Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2020

Ода сильным женщинам

 

В поселении Тумай, что в центре Кении, мужчинам не место. С момента своего основания в 2001 году оно служит убежищем для женщин народности самбуру, ставших жертвами насилия со стороны супруга.

Фото: Надия Ферруки(link is external)
Текст: Катерина Маркелова

Фоторепортаж публикуется по случаю празднования Международного женского дня (8 марта).

В 2009 году алжирско-чешский фотограф Надия Ферруки приехала в Кению для съемок репортажа. Выйдя из автобуса, остановившегося прямо посреди саванны, она сразу узнала Мохаммеда, проводника из документального фильма про Умоджу — поселение, куда мужчинам вход воспрещен.

Умоджа была основана в 1991 году женщинами народа самбуру недалеко от горы Кения, в 300 км от Найроби, и служит домом для разведенных женщин и тех, кого выгнали или избивали мужья. Увиденное в фильме настолько впечатлило Надию, что она решила посвятить серию своих работ этим стойким женщинам, вынужденным жить изолированно от своих соплеменников. 

Надию Ферруки, перед глазами которой всегда был пример ее сестры-феминистки, уже давно интересовали сильные женщины, занимающие важное положение в своих общинах. «Как женщину, меня не могла не волновать судьба других женщин. А как фотографу, мне захотелось передать хотя бы часть того, как они живут», — рассказывает Надия.

Мохаммед, которого она встретила по счастливой случайности, согласился стать ее гидом и помочь ей в общении с жительницами Умоджи. Однако эта долгожданная встреча закончилась, не успев начаться: Ребекка, глава поселения, которое благодаря широкому освещению в СМИ уже превратилось в место паломничества туристов, разрешила фотографу находиться на территории Умоджи лишь три дня и в определенные часы, и к тому же только за плату. «Для фотографа очень важно проводить в месте съемок как можно больше времени, чтобы его обитатели перестали обращать на него внимание и вели себя естественно. Только так можно поймать удачный кадр, когда и освещение, и сочетание всех элементов композиции будут идеальны. Фотоискусство нельзя подчинить расписанию», — объясняет Надия, которая не пожелала следовать навязанным извне условиям.

Тогда гид отвел ее в Тумай — другое женское поселение, основанное бывшей жительницей Умоджи по имени Чили. «Там мне устроили поистине королевский прием, с музыкой и танцами. Я была первой, кто снимал репортаж об этой деревне», — вспоминает Надия.

Тумай — полностью самодостаточное поселение. «Львицы саванны», как их иронично, но с большим уважением называют в округе, сами пасут коз, совершают священные обряды и выполняют другую работу, традиционно лежащую на плечах мужчин, включая строительство хижин и охоту. Женское обрезание в деревне запрещено. Все важные решения принимаются большинством голосов в ходе голосования. Жить в деревне можно только разведенным женщинам. Сыновья могут проживать здесь со своими матерями, но лишь до достижения 16 лет, после чего они должны покинуть деревню.

По примеру Умоджи и Тумая были основаны и другие женские поселения. «Условия жизни в них тяжелые, но для женщин это та цена, которую они платят за свою свободу», — подытоживает фотограф. Впоследствии Надия побывала еще в девяти странах и видела другие сообщества, в которых женщины играют ведущую роль в экономической, общественной, а иногда и политической жизни страны.

По мере путешествий и изучения литературы по этому вопросу, а также под влиянием встречи с французской феминисткой и антропологом Франсуазой Эритье (1933–2017) Надия Ферруки начала живо интересоваться понятием матриархата, которое сегодня часто становится предметом обсуждений. Этот интерес нашел выражение в ее серии фотографий «Во имя матери» (фр. Au nom de la mère).

Особенностью всех матриархальных обществ коренных народов, которым посвящена книга немецкой феминистки и ученого Хайде Гёттнер-Абендрот «Матриархальные общества. Изучение культуры коренных народов мира», является подлинное равноправие между мужчинами и женщинами. Другие характерные черты этих преимущественно аграрных обществ, некоторые из которых существуют на протяжении многих веков, — горизонтальная структура и отсутствие выраженной иерархии. Счет родства ведется по материнской линии. Дети наследуют фамилию матери и, как правило, даже в зрелом возрасте проживают в ее родовом жилище вместе с другими членами семьи. Имущество переходит от матери к дочери.

В ходе подготовки фоторепортажа Надия посетила общины туарегов в Алжире, народность мосо в Китае, индейцев навахо в США, поселения минангкабау в Индонезии, Коморский остров Гранд-Комор, остров Илья-Роша в Гвинее-Бисау и город Хучитан-де-Сарагоса в Мексике. Представленные здесь работы сопровождают заметки фотографа, в которых она более подробно рассказывает о каждой общине.

Передать сущность матриархата в фотографиях не так-то просто. «Люди часто ожидают увидеть нечто впечатляющее. Но я всего лишь снимаю повседневную жизнь», — поясняет Надия Ферруки. Повседневную жизнь обществ, в основе которых лежит, как писала Хайде Гёттнер-Абендрот, «равная ценность всех его членов», — причем не на словах, а на деле. 

Франция, 2012 г.

Остров Уэссан, расположенный в самой крайней точке региона Бретань во Франции, отличается весьма своеобразным общественным укладом. Начиная с XVII века, мужское население острова стало массово уходить на службу в морской флот, в частности в торговое судоходство. До недавнего времени мужчины покидали Уэссан на долгие месяцы, а иногда и на годы, возлагая на женщин руководство экономической и социальной жизнью острова.

Еще до недавнего времени 80 % мужчин с острова Уэссан у атлантического побережья Франции были моряками. В их отсутствие возделывать землю приходилось женщинам.

 

США, 2011 г.

Социальная жизнь народа навахо основана на матрилинейной модели: ведущую роль  в обществе играют женщины, а родовые титулы, фамилии и права собственности передаются по материнской линии. Достигнув зрелости, девушки из племени навахо должны принять участие в четырехдневной церемонии «кинаалда», символизирующей превращение девочки в женщину. Этот обряд связан с мифом о Меняющейся женщине — первой женщине на Земле, ставшей матерью. В резервации навахо женщины, как правило, более активны, чем мужчины, и многие из них возобновляют учебу в более зрелом возрасте даже после рождения детей.

Эти женщины из индейского племени навахо (США) работают на угольной шахте, обеспечивая себе полную финансовую независимость.

 

Китай, 2009 г.

В народности мосо, проживающей на территории провинций Юньнань и Сычуань в предгорье Гималаев, придерживаются матрилинейных традиций. Детям дается фамилия матери, и именно женщина является главой семьи. Имущество передается от матери к дочери. Браки не заключаются, партнеры свободны от моральных обязательств, отношения строятся на взаимных чувствах и по воле женщин. По обычаю «цзоухунь», что можно перевести как «приходящий брак», мужчина должен покинуть дом возлюбленной до восхода солнца. Статус отца не предусмотрен, однако в качестве дяди мужчина может помогать своей сестре воспитывать ее детей.

Эта женщина — «дабу», как у народности мосо называют главу семьи. Эту роль выполняет самая старшая представительница рода по материнской линии. Именно от нее детям переходит фамилия и имущество, она управляет бюджетом семьи и проводит религиозные церемонии.

 

Коморские острова, 2017 г.

На Коморских островах, где распространены матриархальные традиции африканской народности банту и практикуется ислам, каждый человек с момента своего рождения живет в доме у своей матери, тети или бабушки по материнской линии. Именно женщина наследует и получает в собственность «маниа хоули» — дом, построенный на принадлежащих семье землях отцом женщины или ее дядей по материнской линии. Организация большой свадьбы, называемой «Гран Марьяж» или «анда» и пользующейся на Гранд-Коморе большей популярностью, чем на трех других островах архипелага (Анжуан, Мохели и Майотта), является обязательным условием для тех, кто стремится подняться вверх по социальной лестнице.

Невеста с острова Гранд-Комор. После церемонии бракосочетания муж будет жить в доме жены, построенном членами ее родового клана, где он будет считаться  гостем.

Мексика, 2011 г.

Расположенный в мексиканском штате Оахака город Хучитан с населением 78 тыс. человек является родиной матери художницы Фриды Кало. На протяжении веков здесь сложилось четкое разделение социальных ролей мужчин и женщин. Женщины ведут торговые дела, организуют праздники, отвечают за домашнее хозяйство, управляют жизнью общества. Сельским хозяйством, рыболовством и политикой занимаются мужчины. Хучитан является одним из немногих мест в Мексике, где еще говорят на языке сапотеков. Этот язык, который живущие по соседству или просто встречающиеся на улице женщины используют для общения между собой, способствовал развитию поразительной женской солидарности. Фамилия, дом и наследство передаются по материнской линии, поэтому рождение девочки служит поводом для большой радости.

Женщины города Хучитан в мексиканском штате Оахака играют ключевую роль в общественной и экономической жизни города и пользуются редкой для этого патриархального общества независимостью.

 

Гвинея-Бисау, 2011 г.

Образ жизни на архипелаге, в частности на острове Канабак с населением 3500 жителей, почти не был затронут современной цивилизацией. Дом здесь является собственностью женщины, а мужчина переезжает жить к своей супруге. Дети, хотя и берут отчество отца, принадлежат к клану матери, которая решает, какое имя дать ребенку. Островом правит королева. Есть также и король (который не является супругом королевы), но ему отведена лишь представительская роль. Каждым поселением руководит совет женщин, избираемых на пожизненный срок.

Две «дефунто» — девушки, которым предстоит пройти все этапы женской инициации. Остров Канабак, Гвинея-Бисау.

 

Эстония, 2019 г.

На сегодняшний день на острове Кихну проживает всего около 500 человек, хотя в советский период численность населения достигала почти 7 тыс. жителей. Обычно, когда мужчины отправлялись в море, женщины брали на себя выполнение мужских обязанностей, таких как работа в поле. Так с середины XIX века руководство делами общины полностью перешло к женщинам. Хотя сегодня присутствие мужчин на острове стало более ощутимым, именно их матери, жены и дочери продолжают заниматься образованием детей, организовывать культурные мероприятия, управлять общественной жизнью и поддерживать ремесленные традиции. Во многих путеводителях Кихну называют «островом женщин». Однако самим жительницам острова этот стереотип не по душе — хотя женщины и играют здесь главную роль в принятии решений, экономическую основу семьи по-прежнему составляют доходы мужчин.

Знаменитая певица Вирве Кёстер (1928 г. р.) с острова Кихну хранит вековые культурные традиции своего народа, находящие выражение в песнях, танцах и рукоделии. В 2008 году эти традиции были внесены в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества.

 

Алжир, 2019 г.

У туарегов лица закрывают мужчины, а не женщины. Последние абсолютно свободны в выборе супруга, знают тифинагский алфавит, сказания и легенды и передают свои знания детям. Шатер со всем его содержимым принадлежит женщине, которая управляет и руководит лагерем в отсутствие мужчины и участвует в принятии всех решений даже в его присутствии. Она вовлечена во все сферы социальной, культурной и экономической жизни. Аристократические привилегии передаются по материнской линии. Однако политика седентаризации 1970-80-х годов, повторяющиеся засухи и привлекательность современного образа жизни для молодежи подрывают сложившиеся устои.

В случае разрыва отношений с мужем или его кончины туарегская женщина — «таргия» на местном языке — оставляет за собой детей, свое приданое, шатер и даже верблюдов, унаследованных от своего отца.

 

Индонезия, 2011 г.

На западном побережье острова Суматра в Индонезии проживает самое многочисленное матрилинейное общество в мире — народ минангкабау. Согласно их социальной системе все наследуемое имущество передается от матери к дочери. Биологический отец не воспитывает ребенка; эту роль выполняет дядя — «мамак». Во время церемонии бракосочетания невеста в сопровождении женщин из своей семьи отправляется за мужем к нему домой. Обычное устное право — «адат» — представляет собой свод традиционных правил в области брачных и имущественных отношений. Согласно этим правилам, в случае развода супруг должен покинуть место совместного проживания, а дети остаются с матерью, которая сохраняет за собой дом.

У народа минангкабау в Индонезии семьи устроены по матрилинейному принципу, а их главой считается не отец семейства, а «мамак» — самый старший дядя по материнской линии.

Дополнительная информация: Номера «Курьера ЮНЕСКО», посвященные женщинам (на английском языке)

Архив журнала
№4, 2020№1, 2021№2, 2021№2, 2020№1, 2020№3, 2019№4, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба