Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2019

Сальваторе Д’Онофрио
Навруз: ростки нового дня
Просмотров: 93

 

cou_01_19_norouz_web.jpg

Празднование Навруза у подножия Гиссарской крепости. Гиссар, Таджикистан, 2018 г.

Культ зеленеющего Осириса в Древнем Египте, праздник летнего солнцестояния на острове Сардиния, день Святой Барбары у маронитов в Ливане, церемонии исполнения обетов у пирамалай-калларов в Тамил-Наду на юге Индии… В основе множества обрядов лежит символика проросшего семени. Зеленые ростки пшеницы, ячменя или чечевицы сопровождают и празднества по случаю Навруза, который знаменует собой начало нового года для народов, проживающих на территории бывшей Персидской империи. Каждый год Навруз отмечают около 300 миллионов человек во всем мире. Но почему же ростки бросают в воду?

Сальваторе Д'Онофрио

 

Каждый год, когда замыкается петля времен, во всем мире у верующих возникает опасение гибели человечества. Для того чтобы ее избежать, необходимо совершить обряд, позволяющий жить дальше. Эти обряды положили начало новогодним праздникам. Зачастую они отмечаются с приходом весны, знаменующей возрождение природы. Одним из таких праздников является и Навруз, который буквально означает «новый день».

Происхождение Навруза, отмечаемого не менее двух тысяч лет, до сих пор не до конца ясно, однако сама традиция жива во всех странах, когда-то входивших в Персидскую империю.

В Иране, сердце древней Персии, подготовка к празднованию Нового года начинается за две-три недели до его наступления. Женщины «перетряхивают» дом или, другими словами, устраивают генеральную уборку. Во вторник перед праздником мужчины организуют игрища с прыжками через костры. Дети собираются маленькими группами, наряжаются в маски и стучатся во все двери, за которыми их ожидают сладкие пироги и монетки. Традиция эта напоминает Хэллоуин, который в англосаксонском и кельтском мире ассоциируется сегодня с Днем всех святых, а также славянскую Коляду, со временем ставшую частью празднования Рождества.

Но вернемся в Иран. Наступает весеннее равноденствие, и Хаджи Фируз, подобие королевского шута с выкрашенным черной краской лицом, барабанным боем возглашает начало торжеств. Во всех иранских домах, в том числе в диаспоре, непременно накрывается стол «семи вещей» (хафт син). Названия всех семи атрибутов начинаются с буквы «с» (син): сабзе (ростки пшеницы, ячменя, чечевицы и прочих зерновых), сир (чеснок), сиб (яблоко), суммак (сумах), сенджед (зизифус), серке (уксус) и саману (каша, получаемая в результате продолжительной варки молодых, предварительно перемолотых побегов пшеницы).

Иногда к ним добавляется зеркало (айне), пироги или монеты. На столе может присутствовать и Коран (заменивший зороастрийскую священную книгу Авесту), а также сборники стихов. Например, «Диван» Хафиза – персидского поэта-мистика, известного тем, что наизусть знал Коран, – нередко используется для гадания.

Основу праздничной семейной трапезы составляют рыба и рис, но главенствует на столе сабзе. В начале торжеств женщины сеют семена на блюдцах и регулярно их поливают, чтобы они взошли ко дню Навруза.

Что несут в себе ростки?

Происхождение ритуала выращивания ростков установить непросто. В самых ранних свидетельствах, восходящих к временам эллинистического Египта, упоминается «ложа Осириса» (или Осирис зеленеющий): по существующей тогда традиции в гробницы клали лежачие фигурки бога мертвых, олицетворяющие переход к вечной жизни. Изготовлялись эти гробницы из замешанной на воде глины с добавлением семян ячменя.

В V веке в античной Греции в глиняные сосуды или плетеные корзинки, называвшиеся «садами Адониса», также высаживались семена, прорастающие к середине июля. Таким ритуалом ежегодно чествовали Адониса, смертного любовника богини любви Афродиты.

Впрочем, следов ритуальных ростков нет ни в Авесте, ни в повествующих о Наврузе персидских источниках. Нет их даже в ритуалах парси, персидских приверженцев зороастризма, которые между VII и X веками волнами бежали в Индию от арабо-мусульманских захватчиков своей страны.

Тем не менее, ростки все так же занимают главное место на столе «семи вещей», за которым каждую весну в мире собирается около 300 миллионов человек.

Можно предположить, что эта традиция уходит корнями на юг Индии, где ростки и сейчас используются в церемониалах. Французский этнолог Луи Дюмон описывает, как женщины касты пирамалаи-каллар в Тамил-Наду, желающие исполнить данные ими обеты, шествуют, неся горшки с разными разностями, среди которых побеги «семи или девяти семян, неделю прораставшие в темноте в какой-нибудь емкости».

Иудео-христианская традиция

Видное место на праздниках росткам отводится и в Европе. Во французском Провансе 4 декабря, в день Святой Барбары, принято сажать в три чаши семена пшеницы последнего урожая. После того как они взойдут, ростки украсят собой «большое угощение» 24 декабря, а затем – рождественские ясли. Та же традиция существует у арабов-католиков (маронитов) в Ливане, а также на Сицилии, у жителей коммуны Кастельбуоно в провинции Палермо.

У сицилийцев есть еще один обычай: 19 марта зелеными ростками украшают «столы Святого Иосифа», на которые подается до 101 блюда. Так хвала воздается одновременно и достоинствам бедняков в лице этого святого, и добродетелям богатства, олицетворением которого является зерно. В частности, этой цели служит хлеб, который по сему случаю изготовляется по весьма сложным рецептам.

На юге Италии в предшествующий Пасхе Великий четверг ростки ставят в алтарь, где, согласно католической литургии, хранят Евхаристию. Ростки присутствуют и в восходящем к средневековью ритуале, который регулярно соблюдается еврейской общиной Рима в праздники Рош а-Шана и Киппур.

Завершим наш европейский обзор в Бари-Сардо на Сардинии, в день летнего солнцестояния, 21 июня. Перед нами многолюдное шествие женщин, несущих на головах ростки, именуемые здесь «неннири». Их головные уборы снабжены внушительной тростниковой конструкцией, украшенной изящными лепными фигурками из теста и фруктами по сезону. Женщины дефилируют по улицам городка, направляясь к морю, в которое они бросят свои «неннири».

На тринадцатый день

Шествия с ростками на головах женщины устраивают и на юге Индии. Завершив церемониал, они кладут ростки на землю, танцуют вокруг них, а потом опускают в воду.

В Древней Греции «сады Адониса» носили по расположенным на крышах домов террасам, а затем бросали в фонтаны либо в море. Точно так же с ними поступают сегодня верующие маздейцы в Йезде и в других точках Ирана.

Тринадцатый день по прошествии Навруза все в Иране проводят на свежем воздухе: угощаются, играют, поют… И выполняют последний ритуал: бросают в проточную воду ростки. Но лишь после того, как девушки сплетут из них несколько венков и загадают желание выйти замуж в наступившем году.

Навруз принадлежит к тем обрядам, которые объединяют разделенные пространством и временем общества, видящие в периодическом возрождении растений возможность начать жизнь заново. И если зеленые ростки символизируют обновление, то семя вбирает в себя все горести прошедшего года. В свете этой двойственной природы ростков ритуал предания их воде наполняется смыслом: избавляясь от них, человек дает водам унести прочь свои невзгоды.

* * *

Весенний новогодний праздник Навруз отмечается в некоторых регионах Азербайджана, Афганистана, Индии, Ирака, Ирана, Казахстана, Кыргызстана, Пакистана, Таджикистана, Туркменистана, Турции и Узбекистана. В 2009 году он пополнил собой Список нематериального культурного наследия человечества, а в 2016 году территория празднования Навруза в качестве объекта Списка была расширена. В 2010 году Организация Объединенных Наций провозгласила Международный день Навруз, который отмечается 21 марта.

 

 

Сальваторе Д'Онофрио

Профессор Палермского университета Сальваторе Д'Онофрио (Италия) – член Лаборатории социальной антропологии в Коллеж де Франс, где он является координатором издания Cahiers d'anthropologie sociale(«Тетради социальной антропологии») и рабочей группы Archives du Nouvel an à Paris («Парижские архивы Нового года»). В 2018 году в свет вышла его книга Le matin des dieux. Du Norouz persan aux Pâques chrétiennes («Утро богов. От персидского Навруза до христианской Пасхи»).



Другие статьи автора: Д’Онофрио Сальваторе

Архив журнала
№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба