Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №10, 2018

Юрий Белобров
НАТО и ОБСЕ - партнеры или соперники?
Просмотров: 63

 

 

 

На сегодня НАТО и ОБСЕ - крупнейшие региональные организации, занимающиеся проблемами обеспечения безопасности на евроатлантическом и евразийском пространстве. Руководители обеих структур время от времени заявляют о приверженности этих организаций взаимному сотрудничеству в интересах укрепления мира и стабильности в зоне их ответственности, однако на деле взаимоотношения между ними не лишены соперничества и взаимной подозрительности из-за различных подходов этих организаций к решению упомянутой задачи.

НАТО, возникшая на заре холодной войны для жесткого противодействия СССР и его союзникам, остается и сегодня прежде всего военным союзом, ответственным за коллективную оборону государств - членов этого блока1, хотя и не скрывает амбиций играть в кардинально изменившихся условиях на международной арене «первую скрипку» в вопросах не только евроатлантической безопасности, но и в глобальном масштабе. По существу, происходит «гибридизация» альянса, то есть незаконное с точки зрения международного права заимствование им у других организаций, занимающихся обеспечением безопасности (прежде всего ООН и ОБСЕ) широкого спектра функций, задач, понятий и методов, в результате которых НАТО рассчитывает превратиться в глобальную структуру, деятельность которой не подчинялась бы существующим международным нормам и правилам2. А ОБСЕ и ООН при таком раскладе, по убеждению натовцев, должны занять подчиненное к альянсу положение.

При этом инициаторы подобных планов игнорируют всеми признанный факт, что именно ОБСЕ, членство в которой в два раза превосходит НАТО (соответственно 57 у ОБСЕ, против 29 у НАТО), в отличие от Североатлантического блока, является универсальной региональной организацией, образованной в целях обеспечения безопасности и развития сотрудничества всех без исключения государств - участников этого форума. Она придерживается многомерной концепции общей, всеобъемлющей и неделимой безопасности, основанной на равноправном сотрудничестве всех ее стран-членов, принцип равноправия которых закреплен правилом консенсуса при принятии решений. Организация обладает уникальным опытом миротворческой и иной оперативной деятельности. Одним словом, всеобъемлющий подход ОБСЕ к безопасности, ее организационная гибкость и широкий членский состав наделяют ее преимуществами по сравнению с НАТО. К этому можно добавить, что существование сильной ОБСЕ ограничивает способность НАТО перетянуть исключительно на себя функции обеспечения коллективной безопасности и миротворчества в Европе.

С точки зрения бывшего генерального секретаря ОБСЕ М.П. де Бришамбо, расширение НАТО еще больше повысило значение организации для европейской безопасности как единственного форума, позволяющего преодолевать то, что сегодня, как он отмечал, может казаться все более глубокими линиями раздела в ее регионе. Вместе с тем, по его мнению, оно серьезно ослабило ОБСЕ, нарушив баланс среди государств-участников, между которыми возникли рубежи, отделяющие друг от друга3. Последующие руководители Секретариата ОБСЕ фактически разделяют подобные взгляды своего предшественника. Так, например, занявший в 2017 году пост генерального секретаря ОБСЕ Т.Гремингер в одном из своих программных выступлений, выразив озабоченность растущей фрагментацией и поляризацией в регионе, высказался за активизацию усилий в интересах защиты и поддержки принципов и обязательств ОБСЕ4.

Двуликий Янус

В силу вышеупомянутых причин подход НАТО к деятельности ОБСЕ и взаимодействию с ней отличается противоречивостью, двойственностью и непоследовательностью. В декларациях, адресованных международному сообществу, Североатлантический союз заявляет, будто активно поддерживает СБСЕ/ОБСЕ с момента ее создания и, дескать, был последовательным сторонником институализации Организации. К примеру, в Основополагающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора 1997 года НАТО признала, что ОБСЕ в качестве единственной общеевропейской организации безопасности играет ключевую роль в поддержании европейского мира и стабильности и вместе с Россией взяла на себя обязательство содействовать укреплению Организации, включая дальнейшее развитие ее роли в качестве основного инструмента превентивной дипломатии, предотвращения конфликтов, урегулирования кризисов, постконфликтного восстановления и регионального сотрудничества в области безопасности, а также укреплению ее оперативных возможностей по осуществлению этих задач5.

На Вашингтонском саммите НАТО в апреле 1999 года государства - участники союза подтвердили, что они полностью поддерживают как основополагающие принципы ОБСЕ, так и ее всеобъемлющий подход к обеспечению безопасности, основанный на сотрудничестве6. Однако в своей практической деятельности НАТО придерживается отличных от ОБСЕ взглядов в отношении путей обеспечения безопасности в регионе, а также укрепления взаимного сотрудничества. В ведущих странах блока ОБСЕ рассматривают как одного из серьезных конкурентов и даже соперников НАТО7в регионе при реализации стратегии альянса, направленной на установление собственного доминирования в вопросах европейской безопасности. Кроме того, отдельные государства - члены блока считают, что налаживание сотрудничества НАТО с ООН и ОБСЕ вообще противоречит традиционной концепции союза, ориентированного на обеспечение коллективной безопасности и проведение военных операций8.

Ряд западных аналитиков также отмечают, что на протяжении всего периода существования ОБСЕ НАТО не только считает ее слабой и неэффективной организацией, но и всячески противодействовала ее деятельности, создавая различные препятствия для ее нормальной работы. Среди прочего Вашингтон и его союзников раздражает правило консенсуса, принятое в ОБСЕ, которое существенно затрудняет реализацию их намерения превратить Организацию в послушное орудие политики альянса. В то же время у них сохраняется опасение, что даже слабая ОБСЕ создает потенциальную угрозу самому́ существованию Североатлантического союза9.

Правда, после того как в конце 1990-х годов Миссия ОБСЕ в Косове фактически сыграла роль младшего партнера НАТО в бывшей Югославии, в альянсе постепенно зрело осознание того, что и в нынешнем виде ОБСЕ может иметь определенную значимость для интересов Запада. В Стратегической концепции Североатлантического союза, одобренной на Вашингтонском саммите блока в апреле 1999 года, было даже заявлено, что ОБСЕ, ООН и Европейский союз, подкрепляя друг друга, стали главным элементом стратегической обстановки в сфере безопасности* (*Стратегическая концепция Североатлантического союза, одобренная главами государств и правительств на сессии Североатлантического союза в Вашингтоне. 23-24 апреля 1999 г.). Отмечалось также, что между НАТО и ОБСЕ сложились отношения тесного практического сотрудничества, особенно в связи с международными усилиями по восстановлению мира в бывшей Югославии**. (**Там же.)

Однако уже к концу первого десятилетия XXI века отношение НАТО к ОБСЕ вновь приобрело явно пренебрежительный характер. Глава Военной миссии связи НАТО в Москве генерал-майор Ласло Макк в своей статье в российском журнале не счел даже нужным скрывать, что к 2007-2008 годам все те европейские институты, договоры и документы, которые были предназначены для обеспечения евроатлантической безопасности, в большинстве случаев потеряли свою значимость и актуальность. Это, как он подчеркнул, в первую очередь относилось к ОБСЕ, Венскому документу и миротворческим принципам10. Факт подобной переоценки роли ОБСЕ нашел отражение и в ныне действующей Стратегии альянса, принятой в Лиссабоне в 2010 году, в которой эта организация вообще не упоминается в контексте сотрудничества. В ней без обиняков заявлено, что именно Североатлантический союз является уникальной организацией, способной выполнять основополагающую роль не только в обеспечении совместной обороны и безопасности, но и предотвращении кризисов, урегулировании конфликтов и стабилизации постконфликтных ситуаций11. Исходя из этого, военные аналитики США призывают НАТО к восстановлению своего статуса как главной организации по коллективной безопасности в Европе12.

Приведенные факты позволяют прийти к выводу, что в НАТО так и не найдено соответствующей корреляции функций и ответственности альянса с ОБСЕ и к ней по-прежнему предпочитают относиться как слабой организации, не способной бросить серьезный вызов НАТО. На таком фоне понятно, почему страны Североатлантического союза упорно препятствуют принятию любых мер, направленных на укрепление структуры ОБСЕ и превращение ее в ведущую и эффективную региональную организацию по поддержанию безопасности в Европе.

В частности, государства альянса блокируют предложения России и ее союзников по ОДКБ, касающиеся назревшей реформы ОБСЕ, которая должна включать принятие Устава ОБСЕ, укрепление директивных органов и правила консенсуса, исправление тематического, кадрового и географического дисбалансов, выработку единых правил работы институтов и миссий, а также активизацию повышения роли ОБСЕ в формировании новой архитектуры безопасности в Европе и целенаправленной борьбе с общими для региона вызовами - международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, преступлениями в киберпространстве.

Не следует, правда, упускать из виду и несколько иную тенденцию, набирающую силу на Западе в отношении взаимодействия альянса с ОБСЕ. В частности, у ряда экспертов, включая американских, сохраняется убеждение, что ОБСЕ является уникальной организацией, способной успешно решать ключевые для интересов стран НАТО проблемы, включая предотвращение и политическое разрешение конфликтов и борьбу с глобальными угрозами*. (*Barry.R. The OSCE: A Forgotten Transatlantic Security Organization? British American Security Information. ) По их мнению, прямое противодействие деятельности ОБСЕ не отвечает интересам государств - членов Североатлантического альянса.

К такому выводу пришли даже в натовском Центре им. Маршалла, в котором считают, что в нынешних условиях военного противостояния в Европе ОБСЕ может предоставить общую платформу для посредничества, диалога, укрепления доверия и предотвращения конфликта. Поэтому Западу (читай - и НАТО) следует активнее использовать платформу ОБСЕ для решения насущных для альянса вопросов безопасности13. Другими словами, НАТО рекомендуют «удушить» ОБСЕ в своих объятиях, подчинив эту организацию исключительно западному влиянию, и с ее помощью продвигать в регионе собственную повестку дня в вопросах безопасности, а также ценности либеральной демократии.

Позиция ОБСЕ

Несмотря на двуликость и противоречивость подхода НАТО к взаимодействию с ОБСЕ, руководство Организации предпочитает проявлять гибкость в отношениях с альянсом, сохраняя способность Организации к налаживанию сотрудничества по мере изменения потенциала и целей НАТО и в связи с эволюцией представлений обеих организаций об угрозах и вызовах, а также их организационных возможностях. Она, в частности, опирается на установленные в принятых в 1999 году на саммите ОБСЕ в Стамбуле Хартии европейской безопасности и Платформе безопасности, основанной на сотрудничестве в деле налаживания кооперации ОБСЕ с другими международными организациями, включая НАТО, в интересах укрепления безопасности и стабильности в регионе.

В этих базовых документах государства-участники (включая все страны НАТО), сославшись на невозможность для отдельных государств и организаций в одиночку противостоять вызовам, с которыми сталкивается международное сообщество сегодня, обязались стремиться поддерживать согласованность действий на политическом и оперативном уровнях между всеми структурами, занимающимися вопросами безопасности, как при реагировании на конкретные угрозы, так и при выработке мер в ответ на новые угрозы и вызовы14. При этом важно отметить, что всеми, включая страны НАТО, была признана ключевая интеграционная роль ОБСЕ в налаживании сотрудничества международных организаций региона для реализации концепции ОБСЕ об общей, всеобъемлющей и неделимой безопасности и единого пространства безопасности без разделительных линий*. (*Хартия европейской безопасности. Платформа безопасности, основанная на сотрудничестве. )

Необходимость налаживания широкого международного сотрудничества в деле укрепления всеобъемлющей безопасности подтверждена и в Стратегии по противодействию угрозам безопасности и стабильности в XXI веке (2003 г.), одобренной главами государств и правительств ОБСЕ, в которой указано, что Организация стремится способствовать формированию более слаженной и эффективной международной системы для реагирования на глобальные угрозы и вызовы. В этом документе также подчеркнута приверженность Организации делу большей интеграции в регионе ОБСЕ без разделительных линий, уважению и соблюдению международного права и принципов Устава ООН в усилиях по предотвращению и отражению угроз безопасности и стабильности15.

Реагируя на все более открытые попытки НАТО присвоить исключительно себе роль главного гаранта поддержания безопасности на всем евроатлантическом и евроазиатском пространстве, ОБСЕ специально декларировала в юбилейной декларации, принятой на саммите Организации в Астане в декабре 2010 года, что в рамках ОБСЕ ни одно государство, группа государств или организация не может быть наделена преимущественной ответственностью за поддержание мира и стабильности в регионе ОБСЕ16.

Не по словам судят, а по делам

Этот русский вариант английской пословицы вполне применим к характеристике сотрудничества между НАТО и ОБСЕ. В этой связи заслуживает упоминания следующий факт. Чиновники обеих структур нередко рассыпают комплименты достигнутому уровню взаимопонимания и кооперации между двумя организациями. Так, например, в одном из пресс-релизов информационной службы ОБСЕ, посвященном партнерству этих двух форумов, отношения между ними явно с перебором были охарактеризованы как лучший пример сотрудничества между международными организациями. Их взаимодействие даже назвали решающим для развития архитектуры безопасности в Европе после окончания холодной войны, а вклад НАТО в разработку модели безопасности ОБСЕ - значительным17. Попытаемся разобраться, так ли это и какая организация извлекает для себя наибольшую пользу от такого сотрудничества.

Для начала следует напомнить содержание упомянутого выше документа ОБСЕ - Платформы безопасности, основанной на сотрудничестве, в котором перечислены следующие возможные формы сотрудничества Организации с другими международными организациями: регулярные контакты и встречи, взаимное расширение транспарентности практической деятельности и сотрудничества, включая назначение сотрудников для связи или контактных пунктов, участие в мероприятиях, проводимых сторонами, а также полевое оперативное сотрудничество*. (*Хартия европейской безопасности. Платформа безопасности, основанная на сотрудничестве.)

Принятие Платформы, несомненно, позволило ОБСЕ и НАТО перейти от эпизодических контактов к налаживанию структурированного взаимодействия, которое на данном этапе включает политический диалог, регулярные деловые контакты между сотрудниками их секретариатов, координацию действий и оперативное сотрудничество в вопросах предотвращения конфликтов, кризисного регулирования не только в регионе ОБСЕ, но и за его пределами. Действующего председателя ОБСЕ приглашают на отдельные заседания Североатлантического совета, а генеральный секретарь ОБСЕ 
периодически выступает перед послами стран Совета евроатлантического партнерства (СЕАП) НАТО.

В свою очередь, генеральный секретарь НАТО либо его заместители время от времени выступают перед Постоянным советом ОБСЕ. Они же регулярно участвуют в качестве наблюдателей в ежегодных заседаниях Совета министров (СМИД) ОБСЕ. В ходе упомянутых мероприятий, как признается штаб-квартирой альянса, стороны согласовывают приоритеты работы ОБСЕ, координируют действия на ключевых направлениях ее деятельности, в частности в украинском конфликте, в вопросах усиления механизмов транспарентности военной деятельности России в Европе в связи с развитием ситуации на Украине18.

Помимо политического диалога, сотрудники секретариатов обеих организаций регулярно, дважды в год, проводят совместные заседания и семинары, на которых обмениваются информацией по ключевым вопросам, связанным с безопасностью, включая обеспечение безопасности границ, разоружение, контроль над вооружениями, военную реформу, разминирование, кибербезопасность, энергетическую безопасность, вопросы окружающей среды и борьбы с терроризмом и т. д. К примеру, в феврале 2017 года НАТО был проведен неформальный семинар о путях укрепления диалога по вопросам безопасности в Евро-Атлантическом регионе, на котором главное внимание было уделено вопросам оказания взаимной поддержки со стороны НАТО, ОБСЕ и ЕС, продвижению западной концепции совершенствования существующих механизмов контроля над вооружениями19.

С 2013 года налажено также сотрудничество между парламентскими ассамблеями НАТО и ОБСЕ, в рамках которого они обмениваются опытом своей практической работы, обсуждают вопросы проведения совместных мероприятий и семинаров, направления миссий наблюдения за выборами и продвижения информации в международные СМИ20. При этом в рамках Парламентской ассамблеи ОБСЕ представители США при поддержке союзников по НАТО под видом укрепления институтов Организации и повышения эффективности их работы настойчиво проталкивают идеи ослабления принципа консенсусного принятия решений Организации, выдвигая предложения о переходе к так называемой формуле «консенсус -1, -2», и вывода их деятельности из-под контроля Постоянного совета ОБСЕ, то есть государств - членов Организации. Реализация подобных предложений, вне всякого сомнения, позволила бы государствам НАТО и их западным союзникам, граждане которых занимают в настоящее время большинство ведущих кадровых позиций в органах ОБСЕ, закрепить свое доминирование в Организации.

В целях дальнейшего укрепления влияния НАТО в ОБСЕ в июне 2016 года генеральный секретарь альянса назначил своего личного представителя в Организации. В Брюсселе также изучается вопрос о целесообразности постоянного присутствия НАТО в Вене в интересах расширения обмена информацией и усиления координации действий стран НАТО в обеих организациях.

Между прочим, многим государствам - членам Организации и объективным наблюдателям уже давно очевидно, что последствия тесных консультаций между должностными лицами НАТО и ОБСЕ далеко не безобидны для практической деятельности институтов ОБСЕ, некоторые из которых исповедуют двойные стандарты. Об этом, в частности, свидетельствуют, например, допускавшиеся бывшими верховным комиссаром по делам национальных меньшинств и руководителем Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ скоропалительные высказывания «озабоченностей» по поводу «нарушения» прав человека в Крыму и подготовленный совместной миссией этих органов доклад относительно оценки положения с правами человека в Крыму с использованием неких косвенных данных, а также упорное нежелание этих органов всерьез заняться объективным анализом массовых нарушений прав человека киевским режимом или странами Балтии.

Значительное внимание в НАТО уделяется также налаживанию более интенсивной координации действий и оперативному полевому сотрудничеству с ОБСЕ в сфере кризисного регулирования и постконфликтного восстановления. Такое взаимодействие двух организаций осуществляется по инициативе альянса с 1990-х годов на Западных Балканах в рамках специальных миссий, проводимых обеими организациями в субрегионе. С точки зрения НАТО подобная тесная кооперация с ОБСЕ является важным элементом разработанной альянсом концепции международного всеобъемлющего подхода к кризисному регулированию, требующему эффективного применения военных и гражданских средств.

По оценке НАТО, пик полевого двустороннего оперативного сотрудничества между двумя организациями был достигнут в Косове в 1999 году. Утверждается, что кризис на этой территории бывшей Югославии вывел взаимодействие двух организаций на небывалый уровень, который позволил им найти новые подходы к совместной работе в весьма трудных обстоятельствах21. Такая возможность возникла благодаря учреждению в то время ОБСЕ в рамках Миссии ООН по делам временной администрации в Косове (МООНК) собственной миссии на этой территории, которой было поручено, помимо прочего, оказывать содействие в создании институтов власти, включая организацию выборов, и защите прав человека. Она явилась самой крупной миссией ОБСЕ. Ею были установлены тесные взаимоотношения с военной миссией под эгидой НАТО - (КФОР), которая, согласно мандату ООН, должна была гарантировать безопасные условия работы сотрудников ООН и ОБСЕ. На самом деле НАТО удалось фактически склонить упомянутую миссию ОБСЕ закрыть глаза на противоправную силовую операцию альянса по расчленению Югославии и формированию сепаратного государства Косово при активном участии косовских албанских боевиков. В итоге ситуация в Косове продолжает оставаться серьезным раздражителем отношений как между государствами - членами ОБСЕ, так и ее Секретариатом.

С точки зрения должностных лиц обеих организаций, их усилия по вопросам кризисного урегулирования, предотвращения конфликтов и борьбы с глобальными угрозами на постсоветском пространстве, включая Молдову, Кавказ и Центральную Азию, дополняют друг друга. А на саммите НАТО в Варшаве в 2016 году была подчеркнута также важность более тесного взаимодействия альянса с ОБСЕ по проблематике Украины.

На самом деле, как свидетельствуют многочисленные факты, подлинную цель такого сотрудничества в НАТО в сущности сводят к активному использованию государствами - членами альянса механизмов ОБСЕ для усиления конфронтации с Россией, особенно в связи с украинскими событиями. Тон враждебной линии в отношении России в рамках ОБСЕ задают, естественно, США, которые бесцеремонно используют площадку Организации в антироссийских целях. Так, например, на ежегодном Совещании министров иностранных дел стран - членов ОБСЕ по вопросам безопасности в декабре 2017 года государственный секретарь США Р.Тиллерсон посвятил антироссийским выпадам львиную долю своего выступления. В аналогичном ключе была выдержана и речь заместителя генерального секретаря альянса Р.Гетемюллера на ежегодной конференции ОБСЕ по вопросам безопасности в июне 2017 года.

Под сильным прессингом НАТО ряд западных государств - членов ОБСЕ, не входящих в альянс, нередко следуют в своей политике в фарватере деструктивной натовской линии. Под диктовку Брюсселя они неоднократно прибегали к практике отказа в выдаче виз российским парламентариям и журналистам, намеревавшимся принять участие в мероприятиях ОБСЕ, включая Парламентскую ассамблею Организации в Финляндии в июле 2015 года и совещание ОБСЕ на тему «Роль свободных СМИ во всеобъемлющем подходе к безопасности» в Вене в 2017 году.

 

Таким образом, следует признать, что отношения между НАТО и ОБСЕ в течение всего периода существования ОБСЕ вряд ли можно охарактеризовать как равноправные и взаимовыгодные и тем более как образец для подражания другими международными организациями. Безусловно, эти взаимоотношения одновременно являются в чем-то партнерскими в некоторых вопросах и в то же время как конкурирующие - в других. НАТО, как признают многие западные наблюдатели, с самого начала не рассматривала ОБСЕ в качестве главной структуры, которая должна заниматься проблемами безопасности на континенте. Согласно преобладающей среди стратегов альянса точке зрения, в отсутствие эффективно работающего механизма ОБСЕ Североатлантическому альянсу было бы гораздо проще реализовать свои геополитические цели в мире. Вот почему, стремясь оттеснить Организацию на обочину в решении проблем европейской безопасности, НАТО рассчитывает превратиться в монополиста в этой сфере.

В таких условиях, разумеется, интересам России отвечает сохранение неоспоримого первенства ОБСЕ в целом ряде областей европейской политики. С учетом этого Россия не намерена снижать активность по продвижению собственной концепции укрепления структуры и роли ОБСЕ в вопросах безопасности. Следуя такой линии, российская дипломатия наращивает усилия в целях недопущения или, по крайней мере, снижения перекоса сотрудничества НАТО и ОБСЕ в сторону превращения Организации в послушное орудие политики альянса в Евро-Атлантическом и Евразийском регионах.

 

 

 1Speech by NATO Secretary General J.Stoltenberg at the E’cole Militaire in Paris 19.12.2017 // www.nato.int/cps/en/natohq/opinions-150337.htm?selectedLocale=en

 2Бартош А. Гибридизация НАТО набирает обороты // Независимое военное обозрение №1(979). 12.01. 2018.

 3Де Бришамбо М.П. Россия и ОБСЕ: взять хороший старт в 21 веке // Дипломатический ежегодник. 2006. М.: Научная книга, 2007. С. 81-105.

 4Secretary General Thomas Greminger, Keynote speech at OSCE Focus 2017: Empowering the OSCE in Challenging Times. Geneva, 13 October. 2017 // http://www.osce.org/secretary-general/353951

 5Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора. 27.05.1997 г. // http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_25468htm?

 6Стратегическая концепция Североатлантического союза, одобренная главами государств и правительств на сессии Североатлантического союза в Вашингтоне 23-24 апреля 1999 г. NATO office of information and press. 1110 Brussels. Belgium. 0773-99.

 7Barry.R. The OSCE: A Forgotten Transatlantic Security Organization? British American Security Information Council. Research Report. 2002. 3 July. 2002.

 8Yost. D. Enhancing NATO’s cooperation with international organizations // NATO Review №3. 2007.

 9Dean J. OSCE and NATO: Complementary or Competitive Security Providers for Europe? 
A Long Range Perspective (1999) // http://ifsh.de/file_CORE/documents/yearbook/english/99/Dean.pdf

10Макк Л. «Доктрина Синатры» - выбор НАТО и выбор России // http://icisecurity.ru/referencees/aktual_publications/doktrina. 10.02.2011

11Стратегическая концепция обороны и обеспечения безопасности членов Организации Североатлантического договора, утвержденная главами государств и правительств в Лиссабоне 19 ноября 2010 г. // http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_68580.htm?selectedLocale=ru

12Коррейн Э. Новая стратегия в отношении России. Per Concordiam. T. 7. №3. 2016.

13Майстер С. Демонстрация силы. Per Concordiam. Т. 8. №2. 2017. С. 21.

14Хартия европейской безопасности // http://www.osce.org/ru/mc/39573?download=true

15Стратегия ОБСЕ по противодействию угрозам безопасности и стабильности в XXI веке // http://osce.org/ru/mc/40538?download=true

16Астанинская юбилейная декларация «На пути к сообществу безопасности» // http://www.osce.org/ru/cio/74990?download=true

17OSCE - NATO. OSCE Press-release // http://www.osce.org/partnerships/111485

18NATO and OSCE discuss modernizing tools of military transparency // http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_127481.htm?selectedLocale=en

19Strengthening NATO - EU - OSCE security dialogue on arms control // http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_141728.htm?selectedLocale=en

20Cooperation between OSCE and NATO assemblies discussed in Copenhagen // http://www.oscepa.org/parliamentary-diplomacy/visits-to-the-secretariat/1241-co-peration-bwtween

21Справочник НАТО 2001 г. Office of Information and Press. Brussels-Belgium. С. 437.



Другие статьи автора: Белобров Юрий

Архив журнала
№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба