Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » ку№4, 2018

Лионел Вер и Аннмари Дезентье
Права человека и культурные перспективы
Просмотров: 57

 

cou_04_18_veer_web_01.jpg

Работа художницы Сары Хартвиг (Германия), представленная на конкурс плакатов «Один за всех, все за одного», который в 2018 году провела некоммерческая организация 4tomorrow по случаю 70-летия Всеобщей декларации прав человека.

В текущих обсуждениях универсальности Декларации прав человека на первый план вновь выходят проекты, которые ЮНЕСКО осуществляла с 1947 года с целью поощрения размышлений о различных культурных перспективах.

Лионел Вер и Аннмари Дезентье

В наши дни Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) пользуется широким признанием в большинстве государств и является неотъемлемой частью международного права. Тем не менее, стоит признать, что международная арена со времени принятия ВДПЧ в 1948 году существенно изменилась. Не только Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций стала более многоликой, но и государства более не являются единственными участниками политической игры: они должны считаться с надгосударственными, межгосударственными и местными силами, которые составляют, изменяют или ставят под сомнение действующие нормативные соглашения.

Кроме того, международное право в области прав человека не является единственным нормативным порядком. Существуют также дополнительные средства неюридического характера, такие как обычные, религиозные, социальные и культурные нормы, к которым прибегают с целью соблюдения фундаментальных прав человека.

Во многих африканских обществах и некоторых странах Азии права и обязанности человека рассматриваются во взаимосвязи не столько с личностью, сколько с сообществом. Если либерализм сосредотачивается на нерушимых правах личности, то конфуцианство в Китае, например, уделяет больше внимания общественным обязанностям. Философия убунту в Африке, основанная на человеколюбии и братстве, вдохновила создание Комиссии по установлению истины и примирению в Южной Африке. Суды «гакака», которые присоединились к процессу национального примирения вследствие геноцида в Руанде в 1994 году, представляют собой еще один широко известный пример использования традиционных механизмов. Существует и множество других подобных примеров.

Общинные альтернативы

Так, Манденская хартия, считается одной из самых древних конституций в мире, несмотря на то, что она передается от поколения к поколению в устной форме. Она была провозглашена в начале XIII века империей мандингов, которая в Средневековье занимала обширную часть Западной Африки. Эта хартия состоит из «преамбулы» и семи «глав», предусматривающих обеспечение социального мира во всем его многообразии, неприкосновенность личности, право на образование, целостность родины, продовольственную безопасность, свободу слова и предпринимательства, а также отмену порабощения посредством захвата во время набегов. Эти принципы, которые определяют права и обязанности членов сообщества мандингов, до сих пор остаются в силе и поддерживаются местными и национальными органами власти Мали.

В 2009 году Манденская хартия была внесена ЮНЕСКО в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества, поскольку она представляет собой яркий пример традиционного социального и правового устройства, которое не должно предаваться забвению.

Внимания заслуживает еще одно общинное решение, достигнутое на другом краю Африки, в Свазиленде. В этой стране (как и во многих других) у женщины, ставшей жертвой домашнего насилия, есть лишь один вариант самозащиты: написать заявление в полицию. Но этот вариант оказывается нецелесообразным, ведь если ее мужа признают виновным, то за решеткой окажется кормилец семьи. Вот почему женщины разработали альтернативную стратегию. Во время праздников или торжественных событий женщины обычно поют хором. Остальные же члены сообщества, включая мужчин, должны хранить молчание и слушать. Пение это может длиться часами. Многие женщины ввели в свой репертуар песни, осуждающие домашнее насилие. Согласно исследованию, проведенному Межкультурным центром прав человека(link is external), который был основан в 2014 году в Пекине (Китай) научными сотрудниками из Китая, Африки и Европы, такая публичная очная ставка между мужьями и их жертвами оказалась намного действеннее, чем обращение к официальному правосудию.

Другой пример успешности и социальной легитимности негосударственных механизмов был отмечен в Индии, где в сельских районах были созданы женские суды, известные под названием «Нари Адалат». Председательствующие в них женщины обладают лишь поверхностными знаниями Уголовного кодекса Индии, но регулируют судебные случаи через посредничество. Несмотря на некоторые изъяны, неофициальные суды являются хорошей альтернативой затяжным и дорогостоящим официальным разбирательствам и пользуются поддержкой, в том числе финансовой, со стороны местных властей и индийского государства.

По всей видимости, инициативы, исходящие непосредственно от культурных сообществ, более рациональны и эффективны в долговременной перспективе, чем преобразования, осуществляемые сторонними исполнителями или государством. Эти системы общинного заступничества должны приниматься в расчет.

Различные формы мышления

Семьдесят лет назад ЮНЕСКО прекрасно выразила эту мысль в своем заявлении, что «успех такой декларации (прав человека) зависит не только от органа власти, выдвигающего и гарантирующего права, но и от всеобщего понимания ее принципов, которое способствует осуществлению провозглашенных прав на практике».

Эта цитата взята из доклада под названием The Grounds of an International Declaration of Human Rights(«Основы международной декларации прав человека», стр. 1), представленного 31 июля 1947 года группой экспертов, которую ЮНЕСКО созвала с целью внести свой вклад в процесс разработки ВДПЧ. С этой же целью Организация провела широкомасштабный опрос, посвященный выявлению философских принципов, лежащих в основе прав человека. Предполагалось, что результаты опроса, который является главной темой этого номера «Курьера», позволят учесть при разработке декларации ключевые элементы из самых разных традиций и мировоззрений.

В вышеупомянутом докладе также подтверждалась убежденность Организации в том, что «чем глубже мы исследуем основы прав человека, тем более грандиозными и осуществимыми становятся наши надежды» [стр. 3]. Документ также содержит предупреждение о том, что различное понимание прав человека, обусловленное многообразием культур, может препятствовать нахождению консенсуса и практическому осуществлению прав, провозглашенных в ВДПЧ.

Как следует из более раннего документа, Меморандума о правах человека от 27 марта 1947 года [стр. 6], ЮНЕСКО полагала, что «мы не должны пренебрегать тем фактом, что в других частях света появились, появляются и продолжат появляться иные теории прав человека».

После приведения фашизма в качестве идеального примера политической системы, оказавшейся теоретически неприемлемой, дискредитированной и потерпевшей полный крах на практике, в Меморандуме отмечается необходимость «разработать принципиально новую концепцию прав человека, отражающую в себе идеи такого деятеля, как Махатма Ганди, или многочисленных индийских мыслителей, которые верят в общественное значение и личную пользу медитации и мистического переживания».

В заключение в документе утверждается, что «мы обоснованно можем быть уверены, что мысли, которые бродят сейчас у народов с черным, коричневым или желтым оттенком кожи, от Африки до Дальнего Востока, приведут к появлению новых, неизвестных нам сегодня концепций».

Несмотря на усилия ЮНЕСКО, в ходе разработки ВДПЧ азиатские и африканские традиции и философии учтены не были. И хотя культурные различия были на повестке дня, возобладал западный взгляд на права человека, основанный на политической философии либерализма и ставящий на первое место естественные права личности, а не общество и культуру. К тому же, процесс осуществления и защиты этих прав уходит корнями в западную юридическую культуру, где государство и законодательные органы играют главную роль.

За последние семьдесят лет все больше внимания уделяется культурному многообразию, влиянию негосударственных структур и изобилию юридических практик. К этой тенденции следует отнестись со всей серьезностью: только так философию ВДПЧ можно будет донести до местных сообществ и реализовать в полной мере в их контексте и культуре.

Вызывающие беспокойство части мирового сообщества современные дебаты о практически полном отсутствии незападных идей в правовых нормах в области прав человека свидетельствуют о том, что дискуссия, инициированная ЮНЕСКО в 1947 году, была завершена преждевременно, и что сегодня настало время ее возобновления.

***

Подробнее об опросе ЮНЕСКО о философских принципах, лежащих в основе прав человека, можно узнать из статьи Жака Аве, опубликованной в номере «Курьера» за август 1948 года (на английском языке): Distinguished world thinkers study bases of human rights.

К вопросу о примирении универсальности прав человека и культурного плюрализма см. статью Мирей Дельмас-Марти «Креолизация понятия человечества», опубликованную в «Курьере ЮНЕСКО» за апрель-июнь 2018 года.

К вопросу о философии убунту см. статью Майкла Ониебучи Эзе «Вы есть, значит я существую», опубликованную в выпуске за октябрь-декабрь 2011 года, и статью «Мы, слуги и хранители Земли» из номера за апрель-июнь 2018 года, которую написал Сулейман Башир Диань.

 

 

 

Аннмари Дезентье

Специалист по правам человека и международной политике г-жа Аннмари Дезентье в настоящее время работает в Министерстве внутренних дел Королевства Нидерландов.

 

 

Лионел Вер

Голландский дипломат Лионел Вер с 2010 по 2014 год исполнял обязанности посла Нидерландов по правам человека. Впоследствии, с сентября 2014 года по сентябрь 2018 года, он являлся послом и постоянным представителем Нидерландов при ЮНЕСКО.

Архив журнала
ку№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба