Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » ю№4, 2019

Нелли Миньерски – «зеленая королева»
Просмотров: 23

Беседу провела Люсия Иглесиас Кунц

 

 

cou_04_19_our_guest_nelly_internet_site.jpg

13 июня 2018 года Нелли Миньерски вместе с другими активистками пришла к зданию Конгресса Аргентины, где в тот момент проходило обсуждение законопроекта о легализации абортов, чтобы выступить в поддержку права на репродуктивный выбор и безопасный аборт.

Проводя кампании против гендерного насилия и фемицида, такие как #NiUnaMenos [в переводе с испанского «Ни одной меньше»], и участвуя в борьбе за легализацию и декриминализацию абортов, женщины в Аргентине заявляют о себе и вместе борются за свои права. Юрист Нелли Миньерски в свои 90 лет является одной из самых активных их представительниц. Некоторые даже прозвали ее «зеленой королевой» – по цвету платка, который носят сторонники права на репродуктивный выбор и безопасный аборт и принятия «закона во избежание смерти».

Беседу провела Люсия Иглесиас Кунц (ЮНЕСКО)

Что подтолкнуло вас посвятить себя защите прав человека?

Мой отец покинул Бессарабию – нынешнюю Молдавию – в возрасте 23 лет и эмигрировал в Аргентину. Вся его семья находилась в Европе, поэтому Вторая мировая война знакома нам не понаслышке. Я помню голос Гитлера по радио – этот резкий голос, который навсегда остался в моей памяти и, несомненно, побудил меня делать то, чем я занимаюсь.

Как вы пришли к феминизму?

Будет неправдой, если я скажу, что меня вдохновили великие представители этого движения. Я брала пример с независимых женщин из моего окружения – в семье моего мужа все женщины имели профессию: кто-то был химиком, кто-то – учителем французского языка. Меня всегда окружали люди прогрессивных взглядов. Я пережила несколько диктатур, что пробудило во мне интерес к правам человека, а затем к феминизму. Я стала специалистом в области семейного права и со временем поняла, что правовая недееспособность касалась в основном женщин замужних. Незамужние женщины обладали практически всеми правами, тогда как замужние имели гораздо меньше свобод ввиду сложившейся экономической модели и стремления сохранить семейный доход. Желание изменить ситуацию и привело меня к феминизму.

Вы активно участвуете в кампании в поддержку права на аборт в Аргентине. С чего она началась?

Она была запущена в 2005 году, но начало ей было положено на Национальных встречах женщин(link is external), учрежденных в 1986 году, вскоре после восстановления демократии [1]. Эти мероприятия, проходящие ежегодно в одном из городов Аргентины, служат местом проведения встреч и дискуссий о ценностях, принципах и формах организации деятельности, осуществляемой женщинами и в их интересах. Поначалу в них принимало участие лишь около тысячи женщин. Сегодня нас уже более 60 тысяч! В рамках этих встреч на протяжении двух с половиной дней проводятся различные мероприятия по гендерной проблематике: семинары, спектакли, ремесленные ярмарки, круглые столы по вопросам здоровья и грудного вскармливания, литературные беседы. Это уникальное событие, объединяющее представительниц всех социальных классов, всех возрастов. Нам, женщинам, легче идти друг с другом на контакт, независимо от наших политических убеждений. На этих мероприятиях можно встретить и сотрудниц муниципальных органов, и студенток, и все проходит в очень дружелюбной атмосфере. Добавлю, что они привлекают самую разнообразную публику, и даже рассматривается возможность их переименования в «многонациональные встречи», подразумевая участие представителей коренных народов.

Согласно данным Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК), жертвами фемицида ежегодно становятся более 50 тысяч женщин. Как бороться с этой проблемой?

У меня есть теория, которую мне, вероятно, не суждено развить: я считаю, что число случаев фемицида будет сокращаться по мере распространения всеобщего полового воспитания. Об этом свидетельствует тот факт, что во всех странах, где проводится серьезная работа по половому воспитанию с самого раннего возраста, отмечается более низкий уровень гендерно мотивированных убийств. Однако для его повсеместного распространения потребуются годы.

Почему Аргентина, узаконившая однополые браки и позволяющая свободно выбирать свою гендерную идентичность, по-прежнему против абортов?

В последние годы в Аргентине действительно были приняты законы, предоставившие женщинам многочисленные права. Это факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин [2], закон о пенсиях для домохозяек и другие. Я придерживаюсь мнения, что в конченом итоге признание легитимности однополых браков позволяет включить определенную группу людей в институциональный механизм, подчинить ее социальному контролю, в то время как легализация абортов означала бы выход за рамки желаемой системы, что привело бы к ее полной дестабилизации. И это, безусловно, один из наиболее крепких бастионов патриархата.

Вы были одним из редакторов законопроекта о декриминализации абортов, одобренного Конгрессом Аргентины в июне 2018 года и отклоненного Сенатом два месяца спустя. В чем заключалась его суть?

Лозунг нашей кампании(link is external) – «Половое воспитание ради возможности выбора, противозачаточные средства во избежание абортов, легальные аборты во избежание смерти». И наше предложение состоит в том, чтобы не только декриминализовать аборты, но и легализовать их. Закон, предусматривающий уголовную ответственность за прерывание беременности, является дискриминационным, поскольку умирающие роженицы, беременные девочки, которых вынуждают становиться матерями, относятся к наиболее обездоленным и уязвимым группам населения. Если не легализовать аборты, а ограничиться лишь отменой уголовной ответственности, женщины не получат права на достойное и надежное медицинское обслуживание. В период с 2007 по 2018 год в Аргентине было предпринято семь попыток внесения законопроекта, и мы собираемся выступить с этим предложением в восьмой раз. Тем временем участники кампании – в том числе более 500 организаций – ведут дальнейшую работу по этому основополагающему направлению и борются за признание права на аборт основным правом человека.

Какой отклик получил этот законопроект?

Когда в 2018 году наконец-то начались парламентские дебаты, произошло невиданное событие – небывалая мобилизация общественности. От полутора до двух миллионов девушек вышли на улицы в нашу поддержку, нам стали предлагать выступать в колледжах, где молодые люди однажды вежливо поинтересовались, не делала ли я сама аборт. Дискуссии были честными и спокойными, общество проснулось, мы смогли транслировать миру идею, выходящую далеко за рамки абортов, – идею свободы, независимости. Было так волнующе видеть этих девушек, этих молодых людей, этих мужчин с зеленым платком – символом сторонников закона. И нам удалось невероятное: депутаты оппозиционных политических партий пришли к соглашению и вместе буквально заставили палату депутатов одобрить закон, что в Аргентине называется «полусанкцией». Это было чудом, чем-то неожиданным.

Но закон все еще не принят…

Он был отклонен Сенатом, но нам не хватило всего семи голосов (38 проголосовали против, 31 – за), и это было огромным достижением. Мы не проиграли. Нам не удалось добиться принятия закона, но времена меняются. Мы вывели аборт из «черной зоны», которая в обществе ассоциируется с преступной деятельностью, мы сняли с него клеймо, и люди стали говорить о сексуальных и репродуктивных правах. И это грандиозный шаг вперед. Мы открыли окно для новых возможностей, и в общественном сознании начинают происходить изменения. Мы привлекли на нашу сторону подростков и молодежь, которые рассматривают аборт как право. И не только молодежь: нас поддерживают специалисты, врачи, медсестры, юристы. Движение зеленых платков принимает все более широкие масштабы.

После стольких лет усилий и активной работы, какое у вас мнение о феминизме в мире?

Общественные движения, несомненно, способствовали продвижению идей феминизма. Однако этот процесс спровоцировал и обратную реакцию, которая пока находится в зачаточном состоянии, но находит отклик в среде международных организаций. В недавнем докладе Обсерватории по универсальности прав «Права под угрозой» (Rights at risk(link is external)) за 2017 год прекрасно показано, как фундаменталисты различных конфессий объединяются с самыми непреклонными консерваторами, чтобы попытаться вернуть нас к гендерной ситуации, имевшей место до Пекинской конференции 1995 года, ставшей переломным моментом в борьбе за равенство полов. Они и придумали выражение «гендерная идеология». Это движение привлекает все больше сторонников, которые, кстати, упрекают ЮНИСЕФ и ЮНЕСКО в распространении этой мнимой идеологии. Нам следует оставаться начеку.

[1] Демократия была восстановлена в Аргентине в октябре 1983 года после периода кровопролитной диктатуры, начавшейся в 1976 году.

[2] Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин(link is external), ратифицированный Аргентиной в 2007 году, позволяет отдельным лицам и ассоциациям, не имеющим в своих странах возможности воспользоваться оперативными и эффективными средствами правовой или административной защиты, подавать в Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) жалобы на нарушение Конвенции, а Комитету – проводить расследования в случае серьезных или систематических нарушений Конвенции.

Нелли Миньерски

Один из лидеров движения в защиту прав женщин в Аргентине, Нелли Миньерски родилась в 1929 году в Тукумане на северо-западе страны. В 2010 году она получила звание почетного гражданина Буэнос-Айреса и с 2017 года является председателем Женского парламента. Что касается ее карьеры в качестве юриста, она стала первой женщиной-председателем Ассоциации адвокатов Буэнос-Айреса, а также Дисциплинарного совета коллегии адвокатов Буэнос-Айреса.

Архив журнала
№3, 2019ю№4, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба