Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » м№1, 2019

Артем Бобров
Креативный потенциал общественной дипломатии России
Просмотров: 65

 

 

Задача эффективного использования ресурса общественной дипломатии уже на протяжении нескольких лет проходит красной нитью по всем аналитическим работам, посвященным «мягкой силе» и ее производным. Несмотря на то что само понятие «общественная дипломатия» уже получило устойчивое теоретическое оформление и прочно закрепилось в российском политическом лексиконе, практика его применения значительно отстает от темпа научных изысканий и нуждается в качественном наполнении. Полагаем, что оно может быть обеспечено таким социальным качеством личности, как креативность.

Применительно к терминологии в данной работе предлагаем собственное определение общественной дипломатии: деятельность общественных организаций и неправительственных структур, осуществляемая в соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации и направленная на защиту национальных интересов; формирование у зарубежной аудитории положительных взглядов на цели и ход реализации проводимой государством внешней и внутренней политики; достижение лучшего понимания ценностей и институтов собственного государства за рубежом.

Следует упомянуть, что в отечественной научной и прикладной литературе представлен также иной подход: «Общественная дипломатия - понятие не политическое, это проявление любой гражданской активности в культурной, научной и гуманитарной областях, как правило, не связанной с государственным заказом или активным участием государства»1.

Однако считаем данное утверждение логически невыверенным, поскольку деятельность, не связанную с внешней политикой, не стоит определять понятием «дипломатия» (хотя бы согласно этимологии данного слова). Цель дипломатической деятельности не должна быть двойной: одной - у гражданского общества или НКО, а другой - у государства.

Отметим, что до настоящего времени не удалось окончательно нивелировать расхождения в формулировках таких широко используемых понятий, как «общественная» и «публичная» дипломатия. Нюансировка выражается в их семантическом значении: «публичный» определяется как совершающийся в присутствии общества, открытый, гласный. В свою очередь, «общественный» - находящийся в распоряжении общества. Таким образом, здесь прослеживается отличие субъектов дипломатической деятельности. В первом случае ими остаются лица, занимающие государственные должности и в целом государство, во втором - непосредственно представители гражданского общества, действующие тем не менее в обозначенных государством рамках.

Несмотря на это, мы не станем увлекаться семантическими коллизиями и согласимся с фактической синонимичностью данных понятий в практическом поле, обобщенно принимая термины «общественная дипломатия» и «публичная дипломатия» как средство взаимодействия с зарубежными обществами в политических целях.

Традиционное понимание креативности заключается в возможности порождать новые идеи и создавать качественно новые «интеллектуальные продукты». Креативность позволяет человеку выдвигать различные и в равной мере эффективные идеи относительно одного и того же объекта при решении одной и той же задачи.

В то же время применительно к нашей статье обязательно отразить социальный и гражданский аспекты креативности, определяемой Ю.Г.Волковым как новое качество общественной жизни, связанной с тем, что миллионы людей перестают быть массой, стремятся стать хозяевами своего дела и ищут индивидуальность не в социальном эпатаже или перфомансе. Для них важным становится их личное влияние на общественную жизнь, ощущение и осознание своей причастности к социальным изменениям и разделение ответственности за складывающуюся в обществе ситуацию2.

И в теории, и на практике неразрывная связь и взаимозависимость общественной дипломатии и креативности обусловлены тем, что социально-политическая деятельность общественных организаций, в отличие от аппарата государственных служащих, в гораздо меньшей степени ограничена нормами и регуляторами, а следовательно, имеет несравненно более широкое пространство для реализации в обществе качественно новых идей и прорывных методик, внедрения в социум личностных достижений.

Иными словами, в масштабе международных отношений именно общественная дипломатия имеет возможность задействовать креативный потенциал как движитель социального прогресса и эволюции.

Проблемы реализации креативного потенциала общественной дипломатии России

Анализ текущей социально-политической обстановки вызывает опасения, что лишенная креативности общественная дипломатия не сможет качественно развиваться. И причина тому заключается не в отсутствии финансирования. Здесь ситуация изменилась в лучшую сторону: государственные грантодатели и профильные фонды позволяют получать необходимую финансовую поддержку. Проблема в нехватке у всех заинтересованных сторон в разной степени знаний, опыта и желания развивать такой тип дипломатических практик.

Хотелось бы привести один пример: ввиду сложной политической обстановки на территории Украины, с которой граничит Ростовская область, в региональных экспертных кругах не теряет своей актуальности тема налаживания контактов с данным государством. Фактически каждая дискуссия с участием общественных организаций заканчивается итоговым заключением, содержащим призывы способствовать урегулированию существующего на Украине кризиса. При этом без ответа остается вопрос: почему российские НКО упорно стремятся урегулировать внутренний кризис другого государства, не осознавая безуспешности предпринимаемых ими попыток?

В то время как студенческая молодежь, аспиранты и молодые эксперты, обладающие, на наш взгляд, значительным потенциалом креативности, воспринимают украинский кризис неполитизировано, как некую бытовую объективную реальность, и стремятся маневрировать в существующих координатах, находя точки соприкосновения, налаживая контакты и взаимодействие, вообще не касаясь токсичной политической сферы.

Креативный потенциал общественности выступает в этой ситуации мощным компенсатором. Это в очередной раз доказывает, что поскольку мы живем в условиях кризисных трансформаций, то принципиальным фактором развития является отношение к креативному мышлению, которое в отличие от обычного предполагает при решении тех или иных задач одновременную замену и ресурсов, и методов получения результата. Если во времена СССР был актуальным тезис «поставь задачу - мы ее выполним при имеющихся ресурсах», то сейчас и задачи, и ресурсы являются переменными величинами и главная цель заключается в том, чтобы в каждой ситуации находить эффективное решение3.

В контексте сказанного видится своевременным следующее замечание Е.Пономаревой и М.Младеновича: «Пожалуй, самым показательным примером недопустимости пренебрежения публичной дипломатией служит политическая и гуманитарная катастрофа в российско-украинских отношениях»4. И тот факт, что у населения Донбасса, по словам и. о. министра иностранных дел Донецкой Народной Республики Н.Ю.Никоноровой, все чаще фиксируется усталость от существующей неопределенности в отношениях с Россией, является не только результатом действий Киева, но и, по всей видимости, недоработками российской стороны5.

При этом западные структуры весьма активно включились в процесс отладки сети контактов креативной, социально активной части населения, прежде всего молодежи. Например, в августе 2016 года Европейский фонд в поддержку демократии запустил на подконтрольной Украине территории Луганской области проект «City Hub», цель которого заключается в поиске молодых лидеров и налаживании взаимодействия между жителями области и самопровозглашенной Луганской Народной Республики. Аналогичным проектом фонда является «Go East Global», который создан для поддержки существующих, а также выявления и подготовки новых лидеров местных сообществ Донбасса.

В числе прочего в указанном регионе широко представлены такие европейские программы, как «Обсерватория демократии»; онлайн-курс для переселенцев: «Путь хендмейдера: как превратить хобби в бизнес»; инициатива «Уроки Свободы» - проводится среди школьников с целью развития и углубления их понимания ценностей свободы и демократии; инициативная группа «Разом!», в рамках которой предполагается создание в Мариуполе гражданского образовательно-информационного центра, предоставляющего сведения о текущих социальных и политических событиях в Донецкой области.

В то же время на приграничной с непризнанными республиками территории РФ в принципе не фиксируется активность подобных российских организаций, предлагающих участие в программах, направленных на стимулирование активных жителей Донбасса, желающих улучшить качество жизни в ЛНР и ДНР.

Складывается ситуация, при которой присутствующие, в частности, в Ростовской области НКО международной направленности стремятся развивать направление общественной дипломатии, фокусируя взгляд лишь на оказании, безусловно, нужной гуманитарной помощи, не уделяя внимания тому, что западные грантодатели работают над удовлетворением профессиональных, интеллектуальных и творческих потребностей жителей Донбасса.

В связи с этим полагаем, что для региональных некоммерческих и общественных объединений является чрезвычайно важным сохранение конструктивного сотрудничества с молодыми лидерами ДНР и ЛНР, направленного в том числе на реализацию креативного потенциала. В будущем это позволит упредить смещение культурно-ценностных ориентиров жителей народных республик в далеком от идеи Русского мира направлении.

Возвращаясь к проблемам, сопряженным с развитием общественной дипломатии, отмечаем, что в ходе проведенного автором статьи регионального исследования в форме экспертного опроса*, (*Экспертный опрос «Точки роста публичной дипломатии России» проводился Представительством МИД России в г. Ростове-на-Дону совместно с Институтом социологии и регионоведения Южного федерального университета в октябре 2016 г. в рамках авторского диссертационного исследования «Потенциал креативности в социальных практиках российского института публичной дипломатии». В исследовании приняли участие 46 экспертов, научной и практической сферой деятельности которых являются социальные практики публичной дипломатии, при этом 13 из них - профессиональные дипломаты.) в котором приняли участие 46 экспертов, имеющих опыт дипломатической работы, 42 эксперта высказали мнение, что общественная дипломатия не является альтернативой классической, она лишь успешно ее дополняет и позволяет подготовить наиболее благоприятный политический фон для последующих шагов на внешнеполитической арене.

Результаты данной оценки полностью соответствуют нашему понимаю общественной дипломатии, согласно которому она может эффективно применять потенциал креативности лишь в том случае, если будет реализовываться в едином русле и на едином с классической дипломатией ценностном основании.

Так, мониторинг состояния общественной дипломатии России позволил выделить ряд существенных концептуальных проблем, ограничивающих возможность реализации потенциала креативности: 1) отсутствие системного взаимодействия, регулирующего социально-политические практики общественной дипломатии; 2) структурная аморфность из-за фактического отсутствия единого координирующего органа; 3) нехватка профессионалов, способных реализовать инновационные практики; 4) отсутствие четкой артикуляции ценностей российского общества, понятных для зарубежной аудитории.

В части, касающейся первого пункта, отмечаем, что одним из механизмов трансформации системы взаимодействия субъектов общественной дипломатии является создание условий, направленных на воспроизводство креативности. Исходя из логики данной работы структурированное многообразие отношений между субъектами дипломатических отношений можно назвать «дипломатическим пространством», которое становится областью взаимодействия всех его субъектов и определяется как единый процесс воспроизводства креативных практик общественной дипломатии. Элементами пространства видятся, помимо прочего, следующие проекты: Дипломатический клуб при Дипломатической академии МИД России, Представительство МИД в «Мастерславле»6, Форум молодых дипломатов стран СНГ, Стэнфордский форум, Московский дипломатический клуб (перспективной здесь видится идея открытия подобных клубов в каждом субъекте РФ, в котором расположен территориальный орган МИД России, при этом постоянными членами клуба стали бы иностранные дипломаты, аккредитованные на территориях курируемых представительствами регионов).

Следует отметить, что многообразие элементов «дипломатического пространства» обусловлено тем, что в условиях информационного плюрализма способности индивида обрабатывать данные эффективно, в максимально короткие сроки и в условиях сложного социально-политического контекста являются критически важной характеристикой креативной личности, формирующейся в социальных практиках общественной дипломатии.

Вместе с тем результаты упомянутого экспертного опроса показали, что большинство экспертов (37 из 46) сходятся во мнении, что актор публичной дипломатии должен обладать такими качествами, как владение понятийным аппаратом в сфере профессиональной деятельности; умением планировать, формулировать цели и задачи своей деятельности, определять методы и способы их достижения; широтой знаний и эрудиции, а также способностью в любой ситуации отстаивать, защищать свою позицию.

В дополнение к этому вышеупомянутый субъект как креативная личность наделяется качествами социального альтруизма, инициативности, вовлеченности в «производственный процесс» и наивысшую степень заинтересованности в трансформации уже существующих способов достижения цели.

Казалось бы, с точки зрения подготовки квалифицированных профессионалов в России нет проблем, о которых следовало бы написать. Например, в нашей системе образования, помимо намеренно вынесенного за скобки профильного университета МГИМО МИД России, несколько вузов в рамках направления «Реклама и связи с общественностью» готовят соответствующих специалистов, которые успешно могли бы выполнять функции по налаживанию коммуникаций с зарубежными сообществами.

Однако, во-первых, указанные направления приоритетно перешли на подготовку в области рекламы в ущерб связям с общественностью, во-вторых, креативность профессионала - это еще и личностные характеристики, которые в современном российском социуме в силу ряда причин оказываются в стадии «недоразвития». Данный тезис приводит нас к еще одной, упомянутой выше проблеме - отсутствию четкой артикуляции ценностей российского общества, понятных для зарубежной аудитории.

Здесь стоит сразу оговориться, что рассмотрение этого вопроса выходит за рамки темы данной работы, однако, касаясь его, предполагаем, что сложности следует искать в одном конституционном пункте, а именно: п. 2 ст. 13 Конституции РФ, в котором указано, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Очевидно, что данное положение было принято под влиянием деидеологизации наследия советского общества, где на государственном уровне в течение нескольких десятилетий существовала марксистская моноидеология. Однако в борьбе с «перегибами» одного характера был, по всей видимости, допущен «перегиб» характера прямо противоположного. Можно задаться вопросом: если эти трудности понимания внутренней и внешней политики возникают у населения российского социума, то какой же простор для антироссийских фантазий оставляет подобная ценностная неопределенность в сознании зарубежной аудитории?

Понимаем, что в современном информационном обществе классические типы политических идеологий могут показаться архаичными, но полностью отказаться от идеологии, без которой не может быть системности, а следовательно, и эффективной политики, - поспешно.

Таким образом, отмечаем, что креативный потенциал, заложенный в институте общественной дипломатии, в своих социально-политических практиках имеет слабую реализацию из-за отсутствия системной работы государственных и негосударственных структур; нехватки профессионалов, способных реализовать инновационные практики; недостаточно четкой артикуляции ценностей российского общества. В совокупности указанные сложности могут усложнить для классической дипломатии путь достижения поставленных целей.

Возможные способы реализации креативного потенциала общественной дипломатии России

В начале данного раздела хотелось бы разделить мнение Н.В.Бурлиновой: «В России область публичной дипломатии развивалась с начала двухтысячных годов абсолютно спонтанно, в отрыве и без поддержки государства, без понимания со стороны последнего всей той важности, которую эта работа несет для геополитической значимости России в мире»7.

Полагаем, что активная фаза развития института общественной дипломатии последовала после опубликования в 2012 году статьи Президента Российской Федерации В.В.Путина, в которой впервые была отмечена необходимость формирования «мягкой силы», одним из инструментом которой и является общественная дипломатия. До этого времени данный вопрос поднимался исключительно в узких кругах дипломатов, политологов и экспертов.

В попытке проанализировать проблемное поле общественной дипломатии на предмет поиска потенциала креативности исходим из того, что чрезвычайно отстаем от ведущих мировых держав, определяемых нами исключительно по принципам экономической устойчивости и политической активности гражданского общества. Особенно интересным представляется поиск того самого импульса, который побуждает государства активно использовать инструмент общественной дипломатии. А именно, очевидным является тот факт, что даже богатое культурное наследие не может претендовать на особое место в процессе имплементации практик общественной дипломатии. Необходима синергия различных факторов, начиная от решительности государства и заканчивая общественной инициативой.

Что касается НКО в сфере общественной дипломатии, то для них главное - ясно осознавать, что, выступая на международной арене, они представляют интересы государства и общества. Это означает также и то, что законная и необходимая критика внешней политики страны, которая может звучать во внутригосударственных дискуссиях, не должна выноситься на зарубежные дискуссионные площадки. Такая критика даже для иностранцев, привыкших самостоятельно разбираться с внутренними политическим трудностями, выглядит неоднозначно.

Желания государства и общества двигаться навстречу друг другу с целью создания условий для устойчивого развития общественных инициатив международного характера здесь определенно совпадают. В этом направлении большая работа ведется МИД России. Ежегодно проходят традиционные встречи с представителями российских некоммерческих организаций. Помимо этого, в Дипломатической академии МИД России регулярны заседания Дискуссионного клуба, являющегося площадкой для диалога с дипломатическими миссиями иностранных государств.

Кроме того, весьма позитивным видится инициированное Советом молодых дипломатов МИД России проведение Глобального форума молодых дипломатов, который, со слов председателя совета К.О.Колпакова, является «проектом, не имеющим аналогов в мире и позволяющим молодым дипломатам со всего мира познакомиться друг с другом в неформальной обстановке и одновременно обсудить актуальные проблемы международных отношений»8.

В части, касающейся реализации общественных инициатив, важно, как мы уже отмечали, усилить подготовку соответствующих специалистов. Здесь следует подчеркнуть, что со стороны общественных организаций заметный шаг сделан сотрудниками Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия» - подготовлено учебное пособие «Курс общественного дипломата»9.

Заслуживает упоминания проект журнала «Россия в глобальной политике» - Атлас общественной дипломатии10. В спецвыпуске эксперты отразили потенциальные точки роста общественной дипломатии России и сфокусировали взгляд на культурных идентичностях различных регионов нашей страны.

Согласно данным проведенного нами экспертного опроса, требования, предъявляемые к специалисту в сфере общественной дипломатии, должны быть следующими:

- наличие фундаментальных знаний по специальности «международные отношения» (35 респондентов из 46);

- знание иностранных языков (37 респондентов из 46);

- умение планировать, формулировать цели и задачи своей деятельности, определять методы и способы их достижения (24 респондента из 46);

- умение прогнозировать ситуацию (21 респондент из 46);

- высокий уровень культурного воспитания (30 респондентов из 46);

- разносторонность, широта знаний, эрудиция (33 респондента из 46);

- умение творчески мыслить, креативность (39 респондентов из 46);

- альтруизм (35 респондентов из 46);

- способность находить компромисс (29 респондентов из 46);

- умение четко и убедительно излагать свои мысли (41 респондент из 46).

Данные показатели не являются исчерпывающими, однако они позволяют сформировать представление о личности общественного дипломата, способного воспроизводить креативность. Большинство экспертов сошлись во мнении, что общественная дипломатия - чрезвычайно творческая сфера деятельности. Однако нужны условия для поощрения и реализации инициатив в данной сфере, также важно сотрудничество старшего поколения дипломатов и экспертов с молодыми коллегами, передача опыта и его преобразование в соответствии с текущими реалиями.

При этом роль профильных государственных структур по большей части должна заключаться в организации предметной среды. Поскольку общественная дипломатия в соответствии с п. 9 раздела II Концепции внешней политики Российской Федерации от 30 ноября 2016 года является неотъемлемой составляющей международной политики, то, вероятно, и контрольные точки ее развития должны определяться профильным органом исполнительной власти - МИД России.

В свою очередь, мощный креативный ресурс профильных некоммерческих организаций, не обремененных должностными инструкциями, должен стать дополнительным источником новых идей и подходов в решении актуальных международных проблем.

Вместе с этим полагаем, что системообразующим методом повышения потенциала креативности в социальных практиках общественной дипломатии является «дипломатическое моделирование», то есть деятельность по созданию модели готового продукта или идеи, планируемой к реализации на международных дипломатических форумах профильными государственными структурами или уполномоченными на то лицами. Она предполагает преодоление постоянно возникающих противоречий во взаимосвязи уровней социального действия в общественной дипломатии, включая в себя при этом такие процессы, как дискуссия, диагностика, организация, прогнозирование, мониторинг, анализ, конструирование.

Косвенно это подтверждается данными экспертного опроса. Более 73% опрошенных нами экспертов полагают, что при наличии в России богатого человеческого капитала, высокого политического и культурного потенциала сфера общественной дипломатии является достаточно перспективной. Однако такие возможности не используются на полную мощь. Многое работает инерционно, неадресно, неэффективно.

По мнению экспертов, возможными точками роста общественной дипломатии являются: поощрение государством гражданской инициативы; задействование бизнеса; подготовка кадров в сфере общественной дипломатии; общее повышение культуры, образованности общества для того, чтобы адекватно представлять свое государство на международной арене; а также формирование абсолютно новых инструментов внешней коммуникации и способов их  реализации.

Интересная позиция заключается в том, что для этого необходимо внедрить публичную дипломатию в образовательный процесс с акцентом на практику. Это будет полезно всем субъектам, задействованным в международном и общественном секторах. Можно также внести предложение включить предмет «Публичная/общественная дипломатия» в учебные планы по направлению подготовки «Реклама и связи с общественностью».

В данном контексте одна из задач профильных некоммерческих организаций видится в формировании архитектуры рабочего места общественного дипломата.

Имеем в виду, что такие рекреационные площадки, как открытые мастерские, картинные галереи, интерактивные выставки, площадки для воркшопов, а также проводимые в различных форматах «квизины» и студенческие дискуссионные клубы, уже давно стали центром притяжения креативно мыслящих людей, которые в комфортной для себя среде стремятся генерировать креативные идеи и нестандартные решения. А их в это время ждут в тусклых помещениях государственных библиотек умудренные опытом эксперты различных некоммерческих организаций, пытающиеся на основе устаревших моделей предсказать будущее международных отношений.

В этой связи архитектура рабочего места общественного дипломата предполагает, что креативная личность сохраняет базовые для себя принципы организации труда в виде перечисленных выше форм и выражает готовность осуществлять общественную деятельность международной направленности, осознавая при этом необходимость в управлении и руководстве.

Есть основание полагать, что значительным импульсом развития общественной дипломатии послужили бы созданные в регионах центры внешнеполитической грамотности, которые смогли бы обеспечить высокий уровень профессиональной подготовки «общественных дипломатов» и стать элементами дипломатического пространства. Помимо личного общения и периодических семинаров для слушателей центров, проводимых экспертами в сфере международных отношений, а также видными политическими и общественными деятелями, целесообразным видится создание единой цифровой площадки, позволяющей в том числе осуществлять дипломатическое моделирование, которая при этом объединила бы государственные структуры и некоммерческие организации, оперирующие в сфере общественной дипломатии.

Подводя итог, исходим из того, что говорить об успехе общественной дипломатии можно лишь при условии, что активная часть гражданского общества, осознавая свою причастность к внешнеполитической жизни государства, получив при этом доступ к образовательным программам в центрах внешнеполитической грамотности, участвует в работе дискуссионных площадок, форумов, конференций и т. д., проводимых за рубежом. По сути, дублируя функции профессиональных дипломатов, но оперируя на уровне общественных связей.

В противном случае количество организованных некоммерческими организациями «круглых столов» на территории России лишь для составления отчетности по полученному гранту никогда не перейдет в качество, а институт общественной дипломатии сохранит рудиментарное состояние.

P.S. Современные международные отношения - это непрерывно изменяющаяся реальность. Если раньше, до столь скоростного развития информационных сетей, можно было подождать, пока «отработает» та или иная технология, то теперь многое изменилось.

В настоящее время сложившаяся вокруг практик общественной дипломатии ситуация схожа с сюжетом одного известного анекдота:

«Что ты тут делаешь?» - «Ключи от квартиры ищу». - «А где потерял?» - «В парке». - «А почему здесь ищешь?» - «А здесь светлее».

По всей видимости, настало время осветить и другие, незаметные ранее стороны общественной дипломатии России.

 

 

 1Бурлинова Н.В. Концепция внешней политики 2016 и «мягкая сила» России // http://www.picreadi.ru/koncepciya-vneshney-politiki-2016-i-myagkaya/

 2Волков Ю.Г. Интересы креативного класса в общественной жизни российского социума // Власть. 2013. №1 // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/interesy-kreativnogo-klassa-v-obschestvennoy-zhizni-rossiyskogo-obschestva

 3URL: https://www.centrinvest.ru/ru/about/smi/29113/ (дата обращения: 10.09.2018).

 4Пономарева Е.Г., Младенович М. Публичная дипломатия России: балканское направление // Международная жизнь. 2016. №4. С. 151-166.

 5Выступление Н.Ю.Никоноровой на IX Международной конференции «Особенности современных интеграционных процессов на постсоветском пространстве», организованной журналом «Международная жизнь». Ялта. 17 октября 2018 г. (личный архив А.Н.Боброва).

 6https://www.masterslavl.ru/affiche/events/otkrytie-predstavitelstva-mid-rossii-v-masterslavle/

 7Бурлинова Н.В. Публичная дипломатия России: практика и проблемы становления. 2014 // URL: http://www.molpalata.ru/opinions/publichnaya_diplomatiya_rossii_praktika_i_problemy_stanovleniya/ (дата обращения: 16.02.2016).

 8https://tass.ru/obschestvo/4633976 (дата обращения: 01.11.2018).

 9URL: http://russiancouncil.ru/activity/educationalmaterials/kurs-obshchestvennogo-diplomata/ (дата обращения: 03.08.2018).

10URL: http://globalaffairs.ru/media/docs/2017_book_final2.pdf (дата обращения: 03.08.2018).



Другие статьи автора: Бобров Артем

Архив журнала
м№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба