Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №5, 2019

Алексей Попов
Первое российское представительство во Вьетнаме
Просмотров: 183

 

 

 

Во второй половине ХIХ века на фоне обострения соперничества колониальных держав в Китае и странах ЮВА происходило усиление позиций Российской империи на Дальнем Востоке и особенно на его Тихоокеанском побережье. Была сформирована Тихоокеанская эскадра, которая совершала дальние морские переходы. Торговые суда Русского общества пароходства и торговли и Добровольного флота курсировали между Владивостоком и черноморскими портами. В этих условиях внимание властей царской России не мог не привлечь располагавшийся на пересечении основных морских трасс стремительно растущий центр французского Индокитая - портовый город Сайгон.

Санкт-Петербург тщательно прорабатывал вопрос организации там своего официального представительства. В январе 1894 года губернатор Кохинхины О.Ж.Фурэ (Augustin Julien Fourès) докладывал генерал-губернатору Индокитая Л.Шавасьë (Léon Jean Laurent Chavassieux) о приезде из Сингапура российского консула для изучения имеющихся возможностей по консульскому присутствию России в Сайгоне1.

Насущная необходимость такого шага стала еще более очевидной накануне и после начала Русско-японской войны (1904-1905 гг.). Именно через Сайгон были эвакуированы после боя при Чемульпо 470 моряков крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Все вопросы, связанные с обеспечением их пребывания и организацией дальнейшей отправки на родину, из-за отсутствия консула пришлось решать непосредственно капитану В.Ф.Рудневу2.

Кроме того, присмотра требовали складированные в Сайгоне 17 тыс. тонн казенного угля. Он был выгружен там английскими пароходами, которые отказались идти в Порт-Артур после начала боевых действий. Для организации охраны угля из Сингапура прибыл консул П.К.Рудановский, а затем этим делом стал заниматься приехавший из Шанхая консул Х.П.Кристи. Именно он встречал в порту крейсер «Диана», который пришел в Сайгон после боя в Японском море для ремонта в единственный в то время сухой док в этой части света3.

За год с небольшим пребывания в Сайгоне (с 11 августа 1904 г. по 30 октября 1905 г.) капитан интернированного французскими властями крейсера «Диана» князь Александр Александрович Ливен (1860-1914 гг.) не только обеспечил ремонт корабля, но и успешно выполнял функции руководителя всей русской резидентуры на Дальнем Востоке и в Индокитае. Его несомненной заслугой стало успешное разведывательное обеспечение перехода 2-й и 3-й тихоокеанских эскадр от Мадагаскара до бухты Камрань.

«Диана» после ремонта была пришвартована недалеко от одного из первых в городе универсальных магазинов, расположенного на центральной улице Катина (ныне ул. Донгкхой). Именно там закупались необходимые для экипажа товары, а офицеры могли провести время за бокалом французского вина4. У капитана А.А.Ливена и хозяина компании, которой принадлежал магазин, Марка Моттэ (Mark Zélim Mottet, 1863-1943 гг.) наладились тесные связи.

Этот француз швейцарского происхождения - уроженец Женевы, который получил французское гражданство в феврале 1901 года, - был в Сайгоне достаточно известной личностью. Впервые М.Моттэ приехал во французскую Кохинхину в 1889 году. В марте 1891 года его приняли на работу в качестве бухгалтера в один из крупнейших отелей того времени - гостиницу «Универ» («Hotel de l’Univers»), принадлежавшую компании «Олливье» («Maison Ollivier»). Затем на некоторое время он устроился в театр зверей «Тяу-Бинь» («Chau-Binh»), с которым объехал несколько дальневосточных стран, а также побывал в Европе5. В 1894 году по поручению властей Кохинхины М.Моттэ возглавил труппу первого франко-вьетнамского театра на Всемирной, международной и колониальной выставке в Лионе6.

После возвращения энергичный М.Моттэ достаточно быстро стал компаньоном хозяина компании г-на Олливье, а после его смерти в 1902 году унаследовал не только отельный комплекс, но и магазин специй на улице Ваннье (ныне ул. Нгодыкке), который превратил затем в большой универсальный магазин (он располагался на месте современного отеля «Гранд»)7.

Во время стоянки крейсера «Диана» в Сайгоне М.Моттэ не раз с успехом выполнял самые деликатные поручения ее капитана. Компания «Maison M.Mottet et Cie», помимо прочего, занималась морским фрахтом, поэтому именно через нее А.А.Ливеном были наняты суда для организации снабжения припасами кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры контр-адмирала З.П.Рождественского в бухте Камрань во время похода на Дальний Восток.

Более того, в апреле 1905 года компанией был зафрахтован пароход «Quang-Nam» для выполнения разведывательной миссии - уточнения положения японской военной эскадры. После того как судно задержали японцы, французская полиция провела расследование обстоятельств данного дела и выяснила, что залог в размере 250 тыс. пиастров за возможную утрату судна в зоне военных действий в Индокитайский банк внес капитан «Дианы». В то же время князь А.А.Ливен в беседе с губернатором Кохинхины Ф.П.Родье (François Pierre Rodier) особенно не кривил душой, говоря, что «не ставил подпись ни под каким документом, дающим повод подозревать его во фрахте каких-либо торговых судов». Из материалов расследования известно, что всю ответственность за последствия этой операции взял на себя М.Моттэ, который, собственно, и заключал соответствующие контракты8. Но поскольку японцы не стали обвинять французов в помощи воюющей с ними России, этому делу дальнейшего хода не дали.

Князь А.А.Ливен не забыл заслуг М.Моттэ. Перед отходом «Дианы», отвечая на запрос из Санкт-Петербурга, он предложил именно его назначить нештатным вице-консулом России в Сайгоне как «человека, оказавшего уже нашему Морскому Ведомству действительные услуги»9. Соответствующий приказ по МИД Российской империи был подписан 15 ноября 1905 года. Капитан «Дианы» также оставил М.Моттэ доверенность, в которой назначил его «своим поверенным и уполномочил от имени и за счет Правительства России управлять и заведовать всем имуществом, делами и интересами - в особенности учрежденным в Сайгоне складом угля»10.

3 февраля 1906 года секретариат губернатора Кохинхины официально уведомил М.Моттэ о том, что с этого дня он мог начать исполнять консульские функции. Поступившая из Парижа консульская экзекватура была ему вручена 25 апреля 1906 года.

М.Моттэ не знал никого ни в российском Генеральном консульстве в Марселе, в непосредственном подчинении которого он находился, ни в посольстве в Париже, ни в МИД Российской империи, да и никаких дополнительных инструкций от них не получал. Поэтому в дальнейшем он поддерживал связь и докладывал о своей деятельности непосредственно в императорское Морское министерство12.

В 1910 году из-за ухудшения здоровья М.Моттэ покинул Сайгон и вернулся в Швейцарию. При этом он продолжал числиться нештатным Российским императорским вице-консулом вплоть до 15 февраля 1913 года, когда приказом по МИД России был «уволен от должности».

Перед отъездом на родину не искушенный в дипломатических делах М.Моттэ никак не уведомил об этом российский МИД, а просто оставил доверенность, в которой уполномочил нового главу торгового дома «Mottet» Поля Гауффа (Paul Hauff) исполнять порученные ему консульские функции13. Колониальные власти восприняли эту рокировку как должное и продолжали считать П.Гауффа российским представителем, так же как и сменившего его в 1915 году в руководстве компании Анри Блана (Henri Blanc), хотя ни консульских патентов из МИД России, ни экзекватур из Парижа они не получали.

О деятельности данного консульского учреждения известно не так уж много. Главной его задачей было развитие торговых связей между двумя странами, а также помощь российским военным кораблям и торговым судам, посещавшим Сайгон. В частности, во время захода в декабре 1912 года в столицу Кохинхины флагмана Сибирской флотилии крейсера «Аскольд» на всех встречах и церемониях, устроенных французскими колониальными властями, П.Гауфф сопровождал его капитана Л.К.Теше14.

Известно также, что А.Блан в качестве официального российского представителя принимал участие в траурных мероприятиях в связи со смертью 26 марта 1916 года в Сайгонском колониальном госпитале «от плеврита и острого воспаления кишок» участника Первой мировой войны рядового 1-го полка Владимира Андреевича Шундика15.

Упоминания о «Русском консульстве» в Сайгоне в последний раз встречаются на схеме города 1920 года, где его местонахождение обозначено в доме на углу улицы Катина (ул. Донгкхой) и улицы Тюрка (ул. Хохуаннгиеп), где в то время располагался головной офис компании «Maison Henri Blanc et Hauff. - Saigon», называвшей себя «преемницей» компании «Mottet»16.

 

 

 1Официальная телеграмма от 24 января 1894 г. Государственный архивный центр №2, г. Хошимин. Архив администрации Кохинхины. Дело №4706. С. 22.

  2Директива губернатора Кохинхины от 5 марта 1904 г. Государственный архивный центр №2, г. Хошимин. Архив администрации Кохинхины. Дело №6810. Документ №4.

 3Ливен А.А. Крейсер «Диана» в Сайгоне // Гангут. 2007. №42. С. 122.

 4http://www.diendan/org/phe-binh-nghien-cuu/catinat-dau-the-ky-20-p2/. Saigon - Đừơng Catinat đầu thế kỷ 20 - phần 2.

 5Докладная записка главного комиссара сайгонской полиции Беллана (Belland) губернатору Кохинхины Ф.П.Родье от 9 января 1906 г. Государственный архивный центр №2, г. Хошимин. Архив администрации Кохинхины. Дело №4706. С. 115.

 6http://www.enterprises-coloniales.fr Mottet & Cie. Ancienne maison Olliver, fondée 1874.

 7После выздоровления М.Моттэ вновь приехал в колонию. Известно, что в этот период вплоть до окончательного возвращения во Францию в 1923 г. он построил и руководил санаторием Кап Сен Жак (современный г. Вунгтау), организовал в Сайгоне работу крупной прачечной, вошел в состав учредителей компании по продаже и ремонту автомобилей «Bainier Auto-Hall», а также стал одним из первых, кто привез в Индокитай семена гевеи и создал производство натурального каучука. В 1932 г. за заслуги в развитии отельной индустрии в заморских территориях он был награжден орденом Почетного легиона.

 8Рапорт заместителя судебного советника М.П.Марки губернатору Кохинхины Ф.П.Родье от 30 августа 1905 г. Государственный архивный центр №2, г. Хошимин. Архив администрации Кохинхины. Дело №4609. С. 35.

 9Памятная записка генерального консула России в Марселе С.П.Цехановецкого в посольство России во Франции от 24 мая 1914 г. Архив внешней политики Российской империи ИДД МИД России. Ф. Посольство в Париже. Оп. 524. Д. 2962. Л. 49.

10Там же. Л. 54.

11Государственный архивный центр №2, г. Хошимин. Архив администрации Кохинхины. Дело №4706. С. 109.

12Памятная записка… Л. 51.

13Там же. Л. 52.

14Доклад губернатора Кохинхины Ж.М.Гурбея (Jules Maurice Gourbeil) генерал-губернатору Индокитая А.Сарро (Albert Sarraut) от 27 декабря 1912 г. Государственный архивный центр №2, г. Хошимин. Архив администрации Кохинхины. Дело №4696. С. 41.

15Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 1564. Л. 276-276 об.

16http://www.commons.wikimedia.org/wiki/File:Saigon_map_1920.jpg



Другие статьи автора: Попов Алексей

Архив журнала
№7, 2019№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба