Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2019

Мари Руэ
Саамы из Йокмокка бросают вызов современности
Просмотров: 30

 

cou_01_19_lapland_web.jpg

Саамский оленевод из Кёутукейну (Норвегия) сгоняет оленей в стадо при помощи длинной ленты из джутовой ткани.

Вырубка лесов, железнодорожные пути, плотины и стремительно растущие города ставят под угрозу не только северные пейзажи Лапландии, но и будущее коренных жителей этого региона – саамских оленеводов. В этой борьбе за выживание они используют самые различные стратегии, от частичного приспособления к городскому образу жизни до использования традиционных знаний для точного определения состояния пастбищ.

Мари Руэ

Саамы или лопари, как их раньше называли, населяют европейскую часть Северного полярного круга вот уже несколько тысячелетий. По оценкам, их общая численность на сегодняшний день составляет около 80 тыс. человек. Большинство из них проживают в районах Крайнего Севера, в Лапландии (саамск. Sápmi), расположенной на территории четырех государств – Норвегии, России, Финляндии и Швеции, а небольшая часть расселилась южнее, в районе Осло и Стокгольма.

У саамов есть своя культурно-политическая общественная организация – Союз саамов(link is external), посредством которого они могут совместно решать вопросы, касающиеся судьбы этого народа, независимо от страны его проживания – государственные границы никогда не препятствовали общности саамов. На протяжении всей истории их всегда отличала удивительная способность хранить верность своим традициям, не отставая от времени. Саамы активно участвуют в деятельности международных организаций, в частности Арктического совета(link is external). К слову, первым председателем Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов(link is external) стал представитель саами.

Что касается их политического представительства, то в 1973 году Саамский парламент был учрежден в Финляндии, в 1989 году – в Норвегии, а в 1993 году он появился и в Швеции.

В настоящее время среди саамов можно найти представителей самых различных профессий, как интеллектуальных, так и творческих: ученых, художников, скульпторов, журналистов, писателей, певцов, кинематографистов. Так, писатель и музыкант Нильс-Аслак Валкеапяя и певица Мари Бойне заслужили себе известность далеко за пределами своей родины. Тем не менее, традиционным занятием саамов остается разведение северных оленей.

Поразительная способность к адаптации

Крупнейшим центром оленеводства является город Йокмокк, расположенный в лене Норрботтен – самом большом округе Швеции площадью 100 000 кв. км, что составляет почти четверть страны. Здесь проживает около 4 000 саамских оленеводов. В наши дни им приходится сталкиваться с многочисленными проблемами, ставящими под угрозу их промысловую территорию, однако жители Йокмокка не отчаиваются: их гибкость и жизнестойкость уже неоднократно их выручала.

Впервые свою поразительную способность к адаптации саамы проявили еще четыре или пять веков тому назад, когда они занимались преимущественно рыбной ловлей, звероловством и охотой на северных оленей. С приходом на их земли первых скандинавских переселенцев популяция диких зверей резко сократилась, но успешное освоение оленеводства позволило саамам выжить.

Они выстояли и тогда, когда в начале XX века англичане и скандинавы приступили к освоению их природных ресурсов, возводя на реках плотины с целью получения электроэнергии и роя шахты в горах в поисках железной руды, необходимой для производства стали.

Саамы вновь продемонстрировали стойкость в 1960-е годы, когда лесоводство в Швеции и Финляндии начало осуществляться в промышленных масштабах, негативно отражаясь на биоразнообразии лесов. Позднее, в 1970-е годы, в норвежском городе Алта саамы основали один из первых природоохранных альянсов, объединивших правозащитников и коренное население с целью препятствовать строительству плотины, которое повлекло бы за собой снос крупного зимнего поселения.

Продолжающееся заселение региона сопровождалось растущим ущемлением права саамов на рыбную ловлю и охоту, как и их права на землю. Вопреки всему, оленеводам удалось сохранить свой промысел.

Серьезная опасность

На лето саамы из Йокмокка перегоняют оленей в горы, а к осени спускаются в леса на равнинах. В настоящее время в этих лесах ведутся лесозаготовки, и оленеводы вынуждены делить право пользования с лесовладельцами. Такое сосуществование представляет собой непростую задачу: лесозаготовщики нередко вырубают леса под корень до проведения повторного насаждения, а тяжелая лесозаготовительная техника разрушает почву и уничтожает ягель, которым олени питаются зимой, выкапывая его из-под снега. При этом ягель растет очень медленно: для его восстановления может потребоваться от 30 до 50 лет!

Лесозаготовка – не единственный враг оленеводов. Сегодня по этой местности проходит железнодорожная линия, служащая для перевозки железной руды и пассажиров и разделяющая территорию выпаса на две части. Пути миграции оленей также преграждают дамбы и искусственные водохранилища, а города, автотрассы и шахты сокращают площадь пастбищ.

Сегодня перед саамами стоит новая проблема – изменение климата. На севере опасения вызывает не столько само потепление, сколько его последствия в виде нестабильных зимних температур. После таяния и последующего замерзания на снегу образуется ледяная корка, преграждающая оленям путь к ягелю – а значит, и к пропитанию.

Борьба за выживание: новые стратегии и традиционные методы

Когда олени не могут самостоятельно добывать себе пищу, оленеводы покупают сено, дорогостоящий сухой корм (который, к тому же, олени порой отказываются есть) или – оптимальный вариант – мешки ягеля. Иногда саамы ходят собирать ягель туда, куда олени попасть не могут – например, в окрестности аэропорта. Эти и другие новые стратегии позволяют им не проиграть в этой борьбе за выживание.

В стремлении повысить свои доходы оленеводы пытаются заниматься прямой продажей оленьего мяса или же ищут временную работу в сфере туризма. Женщины все чаще делают выбор в пользу постоянной работы (учителем, врачом, журналистом, швеей, продавцом и т. д.), чтобы сбалансировать семейный бюджет, сократившийся в результате падения доходности оленеводства.

Однако самое эффективное оружие в арсенале саамов – традиционные знания. Глубочайшее понимание метаморфизма и природы снега, о чем свидетельствует чрезвычайно точная и подробная терминология, сложившаяся в саамском языке для описания самых различных его характеристик, помогает им непрерывно наблюдать за состоянием пастбищ.

В отличие от западной науки с ее статичным видением емкости пастбищ (количества голов скота, допустимого для выпаса на гектаре земли), основанном на количественном анализе ботанических ресурсов, саамскую науку интересуют имманентные, внутренние свойства объектов природы.

Для оценки состояния пастбища они выкапывают в сугробе углубление и изучают слои снега и структуру снежинок, на основании чего делают вывод о произошедших за текущий сезон явлениях – изменениях ветра, температур, состоянии леса, надпочвенного покрова – и об их взаимосвязи с оленями. Этот традиционный метод позволяет им определить не абсолютную вместимость пастбища, а его состояние в данный момент и в данном месте, и принять наилучшее решение в этом отношении.

Хотя возможности саамов и ограничены ввиду интенсивности происходящих с планетой изменений, их традиционные знания и опыт, лежащие в основе их жизнеспособности, делают их настоящими экспертами в изменении климата.

 

Мари Руэ

Научный сотрудник Национального музея естественной истории(link is external) в Париже и специалист по экологической антропологии и этнобиологии Мари Руэ (Франция-Канада) является научным руководителем Национального центра научных исследований Франции (CNRS(link is external)

 



Другие статьи автора: Руэ Мари

Архив журнала
№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба