Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2019

Фулуна Тикойделаймакоту Туймодей
К островам Лау, на всех парусах
Просмотров: 56

 

cou_01_19_fidji_web.jpg

Тридцать «тихоокеанских воинов климата», представляющих 12 островных государств, и поддерживающие их австралийцы перекрыли доступ к угольному порту Ньюкасла (Австралия) в знак протеста против последствий изменения климата. Октябрь 2014 г.

«На протяжении тысячелетий наши предки учили нас уважать океан и заботиться о нем. Но с силами, которые сегодня его атакуют и наносят ему урон, нам не совладать», – утверждает молодой мореплаватель с Фиджи Фулуна Тикойделаймакоту Туймодей. Послушайте его историю.

Фулуна Тикойделаймакоту Туймодей

Меня зовут Фулуна Тикойделаймакоту Туймодей. Услышав мое имя, вы сразу поймете, кто я и откуда. Я родом из небольшой страны, Фиджи, что расположена посреди Тихого океана, самого большого океана на земле. Я живу в маленькой деревушке под названием Корова, что находится рядом со столицей, городом Сува. А моя команда родом с еще более маленького острова, Модей (Moce), который входит в состав островов Лау.

Мы – народ морской. На протяжении всей нашей тысячелетней истории суша была местом нашего отдыха, а Тихий океан – нашим настоящим домом. Он всегда обеспечивал нас всем необходимым, кормил и защищал. Это наша основная магистраль и наш супермаркет. Сегодня океан является лишь тенью своего былого «я» по причине постоянно растущего загрязнения, закисления, чрезмерной эксплуатации, увеличения температуры и объема воды.

На протяжении тысячелетий наши предки учили нас уважать океан и заботиться о нем. Но с силами, которые сегодня его атакуют и наносят ему урон, нам не совладать.

Мы – народ мореплавателей. Мы всегда выходили в море, и к тому времени, когда европейцы впервые доплыли до нашего океана, наши «парусники» были самыми быстрыми и большими в мире.

В XVIII веке капитан Кук отмечал, что когда «Ту’и-тонга» (Tu’i-tonga) «плыла мимо нашего корабля, было ощущение, что мы стоим на якоре». «Ту’и-тонга» – это drua («друа», двухкорпусная традиционная парусная шлюпка), построенная у меня на родине, на островах Лау. Она была больше и в три раза быстрее, чем судно Кука, вмещала более многочисленный экипаж и могла плыть против ветра почти так же, как современные яхты.

Верх технического совершенства

«Друа» представляли собой верх технического достижения. Для их строительства не применяли металл, а использовали древесину, траву, орехи, камни, кости и кожу акул. Благодаря знаниям и умениям, приобретенным в ходе навигации на протяжении веков, наши предки построили на наших маленьких островках тысячи великолепных кораблей и экспортировали их по всей центральной части Тихого океана. У каждого острова было свое собственное транспортное средство, работающее на бесплатной и постоянно доступной возобновляемой энергии.

Все европейские мореплаватели свидетельствовали в своих записях о том, что Тихий океан был усеян парусниками. Мы были мобильным народом.

Несмотря на циклоны, цунами и другие природные катаклизмы, свойственные Тихому океану, для наших предков океан никогда не был преградой. Они никогда не использовали в отношении себя таких определений, как «уязвимый», «изолированный», «труднодоступный»: наши «друа», а значит, наша возможность плыть куда и когда угодно, позволяли нам всегда оставаться на связи. Мы не были «маленькой», «островной» или «развивающейся» страной. Мы были и по-прежнему являемся большим океанским сообществом.

Острова Лау часто описывают как красивые, идиллические и нетронутые рукой человека, а наш народ – как один из самых гостеприимных и дружелюбных в мире. И это правда.

Пробоина

Но реальное положение дел более неоднозначно: наши тихоокеанские страны находятся на передовой климатических изменений. Пусть и не по своей вине, но мы оказались на корабле с пробитым днищем, который медленно отдаляет нас от наших побережий и атоллов, превращает наши океаны в кислый, заправленный пластмассой суп, медленно отбеливает наши кораллы и уничтожает запасы воды и пищи. Некоторые из нас потеряют в итоге свои дома, свои страны и культуры. А для всех нас это станет столь беспрецедентным изменением, что старшее поколение будет не в состоянии справиться с ним, а наши дети не будут иметь возможности подготовиться к нему.

В моей деревне никогда не пользовались подвесными моторами. Мы принадлежим к тем немногим общинам, которые до сих пор ходят по нашему океану под парусом. Нынешнее старшее поколение – последние, кто знает, как строить и содержать наши парусники. Мой отец погиб, когда мне было три года, во время навигации на одной из последних «друа» между островами Лау и Сува.

Мое сообщество сейчас – это пережиток того, чем оно было когда-то. Наши парусники малы и лишь отдаленно напоминают те огромные «друа», которые строили наши деды и прадеды. Мы используем их каждый день, чтобы добраться до рифов, порыбачить и снабдить себя пропитанием. Но нам остается только мечтать о том дне, когда наши предводители отправят нас на больших флотилиях в другие страны, на другой конец известного нам света.

Детская мечта

Так что же делать? Мы решили не смиряться с такой участью и не ждать, сложа руки, пока наш пробитый корабль пойдет ко дну. Мы возрождаем наше мореходное достояние, и мне посчастливилось в последние годы самому пройти с небольшой флотилией по Тихому океану.

Мы пересекли его уже неоднократно, перемещаясь от острова к острову, а теперь и от континента к континенту, между Америкой и Австралией, распространяя призыв сохранять надежду: еще не поздно вывести мир из комы, в которую его ввели чрезмерное потребление и глобализация, и положить конец бессмысленному уничтожению океана и нашей планеты.

Сегодня можно заметить признаки возрождения нашей древней культуры мореходства даже в самых удаленных уголках океана: от острова Манус в Папуа-Новой Гвинее и архипелагов Французской Полинезии до атолла Намдрик на Маршалловых островах. Мы знаем, что это лишь небольшой шаг, и его, по всей видимости, будет недостаточно, чтобы коренным образом изменить ситуацию.

Тем не менее, очевидно, что если мы потеряем нашу культуру мореходства, мы потеряем все. Когда-то наши корабли назывались Waqa Tabu – «священные суда». Они – предмет нашего поклонения, наше наследие, воплощение того, кем и чем мы являемся. Это символы той эпохи, когда мы жили в гармонии с ветрами и волнами, когда мы были великим народом в великом океане.

Связь с прошлым, которую олицетворяют эти корабли, не полностью разорвана. У нас мало ресурсов, но мы делаем все возможное, чтобы знания наших старейшин не исчезли с ними, а дошли до следующих поколений. Пока мы строим только маленькие суда, но мы продолжаем готовиться к тому дню, когда наши «друа» вновь выйдут в воды Тихого океана.

Мы должны начать сначала. Строительство будущего опирается на уроки прошлого. Когда мы были детьми, наши родители учили нас, как делать Bakanawа («баканава») – уменьшенные модели «друа», на которых мы соревновались после школы и на выходных. Мне посчастливилось быть одним из тех редких детей моего поколения, которые выросли, плавая, как наши предки это делали на протяжении тысячелетий.

Так что же я могу сделать сегодня в ответ на климатические изменения? По-видимому, самым лучшим решением будет построить «друа» и поплыть к моему острову на всех парусах.

Подробнее о партнерстве в интересах устойчивого управления океаном.

Фото: Джефф Тан(link is external)

 

 

Фулуна Тикойделаймакоту Туймодей

Молодой мореплаватель из Республики Фиджи, Ф. Тикойделаймакоту Туймодей стал представителем интересов морских народов. Он участвовал в конференции «Жизнестойкость в период неопределенности: Коренные народы и климатические изменения», которая прошла в ЮНЕСКО 26 и 27 ноября 2015 года.



Архив журнала
№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба