Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » ю№2, 2019

Когда искусство выходит на улицу
Просмотров: 75

 

cou_02_19_djerbahood_web.jpg

Совместная работа уличных художников Inkman (Тунис) и Nilko (Франция).

Стрит-арт, долгое время считавшийся маргинальным, сегодня превратился в важную тенденцию, демократизирующую доступ к искусству и придающую городскому пространству новую социальную и экономическую динамику. Именно стрит-арт позволил вывести из оцепенения тунисский городок Эрриад, ставший известным во всем мире под прозвищем «Джербахуд»: в рамках одноименного проекта около сотни художников украсили его дома 250 фресками. Инициатором этого перспективного и продолжающего развиваться проекта стал французский галерист тунисского происхождения Мехди Бен Шейх.

Мехди Бен Шейх отвечает на вопросы Аниссы Баррак

Как зародился проект «Джербахуд» (Djerbahood), и почему для его осуществления вы выбрали Эрриад?

В 2013 году я занимался проектом «Высотка Париж-13» (Tour Paris 13), получившим необыкновенно широкий резонанс в средствах массовой информации. В 13-м округе французской столицы должны были снести многоэтажный дом. Он был разрушен в апреле 2014 года. Но перед этим около ста художников 18 различных национальностей на добровольных началах превратили его в коллективное произведение искусства. Мастера стрит-арта украсили фасады, подъезды и 36 квартир дома. Плоды их труда − к сожалению, недолговечные – сохранились в интернете(link is external), где их могут увидеть люди со всего мира.

Успех «Высотки» вдохновил меня на еще один проект, о котором я подумывал уже какое-то время. Я хотел сделать что-то в стиле стрит-арта в Тунисе для того, чтобы о стране заговорили в позитивном ключе. Лучшим для этого местом мне показался городок Эрриад на острове Джерба, с его красивой традиционной архитектурой, расположенными вокруг центральной площади строениями светлых оттенков, богатой историей и легендарным гостеприимством жителей... Не забудьте, Джерба считается островом лотофагов из «Одиссеи» Гомера, и Одиссей был самым знаменитым ее гостем!

Эрриад, который раньше назывался Хара Эсагира, находится неподалеку от знаменитой синагоги Эль-Гриба, одной из древнейших в мире. Она была построена изгнанниками, покинувшими Иерусалим после разрушения Храма Соломона Навуходоносором II в 586 году до н. э. и по сей день остается местом еврейского паломничества. Население Эрриада состояло главным образом из живших здесь бок о бок иудеев и мусульман, о чем свидетельствует наличие пяти синагог, две из которых продолжают функционировать, и двух мечетей. Но в результате массового выезда с острова еврейского населения в 1960-е годы этот городок, где был мало развит туризм – основная отрасль экономики острова, – погрузился в оцепенение. Это при том, что он находится всего в шести минутах от международного аэропорта!

Столкнулись ли вы с трудностями в реализации вашего проекта на месте?

Разрешение национальных властей на работу в общественных местах я получил быстро. Страна переживала послереволюционный переходный период, муниципальные органы были повсеместно распущены, их место заняли временные комитеты, но в Эрриаде не было даже его. Так что проект начал осуществляться за счет частных пожертвований, а чуть позднее, при поддержке владельцев нескольких гостиниц в Джербе, я получил финансовую помощь со стороны министерства туризма.

Что касается местных жителей, то с ними, конечно, потребовалось искать общий язык. Они не могли представить, во что мы превратим стены их домов. Мы рассказали о своей задумке, о том, как собираемся ее осуществлять. Первыми идеей прониклись женщины, которые убедили мужей позволить нам работать. А когда стали появляться первые результаты, жители сами просили нас украсить свои дома.

Эрриад вдруг проснулся. В город стали приезжать, специально или проездом, тысячи туристов (таксисты были просто счастливы!), здесь открылось множество ресторанов и несколько галерей, резко поднялась стоимость жилья... Жизнь местных жителей коренным образом изменилась. И для меня это главное.

В «Джербахуде» работала целая сотня известных художников. Что их привлекло в этом проекте?

В нем хорошо просматривается смысл. Создавая что-то, художник хочет поделиться своим творением с максимально большой аудиторией. Подписанные с художниками контракты касались лишь авторства на их творения. Наша цель в том, чтобы повысить известность художника, а не заработать деньги. От участия в таких проектах выигрывают все: и художники, и город, и публика.

Художники 34 различных национальностей создали 250 фресок! Они работали группами, меняясь каждую неделю, на протяжении трех месяцев. Им была предоставлена полная свобода творчества. Конечно, все понимали, что не следует шокировать жителей изображениями обнаженных тел, что надо уважать население, его культуру... Но не более того. Каждый художник действовал по своему усмотрению.

Со времени нашего эксперимента авторитет художника в Джербе значительно вырос. Жители не только поняли, что искусство представляет для них экономический интерес, но и вникли в суть художественного процесса. Они могли непосредственно общаться с художниками, завязывать с ними тесные связи. Художник более не воспринимается здесь как маргинальный деревенский сумасшедший. Теперь в нем видят талантливого человека, который создает свой художественный мир, выстраивая его по определенным правилам, и может внести реальный вклад в дело улучшения повседневной жизни.

Бытует мнение, что уличное искусство может быть успешным только в той стране, где уже есть культурная и художественная динамика, то есть на Западе. «Джербахуд» доказал обратное. Он наглядно продемонстрировал, что хорошо совсем не обязательно только там, где нас нет, и что любой городок в мире может в один прекрасный день стать столицей стрит-арта, даже если он расположен в глуши, на малоизвестном острове.

Проект был реализован в 2014 году. Как чувствуют себя с тех пор эти уличные картины?

Их осталось мало... Большая разница зимних и летних температур, влажность, воздействие извести, которой окрашены стены – все это отрицательно влияет на сохранность работ.

В новом проекте, который я начинаю в Париже в апреле 2019 года, мы будем использовать прочные материалы (специальный влагостойкий лак), а в плане города уже предусмотрены реставрационные работы. Точно так же я хотел бы сохранить и «Джербахуд», который в этом году переходит в свою вторую стадию. Я хочу превратить Джербу в большую лабораторию стрит-арта, по примеру Ибицы в Испании, которая является островом музыкального творчества и стиля электро.

Какое определение можно дать стрит-арту?

Уличное искусство представляет собой освоение городского пространства посредством его преображения художественными средствами, неважно какими. В стрит-арте столько стилей и направлений, сколько и художников... К нему относятся граффити, текстовые послания, звуковые и световые инсталляции, уличный перформанс... Художники экспериментируют с городской инфраструктурой, архитектурой, светом и тенью. Высота граффити может быть как 70 сантиметров, так и 70 метров. Средства не имеют значения, главное – работать с улицей.

Этот вид художественного выражения существовал всегда, доказательство тому – пещеры Ласко времен палеолита. Но своего расцвета он достиг сегодня, особенно в Латинской Америке, США, Европе и арабских странах. Такие художники, как, например, Эль-Сид (El Seed), Шуф (Shoof) или KOOM, если говорить только о выходцах из Туниса, отныне известны во всем мире. Это свидетельствует об исключительной динамичности этого вида искусства, способного возводить мосты между народами.

Эль-Сид(link is external), преобразивший облик тунисского Кайруана, объекта всемирного наследия, расписывает своими каллиграфити весь мир: он работал в Дубае, Египте, Канаде, США, Франции, Южной Африке, Южной Корее... Или Хосни Хертелли, чей псевдоним «Шуф» по-арабски значит «смотри», который на свой манер воскресил традиционную каллиграфию: в живописи, в росписи фасадов древних тунисских зданий, а также в музыке и свете. Его шоу White Spirit(link is external) («Белый дух») восхищались тысячи зрителей в Австралии и во Франции. Музыкант и каллиграф Мохаммед Куменджи (Mohamed Koumenji, KOOM) объединяет в своих произведениях изобразительное искусство и свет, черпая вдохновение в суфистской традиции и используя современные технологии. Его шоу On the roads of Arabia(link is external) («На дорогах Аравии»), организованное галереей Itinerrance в ноябре 2018 года в Лувре Абу-Даби и совмещающее в себе различные виды искусства, позволило по достоинству оценить его огромный талант.

По-вашему, цель стрит-арта – выносить искусство к людям, не запирая его в специально отведенных местах?

Стрит-арт родился не из намерения вынести искусство к людям, но в реальности он делает именно это. Так как действие разворачивается в общественных местах, приобщиться к нему можно бесплатно, просто идя по улице. Стрит-арт – самое демократичное из всех художественных направлений. К тому же, оно как нельзя лучше отражает дух своего времени: благодаря фотографиям или видео – как правило, сделанным самими художниками, – оно переносится в интернет, и его популярность напрямую зависит от признания как можно большим числом людей в социальных сетях. Если художник признан, он может решить выставиться в галереях, которые позволяют произведениям из разряда уличных перейти в категорию тех, что выставляются в специально отведенных для этого местах.

Таким образом создается система, параллельная современному искусству. Помните, я упомянул о проекте, намеченном на апрель 2019 года в Париже. На бульваре Венсан Ориоль мы создаем музей совершенно нового типа. Там все продумано: прожекторное освещение с питанием от солнечной энергии, специальное звуковое оборудование, особые условия, необходимые для обеспечения долговечности произведений... Стрит-арт не бегает за музеями, чтобы выставиться, он играет с городом, он рождается на глазах у публики, ведет с ней диалог, он доступен бесплатно.

К тому же, стать уличным художником может каждый! Но, учитывая отсутствие галеристов или хранителей музеев, не может ли это искусство нанести ущерб объектам культурного наследия? К примеру, недавно были разрисованы купола в Кайруане.

Да, в некоторых случаях эстетическая ценность некоторых произведений, создаваемых в общественных местах, может вызывать сомнения. С другой стороны, можно сказать себе, что купола ряда наших мавзолеев, когда-то бывшие белыми, теперь привлекают внимание яркими цветами. Даже если техника исполнения не всегда совершенна, я думаю, что через несколько лет мы можем получить интересные результаты: стрит-арт – это то искусство, которое постоянно обновляется.

Не стоит бояться искусства. Бывает, что кто-то пытается выдать некоторые произведения за искусство, хотя они недостойны так называться, потому что служат мерзким идеологиям. Но такое случается крайне редко. Искусство никогда и никому не угрожало – наоборот, я убежден, что это лучшее оружие в борьбе с обскурантизмом.

Фото: Djerbahood(link is external)

 

Мехди Бен Шейх

Преподаватель изобразительного искусства, француз тунисского происхождения Мехди Бен Шейх 15 лет назад основал в Париже галерею Itinerrance(link is external). Он занимается осуществлением проектов в области стрит-арта, объединяющих художников со всего мира. По итогам двух крупных проектов, реализованных им в Париже и в Эрриаде, он опубликовал две книги: L’événement street art Tour Paris 13 («Высотка Париж-13», 2013) и Djerbahood, le musée de street art à ciel ouvert («Джербахуд, музей стрит-арта под открытым небом», 2014).

Архив журнала
ю№2, 2019№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба