторые из них действительно вошли в издание ЮНЕСКО Autour de la nouvelle Déclaration universelle des droits de l'homme («К вопросу о Всеобщей декларации прав человека»), опубликованное в 1949 году.

Меж тем, большую половину 1947 года в Объединенных Нациях не было полной ясности относительно того, какое именно учреждение отвечало за подготовку проекта декларации прав человека. Жак Аве и Джулиан Хаксли полагали, что ЮНЕСКО проводила опрос если не в качестве ведущей организации, то, по крайней мере, в тесном сотрудничестве с КПЧ. Однако в Комиссии по правам человека, которая рассмотрела вышеупомянутый доклад на закрытом заседании, состоявшемся в Женеве в декабре 1947 года, этот документ вызвал замешательство и даже гнев. Оказалось, что большинство членов КПЧ и знать не знали об опросе ЮНЕСКО. В результате голосования было принято решение (за которое проголосовали 8 членов, против – 4, и 1 воздержался) не направлять доклад ЮНЕСКО государствам-членам и не рассматривать его в процессе разработки проекта будущей Всеобщей декларации прав человека(link is external).

Уроки на будущее

Несмотря на то, что проведенный ЮНЕСКО в 1947-1948 годах опрос не был использован для своей первоначальной цели, его результаты остаются удивительно актуальными и сегодня. Ответы респондентов дают нам уникальную возможность увидеть разнообразие мнений и представлений, бытовавших о человеческом достоинстве, обществе, правах, обязанностях и многих других основополагающих вопросах до того, как права человека были закреплены во Всеобщей декларации в гораздо более узком понимании.

Как это видно из недавнего анализа опроса ЮНЕСКО, такое обращение к прошлому с целью изучить историю прав человека в контексте переходного послевоенного периода неожиданно раскрыло перед нами целую сокровищницу идей, столь актуальных сегодня, когда права человека, более чем когда-либо, находятся под угрозой.

В то время как ученые, международные организации и правозащитники отстаивают законность прав человека перед лицом таких проблем современности, как возрождение национализма, ослабление Европейского союза и повсеместное неравенство, опрос ЮНЕСКО о философских принципах прав человека может стать уникальным – хотя и несколько оригинальным – источником новых перспектив и, быть может, новых нестандартных решений.

 

***

Подробнее об опросе ЮНЕСКО о философских принципах, лежащих в основе прав человека, можно узнать из статьи Жака Аве, опубликованной в номере «Курьера» за август 1948 года (на английском языке)Distinguished world thinkers study bases of human rights.

Текст анкеты (на английском языке) можно скачать по этой ссылке.

С избранными ответами на опрос можно ознакомиться здесь (публикация на английском языке): HUMAN RIGHTS. Comments and Interpretations(link is external)

Фото: Pejak(link is external) 

 

Марк Гудэйл

Преподаватель культурной и социальной антропологии и руководитель лаборатории культурной и социальной антропологии (LACS) в университете Лозанны (Швейцария) Марк Гудэйл (Соединенные Штаты) является редактором цикла книг на тему прав человека Stanford Studies in Human Rights (link is external) и автором тринадцати из них, включая книгу Letters to the Contrary: A Curated History of the UNESCO Human Rights Survey (Stanford, 2018). Это издание, в котором проводится анализ целого ряда недавно обнаруженных документов о деятельности ЮНЕСКО в области прав человека в первые два года ее существования, также знакомит с общей историей прав человека.



Другие статьи автора: Гудэйл Марк

Архив журнала
ку№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба