Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №1, 2021

Эстер Кунео
Таити: лагуна под защитой традиции

 

cou_01_21_wide_angle_tahiti_website_01.jpg

Начало зоны действия рахуи, Теахупоо.

На юге острова Таити был возрожден древний обычай рахуи (rahui), согласно которому на рыбную ловлю временно налагается запрет. Цель этой меры — позволить морской экосистеме восстановиться.

Эстер Кунео
Журналистка из Папеэте

Под струями дождя пышные джунгли полуострова Тайарапу в юго-восточной части Таити выглядят еще более умиротворенно. Этот райский уголок, расположенный вдали от суматохи столицы Французской Полинезии Папеэте, не пересекает ни одна дорога. Старейшины называют его fenua here hia te atua, что с таитянского переводится как «любимая богами земля», но местные жители чаще отзываются о нем как «фенуа айхерэ» (fenua aihere) — «земля диких зарослей». И это неудивительно: Тайарапу является последним на Таити участком, сохранившим первозданный вид. Здесь располагаются две деревни: Теахупоо на западном побережье и Таутира на восточном.

В девственных лесах Тайарапу все еще можно увидеть множество мараэ — священных мест, в прошлом служивших для совершения древних полинезийских обрядов. Здешние обитатели, численность которых сегодня составляет около 600 человек, убеждены, что в их родной «земле диких зарослей» живет мана — сила природы.

«Мана жива, потому что эта территория охраняется. Это особенное место. В знак уважения к потустороннему миру здесь запрещено прокладывать дороги», — утверждает председательница ассоциации «Защитим фенуа айхерэ» Анник Паофай. Несколько раз горожане пытались через суд получить разрешение на строительство дороги к своему загородному дому, но в ответ неизменно получали отказ. «Если вы хотите жить в фенуа айхерэ, вам придется приходить сюда пешком или приплывать на пироге или лодке», — подчеркивает г-жа Паофай.

Несмотря на усилия местных жителей, в 1990-е годы состояние лагуны начало ухудшаться. О снижении биоразнообразия свидетельствует сокращение запасов рыбы, распространение инвазивных видов, в частности акантастера — питающейся кораллами морской звезды, а также уменьшение численности популяций таких знаковых видов, как рыба-хирург и рыба-наполеон. 

Славящаяся богатыми ресурсами лагуна привлекает рыбаков из других районов, что стало источником конфликтов с рыбаками Теахупоо. Обеспокоенные ситуацией местные жители уже в конце 1990-х годов потребовали регламентировать пользование лагуной. «Местные рыбаки обратились ко мне с просьбой создать ассоциацию и добиться введения рахуи» — рассказывает Анник Паофай. 

Сплав политики и ритуала

Этот древний обычай, к которому не прибегали на протяжении десятилетий, представляет собой временное ограничение доступа к определенному морскому участку, которое сопровождается запретом на добычу какого-то одного или нескольких ресурсов в этой зоне. В ряде случаев доступ может быть полностью запрещен. В прошлом решение о введении рахуи принимало племя или совет вождей, а само временное табу — tapu — накладывалось священным заклинанием местного царя (ari'i) или медиума (tahu'a) — проводника между миром духов и миром живых. Таким образом, рахуи сочетал в себе черты и политической меры, и священного ритуала. «Когда воин Вехиатуа ввел рахуи в Теахупоо в XVIII веке, несоблюдение запрета каралось смертной казнью», — рассказывает бывший мэр Теахупоо Жерар Паркер.

«Духов просили о покровительстве на то время, которое необходимо природе, включая животных, рыб и растения, чтобы восстановиться», — уточняет Ив Дудут, учредитель и член ассоциации «Хауруру»(link is external) и ярый защитник культурного наследия Полинезии. Успех рахуи определяется силой маны — центрального понятия полинезийской культуры. «До контакта с Западным миром полинезийцы жили не в окружении природы, а во взаимодействии с ней, а ее элементы наделялись священным характером», — пишет Бернар Риго, бывший руководитель Лаборатории научных исследований в области общественных наук Французской Полинезии (LARSH).

Местные рыбаки, которые выступали против присвоения лагуне статуса охраняемого морского района, встретили предложение о введении рахуи более доброжелательно. «Рахуи — гораздо более эффективная мера по сравнению с административным запретом, поскольку предполагает участие „священной природы“», — утверждает Ив Дудут. «Запрет, наложенный человеком по своему усмотрению, обладает слабой сдерживающей силой, — вторит ему Бернар Риго, уточняя, что в случае рахуи «наказание неминуемо, ибо нарушение табу разрывает священный круг, и все силы природы обрушиваются на нарушителя».

Рыба возвращается

До Таити рахуи уже был введен на других островах Французской Полинезии: первыми это в начале 2000-х годов сделали жители острова Рапа-Ити, входящего в архипелаг Тубуаи, и острова Майао в архипелаге Островов Общества.

На Тайарапу этот обычай был возобновлен в 2014 году, когда табу было наложено на морской участок площадью 750 га в лагуне Тайарапу-Эст. Осуществление этой меры на практике проходило при активном участии выборного комитета управления, рыбаков, местных ассоциаций, ученых и представителей управления по охране окружающей среды. «Так как обычай не использовался слишком долго, его повторное введение потребовало времени», — поясняет Анник Паофай. Благодаря усилиям обитателей фенуа айхерэ, с 2016 года рахуи защищается полинезийским Экологическим кодексом. Его статья LP 2122-1 гласит, что «рахуи представляет собой участок суши и/или моря, на котором ввиду необходимости ограничения использования ресурсов применяются предусмотренные традициями неписаные правила».

В настоящее время рахуи действует на 5 % площади лагуны. С момента его ведения прошло шесть лет, и эта мера уже приносит свои плоды: рыбы в лагуне стало больше. Однако речи о снятии запрета пока не идет; более того, комитет управления лагуной, опасаясь нового сокращения популяций морских видов, рассматривает целесообразность продления рахуи на неограниченный срок.

«Рыба вернулась, но если мы отменим рахуи, резервы снова истощатся», — предупреждает г-жа Паофай, зная, что изобилующие рыбой воды лагуны продолжают притягивать к себе рыбаков из окружающих земель. Официально охраной территории занимается всего один смотритель, но ему помогают и местные жители. «Если ночью мы видим мори пата (факелы), то сразу вмешиваемся», — продолжает она.

Борьба за побережье

Некоторые жители фенуа айхерэ хотели бы включить в зону действия рахуи не только прибрежный морской участок, но и примыкающую часть суши. «Невозможно обеспечить охрану моря, не защищая побережье, но убедить в этом местное население будет непросто», — признает г-жа Паофай. Дело в том, что по побережью проходит популярный у туристов пешеходный маршрут Те-Пари с его отвесными базальтовыми скалами и захватывающими пейзажами. И если этот уголок дикой природы пока еще удалось уберечь от руки человека, то окрестности Папеэте регулярно подтапливает в сезон дождей, виной чему — многочисленные борозды, образовавшиеся в результате городского строительства на склоне горы.

Будучи важным элементом традиционной культуры Полинезии, рахуи доказал свою эффективность как один из методов устойчивого управления морскими ресурсами. По данным исследования, опубликованного в 2019 году компанией Alvea Consulting, за возобновление рахуи выступает 90 % населения Французской Полинезии. «Это хорошая новость. Значит, у нас есть надежда вернуться к образу жизни наших предков, — считает Ив Дудут, который настаивает на введении рахуи в долине Папеноо на севере острова. — Мы должны вновь сделать священное частью своей жизни, вновь служить всеобщему благу. У нас нет другого выбора. Когда живешь на пироге, нужно жить в гармонии с окружающим миром».

За возобновление рахуи выступает 90 % населения Французской Полинезии



Другие статьи автора: Кунео Эстер

Архив журнала
№4, 2020№1, 2021№2, 2021юн№3, 2021№2, 2020№1, 2020№3, 2019№4, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба