Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №11, 2018

Вячеслав Васильев
Информационная составляющая швабско-берлинского конфликта
Просмотров: 47

 

 

Специфика конфликта

Уже не первый год в нескольких районах Берлина, с явственным эпицентром в Пренцлауэр-Берге (ПБ) [1, с. 205; 19], разворачивается малоизвестный за пределами Германии конфликт с иммигрантами-швабами* (*С географической и субэтнической точек зрения границы Швабии в целом совпадают с границами региона Вюртемберг, который, таким образом, правомерно обозначать как «собственно Швабия» или просто «Швабия». Историческая же Швабия включает в себя, помимо Вюртемберга, Баден, Эльзас, немецкоязычные кантоны Швейцарии, Лихтенштейн, австрийскую землю Форарльберг, а также одноименный административный округ на западе современной Баварии.)  как основным актором.

ПБ стал главным местом столкновения швабов и берлинцев неслучайно. Особенность расселения в столице выходцев из Баден-Вюртемберга (БВ), которые еще в 1980-х сбегали в западноберлинский Кройцберг от призыва в бундесвер [34], а после Воссоединения-90 начали по-настоящему активно переселяться и в другие районы, состоит в их выраженном тяготении к ПБ.

География швабско-берлинского конфликта (составлено нами, за основу взята карта административно-политических округов Берлина отсюда [6]): 1 - районы основных событий конфликта; 2 - отдельные проявления швабенхасс; 3 - район, претерпевающий «пренцльбергизацию»*; 4 - единичные сведения о связи районов со швабенхасс; 5 - бывшая граница между Западным и Восточным Берлином. Римскими цифрами на карте обозначены районы (Ortsteile): I - Пренцлауэр-Берг; II - Митте; III - Фридрихсхайн; IV - Кройцберг; V - Нойкельн; VI - Панков; VII - Тиргартен; VIII - Шенеберг; IX - Фриденау

(*Специфическое, но очень меткое обозначение ревитализационных процессов применительно к Нойкельну, встреченное нами в Интернете (см. также конец Списка источников).

Там осели 56% из 300 тыс. швабов, пополнивших собой население города к началу 2010-х [8] и ставших в Берлине самой большой после турок группой мигрантов [22]. Как следствие, в южных микрорайонах ПБ около 90% жителей представлено теми, кто обосновался тут после 1990 года [23]. При этом население ПБ слабо росло, но интенсивно обновлялось: к примеру, «между 1991 и 1996 годами сменилась почти половина от 145 тыс. жителей района» [19]. Такие перемены вели к росту недовольства со стороны сумевших удержаться в ПБ урберлинеров*. (*Нем. Urberliner. В нашем случае это слово правильнее понимать как «подлинный берлинец».)

Копившиеся противоречия примерно в середине 2000-х годов приобрели форму реального конфликта, объединяющего в себе все, что стало обозначаться характерным штампом «швабенхасс» (Schwabenhass** - ненависть к швабам) [14]. (**Здесь и далее оригинальные названия и иные данные на немецком языке приводятся без соответствующей пометки.) И насколько своеобразно такое наименование швабско-берлинского конфликта (ШБК), настолько же нетривиален и он сам, обладающий рядом крайне специфических черт.

Первая из таковых состоит в том, что форма конфликта безгранично далека от содержания. Форма швабенхасс в основном сведена к субэтническому противостоянию, что связано с выраженной самобытностью швабской субэтничности как лингвистически, так и ментально. Говорящему на хохдойч*** (***Hochdeutsch - верхненемецкий (литературный) язык.) берлинцу швабский диалект совершенно чужд [2]. К тому же последний, даже нивелированный до акцента, является весьма устойчивым и узнаваемым, неизменно выдавая своего носителя [3; 22].

Однако настоящим символом швабенхасс выступает «кервохе» (южнонем. Kehrwoche - дословно «неделя подметания»), бывший неизвестным в Берлине до недавнего времени [3] и ставший олицетворением боязни берлинцев перед насаждением южанами собственных порядков жизни в городской среде [14]. Различий в этом смысле между сторонами конфликта хватает: «щедрому, открытому, космополитичному и ни в коем случае не филистерскому» берлинцу [8] противостоит шваб - скупой, черствый, недружелюбный грубиян и филистер-моралист [3]. При этом швабы не склонны к безоглядной ассимиляции [19]. Такой контраст как раз и служит главным поводом для швабенхасс [19; 23], одновременно определяя ее внешние проявления.

Но форма конфликта не родилась на пустом месте и, так или иначе, имеет связь с содержанием, состоящим главным образом в жилищных проблемах ПБ. Ключевой момент там заключается в скупке и санировании**** (****Данный процесс обозначается так же, как «ревитализация» и «джентрификация». Употребление последнего термина в подобном контексте крайне нежелательно, поскольку под джентрификацией следует понимать процесс достижения отдельными субъектами или группами таковых статуса граждан. Иными словами, джентрификация - это обуржуазивание субъектов, но не городских кварталов.) жилья с начала 1990-х годов [8; 14], в чем швабы принимают самое активное участие [3]. В итоге ко второй половине 2000-х арендная плата в ПБ выросла в десять раз [21], что заставило съехать многих жителей микрорайонов Кольвицкиц* (*Kollwitzkiez, от Kollwitz и берл.-нем. Kiez - округа; среда.) и Гельмгольцкиц [8].

Наряду с этим, форма ШБК не до конца соответствует реальному положению дел, что, в свою очередь, распадается на два аспекта.

Во-первых, швабы в Берлине - это лишь козел отпущения, носители образа врага [4; 8; 33] и, «по-видимому, единственное оставшееся меньшинство, которое можно травить без зазрения» [9]. Именно швабы стали «прототипом зажиточных бюргеров из Западной Германии, которые резко поднимают арендные платежи, открывают лавки экологически чистых товаров и вообще идут в наступление на берлинскую неряшливость» [9]. На поверку же, помимо того что сами берлинцы участвуют в ревитализации [1, с. 205], основной вклад в рост аренды уже давно вносят офшорные компании, оставляющие инвесторов в тени [4].

Отступлений от подобной картины практически нет. К примеру, несмотря на то что в Берлине проживает ощутимо много переселенцев из Северного Рейна-Вестфалии - райнлендеров [9; 19], появление в 2008 году в Кройцберге граффити «Райнлендеры, вон!» [21] было почти что единственным в своем роде событием.

Во-вторых, то что в рамках конфликта выдается за культуру Берлина, находит поддержку далеко не у всех урберлинеров ПБ. Их лагерь двулик, что вытекает из самого развития ПБ во второй половине ХХ века.

Этот район, где свыше двух третей построек были возведены на рубеже XIX-XX веков, получил во время Второй мировой войны серьезные повреждения. Такая ситуация, а также строительство новых жилых массивов на востоке города (как приоритетное направление руководства ГДР) привело к тому, что ПБ значительно опустел. Тем не менее в небольших количествах санация была проведена уже в 1970-1980-х годах [26], после чего туда были заселены колонии рабочих [21]. Так, ПБ возобновил свое развитие как район добропорядочных бюргеров [17; 26].

Вместе с тем еще во времена ГДР низкая арендная плата жилья в неотреставрированных домах стянула в ПБ множество деятелей искусства, что заложило основу иного амплуа района - сценефиртель (Szeneviertel - недословно «модное местечко») [26]. Именно в таком качестве ПБ после 1990 года привлек массу иммигрантов, среди которых были и те, кто, влившись в атмосферу метрополии, стали новыми урберлинерами [21]. И как раз последние со временем превратились в основной источник антишвабской активности [19].

Таким образом, есть основания усматривать лукавство в заявлениях, подобных поступившему в начале 2013 года от одного из главных фигурантов ШБК, вице-президента бундестага Вольфганга Тирзе («Так благонравно, как в Швабии, в Берлине не будет никогда») [33]. Взгляды многих урберлинеров не так уж сильно разнятся со взглядами швабов, что отчетливо проявило себя в середине 2017 года.

Также затронутый конфликт предельно трансцендирован. Швабенхасс словно существует сама по себе, на деле не доставляя неудобств всем тем, на кого она нацелена [17; 33]. Даже во время самых острых эпизодов конфликта приезжих ПБ не одолевало беспокойство [9; 20; 21; 34]. И жалобы скорее можно услышать от берлинцев, угнетенных ошваблением их собственной округи [17; 19; 20; 22].

Указанное дополняет тот факт, что неравнодушные к соответствующим вопросам жители ПБ практически всегда остаются анонимными. Исключений здесь единицы, из которых значимым выступает лишь одно - поджоги детских колясок в ПБ летом 2011 года со швабенхасс как мотивом [7].

Стоит отметить, что с обеих сторон находятся и те, кто отзывается о швабенхасс как о шутке [9; 19; 34]. Однако такое увеселение обременено двумя многозначительными вопросами: где заканчивается шутка и начинается плохо скрываемая травля? и «почему так много берлинцев волнуются из-за речевок «Иностранцы, вон!» и так мало обеспокоены антишвабскими лозунгами? [9].

Наконец, ШБК практически никак не формализован: это - конфликт чисто социокультурный. Хотя в 2013 году швабско-берлинские распри даже пополнились квазиполитическим компонентом, следы которого можно обнаружить поныне [12], формальная институциализация швабенхасс в основном сведена к интернет-признаниям (Bekennerschreiben), большая часть которых на сегодня удалена.

Из представленного следует, что как раз путем обращения к непосредственным событиям ШБК возможно провести его анализ - по крайней мере конфликта как такового. События же эти чаще всего несли ту или иную информационную нагрузку, что и обусловило направление нашего исследования.

 

Начало

О том, что швабенхасс перестала пребывать лишь в умах и наконец вышла на поверхность, в конце 2006 года возвестили плакаты, расклеенные на электробудках и колонках для афиш между Кастаниеналлее и Гельмгольцплац [7]. Не самое приятное пожелание по случаю предстоящих праздников - «Восточный Берлин желает тебе счастливого пути домой! Рождество 2006» - дополнялось указанием расстояний до различных городов Западной и Южной Германии [17; 34]. И все же, несмотря на удар по больной теме, эта проделка не шла ни в какое сравнение с тем, что разыгралось в ПБ через полтора года.

1 июня 2008 года несколько сотен человек под предводительством левых активистов устроили шествие по здешним улицам. Примечательно, что на тот момент швабенхасс еще не полностью углубилась в область стереотипов и предрассудков: демонстрация была протестом против ревитализации [34]. «Швабы, вон из Пренцлауэр-Берга!», «Против шажочков швабской мафии!»* (*В оригинале - «Gegen die Aufhübsch-Pläne der Schwaben-Mafia!».) [21], «Даешь больше швабской домосанации!!!»**, (**В оригинале - «Schaffe Schaffe Häusle Baue!!!». Häusle («хойсле») - искаженное на швабский лад немецкое Haus - дом; жилище. Подобные окказионализмы встречаются в немецких источниках в тех случаях, когда авторы стремятся подчеркнуть чужеродность швабов урберлинерам. В одном ряду с «хойсле» стоят также «лендле» (Ländle, от Land - страна; участок земли), «мойерле» (Mäuerle, от Mauer - стена; ограда), «штрессле» (Sträßle, от Straße - дорога; улица) и даже «блехле» (Blechle, от Blech - жесть) и «Пренцльбергле» (Prenzlbergle, от Prenzlberg - разговорное обозначение ПБ).) «Берлин - это риск. Капиталисты!» [13] - такими лозунгами сопровождалась процессия.

Вместе с тем ее главным шифром на долгое время стал призыв, значившийся в объявлении об акции, «Остановите оккупацию П-Берга порно-хиппи-швабами» [34]. Такой броской манерой клеймились действительно гости из «лендле» - вчерашние любители латте макиато и городских тусовок, но ныне при деньгах и с целью поселиться в таунхаусе, «что является швабским подходом» [22]. Несмотря на это, гротескность швабенхасс уже тогда дала о себе знать: центральный лозунг, по признанию соорганизатора из «Антифашистов Северо-Востока», был задуман как полемический, а сам поднятый конфликт - это, объективно говоря, конфликт между бедными и богатыми (Arm-Reich-Konflikt) [34].

Очередной рецидив швабенхасс пришелся на середину 2011 года. Местом действия стала сцена для караоке в Мауэрпарке (ПБ), по периметру которой была нанесена метровыми буквами надпись «TOTALER SCHWABENHASS». Вскоре после этого берлинский шваб Крис предпринял контрудар и ночью изменил «HASS» на «HASE» (заяц), дополнив свою корректуру изображением заячьей головы в центре сцены. Но менее чем через неделю первоначальная надпись была восстановлена, а поперек фигуры зайца лег знаменитый акроним «TSH»*. (*Сокращение от «TOTALER SCHWABENHASS». Такая аббревиатура сопровождает многие антишвабские граффити.) Крис не сдался и, появившись на злополучной сцене снова, подтвердил первенство зайца перед провокационным сокращением [19].

Помимо рассказа обо всей этой битве с кистями вместо мечей, репортеру «Тагесшпигель» Крис также посетовал на отдельные проявления швабенхасс в берлинской повседневности. Так, например, защитник швабов поведал об отеле на Варшавском мосту (Фридрихсхайн), перед которым стоял щиток с надписью, гласящей, что единовременный вход более чем четырем швабам запрещен [19].

Вообще, кроме крупномасштабных вспышек, ШБК имеет также обширнейшее фоновое измерение, что, в том числе, связано с широко распространенной в Берлине практикой расклеивания самодельных объявлений-листовок [4]. Появление первых подобных посланий, которые однажды ночью были развешаны вокруг Кольвицплац и содержали аллюзию к временам разделенного города («Сейчас вы попадаете в швабскую зону»**), (**В оригинале - англ. «You are now entering the Schwabisch Zone».) приурочено еще к 1990-м годам [7].

Однако разгул антишвабской самодеятельности все-таки по-настоящему взял начало в 2000-х, причем первое место в нем принадлежит различным граффити. Классикой жанра выступает речевка «Швабы, вон!» [1, с. 205; 7; 34], которую можно встретить и в виде табличек, цепляемых к уличным указателям [2]. Ее более агрессивные модификации выглядят так: «Шпецле*-мафиози, драпайте отсюда!»** [1, с. 205] и «Швабы, убирайтесь!»*** [7].(*Шваб. - нем. Spätzle (то же, что и немецкое Spätzchen - дословно «воробушек» (в свою очередь, от Spatz - воробей) - швабское блюдо, представляющее собой нечто среднее между клецками и макаронами и выступающее одним из символов наплыва швабов в ПБ. **В оригинале - «Spätzle-Mafiosi raustreten!» ***В оригинале - «Schwaben verpisst euch!») Бумажные носители вновь вошли в историю в 2008 году, когда плакаты, утверждавшие: «Швабы в Пренцлауэр-Берге: недалекие, с яростью озирающиеся соседи, не разбирающиеся в культуре берлинцев. Что вам, собственно, здесь нужно?», покрыли собой район за несколько месяцев до демонстрации [21; 22; 34]. Годом позже перед глазами жителей ПБ предстали тизеры, сообщавшие: «Мы - один народ! А вы - другой. Восточный Берлин, 9 ноября 2009» [8; 19]. В марте 2011 года на серьезных переменах в расстановке политических сил в БВ [7] появился еще один постер: «Дорогие швабы. Вам теперь нужно домой! Оккупанты оставили лендле. Нашествие окончено! Вы снова можете вернуться домой, дабы помогать в восстановлении. Просьба оставить после себя чердаки очищенными и в аккуратном состоянии». Итожила послание подпись: «Домоуправление» [2]. А в августе 2011 года ПБ пережил, со слов одного из активистов, «шалость» группы берлинцев, расклеивших по району стикеры «Welcome to Schwabylon» [9; 19].

Сверх этого, в первой половине 2010-х годов также были замечены вывеска «Запрещается разговаривать по-швабски и плевать на землю», щиток около одной из пивных с предостережением: «Здесь не туалеты для шпецле-экспрессов» [2], а также баннер «Currywurst statt Spätzle» (Колбаса «Карри»* (*Колбаса «Карри» является в ШБК своего рода антитезой «шпецле» и одним из атрибутов берлинской аутентичности.)  вместо шпецле) [3; 33]. Однако именно граффити лидировали по приковыванию к себе внимания, поскольку распространившийся в то время лозунг отличался уже чрезмерной несдержанностью «Убивайте швабов!» [7; 19; 33].

Надо сказать, швабы демонстрировали просто чудеса безразличия к подобным выпадам. Кроме контрмер Криса, можно только упомянуть об ответе в 2008 году: «Сами убирайтесь!»** (**В оригинале - «selber raus!»)  под антишвабским призывом на Одербергер-штрассе, да о пояснении на соответствующей листовке, висевшей на Бёцовштрассе, что же швабам здесь все-таки нужно: «Мы оплачиваем эту детскую площадку» [34]. Для полноты картины стоит также привести популярную среди швабов поговорку о санации «Ihr habt die Häuser besetzt, wir besitzen sie» (Вы заняли дома - мы же ими владеем) [8]. Тем не менее возмущение методично заполняло собой чашу швабского терпения, что не могло продолжаться бесконечно.

 

Клишекриг*** (***Klischeekrieg, от Klischee - клише; стереотип и Krieg - война.)

В самом конце 2012 года старожил Кольвицплац В.Тирзе выпустил джинна из бутылки, дав интервью «Берлинер моргенпост», в котором, среди прочего, злился, что пекари его округи предлагают веккен, а не шриппен, а вместо пфлауменкухен - пфлаумендачи**** [23; 31]. (****То есть называя булочки и сливовый пирог не по-берлински, а по-швабски.) Это вмиг вызвало волну порицания некоторых политиков [23; 28; 33], нареченных В.Тирзе «организованным швабством», после чего патриот столицы попытался замять инцидент: «Меня поражает, что швабы так серьезно реагируют. Берлинцы более остроумны» [23].

13 января в «Берлинер моргенпост» появилась заметка за авторством уже самого В.Тирзе в связи с получением им более 3 тыс. электронных писем с осуждением, поучениями и нередко такими оскорблениями, как мещанин, расист, нацист, ничтожество*. (*В оригинале - Arschloch.) Настаивая на несущественности своих замечаний, политик уверил, что он - лишь берлинец, «любящий берлинский диалект и стиль города и защищающий их обоих, потому что они для него - кусочек родины» [31]. Но было поздно.

В ночь на 15 января группа швабов со звучным названием «Free Schwabylon» забросала памятник Кете Кольвиц шпецле. Сопровождало акцию интернет-признание, гласившее: «Кольвицплац как центр берлинских швабов должна стать швабской… Мы требуем учреждения округа Швабилон». Далее шло указание границ последнего, большей частью повторявших границы Кольвицкиц. Также «партизаны» требовали переименования Кольвицплац в Эйнштейнплац, а Кнаакштрассе - в Гегельштрассе [32]. Ироничность вроде бы серьезных претензий становилась ясной после строк с призывом к «доминирующему берлинскому меньшинству» (в особенности В.Тирзе) покинуть эвентуальный округ до 31 января [9; 32].

Через пять дней последовало ответное выступление берлинцев, которое было более чем благопристойно: памятник художнице был увенчан короной с надписью «КОРОЛЕВА П-Берга»*, (*В оригинале - «THE QUEEN OF P-Boohrg» - смесь английского с берлинско-немецким.) оживлен цветами, но также и обклеен несколькими плакатами. Впрочем, их содержание было вполне миролюбивым: «Мы любим тебя, Кете», «Мне тоже не нравится шпецле»** [20]. (**Несмотря на слегка неоднозначный слоган, плакат, на котором также присутствовал миловидный человечек, не шел вразрез с направленностью акции, что было лишь усилено приписанным явно позднее мотто: «За мир в Пренцльберге! Любите друг друга!») Правда, не обошлось и без обращения к наболевшему: «Оставьте ваши деньги дома!.. Против гнусных и переоцененных премиум-жилищ, против безжалостной любви к деньгам и против джентрифицирующего влияния! Мы здесь, если понадобимся Кете!» [20]. Тем не менее мир в ПБ не воцарился.

Фри Швабилон и не думали отступать, перейдя 1 февраля от слов к делу и начав возводить «мойерле» из маульташен - идеализированную стену из швабского аналога пельменей [9; 12]. На сей раз признание, озаглавленное «Послание из дремучего леса Швабилона», возвещало: «С сегодняшнего дня мы будем сооружать стену из маульташен окрест швабилонского округа. Как известно, швабские монахи изобрели маульташен в дни великого поста, дабы сокрыть мясо от гнева божьего. Мы же используем их, чтобы укрыть швабскую жилую зону от гнева берлинцев». Активисты пояснили: «Стена символически обозначает швабский анклав. Она - это еще один шаг на пути к управлению швабским округом». Окончание было столь же многообещающим: «В стенах Швабилона швабки и швабы будут свободны. За Свободный Швабилон!» [6].

Наконец наступил момент, когда берлинцы переняли швабскую манеру использовать еду в боевых целях: в ночь на 13 мая о себе заявила анонимная группа «Schwaben ausbürgern» (недословно «Швабов - к остракизму») [5]. «Мы измазали колбасой «Карри» бюст швабского философа Г.В.Ф.Гегеля (1770-1831 гг.) на Гегельплац в Митте в знак непризнания швабских захватчиков в Берлине» - значилось в их откровении [16]. В чем-то вторя «Фри Швабилону», негодующие берлинцы требовали: «Швабы должны покинуть их нынешние жилища в Пренцлауэр-Берге, Митте, Шенеберге, Фриденау» [5]. Они даже выдвинули конкретный план: «1. Швабы покинут свои жилища и переедут во временные квартиры в Гропиусштадте. 2. До 31.12.2013 они возвратятся назад, на их родину*». (*Привлекает внимание оригинальная формулировка: «Bis zum 31.12.2013 werden sie zurück in ihre Heimat kehren».) Заверяя о ведущихся переговорах с центрами занятости БВ, «карривурст-террористы» отмечали: «Мы даем берлинским швабам будущее - на их родине» [16].

Последней жертвой 23 декабря 2014 года стала статуя аугсбургского драматурга Бертольда Брехта на одноименной площади в Митте. «Атаку» совершила группа «BEGISSA», акронимичное название которой расшифровывалось как «Уроженцы Берлина против инвесторов швабского и швейцарского происхождения». «Мы забросали памятник швабу Бертольду Брехту берлинским картофельным салатом и котлетами», - признавались швабофобы в Интернете. Впрочем, долго результаты их стараний не продержались: утренний дождь смыл большую часть следов «удара» [10], одновременно символизируя затухание клишекриг.

В эти же годы пополнялась и копилка фонового измерения швабенхасс в ПБ. Так, в январе 2013 года около входа в «Швабскую пекарню» на Пренцлауэр-аллее было нанесено граффити «Анти Шва». Чуть позже полный переполох вызвал намалеванный на Рюкештрассе в ночь на 4 мая призыв «Не покупайте у швабов», напоминавший антисемитское воззвание национал-социалистов. «Это граффити - неописуемый и необоснованный поступок», - отозвался правящий бургомистр Берлина Клаус Воверайт [15]. Члены «Фри Швабилон» подхватили настрой главы столицы и призвали его выступить против швабенхасс в рамках деятельности общества «Показать лицо!»**, (**Берлинская организация, борющаяся с проявлениями правого экстремизма.) подготовив постер с фотографией К.Воверайта и мотто: «Я - шваб, если ты что-то имеешь против швабов». Те же фришвабилонеры в середине 2010-х обнаружили на космополитичном баннере «Почему люди, которые здесь живут, работают, любят, играют, обучаются, смеются, проживают, обозначаются как «чужие»?» приписку: «Потому что швабами являются» [12].

Характерно, что в этот период швабенхасс ощутимо метастазировала далеко за пределы ПБ. Почти сразу после начала клишекриг, возле главного вокзала Лейпцига появилось «приветствие»: «Швабы, назад в Берлин!» [28]. А позднее, в сентябре 2016 года, расположенный в районе Нойкёльн ресторан с живописным названием «Швабилон» столкнулся с последствиями своей специализации: на его рольставне было оставлено обращение: «Вы! Собаки. Убирайтесь»* [12].( *В оригинале - «Ihr! Hunde. Verpisst euch».)

 

Немногочисленные примиренческие инициативы

Сонмище проявлений вражды обеими сторонами ШБК резко контрастирует с числом шагов к примирению противников, которые все же имели место. В ночь на 8 февраля 2013 года триумвират художников «Neuschwabenberg» с помощью наклеек переиначил на швабский лад названия около 110 уличных указателей [25]. После этого в ПБ явились взору, к примеру, Кольвицштрессле и Кнаакштрессле. Гвоздем же программы стало переименование Кольвицплац в Кольвицшпецле [9].

Нойшвабенберг представляли себя как поборников единения швабов и берлинцев [25], что отчасти следовало из их признания. Так, п. 2 такового был построен вокруг фотографии баннера, висящего на «Клубе республики» над объявлением: «Закрыто с 1.2.2012» и предупреждающего: «Только когда последний кондоминиум достроится, последний клуб закроется, последний зазор исчезнет, до вас дойдет, что Пренцлауэр-Берг становится маленьким городом, из которого вам лучше сбежать». И ответственность за нежелательные последствия ревитализации активисты возлагали на окружное и земельное правительства. Тем не менее все признание было заметно пропитано швабофилией [24], что оставляло нейтралитет Нойшвабенберга на уровне демагогии.

Куда однозначнее выглядела инициатива Штеффи Эбен, владелицы рекламного агентства из Вендлингена-на-Неккаре (БВ), выпустившей в середине 2013 года значки трех серий. На первых был помещен берлинский пончик, окантованный фразой на швабско-немецком: «I bin en Berliner» (Я - все-таки берлинец). Вторые изображали дуэт колбасы «Карри» и кренделя, дополненный слоганом: «Лучшее из двух миров». Третьи же удостоверяли будущего носителя как «эксперта в делах кервохе». Тогда же в Берлине шла представляющая несовершенства обеих сторон конфликта пьеса «Швабенхац» (Schwabenhatz - травля швабов), тэглайном для которой стал личный девиз ее режиссера Ахима Руппеля: «Ненавидеть вы нас можете, но сперва перекусите» [29].

Немного места для пропаганды добрососедства нашлось и в фоновой плоскости ШБК. В марте 2015 года было замечено граффити, состоявшее из видоизмененной в «SHT» аббревиатуры «TSH» и расшифровки к ней: «Терпеть ненависть к швабам!» [18]. Собрание же листовок обогатилось уверявшей: «Дорогие швабы, помимо вызванной (главным образом) вами джентрификации, вашей кервохе, вашего ужасного диалекта и вашего неслыханного филистерства, вы мне все же каким-то образом дороги! Житель Берлина». Напоследок за картинкой сердца шло резюме: «Ксенофобия - это всегда неправильно!!!» [2].

 

VomArbeiterstadtteilzumSzeneviertel...undzuletztzumSpießerstadtteil?* (*От рабочего района к сценефиртель… и наконец к району обывателей?)

Крупные акции 2016 и 2017 годов объединяло то, что швабенхасс они имели лишь в качестве контекста. Из этого выбивалась разве что проказа Берлинской транспортной компании (BVG), четыре автобуса которой в 2016 году курсировали с крупной надписью: «Дорогие швабы, мы охотно доставим вас в аэропорт» и малозаметным стикером: «И по желанию также обратно» чуть поодаль [27]. Штутгартский оппонент BVG, SSB, после публикаций в СМИ 30 декабря выложила в «Фейсбуке» фото старого автобуса, украшенного слоганом: «Шпецле, «даймлер», кренделек - только шваб все это смог»**, (**В оригинале - шваб.- нем. «Spätzle, Brezle, Daimler Benz, nur mir Schwoba hen»s» (то же, что и на немецком «Spätzle, Brezellein, Daimler Benz, nur wir Schwaben haben es»).) добавив пояснение: «Дорогие берлинцы, мы поедем, но только на «даймлере» [30]. Тем временем в Интернете разгорелись свары между жителями двух столиц, после чего представители обоих предприятий, отшучиваясь, поспешили положить конец противостоянию [27].

Несравнимо более важной вехой стала «битва записками» середины 2017 года. Все началось с того, что около последнего бастиона клубной жизни в ПБ, Культурбрауэрай, появилось подробное руководство по борьбе с нарушением тишины [4], так как, согласно автору, в 2017 году возрос шум и частота проведения празднеств [35]. В Интернете автор был оплеван как «чертов шваб»*, (*В оригинале - «Scheiß Schwaben».) которому предложили: «Тащись куда-нибудь в другое место» [4]. Но последовал также и симметричный ответ в новой записке, извещавшей, что «почти все клубы района из-за кверулянтов, как Вы, либо должны были закрыться, либо переместились в другие районы… Так, район, благодаря людям, как Вы, медленно умирает культурной смертью и опускается до уровня «спальника» для туземных или приезжих среднестатистических обывателей». Сосед также поздравил автора, «заслужившего с его наставлением к ябедничанию приз губителя культуры» [35].

Через несколько дней в «битву записками» вступила горожанка, которая, не конкретизируя свое происхождение, все же не скрывала: «Я сама живу некоторое время здесь, в Пренцлауэр-Берге, тоже по соседству с «Культурбрауэрай». Далее она возмущенно недоумевала: «Регулярный ор ночью, звяканье разлетающихся на куски пивных бутылок и вой полицейских сирен… Это нынче должно быть «культурой» Берлина?.. Я не верю. Берлин способен на большее!». Активно поднимая тему швабенхасс, авторша привела ее главную причину: «Приезжие», «швабы», или попросту «другие», были теми, кто наконец взяли на себя ответственность и «вашей» округе опять же подсобили». В заключение активистка указала «самозванным «урберлинерам»: «Мы все - берлинцы(-ки), и мы хотим жить в мире, без несправедливого осуждения и поношения» [11]. Некоторые моменты сеяли подозрение о сатирическом характере письма [11]. Но где освещение, пусть даже не устраивающей всех подряд реальности, уступает место сатире?

«Vom Arbeiterstadtteil zum Szeneviertel» - так озаглавлена краткая история ПБ на сайте об округе Панков [26]. Однако уже слишком многое указывает на то, что этот лейтмотив развития района требует дополнения. Статус ПБ как сценефиртель все больше уходит в прошлое, но при этом оставляет открытым один значимый вопрос: уходит ли в прошлое вместе с духом сценефиртель швабенхасс?

 

Список использованных источников:

1. Пичкур А.И. Стереотип «Der hässliche Schwabe» в медийном дискурсе ФРГ // Вестник Самарского университета. История, педагогика, филология. 2016. №3.2. С. 202-207.

2. 5 Gründe, warum die Schwaben in Berlin so unbeliebt sind // http://www.berliner-buzz.de/5-gruende-warum-die-schwaben

3. 14 Merkmale, an denen Sie Schwaben in Berlin erkennen können // http://www.focus.de/4168836

4. Beitzer H. Heimatsuche in der großen Stadt // http://www.sueddeutsche.de/1.3592636

5. Biewald N., Colmenares K. Widerlicher Schwabenhass in Berlin // https://www.bild.de/-30378222.bild.html

6. Botschaften aus dem Schwabylonischen Urwald // http://de.indymedia.org/2013/02/341364.shtml

7. Buntrock T., Heymann N. Täter nennt "Schwabenhass" als Motiv // https://www.tagesspiegel.de/4529054.html

8. Ein Professor erklärt: Darum werden die Schwaben so gehasst // http://www.berliner-kurier.de/15206220

9. Emmrich Ju. Free Schwabylon will Berliner aus Prenzlauer Berg jagen // https://www.derwesten.de/7593563

10. Federl F. Kartoffelsalat-Anschlag auf Bertolt Brecht // https://www.tagesspiegel.de/11158198.html

11. Fink A. Zettel-Battle um Lärm an Kulturbrauerei geht weiter // https://www.rbb24.de/panorama/beitrag/2017/07/laerm-berlin-prenzlauer-berg-friedrichshain-zettel-linke.html

12. Free Schwabylon // https://www.facebook.com/197326397074966

13. Fuck Yuppies // https://www.facebook.com/129052130507877

14. Hannemann D. Schwaben fordern einen autonomen Bezirk in Berlin // https://de.sputniknews.com/german.ruvr.ru/Free-Schwabylon

15. Hassparolen wie bei den Nazis // http://www.taz.de/!5067990

16. Hegel-Statue mit Currywurst beschmiert // https://www.tagesspiegel.de/8198828.html

17. Heymann N. Klage auf Schwabenersatz // https://www.tagesspiegel.de/789322.html

18. Hirsch V. «Schwabenhass tolerieren». Berlin kann Toleranz! // https://twitter.com/silbendrechsler/status/579960900318298112

19. Honert M. Schwabenhass im Szenekiez // https://www.tagesspiegel.de/4544976.html

20. Leheis V. Mahnwache gegen die Hass-Schwaben // https://www.berliner-kurier.de/5392056

21. Lepping C. Schwaben, was habt ihr hier verloren? // http://www.stuttgarter-nachrichten.de/stn/page/detail.php/1747029

22. Loll A. Die Super-Wessis und Proto-Yuppies // http://www.faz.net/-1782782.html

23. Meisner M., Keilani F. Thierse verteidigt sein Geläster über Schwaben // https://www.tagesspiegel.de/7573938.html

24. Neuschwabenberg // https://neuschwabenberg.wordpress.com

25. Pasch N. Die Strässlemacher aus Prenzlauer Berg // http://www.tagesspiegel.de/7757880.html

26. Prenzlauer Berg - Vom Arbeiterstadtteil zum Szeneviertel // https://www.panke.guide/prenzlauerberg.html

27. Pundt B. Nächste Runde im Schlagabtausch zwischen BVG und SSB // https://www.stuttgarter-zeitung.de/inhalt.-.0e298451-9337-495e-8d77-e7e639b8f2f6.html

28. Reinhardt D. «Schwaben, geht zurück nach Berlin» // https://blog.zeit.de/ost/schwaben

29. Rothfuß F. Schwabylon: Eine Mauer aus Maultaschen // https://www.stuttgarter-nachrichten.de/inhalt.-.ad1886b3-7a0a-4885-8ac8-31740e87d0d7.html

30. SSB kontert mit lustigem Posting // https://www.stuttgarter-zeitung.de/inhalt.-.fbcf142b-f649-4f16-a773-49fc6a4af424.html

31. Thierse W. Wolfgang Thierse heißt Schwaben in Berlin willkommen // https://www.morgenpost.de/112730943

32. Trappe Th. Spätzle-Anschlag auf Kollwitz-Denkmal // https://www.prenzlauerberg-nachrichten.de/spaetzle-anschlag

33. Weckle oder Schrippe - Berlin und die Schwabendebatte // https://www.welt.de/112381577

34. Wick A. Schwaben-Hatz in Prenzlauer Berg // https://www.welt.de/2078837

35. Zettelschreiber entfacht Kulturstreit an der Kulturbrauerei // https://www.rbb24.de/panorama/beitrag/2017/06/kulturbrauerei-berlin-prenzlauer-berg-laerm-beschwerden-nachbarn.html



Другие статьи автора: Васильев Вячеслав

Архив журнала
№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба