Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №1, 2019

Юрий Булатов
Федеративное устройство Российского государства: модели прошлого и настоящего
Просмотров: 328

 

 

Накануне краха самодержавия тема будущего политического устройства России стала предметом широкого обсуждения во всех слоях российского общества. Лозунги народных масс «Долой самодержавие!» и «Да здравствует республика!» требовали от всех политических партий в центре и на местах конкретизировать свои программные установки в сфере государственного и национального строительства.

Раньше других с проектами создания федеративного государства выступили партии, сформировавшиеся в национальных районах Российской империи на рубеже XIX-XX веков. В поддержку проекта федеративного устройства России выступали Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн», Белорусская социалистическая громада, Партия социалистов-федералистов Грузии, Тюркская демократическая партия федералистов «Мусават», Украинская партия социалистов-революционеров и ряд других партий и организаций как левого, так и либерального толка.

Каждая национальная партия имела свое видение федеративного устройства государства. Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн» выступала за создание федерации по географическому признаку. Дашнаки ратовали за формирование в перспективе Закавказской федерации. Тюркская демократическая партия федералистов «Мусават», в свою очередь, заявляла, что основой федерации должна была стать историко-культурная общность. Украинские эсеры отстаивали этнографический принцип при формировании будущей федерации и заявили о необходимости объединить всех украинцев, независимо от их места проживания как в составе Российской империи, так и за ее пределами.

Следует отметить, что сами сторонники федеративного устройства государства имели достаточно смутное представление о реализации данного проекта на «обломках самовластья». Федералисты единодушно сходились лишь во мнении, что федерация в перспективе будет представлять собой сложное союзное государство, в состав которого войдут государственные образования, имеющие частичную политическую и юридическую самостоятельность. При этом они неизменно обращали внимание на то, что, в отличие от государства, государственные образования не должны были обладать суверенитетом, то есть полной независимостью во внутренних и внешних делах.

В конечном итоге федералисты получили большую поддержку. И, наоборот, приверженцы унитаризма, ратовавшие также и за предоставление автономных прав народам России, оказались в меньшинстве. Лозунги партий, выступавших за широкую областную автономию (большевики), культурно-национальную автономию (кадеты), национально-персональную автономию (партия «Поалей-Цион» («Трудящиеся Сиона»), национально-государственную автономию (партия «Шура-и-Исламия» в Средней Азии) и национально-территориальную автономию (партия «Алаш» в Казахстане) и т. д., так и не получили ожидаемой поддержки среди политически активной части населения1.

Противостояние между унитаристами и федералистами, а также перевес сил в пользу последних были очевидны и для оппозиционно настроенной элиты царской России. Например, партия «Союз 17 октября», представлявшая интересы крупной буржуазии, однозначно заявляла, что не допустит никакого союза государств или союзного государства. По мнению руководства партии октябристов, будущее России было за унитарным государством. Эту же позицию разделяло и руководство Конституционно-демократической партии России. Кадеты открыто никогда не критиковали проекты федеративного устройства России, но всегда демонстрировали свою приверженность к укреплению единого централизованного Российского государства.

Противником федерализма в России являлась и Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков). Руководство РСДРП (б) во главе с В.И.Лениным выступало против федеративного устройства государства. Позиция большевиков определялась следующим образом:

1) Федерация противоречила марксистскому учению о диктатуре пролетариата, ибо, согласно учению К.Маркса, оптимальным вариантом пролетарского государства являлось государство унитарное.

2) Федерализм ослаблял пролетарское движение, так как разводил рабочих по национальным квартирам вопреки лозунгу пролетарского интернационализма.

Негативное отношение большевиков к федерации выразилось и в их осуждении Бунда (Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России), который отстаивал федеративный принцип построения партии. Лидеры РСДРП (б) неизменно подчеркивали, что федеративные проекты государственного и партийного строительства не способствовали укреплению пролетарского движения в России. Поэтому в своей программе большевики записали лишь пункт о праве наций на самоопределение, а форма будущего политического устройства России никак не конкретизировалась. Решение данного вопроса откладывалось, как говорится, до лучших времен.

В период революционных событий февраля-октября 1917 года российские политические партии стали все активнее выступать в поддержку федеративного устройства российского многонационального государства. В мае 1917 года в Москве впервые был созван Всероссийский съезд мусульман. По предложению азербайджанской делегации именно федерация была объявлена моделью будущего политического устройства России. А в сентябре 1917 года в Киеве состоялся Съезд народов России, в ходе работы которого делегаты в своих выступлениях провозглашали Россию демократической федеративной республикой.

Советские партийные историки утверждали, что В.И.Ленин в ходе I Всероссийского съезда Советов (июнь 1917 г.) якобы уже выдвигал идею будущего федеративного устройства России. В доказательство своей правоты коммунистические летописцы цитировали только одну фразу из выступления большевистского вождя. В ходе полемики, развернувшейся на съезде, Ленин, в частности, заявил: «Пусть Россия будет союзом свободных республик»2. Однако о федерации как таковой лидер большевиков на I съезде Советов не сказал ни слова.

В первые дни после победы Октябрьской революции Ленин также не спешит с ответом на вопрос: какова же будет форма политического устройства молодого советского государства - федерализм или унитаризм? В первых документах советской власти действительно трудно найти ответ на данный вопрос. Например, в Декларации прав народов России от 2 ноября 1917 года провозглашался лишь «добровольный и честный союз народов России» как форма политического устройства Советского государства. Судя по всему, только лишь сам руководитель большевистской партии знал, что это такое. Ведь понятие «честный союз» достаточно субъективно. Ну а что касается добровольности, то те, кто жил в Советском государстве, конечно, хорошо помнят добровольно-принудительный характер различных мероприятий. Но В.И.Ленин не мог не учитывать поддержку народами бывшей Российской империи идей федерализма. Ему также было необходимо удержать граждан новой России в рамках советского строя. Поэтому спустя несколько месяцев после победы Октябрьской революции он все-таки решился провозгласить Советскую республику федерацией.

В январе 1918 года на III Всероссийском съезде Советов в Петрограде была принята Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, провозгласившая федерацию как форму политического устройства России. В этом документе отмечалось, что федерация должна строиться на основе двух принципов: национально-государственном (советские национальные республики) и административно-государственном (советские республики). Были также провозглашены основы советского федерализма: добровольность и объединение трудящихся классов всех наций России. Согласно решениям III съезда Советов, Советская республика стала официально именоваться Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой (РСФСР).

На III съезде Советов была также учреждена комиссия по разработке Конституции РСФСР. В адрес этой комиссии поступали различные проекты будущего федеративного устройства Советской России. Например, Комиссариат юстиции РСФСР предложил свой альтернативный вариант федеративного устройства советского государства - проект «Всероссийской трудовой коммуны», рассчитанный на ближайшую перспективу победы социалистической революции в мировом масштабе и переход к социализму народов всего мира. В противовес плану создания федерации советских национальных республик Наркомат юстиции РСФСР выступал за провозглашение советской республики на базе пяти профессиональных федераций: а) земледельцы; б) промышленные рабочие; в) государственные служащие; г) служащие торговых предприятий; д) служащие у частных лиц. Таким образом, предлагалось учредить федерацию социально-хозяйственных объединений, а не союз народов или территорий. Но в итоге проект Наркомата юстиции РСФСР был снят с обсуждения и списан в архив.

Перед Конституционной комиссией III съезда Советов была поставлена задача совместить мировой опыт строительства федеративного государства с программными установками советской власти. На V Всероссийском съезде Советов в июле 1918 года была принята Конституция РСФСР. В этом основополагающем документе законодательно закреплялись основные направления советского национального строительства: а) национальный принцип как основа административно-территориального деления страны; б) классовый подход к национальной политике - союз трудящихся всех наций России и свободное самоопределение; в) признание национально-государственных образований в составе РСФСР, организованных только как советские национальные республики; г) провозглашалась федерация советских национальных республик; д) Советы областей, отличавшихся особым бытом и национальным составом, могли создавать автономные областные союзы, входившие на началах федерации в РСФСР; е) создавалось единое правовое поле для всех граждан, независимо от расовой и национальной принадлежности; ж) вопросы о вхождении в состав РСФСР новых членов, а также признание выхода из РСФСР отдельных ее частей представляли собой предмет ведения Всероссийского съезда Советов и ВЦИК Советов.

При этом сам подход к созданию федерации у большевиков был очень осторожный и прагматичный. Рабочим и крестьянам каждой нации они предлагали самим принять решение на своих национальных съездах Советов, желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеративном правительстве и остальных федеративных советских учреждениях.

На деле провозглашение федерации как формы политического устройства Советской России было исключительно декларативным: во-первых, в Конституции 1918 года не предусматривалось создание представительств субъектов федерации в федеральных органах власти; во-вторых, разграничение компетенций между федеральными и местными органами РСФСР строилось на принципе исключительной компетенции центральных органов и остаточной - местных. Согласно Конституции 1918 года, в компетенцию Всероссийского съезда Советов и ВЦИК входили все вопросы общегосударственного значения и все другие вопросы, которые они признают подлежащими их разрешению (ст. 49 и 50 Конституции РСФСР, 1918 г.). Фактически на момент принятия первой советской Конституции РСФСР представляла собой унитарное государство, созданное сверху по инициативе правящей большевистской партии. Какой-либо национальный компонент в структуре административно-территориального деления РСФСР первоначально вообще отсутствовал.

Следует отметить, что объективные и субъективные предпосылки лежали в основе курса большевиков на объединение народов бывшей Российской империи в единое государство. К объективным предпосылкам можно отнести следующие:

1) Исторически сложившееся разделение труда между народами, входившими в состав многонационального Российского государства.

2) Единая структура советской власти - на территории бывшей Российской империи были повсеместно созданы национально-государственные и национально-территориальные образования, организованные по советскому типу: а) диктатура пролетариата; б) руководящая роль коммунистической партии; в) союз рабочего класса и беднейшего крестьянства и т. д.

3) Враждебное империалистическое окружение и угроза нового похода империалистических держав против Советской России диктовали необходимость консолидации всех сил и средств для обороны.

К субъективным факторам, способствовавшим объединению народов России в составе единого государства, можно отнести наличие военно-политического, хозяйственного и дипломатического союза советских социалистических республик, который сложился в годы Гражданской войны и иностранной интервенции в России. Федеративное устройство советского государства вновь стало предметом обсуждения. Начался поиск оптимальной советской модели национального строительства в регионах. К этому времени существовали различные формы государственных образований, организованных по советскому типу.

1) Российская и Закавказская федерации советских национальных республик (РСФСР и ЗСФСР).

2) Советские социалистические республики (Белорусская ССР, Украинская ССР).

3) Автономные советские социалистические республики (Башкирская АССР, Татарская АССР, Киргизская АССР (с 1925 г. - Казахская АССР), Туркестанская АССР).

4) Автономные области (Чувашская АО, Марийская АО, Калмыцкая АО, Вотская АО).

5) Трудовая коммуна немцев Поволжья и трудовая коммуна в Карелии.

6) Народные советские республики в Средней Азии (Бухарская и Хорезмская народные советские республики).

Для разработки плана объединения советских республик в августе 1922 года была создана специальная комиссия во главе с В.В.Куйбышевым. Комиссия пришла к выводу, что необходимо создать государственный союз путем включения советских республик в состав РСФСР на правах автономий. При этом предполагалось, что РСФСР сменит свое название на СССР. В основу этих решений был взят проект И.В.Сталина - план автономизации. Сталин выступал за единый хозяйственный организм на объединенной территории советских республик с руководящим центром в Москве, то есть речь шла о распространении компетенции центральных правительственных органов РСФСР и на другие республики.

Как известно, В.И.Ленин отклонил сталинский план автономизации и предложил план государственного союза равноправных республик. Не в РСФСР, говорил лидер большевизма, а вместе с ней советские республики входят в новый союз - новую федерацию3. Во времена правления Н.С.Хрущева, то есть в период развенчания культа личности И.В.Сталина, решения I Всесоюзного съезда Советов (декабрь 1922 г.) об образовании СССР рассматривались не иначе как триумф политики В.И.Ленина в сфере национальных отношений. Утверждалось, что сталинский план автономизации советских республик в составе РСФСР был посрамлен. Так ли это?

В первую очередь следует отметить, что расхождения между Лениным и Сталиным имели место лишь по вопросам тактики, а не стратегии в сфере национальных отношений. Напомню, лидеры большевизма были всегда единодушны в оценке перспектив развития советской федерации. Федерация рассматривалась ими всего лишь как временная форма государственного устройства России. Об этом было заявлено уже во Второй программе РКП (б) (март 1919 г.), рассчитанной на переходный период от капитализма к социализму. В этом программном документе большевиков, в частности, отмечалось, что «федеративное устройство, организованное по советскому типу, рассматривается как переходный этап (выделено мной. - Ю.Б.) на пути полного слияния наций». Таким образом, образование СССР несомненно представляло собой суть совместного решения руководства РКП (б).

Вместе с тем вполне возможно рассматривать образование СССР и как некий компромисс: с одной стороны, согласно плану В.И.Ленина, СССР представлял собой союз равноправных респуб-лик, с другой стороны, в РСФСР ее субъекты были выстроены в соответствии с планом автономизации И.В.Сталина.

Последующие дискуссии по поводу федеративного устройства России развернулись среди национал-уклонистов и никак не были связаны с проектами В.И.Ленина и И.В.Сталина и их подходами к образованию СССР. Дебаты о создании действенной федерации в Советской России проходили накануне принятия Конституции СССР 1924 года. Особую активность в обсуждении этой проблемы проявляли украинские коммунисты. Например, глава украинского правительства - председатель СНК Украины Х.Г.Раковский ратовал за создание стройной централизованной системы управления народным хозяйством в СССР при условии сохранения суверенных (выделено мной. - Ю.Б.) прав союзных республик в области национального, социального и экономического развития. Однако суверенность в экономической области неизбежно привела бы к суверенности в области политической. Таким образом, Раковский вел дело не к укреплению советской федерации, а к созданию конфедерации, когда ее субъекты передают добровольно центру лишь заранее оговоренную часть своих полномочий.

Еще более радикальную позицию занимал нарком юстиции и генеральный прокурор УССР Н.А.Скрыпник. Этот партийный и государственный деятель советской Украины выступал за создание суверенного украинского государства с перспективой его вхождения во всемирную социалистическую федерацию. Он также подчеркивал, что коммунисты незалежной Украины должны быть независимы от Москвы и строить свои отношения с Россией только при посредничестве руководства III Коммунистического интернационала.

Свой вариант построения «федеративного небоскреба» в Советской России предлагал член коллегии Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР М.Х.Султан-Галиев. Он выступал за распространение федеративных отношений на все национальные районы в составе СССР. Лидер татарских коммунистов выступил с инициативой создать Северо-Кавказскую, Татаро-Башкирскую и другие федерации. По его мнению, следовало также пересмотреть отношения между РСФСР и центром: в состав СССР на равных правах должны войти не только РСФСР, но и все ее субъекты. М.Х.Султан-Галиев в своем проекте, по сути дела, предвосхитил то, что произошло в России в 90-х годах ХХ века, когда на территории РФ возникло 89 юридически равноправных субъектов федерации.

Интересно, что в ходе обсуждения в партийных рядах основ будущего федеративного устройства СССР были выдвинуты предложения о создании двухпалатного ЦИК СССР взамен однопалатного, образованного на I съезде Советов СССР. Также одобрили предложения и о повышении статуса автономных республик до уровня союзных. Все эти замечания были учтены в ходе работы II съезда Советов СССР, принявшего Конституцию СССР (январь 1924 г.). В этом документе определялась процедура формирования палат ЦИК СССР: 1) Съезд Советов СССР избирает Союзный Совет из представителей союзных республик пропорционально численности трудящегося населения - классовое представительство. 2) Совет Национальностей - национальное представительство, которое образуется из представителей союзных и автономных республик - по пять представителей от каждой - и из представителей автономных областей РСФСР - по одному представителю от каждой.

На II съезде Советов СССР были также определены основные принципы федеративного устройства СССР: 1) СССР - социалистическая федерация на основе Советов при руководящей роли Коммунистической партии. 2) Построение федерации по национальному признаку. 3) Все субъекты федерации равны между собой. 4) Провозглашался принцип добровольности вхождения республик в состав федерации. 5) Федерация должна была также строиться на принципах демократического централизма, (подчинение меньшинства большинству, неукоснительное выполнение указаний центра и т. д.), то есть речь шла о перенесении норм партийной жизни теперь и на процессы развития советского общества.

Анализ статей Конституции СССР 1924 года позволяет также сделать вывод, что строительство советской федерации началось на принципах, отличных от федеративного устройства ряда западных государств, в том числе и США. Во-первых, советская федерация была построена по национальному признаку, а не по административно-территориальному, то есть СССР представлял собой федерацию народов, а не территорий.

Во вторых, в отличие от конституций западного образца, где был прописан запрет на выход из федерации, Основной закон СССР провозглашал за республиками право на выход из союзного государства. Но механизм реализации данного права не был четко проработан. В тексте советской Конституции было лишь скороговоркой отмечено, что для выхода из Союза требовалось согласие всех республик.

В-третьих, если федерации на Западе, как правило, были симметричны, то есть субъекты имели единый правовой статус, то в СССР первоначально создали разноэтажную и асимметричную федерацию. В состав СССР по Конституции 1924 года входили две федерации: Российская (РСФСР) и Закавказская (ЗСФСР), а также две союзные республики: Белорусская ССР и Украинская ССР. Главными скрепами, обеспечивавшими устойчивость Советского государства, являлись партия большевиков, общесоюзные общественные организации (профсоюзы, комсомол и т. д.), Красная армия, ОГПУ, а также союзные и союзно-республиканские наркоматы.

Курс на победу социализма в одной отдельно взятой стране проявился в усилении унитаристских тенденций в советском национальном строительстве. Федеративное устройство СССР на практике обернулось дальнейшей реализацией сталинского плана автономизации в отношениях между центром и периферией. Отмечу, что уже в первой статье Основного закона СССР 1924 года экономические корни централизации власти в Советском государстве определялись именно по Сталину: на верховные органы власти возлагалось установление основ и общего плана всего народного хозяйства.

Сталинский план автономизации набирал обороты. Если на момент окончания Гражданской войны в составе РСФСР насчитывалось четыре автономных республики, то к концу 1936 года их число только в составе России увеличилось до 17. Следует отметить, что программа автономизации республик осуществлялась как в РСФСР, так и отдельно взятых союзных республиках в составе СССР. Руководство союзных республик (Азербайджана, Грузии, Таджикистана, Узбекистана и Украины), в состав которых к концу 1936 года вошли ряд национально-государственных и национально-территориальных образований, никогда не ставило перед центром вопрос о возможном отказе от унитарной формы правления в пользу федерализма. Кстати, и после развала СССР ни одна из бывших союзных республик также не приняла формат суверенного федеративного государства. Из 15 союзных республик, входивших в состав СССР, только Россия на рубеже XX-XXI веков вновь провозгласила курс на построение федеративного государства. А на всем постсоветском пространстве в конце ХХ века унитаризм взял верх над федерализмом.

Чтобы не допустить возможного противостояния автономий с центром, в СССР в 30-х годах ХХ века было организовано своего рода социалистическое соревнование среди республиканских автономий, по итогам которого АССР могла получить статус союзной республики. При этом необходимо было соблюсти следующие условия: а) республика должна была занимать окраинное положение в составе СССР; б) должно было соблюдаться численное преобладание коренной национальности, давшей имя этой республике; в) наличие определенного минимума населения - примерно в один миллион человек4.

«Социалистическое соревнование» для Казахстана и Киргизии, входивших в состав РСФСР на правах автономии, завершилось получением статуса союзной республики по Конституции СССР 1936 года. Вскоре Карельская АССР была преобразована в Карело-Финскую союзную республику. Союзные республики, занимая окраинное положение по периметру границ СССР, по сути дела, представляли собой некий «пояс безопасности» для большевистского центра.

Что касается автономных республик, расположенных во внутренних районах РСФСР, то они, по мнению советского руководства, не могли получить статус союзных республик в силу невозможности реализовать свое право на выход из РСФСР. Следует также отметить, что по Конституции 1936 года в нормы представительства автономных и союзных республик в федеральных органах власти были внесены некоторые коррективы.

Статус автономных республик в составе СССР был существенно понижен. Например, если ранее, как уже отмечалось, в состав Совета Национальностей выдвигалось одинаковое число депутатов от союзных и автономных республик, то Основной закон СССР 1936 года диктовал новые условия формирования Совета Национальностей: 32 депутата от каждой союзной республики и 11 депутатов от каждой автономной республики. Авторитарный стиль руководства Советского государства проявился и в изменении процедуры вхождения союзных республик в состав СССР. Федерация из договорной превратилась в федерацию, созданную на основе диктата центра: вступление в Союз оформлялось Указом Президиума Верховного Совета СССР.

Что же в действительности стала представлять собой модель федеративного устройства СССР, построенная в нашей стране в 1930-х годах?

В первой главе Основного закона СССР 1936 года, посвященной общественному устройству СССР, отмечалось: «Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян». Это краткое определение социальной сущности советского государства воочию свидетельствовало, что руководство большевистской партии, помимо рабочих и крестьян, никак не брало в расчет другие социальные группы в составе «разночинного» населения.

Например, интеллигенции по традиции, как во времена царизма, так и в советский период, было отказано в праве играть самостоятельную роль на внутриполитической арене страны. Единственное ее предназначение, по мнению тех, кто утвердился на политическом олимпе в России, заключалось лишь в том, чтобы обслуживать интересы правящего режима и числиться в лучшем случае лишь во вспомогательном составе властных структур. Необходимо признать, что большевики никогда не скрывали своего подхода к интеллигенции. По правде говоря, они особо и не нуждались в этой интеллектуальной элите общества. Ведь недаром еще до победы Октября Ленин провозгласил партию большевиков как «ум, честь и совесть нашей эпохи»5. Главной опорой политического режима стала совпартноменклатура, сформированная по интернациональному признаку.

Эти установки и стали основой социальной политики большевиков в ходе построения социализма в СССР. Под флагом борьбы против великодержавного шовинизма и местного национализма интеллектуальная элита из «бывших» как в центре, так и на местах была сведена коммунистами на нет в прямом и переносном смысле. Взамен выдвигалась задача подготовки кадров трудовой интеллигенции из числа рабочих и крестьян. Первоначально удалось подготовить лишь тонкий слой народной интеллигенции, пролетарской по своему происхождению. Что же стали представлять собой народы СССР с учетом перемен, произошедших в социальной структуре советского общества за три неполные пятилетки? В исторической науке есть такое понятие как «крестьянские нации», то есть нации, еще не имевшие собственной национальной элиты в силу своей молодости или «потерявшие» национальную элиту при тех или иных обстоятельствах.

Такого рода «этнический» подход к анализу социальных процессов в Советском государстве позволяет скорректировать оценку Союза ССР, закрепленную в Конституции 1936 года. СССР де-юре провозглашался в «Основном законе нашей жизни» как союзное государство, объединившее в своем составе равноправные народы (статья 13 Конституции СССР, 1936 г.) Однако определение «крестьянских наций», данное в исторической науке, позволяет де-факто оценить СССР не только как союз равноправных народов, но и как союз крестьянских наций (выделено мной. - Ю.Б.) во главе с партией большевиков.

В этих условиях абсолютная монополия на истину в последней инстанции стала целиком и полностью принадлежать руководству ВКП (б). Коммунистические правители получили неограниченные возможности манипулировать общественным мнением, смещая акценты, дозируя или скрывая в своих интересах любую информацию. Например, лидеры СССР так никогда и не дали ответ на вопрос, почему в советских конституциях, юридически закреплявших федеративное устройство СССР, термин «федерация» напрочь отсутствовал и был подменен термином «союзное государство»? Попробуем и мы дать свой вариант ответа.

Во-первых, термин «союзное государство» взамен «федерации» позволял закамуфлировать некоторые принципы советского федеративного устройства (руководящая роль коммунистической партии, принципы демократического централизма как основы развития советского общества), так как они никак не соответствовали универсальным принципам федерализма, широко известным в мировой практике.

Во-вторых, для большевиков, согласно их программным установкам, федерация представляла собой лишь временную форму организации советской власти. Первоначально это было связано с ожиданиями мировой социалистической революции, а затем и с краткостью переходного периода от капитализма к социализму, якобы уже осуществленного по замыслу И.В.Сталина.

В-третьих, после того как большевистское руководство заявило о построении в основном социализма в одной отдельно взятой стране и переходе к строительству коммунизма (XVIII съезд ВКП (б), 1939 г.), унитаристские тенденции в развитии Советского государства стали брать верх над федеративным устройством. Отмечу, что национальное строительство в СССР в конце 30-х годов ХХ века определялось необходимостью решения насущных задач именно в русле унитаризма, а не федерализма: интернационализация всех сторон жизни народов СССР; формирование социалистических наций и их единение в новой общности - советском народе.

Реализацию намеченных целей можно было условно обозначить как план «Трех Д»: декоренизация, деполитизация и денационализация народов СССР. Декоренизация проявилась в первую очередь в специфике проведения кадровой политики ВКП (б) в национальных районах. В союзных республиках был учрежден институт вторых секретарей в республиканских партийных организациях, а также институт первых заместителей глав правительств союзных республик. Эти посты не могли занимать местные националы или русские - уроженцы этих мест. На эти должности, как правило, утверждались представители совпартноменклатуры - посланцы Москвы. Они несли всю полноту ответственности перед центром за подбор и расстановку кадров и проведение в жизнь курса на интернационализацию всех сторон жизни населения в каждой отдельно взятой республике.

Под деполитизацией в первую очередь понималась деполитизация национальной идентичности. Акцент делался на развитие культуры - национальной по форме и социалистической по содержанию. Деполитизации наций способствовало также выполнение решений союзного руководства о переводе письменности народов СССР с латиницы на кириллицу. В итоге молодое поколение в национальных районах отсекалось от своего прошлого культурного и исторического наследия и должно было воспитываться исключительно в духе преданности коммунистическим идеалам.

Суть денационализации заключалась в том, что руководство СССР в предвоенный период приступило к языковой консолидации народов СССР на основе русской национальной доминанты. Русский язык начали изучать в качестве обязательного предмета в школах национальных республик. Было также введено обучение русскому языку новобранцев, подлежавших призыву в Красную армию и не знавших русского языка.

Унитаристские тенденции в дальнейшем развитии Советского государства проявились с особой силой в ходе Великой Отечественной войны. Партия большевиков сосредоточила в своих руках всю полноту государственной, военной, политической и экономической власти. Советский Союз в большей степени стал представлять собой унитарное государство с одним общенациональным центром, нежели чем федерацию. Политика И.В.Сталина приобрела ярко выраженные национально-державные ориентиры. Даже в дипломатической переписке И.В.Сталин все чаще стал употреблять слово «Россия» вместо «СССР».

Сущность Советского государства в рассматриваемый период и возможная перспектива его развития образно и ярко были определены в новом Государственном гимне СССР (январь 1944 г.), начинавшемся словами «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь». Стоит упомянуть, что непосредственным редактором текста гимна был лично И.В.Сталин. Именно он вписал эти строки в окончательный вариант вместо первоначального «Свободных народов союз благородный», который предложили авторы гимна, военные корреспонденты С.В.Михалков и Г.А.Эль-Регистан.

Тема Великой России получила свое дальнейшее развитие в речи И.В.Сталина на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной армии 24 мая 1945 года. В своем выступлении И.В.Сталин по достоинству оценил вклад русского народа в дело Великой Победы, заявив, в частности, следующее: а) русский народ является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза; б) русский народ заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны6.

Складывались тем самым предпосылки для разработки новой модели федеративного устройства СССР. Как отмечает российский исследователь Р.В.Енгибарян, допущенную советскими властями в процессе образования СССР ошибку - строительство федерации не по территориальному и общегражданскому, а по национальному принципу - можно было исправить после завершения Второй мировой войны. Время для этого было самое удобное - страна и народ находились на подъеме и искали новые пути развития7. Однако этого не произошло и исторический шанс тогда был упущен.

В период правления Н.С.Хрущева (1953-1964 гг.) начался демонтаж сталинской модели союзного государства в рамках кампании по разоблачению культа личности И.В.Сталина. В сфере управления экономикой СССР Н.С.Хрущев в первую очередь попытался разрушить сталинский проект «автономизации республик». Для этого было необходимо провести децентрализацию народного хозяйства и укрепить экономическую самостоятельность республик. В ходе реформы было ликвидировано 141 союзное и республиканское министерство, то есть осуществлен пресловутый переход от отраслевого (вертикального) к территориальному (горизонтальному) управлению. Более 11 тыс. предприятий было передано из союзного в республиканское подчинение8. Все это привело к нарушению цепочки «центр - периферия», ослаблению экономических межреспубликанских связей, безудержному росту бюрократического аппарата, проявлению местничества и кумовства в союзных и автономных республиках.

Политика Н.С.Хрущева не только в экономике, но и социальной сфере привела к дистанцированию республик от центральной власти. Упразднялись общесоюзные министерства (Министерство юстиции СССР, Министерство внутренних дел СССР), а их функции передавались в ведение союзных республик. В компетенции республик также были переданы вопросы устройства судов, разработка гражданского уголовного и процессуального кодексов, внутреннее административно-территориальное устройство и т. д. В итоге в национальных республиках на базе обособленной от центра местной совпартноменклатуры стали формироваться новые элиты, представлявшие исключительно титульные нации. Центробежные тенденции в развитии СССР нарастали.

Правовой беспредел Н.С.Хрущева расшатывал советскую модель федеративного устройства. Например, в 1954 году Н.С.Хрущев принял решение о передаче Крымской области из РСФСР в состав УССР в честь 300-летнего юбилея воссоединения Украины с Россией. Этот дар был осуществлен с грубейшими нарушениями процедуры оформления Крыма под юрисдикцию Украины вопреки соответствующим статьям, изложенным в конституциях РСФСР и УССР. Решение состоялось всего лишь на основе представлений Президиумов Верховных Советов РСФСР и УССР без какого-либо предварительного обсуждения и проведения процедуры голосования в высших законодательных органах России и Украины.

Правовой нигилизм коснулся и еще одного документа, которого никто и никогда не отменял. Этот документ также имел отношение к Крыму. Речь идет об Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 года, регулировавшем правовой статус Севастополя. Согласно данному документу, Севастополь был объявлен городом союзного подчинения, то есть на момент передачи Крыма Украине в 1954 году украинская юрисдикция на этот город-герой никак не распространялась. Об этих «мелочах» старались не вспоминать ни в России, ни в Украине как в советский, так и постсоветский периоды. Однако об этом напомнил Президент России В.В.Путин. В ходе недавней встречи с мэром Москвы С.С.Собяниным Президент РФ, в частности, уточнил, что побратим Москвы - Севастополь всегда был в составе России. Севастополь был городом центрального подчинения даже при незаконной передаче Крыма от России к Украине. Про Севастополь просто забыли, отметил В.В.Путин, этот город не передавался из состава РСФСР в состав Украины9.

Н.С.Хрущев росчерком пера мог изменить и статус союзной республики, что было недопустимо даже в период правления И.С.Сталина. Например, в 1956 году якобы по просьбе трудящихся было официально объявлено, что, учитывая национальный состав населения, общность экономики, тесные хозяйственные и культурные связи Карело-Финской ССР и РСФСР, признано целесообразным преобразовать КФССР в Карельскую АССР и включить ее в состав РСФСР. Подобный волюнтаризм и субъективизм стали отличительными чертами всей политики Н.С.Хрущева, в том числе и в национальном вопросе.

Перспективы развития советских республик превратились в мифические цели, поставленные в Третьей программе КПСС - программе строительства коммунизма (XXII съезд КПСС, 1961 г.). Речь шла в первую очередь о возвращении, по словам Н.С.Хрущева, к ленинским истокам национальной политики. Первый секретарь ЦК КПСС ставил задачи дальнейшего расцвета и сближения наций, достижения их полного и высшего единства, подчеркивая необходимость формирования общей для всех наций интернациональной культуры. Действительно, В.И.Ленин выдвигал эти идеи, но только в дооктябрьский период. После провозглашения советской власти в России он к этим идеям больше никогда не возвращался. Что такое полное и высшее единство наций? Как создать единую культуру вне национальной идентичности? Никаких разъяснений от коммунистов на этот счет так никогда и не последовало.

Коммунистическая риторика и социальная демагогия были характерны и для следующего лидера советских коммунистов - Л.И.Брежнева. В 1971 году на XXIV съезде КПСС он заявил о завершении формирования новой исторической общности людей - советского народа. И это, несмотря на то, что язык межнационального общения, один из характерных признаков любой общности людей, в данном случае, как это ни парадоксально звучит, явно отсутствовал. Судите сами: в союзных республиках число представителей титульной нации, владевших русским языком, оставляло желать лучшего:

а) в шести союзных республиках (Белоруссии, Украине, Латвии, Литве, Казахстане и Молдавии) число лиц титульной нации, знавших русский язык, составляло более 50%;

б) одна треть населения коренной национальности знала русский язык в Азербайджане, Армении, Грузии, Киргизии и Эстонии;

в) в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении менее одной трети коренного населения владело русским языком.

Следует также отметить, что во всех конституциях СССР традиционно отсутствовала статья о государственном языке, не был прописан также и статус русского языка. Таким образом, говорить о существовании новой исторической общности - советский народ - без языка межнационального общения означало выдавать желаемое за действительное.

Безусловно, тенденции к достижению этой цели в многонациональном Советском государстве действительно были, что подтверждалось духовным единством народов СССР в годы Великой Отечественной войны. Однако только тенденции и не более того.

Программные установки руководства КПСС зачастую никак не отражали реалии повседневной жизни. Так, в Третьей Программе КПСС официально утверждалось, что рост взаимного общения народов СССР, удовлетворение в равной мере материальных и духовных запросов каждого народа, формирование общих черт духовного облика всех советских людей способствуют тому, что границы между союзными республиками в пределах СССР все больше теряют свое значение. Как совместить этот программный партийный тезис, например, с заявлениями Председателя Президиума Верховного Совета СССР Н.В.Подгорного в бытность его Первым секретарем ЦК КП Украины (1957-1963 гг.)? На заседаниях Политбюро ЦК КПСС этот партийный лидер неоднократно ставил вопрос о передаче Украине Краснодарского края, мотивируя это тем, что кубанские казаки - это украинцы.

Как объяснить тот факт, что немцы Поволжья, получив политическую реабилитацию в 1964 году, так и не смогли восстановить свой автономный национально-государственный статус и вернуться в места своего исторического проживания после сталинских депортаций времен Великой Отечественной войны? А ведь советские немцы требовали не прощения, а восстановления их законных гражданских прав по итогам Второй мировой войны. В этой связи напомню, что немцы, воевавшие против СССР, в послевоенный период создали аж целых два государства: ГДР и ФРГ. В 1976 году Политбюро ЦК КПСС все-таки приняло решение о создании Немецкой автономной области на территории Казахстана, но этот проект был на местах заблокирован.

И такого рода проблем было предостаточно: проблема Нагорного Карабаха в армяно-азербайджанских отношениях, вопросы, связанные с возвращением на историческую родину турков-месхетинцев, крымских татар и т. д. О всех этих проблемах официальные власти предпочитали умалчивать. Руководство СССР уходило от решения этих проблем, отдавая их на откуп КГБ СССР. В компетенцию этой могущественной спецслужбы СССР с 1976 года, то есть с момента создания Пятого управления КГБ СССР, стали входить вопросы защиты конституционного строя, пресечения национальных провокаций и разного рода идеологических диверсий.

Избрание некоторых республиканских руководителей членами и кандидатами в члены Политбюро ЦК КПСС (Казахстан, Грузия, Азербайджан, Узбекистан) привело к возникновению группы «неприкасаемых» союзных республик. В итоге под «зонтиком» союзного государства в республиках стали организационно оформляться этнократические режимы со своей теперь уже структурированной (партийной, хозяйственной, научной и т. д.) национальной элитой, представленной исключительно титульной нацией. Все это способствовало обособлению союзных республик и вело к застою в кадровой политике. Модель федеративного устройства СССР стала явно давать сбой.

В период перестройки пусковым механизмом развала федеративного устройства СССР явилась ликвидация КПСС как политического ядра советского общества. Эта несущая конструкция советской многонациональной федерации была разрушена при непосредственном участии лидера КПСС М.С.Горбачева. На III Съезде народных депутатов (март 1990 г.) с его ведома было принято решение об отмене статьи 6 Конституции СССР 1977 года, юридически закреплявшей КПСС как руководящую и направляющую силу советского общества.

Окончательный удар по КПСС был нанесен на XXVIII съезде (июль 1990 г.), на котором была принята новая редакция партийного Устава, узаконившая принцип ее федеративного устройства. Все компартии союзных республик приобрели самостоятельность и независимость. По примеру М.С.Горбачева первые секретари ЦК компартий союзных республик в большинстве случаев обрели статус президентов в своих национальных «вотчинах». КПСС - как главная скрепа СССР - была разрушена. Развод союзных республик по национальным квартирам, а затем и их превращение в суверенные государства на постсоветском пространстве - все стало предрешено. Остальное, как говорится, было делом техники.

Накануне роспуска СССР первый Президент России Б.Н.Ельцин призвал сограждан начать строительство новой федерации с чистого листа. Берите суверенитета столько, сколько можете унести, заявил российский президент летом 1990 года во время своего визита в Казань. Этот призыв Б.Н.Ельцина был сродни лозунгу В.И.Ленина «Грабь награбленное», прозвучавшему в первые месяцы после победы Октябрьской революции 1917 года. Вскоре это большевистское обращение к широким массам населения, как сейчас принято говорить, было снято с политического дежурства. Что касается Б.Н.Ельцина, то первый Президент России, стремясь укрепить свою власть, поощрял торговлю суверенитетом в отношениях между центром и регионами. В итоге в России начался процесс безудержной суверенизации народов и территорий, входивших ранее в состав РСФСР.

Например, руководство республики Татарстан в августе 1990 года приняло Декларацию о государственном суверенитете республики, где явочным порядком был закреплен ее новый статус союзной республики. В свою очередь, Чукотка заявила о намерении войти в состав новой федерации, но только напрямую, без каких-либо посредников в лице областных структур. Ряд руководителей областей официально направили в адрес Президента России заявки на создание новых республик: Поморская, Приморская, Новосибирская, Омская и т. д.

В общей сложности из регионов в Москву поступило более 50 проектов, предусматривавших образование новых национальных и административно-территориальных единиц, в том числе: 22 национальные республики, 16 территориальных республик, две конфедерации (Конфедерация народов Кавказа - панисламистский проект и Великий Туран - пантюркистский проект), а также ряд автономных областей и национальных районов. На рассмотрение центра был даже представлен проект создания Международного экологического парка в качестве субъекта РФ.

В конечном итоге в декабре 1993 года была принята Конституция РФ, утвердившая федеративное устройство России. В нее вошло 89 субъектов: 57 субъектов были образованы по административно-территориальному признаку и 32 субъекта - по национальному. Провозглашалось федеративное устройство РФ, основанное на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (ст. 5, Конституция РФ, 1993 г.).

Мы опять, как говорится, оказались впереди планеты всей. В мировой истории не найти федерации с таким числом субъектов. Законы управления, как известно, диктуют, что невозможно из одного центра эффективно руководить, учитывая интересы всех 89 государственных образований; с другой стороны, каждый субъект среди большого числа себе подобных вряд ли имеет гарантии на реализацию своих, зачастую специфических, планов.

В середине 90-х годов ХХ века в России начался парад суверенитетов, массовую форму принял конституционный и правовой нигилизм. Стало модой принимать Конституцию или Устав субъекта РФ, внося в эти документы пункты, противоречащие содержанию Конституции РФ 1993 года.

В конституциях большинства республик в составе РФ было зафиксировано положение о том, что данные республики являются суверенными государствами. Эти субъекты федерации в статусе 
республик закрепили за собой право приостанавливать действия законов РФ, если они противоречат их Конституции. Некоторые лидеры национальных республик (Республика Саха) пошли дальше и закрепили за собой часть полномочий главнокомандующего РФ: принятие решения о дислокации войск и контроле за их перемещением по территории республики. Республика Тыва, в свою очередь, провозгласила за собой право вводить на территории республики военное положение, объявлять войну и заключать мир. Республика Калмыкия заявила о своем праве чеканить собственную монету, и рубль на некоторое время стал иностранной валютой на ее территории и т. д.

Не отставали от национальных республик и субъекты РФ, созданные по территориальному признаку. Например, руководство Саратовской области официально объявило, что местный референдум может тормозить федеральные акты, если они противоречат местным законам или интересам населения области. Омская область сообщила о введении смертной казни за употребление наркотиков и т. д.

В конце XX века Россия стала балансировать на опасной грани трансформации федерации в аморфную договорную конфедерацию. В.В.Путин уже в первый год своего президентства дал критическую оценку уровню федеративного устройства постсоветской России. В послании Федеральному Собранию 2000 года он прямо заявил, что в России создано децентрализованное государство и нет полноценной федерации. Федеративные отношения, указывал он, недостроены и неразвиты.

Чем же отличается нынешняя структура РФ от федеративного устройства СССР?

Во-первых, в отличие от СССР, представлявшего собой федерацию народов, Россия представляет собой смешанный вариант федеративного устройства, в его основу положены национально-государственный, национально-территориальный, государственно-административный и административно-территориальный принципы. Сегодня Российская Федерация - это федерация и народов, и территорий.

Во-вторых, советская федерация была симметрична, то есть ее субъекты имели единый правовой статус - союзная республика. Сейчас же субъекты федерации асимметричны, значит, имеют различный правовой статус (республики, края, области, города федерального значения, автономные области и автономные округа). Помимо того, что субъекты РФ асимметричны, они еще и иерархичны, ибо несопоставимы друг с другом по масштабам территорий, численности населения, политическому и экономическому весу. «Федерация слонов и муравьев». Именно так называют Российскую Федерацию в некоторых российских и зарубежных изданиях.

В-третьих, если во всех конституциях СССР формально предусматривался свободный вход и выход республик из состава СССР, то в Конституции РФ закреплено положение о том, что федеративное устройство Российской Федерации основано на равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации. Здесь следует заметить, что самоопределение народов в составе РФ не ограничивается только решением политических вопросов, но и затрагивает сферы экономического, социального, культурного и другого развития непосредственно в рамках РФ. Тем самым российская Конституция демонстрирует в «мягкой форме» запрет на выход ее субъектов из состава федерации. Этот пункт в конституциях западных федераций прописан более жестко и категорично: запрет на выход из состава федерации; запрет на одностороннее изменение статуса субъекта федерации и запрет на заключение сепаратистских отношений между субъектами.

При дальнейшей разработке модели федеративного устройства России безусловно необходимо учитывать и опыт построения советской федерации. В первую очередь следует подчеркнуть, что распад СССР представлял собой не только величайшую геополитическую катастрофу XX века, но подтвердил серьезнейший урок из истории народов мира: все федерации, когда-либо созданные по национальному признаку, в историческом плане, как правило, недолговечны. Устойчивостью с большим запасом прочности обладают лишь федерации, созданные по территориальному признаку.

Заслуга В.В.Путина заключается в том, что, задействовав административный ресурс, он сумел в свой первый президентский срок остановить процессы дезинтеграции в РФ. Большинство нормативных актов, принятых в субъектах РФ и не соответствовавших Конституции 1993 года, были отменены. Президент заявил о недопустимости заключения соглашений между центром и каким-либо субъектом РФ за спиной других субъектов РФ. Однако не все получается сразу. В 2005-2007 годах В.В.Путин предпринял ряд мер к сокращению числа субъектов РФ, организованных по национально-территориальному признаку.

В рассматриваемый период прошли референдумы на территории Сибири и Дальнего Востока, где население шести автономных округов - субъектов РФ выступило за объединение с экономически более сильными соседними областями. На поверку этот процесс оказался очень сложным и болезненным, так как затрагивал в определенной степени тему национальной идентичности тех или иных народов Сибири и Дальнего Востока. Вот почему курс на сокращение числа АО в статусе субъектов РФ в первые годы XXI века застопорился и не получил своего завершения.

Но нельзя уповать только на административные рычаги в деле развития Российской Федерации. Необходимо подвести под федеративное устройство экономическую базу. Пока преждевременно говорить даже об экономических предпосылках федеративного устройства в России. В 2005 году в РФ насчитывалось 19 регионов-доноров, в 2013 году - десять. В настоящее время самодостаточными в полном смысле этого слова являются всего лишь четыре субъекта РФ: Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Ненецкий автономный округ в составе Архангельской области. Все остальные субъекты РФ в той или иной степени находятся на дотации, то есть руководство РФ вынуждено в регионах проводить политику государственного патернализма.

Представители системной оппозиции сегодня продолжают упорно выдвигать радикальные проекты федеративного устройства России. Они предлагают положить в основу российской федерации не национальный, а исключительно территориальный принцип.

Сторонники «Гражданской платформы» М.Прохорова, например, заявляли о необходимости упразднить в составе РФ все субъекты, созданные по национальному признаку. С аналогичными, по сути, заявлениями выступает и лидер ЛДПР В.В.Жириновский, ратуя за губернизацию России. В средствах массовой информации время от времени появляются переходные проекты, предусматривающие создание большинства субъектов РФ по административно-территориальному признаку, но одновременно допускающие сохранение национально-территориальной или внутренней автономии для территорий с коренным населением, чья численность превышает 50%. Остальные народы должны иметь лишь право на культурно-национальную автономию.

Некоторые горячие головы заявляют о необходимости принять новую Конституцию, шестую (!) по счету за прошедшие 100 лет (1918-2018 гг.), и тем самым юридически закрепить такого рода новации. Однако эти инициативы могут нарушить нынешний баланс сил в Российском государстве и привести к непредсказуемым последствиям. Необходимо учитывать, что ни один народ в России ныне не откажется от своей национальной идентичности. В субъектах РФ, организованных по национальному признаку, этнократические режимы активно занимаются национальным строительством. Этот процесс идет по нарастающей. Как переломить развитие центробежных и центростремительных сил в РФ в пользу последних? Что делать? С чего начать?

Для решения поставленной задачи, как представляется, есть все необходимое. Упор следует сделать на федеральные округа, статус которых, кстати говоря, давно уже пора юридически закрепить в Конституции РФ. Именно эти структуры, представляющие вертикаль власти на местах, должны стать первоосновой федеративного устройства России и в своих границах закрепить мозаичную целостность субъектов РФ.

Начать, конечно, следует с укрепления экономической базы федеральных округов. В первую очередь необходимо добиться, чтобы федеральные округа представляли собой прямую кальку экономического районирования. Сегодня этот принцип административно-территориального деления учитывается не в полной мере. Например, азиатская часть России традиционно делится на три экономических района: Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный, но почему-то эти три района на нынешнем этапе развития РФ лишь частично были поделены между двумя федеральными округами - Сибирским и Дальневосточным. Кто ответит на вопрос: каким образом в Уральском федеральном округе оказались Курганская и Тюменская области, а также Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, расположенные в Западно-Сибирском экономическом районе?

Сегодня восемь федеральных округов расположены на территории 11 экономических районов РФ. Логика подсказывает, что, во-первых, число федеральных округов в РФ должно соответствовать числу экономических районов; во-вторых, федеральный округ по своему назначению должен представлять собой крепкую административную «насадку» на соответствующие экономические районы. Это придаст федеральному округу большую устойчивость и самостоятельность.

На центральных площадках федеральных округов при участии первых лиц РФ разрабатываются перспективные проекты экономического развития страны. В этой связи большое внимание ныне уделяется экономическим форумам в Санкт-Петербурге (Северо-Западный федеральный округ) и Владивостоке (Дальневосточный федеральный округ). Именно на этих площадках решается вопрос, какая программа станет локомотивом в развитии народного хозяйства РФ: нанотехнологии, цифровая экономика или иные инновационные проекты. Пригодится здесь и нынешний опыт развития субъектов РФ, созданных и по административно-территориальному признаку.

Однако обеспечить повсеместно гармоничное взаимодействие федерального центра и субъектов РФ задача не из легких. Президент РФ В.В.Путин сегодня вновь подчеркивает, что Россия представляет собой многонациональное государство со сложным федеративным устройством10. Говорить пока о новом измерении модели Российской Федерации не приходится. Гадать не будем. Время покажет.

 

 

 1Подробнее см.: Политические партии России: история и современность. М., 2000. С. 260-299.

 2Ленин В.И. I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов 3-24 июня (16 июня - 7 июля) 1917 г. Речь о войне 9 (22) июня // ПСС. Т. 32. С. 286.

 3Ленин В.И. Об образовании СССР. Письмо Л.Б.Каменеву для членов Политбюро ЦК РКП (б) от 26. IX. 1922 г. // ПСС. Т. 45. С. 211.

 4Сталин И.В. Доклад о проекте Конституции СССР. М., 1936. С. 42.

 5Ленин В.И. Политический шантаж // ПСС. Т. 34. С. 92.

 6Выступление товарища И.В.Сталина на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной армии. 24 мая 1945 г. // Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 2002. С. 151.

 7Енгибарян Р.В. Время переоценки ценностей. М., 2018. С. 10.

 8Кара-Мурза С. Советская цивилизация. От Великой Победы до наших дней. Т. 2. М., 2001. С. 31.

 9Независимая газета. 24 октября, 2018.

10Послание Президента РФ В.В.Путина Федеральному Собранию. 1 марта 2018 г.



Другие статьи автора: Булатов Юрий

Архив журнала
№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба