Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №2, 2018

Андреас Малм
Взгляд из Доминики: антропоцен или капиталоцен?
Просмотров: 113

 

cou_02_18_capitalocene_02.jpg

Следуйте за лидерами. Миниатюрная инсталляция испанского художника Исаака Кордаля на выставке Fragil (Брюссель, 2015 г.), изображающая бизнесменов в море воды и нефти.

Изменение климата – не просто результат существования на Земле нескольких миллиардов человек. Винить в нем стоит узкий круг лиц, в руках которых находится контроль над средствами производства и принятие решений относительно использования энергоресурсов. Именно так считает шведский ученый Андреас Малм, полагая, что термин «капиталоцен» больше подходит для описания нынешней эпохи, чем «антропоцен». Он убежден, что если мы сейчас же не начнем открыто противостоять ископаемому капиталу, нам не удастся предотвратить экстремальные климатические явления, подобные урагану, обрушившемуся на Доминику.

Андреас Малм

Еще совсем недавно Доминика была настоящей зеленой жемчужиной Карибского моря. Когда я посетил страну в августе 2017 года, каждая скала, каждое ущелье острова, самого гористого в регионе, утопало в пышной изумрудной зелени. Несмотря на природные богатства – в частности, великолепные леса, которых почти не коснулась рука человека, – население острова, насчитывающее около 70 тысяч человек, живет в условиях бедности. Основное занятие местных жителей, по большей части африканского происхождения, – мелкое фермерское хозяйство. В последнее время к выращиванию бананов и ямса добавились рыболовство и туризм, хотя они развиты недостаточно.

От первого удара стихии остров пострадал в 2015 году, когда на Доминику обрушился тропический шторм «Эрика». Гористые склоны не устояли перед натиском сильных ливневых дождей, вызвавших обвалы и оползни. Два года спустя, во время моего посещения острова, последствия этого разрушительного явления еще были видны, особенно в юго-восточной части острова, где оползни вместе с верхним слоем грунта унесли вниз деревья и дома, оставив на склонах еще не зажившие шрамы.

Восстановление дорог и строительство новых поселений для размещения выживших после «Эрики» еще не завершилось, как остров стал жертвой нового стихийного бедствия. Через шесть недель после моего отъезда, 18 сентября 2017 года, бушующий неподалеку ураган «Мария» внезапно усилился до 5-й категории, к которой относят мощнейшие ураганы с катастрофическими последствиями, и двинулся по направлению к Доминике. Всего за одну ночь остров из зеленого превратился в бурый: ветер небывалой силы повалил растения и сорвал с них все листья.

Глубочайшее чувство утраты

На прибрежных волнах колыхались сучья деревьев и оборванные листья, на склонах, будто подвергнутых массовой вырубке, стояли обнаженные деревья. Если «Эрика» оставила на острове несколько царапин, то «Мария» заживо содрала с него кожу. Целые инфраструктуры – дома, дороги, мосты, больницы, школы – были стерты в порошок, сельскохозяйственные угодья были уничтожены. По оценкам, нанесенный ущерб вдвое превысил внутренний валовой продукт (ВВП) страны, однако, согласно информационному агентству IRIN(link is external), моральный ущерб и глубочайшее чувство утраты оценить невозможно.

В первый месяц после урагана «Мария» пятая часть островитян собрала уцелевшее имущество и покинула Доминику. Оставшиеся называют себя солдатами на поле боя – в речи то и дело слышны военные метафоры. Так, через пять дней после трагедии премьер-министр страны Рузвельт Скеррит(link is external), который также лишился крова, обратился к участникам Генеральной Ассамблеи ООН со следующими словами: «Я прибыл к Вам прямо с передовой (…). Жители Доминики приняли на себя главный удар климатических изменений. При этом мы страдаем от последствий действий других людей, действий, которые ставят под угрозу наше существование ради обогащения небольшой группы лиц, живущих далеко от нас».

Ни потомки рабов, составляющие большую часть жителей Доминики, ни малочисленные представители коренного населения не сделали ничего, что могло бы привести к глобальному потеплению. Мелкие фермеры, подрабатывающие таксистами и уличными торговцами, чтобы свести концы с концами, оставляют очень незначительный углеродный след и совершенно не контролируют энергообеспечение на планете. Однако главными жертвами этого неистового гиперурагана стали те самые фермеры: их дома были разрушены, земли опустошены, а для кого-то эта битва со стихией оказалась последней.

Коллективная ответственность человечества?

Совсем иную картину рисуют перед нами представители западных научно-исследовательских и политических кругов и СМИ на протяжении последнего десятилетия. Согласно им, в изменении климата виноваты мы все, и глобальное потепление – следствие деятельности всего человечества. Они говорят нам, что мы живем в эпоху антропоцена, когда активность человека определяет будущее планеты в большей степени, чем естественные механизмы, что особенно проявляется в отношении климата. Таким образом, ответственность за все последующие катастрофы лежит на всем человечестве вместе взятом.

Яркий пример подобной логики можно найти в одном из наиболее популярных произведений по этой теме за последние годы – книге индийского писателя Амитава Гоша(link is external) The Great Derangement: Climate Change and the Unthinkable(link is external) (дословный перевод: «Великое умопомешательство: изменения климата и невообразимое»), опубликованной издательством The University of Chicago Press Books в июле 2017 года. В частности, автор пишет, что глобальное потепление является «непредвиденным последствием существования человека как биологического вида». Более того, это «результат совокупных действий, совершенных всеми людьми в ходе истории человечества. Каждый человек, когда-либо живший на планете, внес свой вклад в превращение нас в доминирующий вид, и в этом смысле каждый человек, в прошлом и настоящем, содействовал нынешним изменениям климата». Исходя из такой точки зрения, обычный производитель кофе на Доминике способствовал возникновению урагана «Мария» только потому, что он принадлежит к виду Homo sapiens. В равной степени к этому причастны и его предки, обращенные в рабство и привезенные на остров против своей воли. Не меньше виноваты и карибы – коренное население острова, которое мирно обитало там до высадки на берег европейцев в 1492 году.

 

 

Прилив. Инсталляция британского художника Джейсона Декейра Тейлора на р. Темза, Лондон, 2015 г.

 

Искаженное представление

Хотя найти научное обоснование такой точке зрения чрезвычайно сложно, она довольно часто слышна в рассуждениях представителей интеллектуальных кругов об антропоцене. Например, историк Дипеш Чакрабарти – чьи суждения об этом понятии, возможно, пользуются наибольшим авторитетом в гуманитарных и социальных науках, – заявил в отношении причин изменения климата, что «бедные участвуют в общей истории человеческой эволюции в той же степени, что и богатые» (Climate and Capital: On Conjoined Histories, Critical Inquiry, 2014 г.).

С этой позиции ураган «Мария» больше похож на самоубийство, чем на войну. Получается, что теперь мы расхлебываем кашу, которую сами же и заварили, и в этом нет ничего несправедливого. Однако с оголенных холмов Доминики все выглядит по-иному. Концепция антропоцена ошибочна по своей сути, ибо она дает нам искаженное представление о реальности и вводит нас в заблуждение, но не потому, что причиной изменения климата в ней называется человеческая деятельность – это неоспоримый факт – а потому, что на основе этого делается вывод о том, что в происходящих переменах виновато все человечество. А это далеко не так.

В последние несколько тысячелетий, на протяжении всего существования классового общества, человеческое сообщество было и остается чрезвычайно разрозненным, и в условиях стремительного глобального потепления эта разрозненность только усиливается. По данным международной организации «Оксфам Интернэшнл(link is external)» на январь 2017 года, восемь богатейших людей мира владеют таким же капиталом (426 млрд долл. США), как и менее обеспеченная половина населения Земли вместе взятая (409 млрд долл. США). Известно, что уровень доходов тесно связан с объемом выбросов углекислого газа. Богатство свидетельствует о том, что его владельцу выгодно текущее положение дел, и оно же надежно защищает его от возможных последствий. Прочно стоя на фундаменте ископаемого топлива, это богатство является главной движущей силой урагана.

Пластиковая эпидемия

Нам говорят, что изменение климата – это результат деятельности безличной массы, состоящей из миллионов и миллиардов человек. Однако американский географ Мэтт Хьюбер(link is external) недавно отметил, что в действительности ответственность за происходящие явления лежит на небольшой группе лиц, контролирующих основные средства производства и принимающих главные решения в области использования энергоресурсов. И движет ими одна цель – дальнейшее обогащение. Этот процесс называется накоплением капитала, и для него никакой роли не играют ни судьбы жителей Доминики, ни любые научные доводы.

Рассмотрим следующий пример. В декабре 2017 года британская газета «Гардиан» опубликовала статью(link is external), где отмечалось, что в ближайшее десятилетие производство пластика в Соединенных Штатах Америки, предположительно, возрастет на 40%. Объясняется это тем, что в связи с ростом добычи сланцевого газа компании ExxonMobilShell и другие производители ископаемого топлива решили инвестировать значительные средства в строительство заводов по производству пластика. В результате этого зависимость американской – а вслед за ней, и мировой – экономики от пластмассовых товаров только усилится. Использованный пластик закончит свою жизнь на одном из пляжей мира, а тепло, выделяемое при сжигании ископаемого топлива, приведет к опустошению новых островов. С точки зрения капитала, правильность инвестиций в производство и потребление ископаемого топлива с целью получения доходов не подлежит сомнению. Однако этот ископаемый капитал и положил начало глобальному потеплению.

Жители Доминики и их товарищи по несчастью во всем мире – число которых будет увеличиваться с каждым годом, если мы сейчас же не начнем открыто противостоять ископаемому капиталу, – никогда не жили в эпоху антропоцена, и их нельзя винить в причинении вреда планете. Более того, они сами страдают от побочных последствий нашей эпохи, которую следовало бы назвать «капиталоценом». Это своеобразная форма структурной, системной войны. При этом в будущем частота и мощность природных катастроф может только возрасти. Сложно сказать, когда начнется это противостояние – и произойдет ли оно вообще – однако обвинение всего человечества нам вряд ли поможет.

Фото:

Исаак Кордаль(link is external)

Джейсон Декейр Тейлор(link is external)

 

Андреас Малм
Преподаватель экологии человека в Лундском университете (Швеция). Он является автором целого ряда изданий, включая опубликованную совсем недавно книгу The Progress of This Storm: Nature and Society in a Warming World (2018 г.).


Другие статьи автора: Малм Андреас

Архив журнала
№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба