Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №2, 2021

Хадиль Абухмаид
Расти в эпоху фейковых новостей

 

Постоянно переходя из одной социальной сети в другую, молодые люди стран Северной Африки и Ближнего Востока теперь получают информацию на платформах YouTubeInstagram и Facebook. Однако для того, чтобы отличать проверенные данные от ложных, необходимо выработать критическое мышление.

Хадиль Абухмаид(link is external)
Аспирантка Школы журналистики и массовых коммуникаций Орегонского университета (США), соавтор доклада о социальных СМИ на Ближнем Востоке(link is external) за 2020 год

Недавно племянник спросил меня, кто мой любимый блогер в YouTube. «Никто», — без колебаний ответила я. Это повергло его в глубокое изумление: «Но тогда, — возразил он, — что же ты целыми днями делаешь на компьютере?»

Дело в том, что я — 34-летняя студентка аспирантуры, а не 11-летний мальчик. Но его реакция хорошо иллюстрирует влияние таких платформ, как YouTube, на многих молодых людей во всем мире, в том числе и на Ближнем Востоке —в регионе, где я родилась и выросла и который продолжаю изучать сегодня.

Неудивительно, что на Ближнем Востоке — одном из самых молодых регионов мира, где молодежь в возрасте от 15 до 29 лет составляет более 28 % населения — 9 молодых людей из 10 пользуются как минимум одной социальной сетью, согласно результатам проведенного в 2019 году опроса молодежи стран арабского мира (Arab Youth Survey(link is external)).

Сразу несколько социальных сетей

«Я проверяю свои страницы в Facebook и Instagram примерно 50 раз в день, — рассказывает 28-летняя Табарек Раад, переводчица из города Басра в Ираке. — С их помощью я общаюсь с друзьями и слежу за происходящим в мире».

Использование цифровых платформ для того, чтобы узнавать последние новости, следить за «сторис» друзей и реагировать на них, размещать контент или просто просматривать информационную ленту, стало популярным во всем мире. Однако, по данным компании GWI(link is external), занимающейся исследованиями мирового рынка, особенность интернет-пользователей Ближнего Востока в том, что они имеют в среднем 8,4 аккаунта в социальных сетях.

28-летний сотрудник крупной нефтяной компании из региона Эль-Хаса в Саудовской Аравии Мухаммед Хараба имеет 9 аккаунтов, в том числе в WhatsApp, SnapchatInstagram и Facebook. «Я открываю WhatsApp каждый час, кроме тех случаев, когда у меня много работы, — отмечает он. — Это единственный сервис, где можно пообщаться со всеми родственниками и друзьями. Я не знаю людей, которые там не зарегистрированы».

Сеть Facebook, которой четыре года назад Мухаммед пользовался больше всего, теперь замыкает его «рейтинг» социальных медиа. Тем не менее, она все еще занимает прочные позиции среди населения региона: Facebook и WhatsApp используют более 7 его жителей из 10, и только в одном Египте, согласно базе аналитических и статистических данных Statista, у Facebook насчитывается 45 млн пользователей(link is external).

Социальные сети сегодня представляют собой главный источник информации для ближневосточной молодежи. По данным опроса Arab Youth Survey, в 2020 году новости из соцсетей узнавали 79 % молодых людей, в то время как в 2015 году этот показатель составлял лишь 25 %. «Facebook — одно из моих главных средств получения информации и общения с друзьями. Я проверяю свой аккаунт более 10 раз в день, — признает 24-летняя палестинка Памелла Хадавар. — Но я проверяю достоверность информации с помощью других источников».

Новые информационные привычки молодежи привели к снижению интереса к печатной прессе и телевидению. Так, например, среди молодых жителей Саудовской Аравии за последние четыре года просмотр телевизионных новостей сократился почти на 30 %.

«Инфодемия»

Массовое использование социальных сетей в регионе имеет и оборотную сторону: в беспрерывном потоке контента становится все труднее фильтровать информацию. Во время пандемии количество непроверенной и заведомо ложной информации резко возросло. В соцсетях быстро распространилось множество «фейков», вызвав настоящую «инфодемию»(link is external).

Для некоторых такой наплыв информации оказался невыносимым. «Раньше я узнавала большую часть новостей из «Твиттера», но решила отключить аккаунт, когда началась пандемия», — говорит 31-летняя Тала Забалави из Аммана, Иордания. — Чтение статей о вирусе вызывало у меня такой стресс, что я предпочла сосредоточиться на положительных мыслях».

Учитывая стремление пользователей к получению новой информации и снижение стоимости новых технологий, можно предположить, что социальные сети получат еще более широкое распространение в регионе. Преимуществами этого развивающегося рынка мгновенно воспользовались крупные технологические компании. Этот процесс также стал толчком к дискуссии о развитии медиаграмотности.

Ряд организаций региона уже предлагают учебные программы и проводят информационные семинары на эту тему. Есть и другие инициативы, как, например, арабоязычная иорданская платформа по проверке фактов Fatabayyano(link is external). Начало уже положено. Для развития критического мышления, которое позволило бы отличать правдивую информацию от ложной, а факты от личных мнений, необходимо повсеместное обеспечение образования в области медиаграмотности, в особенности в школах.



Другие статьи автора: Абухмаид Хадиль

Архив журнала
№4, 2020№1, 2021№2, 2021№2, 2020№1, 2020№3, 2019№4, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба