Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №3, 2018

Малек Бенсмаил: Документальное кино – зеркало общества
Просмотров: 137

 

cou_03_18_bensmail_01.jpg

Малек Бенсмаил, 2016 г.

В 1962 году были подписаны соглашения, открывшие Алжиру путь к независимости и положившие конец войне, которая продлилась восемь лет. Три года спустя итальянский кинорежиссер Джилло Понтекорво снимает фильм «Битва за Алжир». Кинокартина повествует об одном из наиболее кровавых эпизодов алжирской войны за независимость, столкнувшей в 1957 году бойцов Фронта национального освобождения (ФНО) и колониальные французские власти.

В ходе съемок, 19 июня 1965 года, в столицу Алжира врывается армия под руководством полковника Хуари Бумедьена. С бронетехникой, использующейся для съемок, смешиваются настоящие танки, раздаются выстрелы... В стране происходит военный переворот, в ходе которого президент Алжира Ахмед бен Белла свергнут со своего поста.

Еще через полвека алжирский режиссер Малек Бенсмаил исследует историческое значение фильма Понтекорво в документальной ленте «Битва за Алжир: фильм в истории» (2017 г.). Однако это не «фильм о фильме», поясняет он. Скорее, это взгляд на историю его страны: революцию, государственный переворот, смену политических режимов, деколонизацию… На протяжении вот уже около тридцати лет Малек Бенсмаил создает то, что он сам называет «современной памятью» своей родины.

Малек Бенсмаил отвечает на вопросы Ясмины Шоповой

 

Почему вы выбрали средством самовыражения документальный фильм?

Документальный фильм позволяет более эффективно, чем художественные киноленты, развеять национальные мифы. Не уничтожить их, но ограничить их влияние, сократить их давление на общество. Как же еще увидеть самих себя, если не снимать реальные события? Где черпать вдохновение? На что опираться в своих мечтах? Кстати, современный кинематограф произошел именно от документального фильма. Только вспомните братьев Люмьер. Документальное кино формирует общественное сознание. В нем представлена та реальность, которая ложится в основу художественных картин и служит своего рода зеркалом общества. Да, документальные фильмы не всегда приносят удовольствие, но они дают толчок к развитию.

В 1990-е годы, когда в Алжире бушевало «Черное десятилетие», я выбрал реальность, и я продолжаю следовать по этому пути. Я планирую каждый год или два снимать фильм о людях, учреждениях, о каком-либо важном для общества вопросе, с тем чтобы в дальнейшем эти фильмы помогли нам лучше понять процесс становления страны во времени.

Я хотел бы создать своего рода современную память, показать людям «лабораторию», которую представляет собой моя страна, ее поиски путей развития, подъемы и падения, ее терзания… Демократия строится не одним щелчком пальцев ‒ но и не щелчком затвора автомата!

В 2015 году на экраны вышел ваш фильм о независимой алжирской газете El Watan(link is external), посвященный свободе печати – одному из достижений демократии. Почему вы назвали его «Противовес власти(link is external)»?

В борьбе за это достижение демократии многие журналисты отдали свою жизнь, в том числе в ходе Гражданской войны, разразившейся в 1991 году и унесшей жизни 200 000 человек. Порядка 100 000 пропали без вести. Только в период с 1993 по 1998 год исламистскими экстремистами были убиты около 120 алжирских журналистов. К сожалению, несмотря на это, независимая пресса сегодня не является серьезным противовесом власти в Алжире.

В центре внимания фильма ‒ команда журналистов, которых зрители могут наблюдать в процессе работы. Моей целью было показать не столько прессу вообще как противовес власти, сколько отдельных людей, личностей, которые составляют этот противовес.

Понятие личности еще не прочно закрепилось в умах алжирцев. Мы продолжаем видеть себя лишь частью общины, руководствуемся общественными интересами. Нам нужно защищать нашу общую нацию, общую страну, общего бога, общий язык… Везде присутствует это всемогущее слово «общий», которое охватывает нас всех, в то время как на самом деле мы ‒ это отдельные люди, ученые, журналисты, судьи, студенты и т. д., которые сосуществуют в едином многокультурном и многоязычном пространстве. Мы все мыслим по-разному и вместе представляем собой множество малых противовесов, столь необходимых демократии.

Зачем же нужна независимая газета, если она не имеет влияния на общество?

Независимая пресса, даже когда она не является реальным противовесом власти, помогает разоблачать случаи так называемого невидимого насилия, которое регулярно обходят молчанием. В настоящее время Алжир считается спокойной страной, защищенной от терроризма, однако даже сейчас мы не застрахованы от унижений и манипуляций.

El Watan – не единственная газета, которая участвует в этом сопротивлении, в этой борьбе. Есть и другие, например, Le Quotidien d'Oran(link is external)El Khabar(link is external)Liberté(link is external) и, в определенной степени, Le Soir d'Algérie(link is external). Хочу отметить, что эти издания не принадлежат оппозиции. Их задача – предоставлять широкой публике достоверную информацию из различных, сбалансированных источников. У большинства из них есть веб-сайты с бесплатным доступом для всех, включая диаспору.

Что делает El Watan, чтобы сохранить независимость? На какие средства выходит газета?

Газета существует на доход, полученный от продажи изданий – она выходит тиражом в 140 000 экземпляров по цене 20 алжирских динаров (около 0,20 евро) за номер – и от рекламной деятельности. В 1993 году газета лишилась такого источника дохода, как государственная реклама, в связи с чем было принято решение инвестировать в создание рекламного отдела и отдела распространения, а также в независимую типографию, где El Watan печатается вместе с газетой El Khabar. К тому же, теперь доход поступает от рекламы из частного сектора. Эти средства позволяют оплачивать работу журналистов и корреспондентов, которых в газете насчитывается около сотни.

У издания были и трудные периоды: выпуск приостанавливался по крайней мере шесть раз. Кроме того, против газеты было возбуждено около двухсот дел в суде, что существенно подрывает ее финансовое состояние. Я очень удивился, когда основатель и директор издания Омар Белюше (Omar Belhouchet) назвал эти судебные разбирательства чрезвычайно важными для демократического процесса. В моих глазах они выглядели тяжелым грузом. Он же считал, что они позволяют защитить не только журналистов и карикатуристов, но и свободу выражения мнений вообще – которая, кстати говоря, предусмотрена конституцией Алжира.

Эти разбирательства дают ему возможность объяснить судьям и другим участникам процесса, что такое карикатура, юмор, хроника, журналистское расследование и что является сдерживающими факторами в обществе. В каком-то смысле он использует эту возможность для просвещения молодых судей в вопросах свободы печати.

 


Сцена из фильма Малека Бенсмаила «Китай еще далеко» (2008 г.)

 

Просвещение стало центральной темой вашего документального фильма La Chine est encore loin(link is external) («Китай еще далеко», 2008 г.). Почему в названии упоминается Китай, ведь в фильме рассказывается об учащихся школы в деревушке Тиффельфель (Tiffelfel) в регионе Орес, где в ноябре 1954 года началась война за независимость Алжира?

В названии содержится аллюзия на высказывание пророка Магомета, который утверждал, что следует старательно искать знание, даже если бы пришлось идти за ним до Китая. Китай представляет собой символическую землю, сокровищницу знаний, достигнуть которую можно лишь ценой больших усилий. И Алжиру идти до него еще очень далеко.

Прямо перед этим я снял документальный фильм о сумасшествии (Aliénations(link is external), «Умопомрачение», 2004 г.). Я провел три месяца в психиатрической клинике, где я увидел много случаев бреда с религиозно-политической фабулой. Меня заинтересовали возможные причины этого вида патологии. Один психиатр сказал мне, что причины кроются в самом обществе. Тогда я захотел узнать, как строится образование молодого поколения, какие идеи внушают им в школе. Поиск ответов на эти вопросы и привел меня в школу в деревне, где началась война.

Эта война была чрезвычайно жестокой и продлилась почти восемь лет. Благодаря победе Алжир превратился в настоящую легенду, и при всех последующих режимах власти всячески содействовали закреплению этой легенды в общественном сознании. Я вовсе не хочу сказать, что развивать национальные чувства населения и воспевать героизм плохо. Однако это не должно быть полностью оторвано от реальности, от повседневной жизни местного населения. Я захотел снять фильм о простых алжирцах, для которых каждый день ‒ это тяжкий труд и борьба. О людях, жизнь которых очень далека от этой легенды.

В своем фильме я стремился показать ту пропасть, которая разделяет наши социальные реалии от этой легенды. В конечном итоге мы замечаем, что в детях с малых лет взращивают ненависть друг к другу. Фильм также показывает нам, что современное кораническое образование имеет очень мало отношения к словам пророка. Политический исламизм причинил немало вреда, и его последствия ощущаются по сей день, особенно в сельской местности.

Это и стало причиной, по которой в фильме снялась только одна женщина ‒ Рашида, которая работает в той школе уборщицей?

Рашида просто великолепна. Она преподала мне отличный урок о свободе! Она родом из другой деревни на юге Алжира, откуда она была вынуждена бежать: после того, как она развелась с мужем, там ее стали считать проституткой.

Побеседовать с другими женщинами нам не удалось. А ведь в прошлом женщины этого региона пользовались особым уважением за вклад в экономику страны: на их плечах лежало изготовление ковров и сельское хозяйство. Теперь же они сидят дома. В деревнях женщины почти не выходят на улицу, даже с закрытым лицом. За покупками ходят мужчины. Раньше такого никогда не было! За годы исламизма и консерватизма традиционная роль женщины в обществе была сведена к нулю, как и все то, чего им удалось добиться благодаря эмансипации. Во время съемок они через детей передавали нам подносы с едой, сладостями и кофе, но лично мы не видели никого из них.

Дополнительная информация:

Сайт Малека Бенсмаила(link is external)

Интервью о фильме «Битва за Алжир»(link is external)

Интервью о фильме «Китай еще далеко» (link is external)

Видео: Малек Бенсмаил беседует с Жан-Филиппом Тессе(link is external)

 

Малек Бенсмаил

Алжирский режиссер Малек Бенсмаил занялся съемкой документальных фильмов в 1990-х годах, когда его страна переживала «кровавое десятилетие». Его работы регулярно получают высокую оценку критиков и принесли ему многочисленные награды на международных кинофестивалях. Фильмы Малека Бенсмаила можно видеть в кинозалах и на телеканалах различных стран мира: Arte (Германия - Франция), TV Cultura (Бразилия), RTBF (Бельгия), TV3 (Испания), YLE (Финляндия), France TVCanal+ (Франция), BBC, Channel 4 (Соединенное Королевство), RTSI, RTSR (Швейцария), а также на международном канале TV5 Monde. В 2010 году он получил почетную возможность провести некоторое время в резиденции Кудзёяма (Kujoyama) в Киото, Япония. Осенью 2018 года в крупных американских университетах планируется провести ретроспективу его творчества.

Архив журнала
№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба