Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Курьер ЮНЕСКО » №4, 2020

Кэтрин Хикли
Музеи в Нидерландах: честный взгляд на колониальное прошлое

 

cou_03_20_wide_angle_hickley_web.jpg

Выставка «Жизнь после рабства», открытая в Музее тропиков в 2017 г., позволяет проследить историю рабства и побуждает задуматься о его наследии.

Национальный музей мировых культур в Нидерландах одним из первых в Европе приступил к внедрению механизмов реституции культурных ценностей, вывезенных из бывших колоний.

Кэтрин Хикли(link is external)
Независимая журналистка из Берлина, постоянный корреспондент газет The Art Newspaper и «Нью-Йорк таймс», автор книги The Munich Art Hoard: Hitler's Dealer and His Secret Legacy о произведениях искусства, похищенных нацистами во время Второй мировой войны

В 2014 году Музей тропиков(link is external) в Амстердаме оказался на грани закрытия после того, как Министерство иностранных дел решило прекратить финансирование курирующей его организации ― Королевского института тропических исследований(link is external)

Спасти музей удалось благодаря созданию в том же году нового учреждения ― Национального музея мировых культур (НММК(link is external)), объединившего в себе Музей тропиков, Национальный этнографический музей(link is external) в Лейдене и Музей Африки(link is external). На него было возложено управление всеми этнографическими коллекциями Нидерландов. НММК также курирует работу Всемирного музея(link is external) в Роттердаме, коллекция которого является собственностью этого города.

Однако в те месяцы, когда решалось будущее Музея тропиков, среди хранителей голландских этнографических коллекций произошла настоящая переоценка ценностей. «Угроза послужила своего рода стимулом для всех музейных учреждений, ― пояснил генеральный директор НММК Стейн Схондервурд. ― Она заставила нас задуматься о нашей колониальной истории и открыла глаза на многочисленные вопросы, касающиеся идентичности, контроля, власти, неравенства и деколонизации».

На шаг впереди

Эти вопросы поставил перед собой не только Национальный музей мировых культур. Так, в 2017 году во время своего визита в Уагадугу (Буркина-Фасо) президент Франции Эммануэль Макрон обещал произвести окончательную реституцию находящегося во Франции африканского наследия. Он поручил сенегальскому профессору Фелвину Сарру и французскому искусствоведу Бенедикт Савуа подготовить соответствующий доклад, который был опубликован в 2018 году и в котором рекомендуется вернуть вывезенные из стран Африки к югу от Сахары предметы, хранящиеся во французских музеях. Представленный в июне 2020 года законопроект о возвращении 26 похищенных предметов Бенину и ценной исторической сабли Сенегалу стал первым законодательным шагом в этом направлении.

В Германии в марте 2019 года министры культуры всех 16 федеральных земель приняли единые руководящие принципы, предусматривающие создание необходимых условий для реституции объектов государственных коллекций, которые были вывезены из бывших колоний «таким путем, который сегодня представляется юридически или морально необоснованным». В Великобритании по поручению Совета по делам искусств Англии(link is external) сотрудники Института искусства и права(link is external) разрабатывают руководство для музеев, которое должно быть опубликовано к осени 2020 года.

Однако Национальный музей мировых культур оказался на шаг впереди. Диссертация Йоса ван Бердена(link is external), опубликованная в 2016 году под названием «Сокровища в надежных руках» (Treasures in Trusted Hands), способствовала возобновлению национальных дискуссий о памятниках колониальной эпохи. «Эта публикация сыграла большую роль», ― отмечает главный хранитель НММК Генриетта Лидчи.

В начале 2017 года НММК приступил к разработке собственной процедуры реституции культурных ценностей. Случаи реституции имели место и в предыдущие десятилетия, но у музея не было четкой схемы рассмотрения заявок. «Теперь же мы стараемся придать этой практике более организованный и справедливый характер, ― продолжает Генриетта Лидчи. ― Однако это требует структурных изменений».

В 2019 году был принят и опубликован директивный документ под названием «Возвращение культурных ценностей: принципы и порядок осуществления»(link is external), согласно которому «главная задача музея заключается в изучении долгих, сложных и запутанных историй происхождения объектов, составляющих музейные коллекции». В нем также предусмотрена «обязанность рассматривать и оценивать требования о возврате культурных ценностей на основе принципов транспарентности, уважения, сотрудничества и оперативности».

Одобрение граждан

Этот документ касается возврата не только украденного наследия, но и предметов, представляющих большую ценность для общин их происхождения, причем независимо от того, каким образом эти предметы попали в Нидерланды. Кроме того, страна-заявитель более не обязана подтверждать наличие у нее надлежащего музея для последующего хранения возвращенных ценностей. Ранее несоблюдение этого требования нередко служило причиной отказа в реституции.

На данный момент общественность Нидерландов поддержала новую политику музея. «К моему облегчению, наше решение не встретило серьезного сопротивления или возражения со стороны партий или граждан», ― отмечает Стейн Схондервурд.

Ситуация может измениться с принятием мер на национальном уровне. Директор музея не исключает, что ультраправые группировки могут выступить против реституции с целью разжечь националистические настроения.

В поисках предметов колониальной эпохи

В НММК хранится в общей сложности около 450 000 предметов. По словам Генриетты Лидчи, «по грубым оценкам» примерно 40 % музейного фонда составляют предметы колониального происхождения. В 2019 году музей впервые нанял двух штатных сотрудников, целенаправленно занимающихся проверкой происхождения артефактов. НММК обратился к правительству с просьбой о предоставлении субсидии в размере 4 млн евро для финансирования этой деятельности.

В деле реституции НММК тесно сотрудничает с Государственным музеем(link is external) Амстердама и Экспертным центром по вопросам реституции культурных ценностей и объектов Второй мировой войны, действующем при Институте по изучению войны, холокоста и геноцида(link is external). В первую очередь внимание будет уделено Индонезии и проектам по развитию исследований, касающихся, например, военных экспедиций колониальной эпохи или сетей торговых домов.

С тех пор, как была принята новая политика, официальных заявок в НММК еще не поступало ― возможно, вследствие пандемии коронавируса. Однако музей ведет переговоры с рядом потенциальных заявителей, в том числе с общинами коренных народов Северной Америки. Кроме того, НММК уже давно сотрудничает с Национальным музеем Индонезии в целях обмена информацией и предоставления доступа к коллекциям.

Возвращение кинжала индонезийского принца

После проведенных музеем исследований в марте 2020 года министр культуры Нидерландов вернул послу Индонезии крис (керис) ― большой кинжал, принадлежавший предводителю яванских повстанцев и национальному герою Индонезии принцу Дипонегоро, который на протяжении пяти лет, с 1825 по 1830 годы, боролся против Голландской империи. В 1970-х годах по рекомендации голландско-индонезийского комитета экспертов Индонезии были возвращены некоторые из принадлежавших принцу вещей, включая седло и копье. Однако местонахождение криса удалось установить лишь гораздо позднее.

НММК также является участником созданной в 2007 году дискуссионной группы по Бенину. В нее входят представители Нигерии и европейские музеи, в чьих коллекциях имеются предметы, вывезенные из Бенина британскими войсками в 1897 году.

Недавно музеи получили средства для создания цифровой базы данных по так называемой Бенинской бронзе [имеется в виду древнее королевство Бенин, которое располагалось на территории современной Нигерии]. Кроме того, они согласились поочередно предоставлять свои коллекции городу Бенин-Сити (Нигерия) во временное пользование. Пока что Нигерия не обращалась с просьбой о возвращении ей всех предметов Бенинской бронзы, но Стейн Схондервурд уверен, что реституция ― вопрос времени: «Я не сомневаюсь, что в конечном итоге европейские музеи вернут Нигерии похищенные из Бенина ценности».

Если деятельность НММК по реституции культурных ценностей и подвергается критике, то в первую очередь теми, кто считает этот процесс слишком медленным. Так, в июне 2020 года активисты провели перед Музеем тропиков акции протеста против хранения в музейном фонде человеческих останков ― приветствуя, однако, стремление музея разобраться с вопросами колониального наследия.

Стейн Схондервурд подчеркивает, что руководство музея является лишь хранителем национальной коллекции. Любое решение о реституции должно быть одобрено Министерством культуры и, как правило, требует длительных дипломатических переговоров.

«Мы вовлечены в политические процессы, над которыми мы не властны, ― утверждает Стейн Схондервурд. ― Иногда нас обвиняют в том, что мы прячемся за спиной государства. Но мы не можем просто взять и вернуть ценности. Реституция ― вопрос не имущественный, а политический».



Другие статьи автора: Хикли Кэтрин

Архив журнала
№4, 2020№1, 2021№2, 2021№2, 2020№1, 2020№3, 2019№4, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№2, 2018№3, 2018№1, 2018№3, 2017№2, 2017№4, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба