Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №10, 2018

Федор Басов, Виктор Васильев, Александр Кокеев, Мария Хорольская
Немецкое представление о безопасности
Просмотров: 68

 

 

 

Представления Берлина о новых угрозах и соответствующей корректировке политики безопасности Германии отражены в «Белой книге бундесвера», опубликованной в июле 2016 года и являющейся важнейшим документом, определяющим основные направления военно-политической стратегии ФРГ на ближайшие годы. В 1970-х годах этот документ перерабатывался почти каждый год, но после 2006 года он не переиздавался ни разу. «За 10 лет ситуация в сфере безопасности значительно изменилась, - заявила министр обороны ФРГ У. фон дер Ляйен, объясняя потребность в новом издании, - но и Германия изменилась»1.

Как отмечали эксперты, Германия внесла определяющий вклад в разработку Глобальной стратегии ЕС по внешней политике и политике безопасности (ГСБ), опубликованной Брюсселем двумя неделями раньше, чем «Белая книга». Поэтому неудивительно, что приведенные в ГСБ оценки новых вызовов и предлагаемые способы их преодоления в значительной степени совпадают с представлениями Берлина. В обоих документах отмечается, что отношения в сфере безопасности стали сложнее, уязвимее, более динамичными и менее предсказуемыми, а наряду с сохраняющимися угрозами возникли угрозы нового типа. В Берлине к наиболее значимым переменам относят присоединение Россией Крыма и украинский конфликт, появление ИГИЛ и международный терроризм, гибридные угрозы и риски для киберпространства.

Среди основных вызовов безопасности ФРГ в «Белой книге», помимо упомянутых выше, названы развал государственности и гражданские войны в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, неконтролируемая миграция, национализм, потепление климата, эпидемии. В числе этих вызовов в новом документе впервые названа Россия, о которой говорится, что своими действиями в Крыму и на Востоке Украины она «ставит под вопрос европейский миропорядок». В Берлине считают, что это может иметь ощутимые последствия для безопасности Германии и ее партнеров по ЕС. Однако, вопреки утверждениям некоторых СМИ, в «Белой книге» Россия не названа ни противником, ни врагом Германии. О России сказано, что если она существенно не изменит взятый курс, то «в обозримом будущем будет представлять вызов для безопасности на нашем континенте»2.

В то же время в документе отмечается, что «устойчивую безопасность и процветание в Европе и для Европы нельзя обеспечить без надежной кооперации с Россией». Исходя из этого, политику Берлина в отношении Москвы предлагается выстраивать на основе сбалансированного сочетания обороны и сдерживания, с одной стороны, и предложений к сотрудничеству - с другой3.

Что же касается самой Германии, если раньше неизменно подчеркивалось ее стремление быть надежным партнером в ЕС и НАТО, то в новой «Белой книге» наряду с этим постулатом указано, что Германия во все большей мере позиционируется как центральное действующее лицо в Европе. Соответственно, говорится о ее готовности брать на себя больше ответственности в урегулировании и предотвращении конфликтов.

Сформированное в начале 2018 года новое правительство А.Меркель придерживается курса на переориентацию с национальных мер по обеспечению безопасности на коллективные оборонные усилия ЕС с установкой на создание (в отдаленной перспективе) «Европейского союза безопасности и обороны». Считается, что только сплоченный и сильный, в том числе и в военном плане, Евросоюз способен обеспечить соблюдение интересов и безопасность входящих в него стран. Обращает на себя внимание и то, что, по мнению Берлина, европейские члены НАТО должны взять на себя больше обязательств, в том числе и финансовых, с целью повышения значимости европейского оборонного потенциала в рамках Североатлантического альянса.

Усилия Германии, направленные на активизацию процесса военной интеграции и укрепление обороноспособности ЕС, свидетельствуют о наметившихся важных изменениях в этой сфере. Ра-зумеется, никто из ответственных политиков ФРГ не считает, что в обозримом будущем Европа сможет обеспечивать собственную безопасность в одиночку. Заявленное руководством Германии стремление к усилению ее политического влияния и обретению большей самостоятельности в сфере обеспечения безопасности сегодня представляется в Берлине только в тесном сотрудничестве с НАТО как единственной военно-политической организацией Запада, способной справиться с актуальными внешними угрозами.

Во всех официальных заявлениях канцлера, министров иностранных дел и обороны неизменно подчеркивается, что в обозримый период действия ЕС по укреплению собственного оборонного потенциала должны служить дополнением к усилиям НАТО. Для Германии атлантизм остается важнейшей основой обеспечения безопасности, среди прочего и из-за предоставляемых США ядерных гарантий, и отсутствия у ЕС общей оборонной политики. Несмотря на то что в самое последнее время, в связи с известными высказываниями Д.Трампа, США перестали рассматриваться Берлином как самый надежный партнер, они все еще остаются для Германии самым важным партнером, особенно в области обеспечения безопасности.

Вместе с тем не следует преуменьшать значение того факта, что уже на протяжении нескольких лет и в немецком обществе, и в подавляющей части правящей элиты нарастают требования пересмотра отношений с США с целью достижения Германией (в рамках ЕС) большей самостоятельности в вопросах обеспечения безопасности. Помимо «фактора Трампа», на активизацию усилий Берлина по укреплению европейской составляющей оборонной стратегии ФРГ, безусловно, повлияли брекзит, а также приход к власти во Франции Э.Макрона, поддерживающего евроинтеграционные устремления Германии в сфере безопасности.

Важнейшими приоритетами обеспечения безопасности ФРГ являются: защита граждан страны, защита союзников и обеспечение бесперебойности мировой торговли4. Особое значение в решении этих задач в Берлине придают сотрудничеству с международными организациями и объединениями и принятию решений не только на государственном, но и на международном уровнях.

В «Белой книге» ФРГ названы три новые проблемы обеспечения внешней безопасности: кибертерроризм, ведение гибридных войн и проблема раннего распознавания кризисов. Как полагают многие немецкие эксперты по безопасности, эти проблемы в значительной мере связаны с действиями России.

Для борьбы с угрозой кибертерроризма в Германии с апреля 2017 года начал свою работу командный центр немецких кибервойск (CIR), расположенный в Бонне (предположительная численность руководства 260 человек и 13 500 военнослужащих и гражданских сотрудников в подчинении). К настоящему моменту кибервойска в ФРГ окончательно выделены в отдельный вид войск наряду с сухопутными, военно-воздушными и морскими силами.

В немецких экспертных публикациях указывается, что Германии не угрожают гибридные войны, поскольку для дестабилизации необходимы внутренние условия, которых в ФРГ нет. Однако составная часть угрозы ведения гибридной войны - пропаганда - считается опасной, а деятельность ряда российских СМИ - представляющей потенциальную угрозу.

Руководство ФРГ с пониманием относится к просьбам восточноевропейских союзников об усилении военного присутствия Германии в регионе. В связи с этим возникает немало проблем. В последние годы сфера действий бундесвера заметно расширилась. В настоящее время немецкие солдаты участвуют в 16 зарубежных миссиях. Предполагается, что до конца 2018 года в военных маневрах НАТО примут участие около 12 тыс. немецких солдат, что втрое больше, чем в предыдущем году. В 2019 году к ФРГ перейдет командование силами быстрого реагирования НАТО «острие копья», в которых примут участие около 10 000 военнослужащих бундесвера5.

Между тем проводившиеся Германией все 1990-е годы политика снижения военных расходов, а также сокращение численности бундесвера в результате отмены призыва (с 500 тыс. военнослужащих до 180 тыс.) породили серьезные проблемы с техническим оснащением и боеготовностью немецкой армии, призванной соответствовать возрастающей роли Германии в обеспечении европейской безопасности.

Германия имеет четкую систему приоритетов в международных отношениях. Важнейшими союзниками для Берлина являются страны ЕС и США в качестве лидера НАТО. В немецких официальных документах есть также понятие «дружественные страны», к которым, помимо ЕС и НАТО, относятся Австралия, Новая Зеландия, Япония и Южная Корея. Россия, как и другие страны постсоветского пространства, не входит в этот список. Для Германии сотрудничество с Россией возможно только в той мере, в какой оно не вредит отношениям с союзниками и друзьями.

Главной угрозой внутренней безопасности своих граждан ФРГ считает международный терроризм. По данным Федеральной службы защиты Конституции за 2017 год, в Германии насчитывается примерно 25 810 исламистов, которые могут представлять потенциальную опасность (отсутствуют данные о численности сторонников ИГИЛ, «Аль-Каиды», Исламистского центра в Гамбурге, в связи с этим численность может быть больше)6. Большое опасение вызывает постоянный рост численности салафитов: если в 2015 году их насчитывалось 8 350 человек, то в 2016-м - 9 700, а в 2017 году - 10 800 человек7. По данным 2016 года, 890 человек из Германии отправились на Ближний Восток воевать на стороне ИГИЛ. Около трети из них вернулись в ФРГ8.

Некоторые из вернувшихся в Германию могли стать еще опаснее, получив практический опыт вооруженной борьбы. За лицами, представляющими наибольшую угрозу, ведется постоянное наблюдение. Однако в осуществлении надзора имеются существенные недоработки, что специалисты объясняют нехваткой кадров и средств. Сложность также представляет новая форма терроризма - так называемый индивидуальный джихад: террорист действует один, использует доступные материалы, что затрудняет выявление теракта на стадии подготовки.

Федеральная служба защиты Конституции также выделяет в качестве угрозы для Германии деятельность левых и правых радикалов. В 2017 году отмечается резкое увеличение политически мотивированных преступлений со стороны левых радикалов. При этом представляется, что данный всплеск был вызван проходившей в Гамбурге встречей G-20 и в дальнейшем пойдет на спад. После роста в 2015-2016 годах численность преступлений на почве правого экстремизма стала снижаться9. В то же время беспорядки, устроенные правыми радикалами в городе Хемниц (Саксония) в августе 2018 года, свидетельствуют о том, что экстремистские националистические движения по-прежнему могут являться фактором дестабилизации и представлять опасность для населения.

На территории Германии также действуют экстремистские организации турецкого происхождения: 18 050 представителей левых объединений, из которых наиболее крупным является Рабочая партия Курдистана, и 11 тыс. правых, наибольшую угрозу из которых представляют так называемые «Серые волки»10. Данные организации в первую очередь базируются в Германии и не считают подрыв ее политического строя своей целью. Однако их деятельность, а также борьба друг с другом могут представлять угрозу общественному порядку и безопасности в стране.

Для борьбы с терроризмом в последние годы существенно расширили полномочия Федерального ведомства уголовной полиции. В 2015 году был продлен срок хранения данных, разрешена конфискация внутреннего паспорта. В 2016 году были расширены возможности немецких служб безопасности обмениваться данными с иностранными спецслужбами11.

Руководящую роль в борьбе с терроризмом играет Совместный антитеррористический центр (GTAZ) в Берлине, где ежедневно заседают представители 40 органов безопасности федерального и земельного уровней. Среди них сотрудники земельных служб по охране Конституции, Федеральной разведывательной службы и Службы военной контрразведки Германии. 

После терактов в ФРГ начались дискуссии о возможности использования бундесвера внутри страны. По Основному закону это возможно только в двух случаях: помощь при катастрофах и чрезвычайная ситуация. Основания для объявления внутренней чрезвычайной ситуации должны быть очень серьезными, поэтому данное развитие событий маловероятно. Что касается катастрофы, то под это определение может подойти террористический акт, повлекший более 100 жертв. Однако и в этом случае решение об использовании бундесвера должно приниматься всем федеральным правительством, а не только министром обороны12. Войска могут быть задействованы только для помощи в решении мирных проблем: регистрации беженцев, медицинской помощи, строительства убежищ. Изменения в Основном законе, облегчающие привлечение бундесвера к обеспечению безопасности внутри страны, пока маловероятны среди прочего и потому, что против этого резко выступают партии - Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), «Союз 90/Зеленые» и Левая партия (ЛП).

Германия с 2015 года участвует в действиях международной антитеррористической коалиции в сирийском конфликте. При этом Берлин воздерживается от участия бундесвера в боевых действиях, ограничиваясь его вспомогательными и разведывательными функциями.

Что касается проблем, связанных с притоком беженцев, то в последнее время острота миграционного кризиса в Германии снижается. Если в 2015 году в страну въехали 890 тыс. беженцев, то в 2016 году - 280 тысяч, а в 2017 году 186 644 человек13. Этому способствовали как внешнеполитические изменения (соглашение с Турцией, закрытие «балканского маршрута»), так и внутриполитические реформы. В 2016 году было ужесточено миграционное законодательство: ограничено право воссоединения семей для беженцев с ограниченным защитным статусом (разрешение на воссоединение вновь вступило в силу 1 августа 2018 г.), облегчены условия депортации, расширен список безопасных стран.

Однако миграционная проблематика по-прежнему оказывает влияние на внешнеполитическую позицию Германии (отношения с Турцией, дискуссии о европейском миграционном законодательстве) и политическую ситуацию внутри страны. В частности, проблема беженцев стала причиной кризиса в консервативном блоке Христианско-демократический союз/Христианско-социальный союз (ХДС/ХСС). Председатель ХСС и министр внутренних дел Х.Зеехофер в июне 2018 года призвал ограничить прием мигрантов, не пропускать через немецкую границу беженцев, ранее зарегистрировавшихся в другой стране ЕС. Против этого выступила А.Меркель, так как данная мера противоречит нормам предоставления убежища. В июле 2018 года стороны нашли компромисс: мигранты, зарегистрированные в других странах ЕС, высылаются в соответствующую страну, если у Германии есть с ней соглашение. В противном случае нелегалов размещают на короткий срок в транзитных центрах и не пускают в ФРГ. В настоящий момент Германия заключила соглашения о приеме и депортации мигрантов с Испанией и Грецией.

С большой вероятностью можно предположить, что в этом легислатурном периоде в Германии возрастут расходы на внутреннюю безопасность. Этой теме уделялось повышенное внимание в предвыборных программах партий большой коалиции ХДС/ХСС и СДПГ, а также оппозиционной Свободной демократической партии (СвДП). Партии обещают увеличить численность полицейских, внедрить новую технику (камеры с распознаванием лиц), реформировать службы безопасности.

В отношении новых вызовов и приоритетов безопасности в ФРГ в целом существует широкий межпартийный консенсус. Однако в оценке необходимых для ее обеспечения мер и конкретных действий наблюдаются различия, иногда довольно существенные.

В консервативном блоке ХДС/ХСС рассматривают внутреннюю и внешнюю безопасность в единой системе. Внутренняя безопасность является базовой предпосылкой для обеспечения развития демократии и гражданских свобод. Внешняя политика консерваторов нацелена на укрепление международной и прежде всего европейской безопасности, разделение Германией вместе с партнерами по НАТО и ЕС «геостратегической ответственности» за сохранение мира и преодоление конфликтов. Хотя консерваторы подчеркивают приверженность ФРГ НАТО и заявляют о готовности к постепенному повышению затрат на оборону до 2% от ВВП, они активно выступают за усиление европейской составляющей альянса и создание европейского оборонительного союза. Однако для Германии США, как и прежде, остаются самым важным партнером. Критикуя политику Трампа, консерваторы тем не менее заинтересованы в сильных и надежных США в плане обеспечения безопасности в Европе.

СДПГ также рассматривает обеспечение безопасности в Европе и мире через призму совместных усилий и общую ответственность Берлина со своими партнерами. СДПГ выступает за всеобъемлющее разоружение в сферах ядерного, химического и биологического оружия на договорной основе. В эту логику вписываются заявления руководства партии о нежелательности повышения расходов на оборону до 2% от ВВП. Социал-демократы решительно отвергают идеи создания европейской ядерной державы и категорически возражают против оснащения германских вооруженных сил атомным оружием.

К константе политики безопасности СДПГ относится ее линия на критический диалог с Москвой, которая, по мнению партии, должна предпринять реальные усилия по реализации Минских договоренностей. СДПГ, осуждая действия Москвы в Крыму и Донбассе, одно-временно заявляет о важности непременного участия РФ в решении глобальных и региональных конфликтов. Партии «большой коалиции» - ХДС/ХСС и СДПГ - поддерживают углубление европейской интеграции в военной сфере и реализацию Соглашения о постоянном стратегическом сотрудничестве. СДПГ в рамках Европарламента активно продвигает идеи о консолидации усилий стран ЕС по формированию европейского союза безопасности и обороны, акцентируя тезисы о более самостоятельном курсе Брюсселя в этой сфере.

Руководство СвДП при разработке и реализации политики безопасности исходит из приоритетности трансатлантического партнерства. Констатируя возникшие проблемы с избранием Д.Трампа Президентом США, германские либералы предупреждают о недопустимости превращения оправданной критики в адрес США в «антиамериканизм». Как и другие крупнейшие партии, СвДП выступает за укрепление позиций (в том числе и оборонных) Евросоюза, разобщенность в котором также рассматривается как один из рисков для безопасности Европы. Либералы предлагают инвестировать 3% от ВВП в обеспечение международной безопасности, которые должны покрывать расходы в сферах внешней политики, обороны, развития. С их точки зрения, создание европейского оборонительного союза напрямую связано с формированием европейской армии, что СвДП активно поддерживает. Позиции свободных демократов применительно к украинскому кризису соответствуют общей для большинства демократических партий линии14. Призывы председателя партии К.Линднера оставить за скобками «крымский узел» и продолжать диалог с Москвой вызвали резкую критику и обвинения в тактических предвыборных маневрах.

Партия «Союз 90/Зеленые» увязывает проблемы безопасности прежде всего с обеспечением гражданских свобод. К важнейшим угрозам «Зеленые» относят исламский терроризм, правый экстремизм, расизм, нападения на граждан и т. д. Партия видит эффективность работы полиции не в тотальной слежке за гражданами, а в «точечном» видеонаблюдении. В качестве преобладающего принципа обеспечения внутренней безопасности «Зеленые» выдвигают профилактические меры, как, например, ужесточение права на ношение оружия.

Во внешнеполитической сфере партия обеспокоена «агрессивной великодержавной политикой Путина, изоляционистским и националистическим характером политики Трампа, множеством кризисов на Ближнем Востоке и в Северной Африке»15. Выделяя целесообразность конкретных шагов по усилению сотрудничества и интеграции вооруженных сил в рамках ЕС, партия отвергает требования о повышении расходов на оборону до 2% от ВВП. Для партии Минские договоренности - ключевой механизм преодоления украинского кризиса, который может быть решен исключительно политико-дипломатическими методами. Она поддерживает продление санкций против РФ, считая их эффективным инструментарием внешней политики16.

Левая партия позиционирует себя как партия мира и безопасности, продвигая лозунги за последовательное разоружение, запрет экспорта германского оружия и участия бундесвера в операциях за рубежом. Партия осуждает «опасный курс правительства ФРГ на милитаризацию немецкой и европейской политики». ЛП требует закрыть все иностранные военные базы на территории Германии, расторгнуть соответствующие соглашения с США и НАТО, вывести американское ядерное оружие с немецкой территории. Левые выступают за снятие санкций и дружбу с РФ. Вместе с тем партия неоднозначно оценивает, например, применение силы Россией в Сирии и роль РФ в украинском кризисе17.

С точки зрения правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), сохранение НАТО отвечает внешнеполитическим интересам ФРГ, но альянс должен быть трансформирован в сугубо оборонительный союз, а ядерное оружие и все иностранные войска - выведены с территории ФРГ. АдГ считает необходимым возврат страны к всеобщей воинской повинности. АдГ, как и ЛП, отвергает идеи создания «европейского оборонительного союза» и евроармии. Партия выступает за отмену антироссийских санкций, признание Крыма частью РФ и развитие конструктивных отношений с Москвой. Однако открыто националистические (вплоть до призывов одного из руководителей АдГ А.Гауланда не забывать о храбрости немецких солдат в двух мировых войнах), ксенофобские установки АдГ, на наш взгляд, сужают возможности диалога Москвы с этой партией.

В спорах экспертов о безопасности ФРГ и ЕС заметное место занимают проблемы создания евроармии. Данное направление дискурса закреплено в основополагающей программе СДПГ 2007 года и нашло свое отражение в 2013 году в Коалиционном договоре (КД) правительства ФРГ с участием ХДС, ХСС и СДПГ, наконец, в КД этих же партий в 2018 году с формулировкой об «Армии европейцев»18. Тем самым перспектива формирования евроармии у немцев носит официальный характер, интерпретация которого может меняться в зависимости от состояния дел в ЕС и обстановки в мире. «Временно» изымая из публичного пространства термин «евроармия»,  истеблишмент отдает предпочтение терминам «стратегическая автономия», «общеевропейский оборонный потенциал», что, вероятно, связано с результатами соцопросов - только 50% немцев выступают за создание европейской армии19.

Ряд военных экспертов полагает, что создание европейского союза безопасности и обороны с «армией европейцев» является непременным шагом к дееспособному Евросоюзу с амбициями и ответственностью глобального игрока. С учетом «фактора Трампа» Евросоюзу предлагается в сфере безопасности перейти к культуре самоутверждения, а Германии - снижать уровень зависимости от защиты со стороны США. Оппоненты евроармии рекомендуют сконцентрировать усилия на совершенствовании общего боевого потенциала ЕС, а не формировать европейскую армию с мотивацией на образ врага20.

Если часть экспертов рассуждают о евроармии как об утопии, то выразители иной точки зрения не исключают появление в стремительно меняющемся мире нового реального силового фактора ЕС. Военная вертикаль управления ЕС может оказаться более эффективной на фоне внутренних разломов в Европейском союзе и внешних угроз. Спорным представляется ключевой вопрос о сроках реализации идеи о евроармии: для одних экспертов - десять лет, другие исходят из нескольких десятилетий, даже световых лет. Вспомним, как долго и мучительно шла Европа к единой валюте - евро.

Эксперты отвергают идеи о возможном оснащении бундесвера атомным оружием, считая саму постановку вопроса вредной и даже опасной для безопасности Германии, Европы. Характерно, что суждения подавляющего большинства немецких экспертов применительно к безопасности сводятся к повышению роли ответственности Германии в Европе и мире, а также важности дальнейшего взаимодействия с США. Аналитики полагают, что в обозримом будущем обе страны будут и дальше играть важную роль в обеспечении европейской безопасности21. Такие предположения подтверждаются, например, заявлением министра обороны ФРГ от 7 сентября 2018 года поддержать намерения Вашингтона о переброске дополнительных 1 тыс. 500 военнослужащих США на территорию Германии. У. фон дер Ляйен приветствует наращивание военного присутствия США в ФРГ как зримый знак жизнеспособности трансатлантических отношений.

Интересно, учитывает ли министр обороны настроения немцев, отношение различных партий к пребыванию американских во-оруженных сил в ФРГ. По опросам в июле 2018 года, 42% респондентов выступают за вывод размещенных в ФРГ военнослужащих США, 38% артикулируют противоположное мнение. В германском партийном сегменте за вывод американских войск с территории ФРГ высказываются 67% избирателей Левой партии, 55% - АдГ, 48% - «Зеленых»; не желают военного присутствия США в ФРГ 42% сторонников СДПГ, 37 % - СвДП, 35% - блока ХДС/ХСС22

В российско-германских отношениях обеспечение безопасности остается приоритетным направлением, тем более что, несмотря на критику политики Москвы, в официальных документах правительства, партий, экспертных оценках красной нитью проходит мысль о том, что без участия России невозможно решить ни один международный конфликт.

В целях урегулирования украинского кризиса РФ и ФРГ взаимодействуют в рамках «нормандского формата», подчеркивают безальтернативность реализации Минских соглашений, хотя по-разному интерпретируют причины возникновения конфликта и отсутствия прогресса в его преодолении.

ФРГ является последовательным противником оказания военной помощи Украине. Это связано с тем, что Германия очень щепетильно относится к экспорту своего оружия, и с тем, что А.Меркель еще в 2012 году заняла жесткую позицию о недопустимости расширения НАТО на постсоветское пространство.

Руководство Германии поддержало инициативу введения миротворцев в Донбасс. Но обсуждения или инициирования переговоров по этому поводу со стороны Берлина пока не последовало из-за истечения сроков полномочий Бундестага. Тем не менее это обсуждается в экспертном сообществе. Среди немецких экспертов много тех, кто критически относится к этой инициативе23. По их мнению, этот шаг привел бы к замораживанию конфликта.

Россия и Германия уделяют большое внимание другой повестке - урегулированию сирийского конфликта, прежде всего через гуманитарную помощь сирийскому народу, восстановлению в стране мира. Для многих политиков и экспертов неожиданным оказался формат встречи С.Лаврова и начальника Генерального штаба ВС РФ В.Герасимова с канцлером А.Меркель при участии министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса, которая состоялась в Берлине в июле 2018 года. Согласно официальным сообщениям, в ходе беседы обсуждалась ситуация вокруг сирийского урегулирования, включая задачи, связанные с подготовкой условий для возвращения беженцев и продвижением политического процесса. Разумеется, были рассмотрены вопросы по реализации Минских договоренностей. Новый формат свидетельствует о желании Москвы и Берлина в практическом плане использовать имеющиеся ресурсы для урегулирования конфликтов как в Европе, так и за пределами континента.  

Москва и Берлин прилагают совместные усилия по обеспечению европейской энергетической безопасности. Как у России, так и у Германии существуют константы энергетической политики. Среди них для немцев важным является принцип: чем больше углеводородов импортируется в Евросоюз из разных нефтегазовых регионов, тем лучше, поскольку количество углеводородов на рынке находится в обратной зависимости от их цены. Поэтому Германия традиционно поддерживает строительство трубопроводов, а также иной нефтегазовой инфраструктуры. При этом трубопроводы в Берлине всегда считались более надежным и рентабельным средством доставки углеводородов, чем танкеры. В условиях выхода ФРГ из атомной энергетики и постепенного отказа от использования угля нефтегазовая инфраструктура приобретает особую значимость.

В начале 2018 года было объявлено, что новое правительство ХДС/ХСС и СДПГ дало разрешение на реализацию проекта «Северный поток-2». Официальная позиция ФРГ заключается в том, что он является исключительно коммерческим проектом. После встречи с украинским Президентом П.Порошенко в начале апреля 2018 года канцлер А.Меркель признала тот факт, что проект «Северный поток-2» имеет и политическое измерение. В ходе встречи с российским лидером В.Путиным в мае 2018 года в Сочи она озвучила ему требование сохранения транзита газа через украинскую ГТС и после запуска нового трубопровода. В ходе следующей встречи Меркель и Путина в августе 2018 года в Мезеберге российский президент подтвердил готовность сохранить традиционный для Москвы транзит газа через территорию Украины с оговоркой, чтобы транзит соответствовал экономическим требованиям. Вопрос об объемах транзита на настоящий момент остается открытым.

Противником проекта являются США. Негативная реакция администрации Д.Трампа на «Северный поток-2» была воспринята немецким руководством как желание обеспечить выгодные условия для экспорта американского сжиженного природного газа (СПГ) в Европу. По информации СМИ, в ходе встреч канцлера А.Меркель и министра экономики и энергетики П.Альтмайера с американским руководством были улажены вопросы о том, чтобы угрозы Д.Трампа о введении санкций США против немецких компаний, участвующих в проекте, не были реализованы24. Не исключено также, что одним из условий согласия американской администрации с проектом «Северный поток-2» было решение немецкого правительства о строительстве первого в Германии терминала СПГ в городе Брунсбюттель25. Он создаст условия для импорта в ФРГ американского СПГ и улучшит положение американских компаний на европейском рынке. Часть экспертов считает, что открытие терминала СПГ также соответствует немецким интересам, так как способствует диверсификации поставок газа и увеличению его количества на рынке, а соответственно, будет одной из причин снижения цены на газ.

Строительство «Северного потока-2» не увеличивает зависимость ФРГ от российских углеводородов, поскольку остаются задействованными и другие трубопроводы. Германия также успешно диверсифицирует свой энергобаланс, в котором, по мнению ряда аналитиков, доля российских углеводородов не возрастает. Тем временем РФ наращивает поставки газа в Германию: по официальным данным, в 2017 году «Газпром» поставил в ФРГ рекордный объем газа - 53,4 млрд. куб. метров, что почти на 3,6 млрд. куб. метров (или 7,25%) больше по сравнению с также рекордным 
2016 годом26. В 2018 году потребление российского газа в ФРГ возросло на 13%, в целом РФ покрывает более 30% немецкого рынка. Россия намерена и далее оставаться надежным партнером ФРГ, обеспечивать бесперебойное энергоснабжение, содействовать вместе с Берлином и Брюсселем сохранению энергетической безопасности в Европе.

Желательно, чтобы официальные Москва и Берлин в формировании своих подходов к обеспечению европейской безопасности, стратегической стабильности учитывали нюансы, которые выявляют эксперты РФ - ФРГ в том числе по линии «Петербургского диалога» или других форматов гражданского общества. Нельзя игнорировать опросы общественного мнения. Так, согласно данным специализированного исследовательского центра бундесвера в 2017 году, 38% немцев обеспокоены возможностью новой холодной войны между РФ и Западом. Как констатируется, угрозой безопасности Германии 34% опрошенных считают военные действия РФ на Украине (так написано), 35% - в Сирии. В то же время 25% респондентов высказываются за большее понимание позиций Москвы, а 47% выступают против сокращения экономических связей РФ - ФРГ. О многом говорят результаты опросов в рамках трансатлантической солидарности - 34% респондентов высказались за усиление присутствия НАТО в странах Восточной Европы, 29% - за военную поддержку со стороны Германии балтийских государств для защиты от РФ. По опросам, 73% немцев констатируют возросшую ответственность Германии на международной арене, почти 80% респондентов считают германские вооруженные силы важным государственным институтом.  

Как непостоянный член Совета Безопасности ООН на ближайшие два года, а также как член ОБСЕ, Совета Европы, ЕС, НАТО, других важных международных институций Германия намерена во все большей мере позиционировать себя как центральная европейская держава с возросшей ролью и ответственностью при решении актуальных проблем безопасности. При этом Берлин руководствуется обозначенными в основополагающих документах ФРГ, ЕС, НАТО приоритетами в сфере безопасности и обороны, оценками новых вызовов и намерен использовать предлагаемые способы их преодоления. Расхождения Берлина и Москвы в причинах рисков, угроз, конфликтов не должны быть препятствием в нахождении разумных компромиссов при решении этих проблем. Выражаемая в заявлениях руководителей РФ и ФРГ готовность к диалогу по этой чувствительной проблематике должна конвертироваться в договоренности о конкретных мерах по обеспечению внутренней и внешней безопасности двух стран. Совместные усилия Москвы и Берлина с участием Евросоюза по обеспечению энергобезопасности Европы являют собой убедительный пример плодотворной кооперации, когда учитываются обоюдные интересы, взаимная выгода, обеспокоенности партнеров.

Актуальным представляется возможное возобновление полноформатных заседаний российско-германской межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности (РГВУ). Созданный в 2003 году формат доказал полезность координации подходов Москвы и Берлина к ключевым направлениям обеспечения международной стабильности, включая важную для Москвы, Берлина и Брюсселя проблематику общеевропейской безопасности. Замороженная по инициативе Берлина площадка, сейчас, как никогда, востребована, поскольку представители соответствующих ведомств РФ и ФРГ могли бы комплексно обсудить международные конфликты, постараться найти взаимопонимание в вопросах способов реагирования на риски, угрозы, новые вызовы. Возможная полноценная «разморозка» формата очевидна, например, по причине обвинений со стороны Германии России в хакерской атаке на германские ведомства. Сдержанная, выжидательная позиция Берлина на предложение Москвы провести двусторонние консультации экспертов по проблемам кибербезопасности непонятна, вызывает недоумение и вопросы.

Как бы там ни было, насыщенные переговоры лидеров двух стран в 2018 году, активность контактов по различным направлениям, перезагрузка прежних форматов, в том числе РГВУ, не могут не внушать осторожный оптимизм применительно к возможной нормализации отношений РФ - ФРГ. 

 

 

 1«Белая книга» ФРГ: новое не только о России // DW. 13.07.2016 // http://www.dw.com/ru/a-19398017

 2Weissbuch. Zur Sicherheitspolitik und zurZukunft der Bundeswehr. 2016 // https://m.bundesregierung.de/Content/Infomaterial/BMVg/Weissbuch_zur_Sicherheitspolitik_2016.pdf;jsessionid=57D7023593DC316928828B7C0AE59625.s1t1?__blob=publicationFile&v=4

 3Ibid.

 4Ibid.

 5Bundeswehr schickt Tausende Soldaten zu Nato-Übungen // Spiegel. 19.02.2018 // http://www.spiegel.de/politik/deutschland/nato-12-000-bundeswehrsoldaten-bei-uebungen-zur-russland-abschreckung-a-1194261.html

 6Verfassungsschutzbericht 2016, Fakten und Tendenzen (Kurzzusammenfassung). 2016. S. 22 // https://www.verfassungsschutz.de/de/oeffentlichkeitsarbeit/publikationen/verfassungsschutzberichte/vsbericht-2016-kurzzusammenfassung ; Verfassungsschutzbericht 2017, Fakten und Tendenzen (Kurzzusammenfassung). S. 25-26 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2017-kurzzusammenfassung.pdf

 7Verfassungsschutzbericht 2017, Fakten und Tendenzen (Kurzzusammenfassung). S. 26 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2017-kurzzusammenfassung.pdf

 8Verfassungsschutzbericht 2016. S. 169-171 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2016.pdf

 9Verfassungsschutzbericht 2017… S. 7 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2017-kurzzusammenfassung.pdf

10Ibid. S. 31.

11Im Namen der Sicherheit // Tagesschau. 11.08.2016 // https://www.tagesschau.de/inland/sicherheitsgesetze108.html

12Tagesschau. Darf die Bundeswehr im Innern helfen? // Tagesschau. 28.07.2016 // https://www.tagesschau.de/ausland/faq-bundeswehr-im-innern-101.html

13Bundesamt für Migration und Flüchtlinge. Das Bundesamt in Zahlen 2017. Asyl. S. 7 // http://www.bamf.de/SharedDocs/Anlagen/DE/Publikationen/Broschueren/bundesamt-in-zahlen-2017-asyl.pdf?__blob=publicationFile

14Denken wir neu. Das Programm der Freien Demokraten zur Bundestagwahl 2017: "Schauen wir nicht länger zu"// https://www.fdp.de/sites/default/files/uploads/2017/08/07/20170807-wahlprogramm-wp-2017-v16.pdf

15Zukunft wird aus Mut gemacht. Bundestagswahlprogramm 2017 // https://www.gruene.de/fileadmin/user_upload/Dokumente/BUENDNIS_90_DIE_GRUENEN_Bundestagswahlprogramm_2017_barrierefrei.pdf

16Ibid.

17Nein zum Krieg. Für eine demokratische und gerechte Welt //https: //www.die-linke.de/wahlen/wahlprogramm/xv-nein-zum-krieg-fuer-eine-demokratische-und-gerechte-welt/

18Ein neuer Aufbruch für Europa. Eine neue Dynamik für Deutschland. Ein neuer Zusammenhalt für unser Land Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und SPD. 19. Legislaturperiode // https://www.bundesregierung.de/Content/DE/_Anlagen/2018/03/2018-03-14-koalitionsvertrag.pdf?__blob=publicationFile&v=6

19Bartels H.-P., Kellner A.-M., Optenhögel U. Strategische Autonomie und die Verteidigung Europas. Auf dem Weg zur Europäischen Armee? Bonn: Verlag DIETZ, 2017. S. 30.

20Glück auf, Europa! // Europa-Union Deutschland. 18.07.2018 // https://www.europa-union.de/eud/news/glueck-auf-europa/

21Denison A.B. Amerika, Deutschland und die Zukunft der transatlantischen Beziehungen // Aus Politik und Zeitgeschichte. 2017. №671 (18). S. 35-38.

22Ungeliebte Truppe: Viele Deutsche für den Abzug von US-Soldaten // https://www.n-tv.de/politik/Viele-Deutsche-fuer-Abzug-von-US-Soldaten-article20524180.html

23Baumann M. Allheilmittel Friedenssicherung? // Ukraine-Analysen. 2018. №162. S. 4; Meister S. Perspektiven des bewaffneten Konflikts in der Ostukraine - wenig Aussichten auf Veränderung // Ukraine-Analysen. 2018. №162. S. 7.

24USA wollen Nord Stream 2 von Sanktionen ausschließen // Spiegel. 29.06.2018 // http://www.spiegel.de/wirtschaft/soziales/usa-wollen-nord-stream-2-von-sanktionen-ausschliessen-a-1215817.html

25Stratmann K. Warum Deutschlands erstes Flüssiggas-Terminal ein Befreiungsschlag wäre // Handelsblatt. 22.07.2018 // https://www.handelsblatt.com/politik/international/verfluessigtes-erdgas-lng-warum-deutschlands-erstes-fluessiggas-terminal-ein-befreiungsschlag-waere/22822816.html

26Алексей Миллер и посол Германии Рюдигер фон Фрич рассмотрели вопросы сотрудничества в газовой сфере // Газпром. 20.06.2018 // http://www.gazprom.ru/press/news/2018/june/article436748



Архив журнала
№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба