Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №5, 2019

Лейли Рустамова
Использование информационных методов борьбы террористической организацией ИГИЛ
Просмотров: 179

 

 

ИГИЛ (запрещена в России) как актор мировой политики возникла совсем недавно, но сразу заявила о себе как о весомой угрозе международному миру и безопасности. Ряд специалистов, изучающих эту террористическую структуру, - Дж.Стерн, Дж.Бергер1, Г.И.Мирский2, С.Уолт3, А.Волынец4 - стали характеризовать ее как государственно-подобное образование, поскольку организация обладает (хотя сейчас правильнее говорить об этом в прошедшем времени) первичными признаками государства: контролирует определенную территорию, имеет население, развитую систему управления этим населением, подобную той, что существует в любом современном государстве, а также способность вести определенные отношения с другими государствами.

При этом в качестве основных причин возникновения этого государственно-подобного образования исследователь по проблемам терроризма, насильственного экстремизма Е.А.Степанова называет острое недовольство самых разных групп и слоев иракских суннитов своей растущей политической и социально-экономической маргинализацией и правительственными репрессиями5. По данным спецслужб, в рядах ИГИЛ сражаются и тысячи граждан европейских стран.

Самую большую группу европейцев в ИГИЛ составляют французы: почти тысяча человек 6. Тот факт, что в рядах ИГИЛ находятся не просто маргинальные элементы, но и высокообразованные представители западного и исламского обществ, свидетельствует о наличии мощной идейной основы. Информационная политика этой организации по степени своей эффективности может конкурировать со многими самыми развитыми в этом отношении странами. Цель статьи состоит в том, чтобы проанализировать, какие информационно-коммуникативные средства ИГИЛ использует для распространения своей идеологии и в чем заключается идейная основа ее информационной политики.

Идеологическая основа террористической организации заключается в создании всемирного халифата, где будет установлен чистый, праведный, истинный ислам предков, и борьбе с «неверными» - всеми, кто воспротивится созданию халифата. Ничего нового ИГИЛ тут не придумала, до возникновения этой группировки о создании халифата как конечной цели своей деятельности заявляла «Аль-Каида» и другие организации. Однако ИГИЛ отличается инновационным подходом к реализации своей конечной цели, используя средства информационно-коммуникативного воздействия для вербовки сторонников в свои ряды. Методы пропаганды ИГИЛ достаточно просты, распространены и среди других террористических группировок, но именно ИГИЛ использует старые идеи с самым высоким уровнем качества и продуктивности.

Пропаганда «Исламского государства», по мнению исследователей из лондонского центра изучения экстремизма «Quilliam Foundation», базируется на шести ключевых пунктах, таких как жестокость, милосердие, виктимизация, война, принадлежность, утопичность7. Жестокость и воинственность террористов ИГИЛ отличаются тем, что им придается триумфальный характер. Организация сама распространяет информацию о своих преступлениях, записывая профессионально срежиссированные видео, в которых отчетливо просматриваются технологии Голливуда. ИГИЛ привлекает опытных дизайнеров и режиссеров - что видно по общему качеству продукции, - применяет спецэффекты, съемку с разных ракурсов с использованием беспилотников. В разные времена ИГИЛ размещала ужасающие видео - казни, разрушение древней Пальмиры, сводки с фронта и т. д.8, тем самым подавая очевидный сигнал врагам организации и напоминая о ее превосходстве.

В то же время материалы организации часто затрагивают тему милосердия, справедливости. Например, в видео «Из тьмы к свету»9 игиловцы «прощают» бывших заклятых врагов из «Джебхат ан-Нусры», «Свободной сирийской армии» и Сирийской арабской армии и позволяют вступить в ряды организации. В одном из видео иорданский пилот был сожжен заживо после налета коалиционных сил, последствия которого, в том числе видео умирающих детей, были показаны незадолго до картины сожжения10.

При этом ИГИЛ часто апеллирует к религиозным чувствам11, убеждая реципиентов медиаконтента в том, что долг каждого правоверного мусульманина - уехать в ИГИЛ на войну, где путем «праведного гнева» возможно построение нового, более справедливого порядка12. Игра на контрастах, предельно лаконичный посыл - построение более справедливого общества через возмездие, воззвание к религиозным чувствам, как оказалось, позволяют в простой и доступной манере достичь умов и сердец миллионов пользователей Интернета.

Террористы ИГИЛ активно используют все возможности Сети для увеличения своей аудитории. «Исламское государство» смогло создать централизованную информационную систему по производству контента для различных целей13. Информационная структура организации включает в себя следующие подразделения:

- «Al-Furqan Institute for Media Production» - основное информационное бюро;

- «Al-I’tisam Media Foundation» - студия по производству видеопродукции;

- «Al-Hayat Media Center» - материалы на иностранных языках для зарубежных потребителей, в частности журнал «Dabiq»;

- «Al-Ajnad Media Foundation» - распространение исламских песен (нашидов), музыки и поэзии;

- «Furat Media» - материалы для России и бывших советских республик Центральной Азии, а также Юго-Восточной Азии.

Кроме того, террористическая организация крайне удачно выбрала само название, оно сочетает в себе два популярных термина для поисковых запросов: «государство» и «ислам», не в последнюю очередь этот фактор повлиял на то, что информацию о данной террористической организации довольно просто найти в Интернете. Также специалистами информационного бюро ИГИЛ была разработана и определенная система хештегов, по которым можно обнаружить нужные аккаунты и посты.

Обычно пользователи ориентируются на арабские хештеги «khilafa» (халифат), «dawla islamiyya» (исламское государство), «jund al-khilafa» (солдаты халифата), «shabakat al-jihad al-alamiyyi» (всемирная джихадистская сеть), а еще производные от названий джихадистских сайтов «a’maq ikhbariyya» (глубина информации) и «ansar al-mujahidin» (последователи моджахедов). К исходным хештегам часто добавляются эпитеты на арабском языке, чтобы затянуть процесс нахождения постов и блокировки аккаунтов.

ИГИЛ- первая террористическая организация, которая столь активно пользуется социальными сетями и мессенджерами, такими как «Twitter», «Facebook», «Instagram», «WhatsApp» и «Telegram»14. Стоит отметить, социальные сети сегодня становятся наиболее доступным, быстрым и эффективным средством распространения информации в среде молодых людей, для которых они часто заменяют все остальные официальные источники. При этом ИГИЛ обращается через страницы соцсетей к самому широкому кругу интернет-пользователей.

В частности, стремится использовать потенциал женщин и детей для распространения своей пропаганды. Стратегия вербовки женщин через социальные сети включает в себя поиск наиболее легковерных, зачастую уязвленных лиц, например находящихся в поиске любви или разочарованных в жизни, с тем чтобы дать им новый смысл существования. Стратегия вербовки женщины следующая: проанализировав аккаунт жертвы на предмет предпочтений, ожиданий от мужчин и т. п., к ней в друзья добавляется мужчина именно того психотипа, который для нее выглядит наиболее привлекательным. Далее, после определенной психологической обработки, ей предлагается в качестве одного из вариантов выйти замуж за сторонника ИГИЛ и начать новую жизнь с мужчиной - «героем ее романа». 

Мессенджеры и социальные сети использовались также для распространения самых передовых новостей об успехах организации, к ним зачастую обращались крупнейшие новостные СМИ для того, чтобы проследить актуальные события, связанные с ней. При этом блокировка аккаунтов в социальных сетях - как метод борьбы с пропагандой ИГИЛ - малоэффективна, поскольку заблокированные профили самовоспроизводятся под новыми именами.

Цифры активных аккаунтов разнятся: так, по данным Министерства обороны США, «Twitter» пользуются 6 тыс. игиловцев. Белая книга приводит данные о 46 тыс. сторонников халифата15. На данный момент представители ИГИЛ опасаются использовать «Facebook» и «Instagram» ввиду проблем с защищенностью аккаунтов и предпочитают программы с шифрованием, защищающим переписку и данные пользователя16.

Представители ИГИЛ обращаются не только к социальным сетям, но и создают телеканалы, журналы, распространяемые в PDF-версиях через множественные файловые хостинги, чтобы их было сложнее отследить и уничтожить17. Организация создала собственную радиостанцию «Al-Bayan» («Высказывание»), медиацентр «Al-Hayat Media Center», интернет-сервис «A’maq Ikhbariyya» («Глубина информации»), спутниковый телеканал, свои приложения для «Android».

Сетка телеканала составлена из программ, освещающих последние теракты, ситуацию на месте ведения боевых действий, демонстрирующих казни, манифестации и атаки на врагов исламистов. Некоторые медиаресурсы эксплуатируют изображения из популярных фильмов и видеоигр, где героями предстают местные боевики. Так, ИГИЛ было выпущено видео с нарезкой предельно жестоких кадров из игры «Grand Theft Auto V», некоторые видеофайлы воссоздают картины сериала «Игра престолов».

Одной из важнейших платформ для коммуникации между исламистами стал журнал «Dabiq». Название является отсылкой к знаменитой битве близ Алеппо во времена, когда Османская империя захватила большую часть Ближнего Востока и построила новую империю18. Журнал представляет собой своего рода таблоидный комикс с яркими заголовками статей и короткими сообщениями с различными призывами и лозунгами относительно стратегии нового халифата. Небольшие объемы печатной информации сопровождаются фотографиями, демонстрирующими последние успехи террористов.

Помимо видеороликов, плакатов, фотографий, статей, террористы используют также и нашиды - песни, исполняемые мужчинами, которые используются для привлечения сторонников и устрашения врагов19. Нашиды распространяют основные идеи пропаганды ИГИЛ: слабость ислама в наше время, униженность простых людей, героизм бойцов ИГИЛ, безальтернативность джихада и т. д. Песни обладают определенным гипнотическим эффектом и обнадеживающим идейным подтекстом, распространяемым с позиции силы20. Большинство из них написаны на арабском языке, но также существуют версии на русском, английском, немецком и китайском языках. В последнее время появляются нашиды и на довольно редких для использования в террористических целях языках, например на японском21.

Очевидно, что перевод текстов песен на данные языки обусловлен тем, что в странах их наибольшего распространения также проживают мусульмане. В частности, в Китае мусульмане проживают в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, в России самая большая часть мусульманского населения - на Кавказе. Стратегия по использованию японского языка, по-видимому, основана на осведомленности, что японские секты первыми довольно инновационно подошли к применению химического оружия.

Отдельного упоминания заслуживают и методы распространения экстремистской информации через Интернет в Российской Федерации. Россия одна из первых заявила о том, что ИГИЛ представляет непосредственную опасность для ее национальной безопасности и по этой причине она будет участвовать в гражданской войне в Сирии. Активные авиаудары ВКС по позициям боевиков заставили их снизить информационную активность в сети «Интернет». В то же время ИГИЛ заявила о том, что откроет свой филиал на Северном Кавказе, и стала активно работать над распространением своей пропаганды среди россиян.

В нашей стране крупнейшей социальной сетью является «ВКонтакте», там представители ИГ создали новостное сообщество «Islamic State News», сообщество для пользователей «ShamToday», а также открыли официальные страницы главарей организации. При этом с первых дней сообщества в «ВК» стали активно набирать популярность. К 2015 году «ShamToday» насчитывало более 12 тыс. подписчиков22. Их призывают «не бросать братьев в беде» и отправиться в Сирию и Ирак на праведный джихад, предлагают внести пожертвования на благое дело через платежную систему «Qiwi». В результате России, как и ЕС, не удалось избежать террористических атак. В апреле 2017 года сторонник ИГИЛ из числа мигрантов узбекского происхождения устроил взрыв в Санкт-Петербургском метро. В отношении граждан России также применяется практика вербовки женщин.

Относительно деструктивной роли, которую организация играет на мировой арене, ряд исследователей23 отмечают, что борьба с ней может стать объединяющим фактором для ключевых держав мира, в том числе для РФ и США, отношения между которыми в последние годы складываются тяжело.

Однако у России и Соединенных Штатов разные подходы к определению терроризма в целом, разные интересы в борьбе с ИГИЛ. Говоря о глобальной разобщенности мирового сообщества по проблеме ИГИЛ, исследователь Ф.Лукьянов приводит пример организации марша миллионов в Париже после террористической атаки на офис французского сатирического журнала и отмечает, что на мероприятие не приглашали представителей набирающего популярность Национального фронта и это свидетельствует не о намерении консолидировать подобным образом общество, а реализовать собственную повестку дня24. Очевидно, что в борьбе с ИГИЛ у США и России цели и задачи различаются и в ближайшее время не предвидится мощного консолидированного удара со стороны крупнейших держав по этой террористической организации.

Другим способом противоборства с «Исламским государством» могла бы стать идеологическая борьба западного мира, включающая в себя все то, что Джозеф Най именовал «мягкой силой». В одной из своих работ, касаясь темы терроризма, он отметил, что молодых людей следует воспитывать в русле западных ценностей и тогда они не будут очаровываться идеологией террористов25.

Но правда жизни вновь посмеялась над теорией: ИГИЛ на практике доказала, что сама способна наравне с государствами успешно использовать весь инструментарий «мягкой силы». Идеология экстремизма одинаково привлекает как богатых, так и бедных людей. Также нельзя не согласиться с мнением Ф.Лукьянова о том, что и высшее образование не становится препятствием для усвоения экстремистских взглядов26. Секрет успеха пропаганды ИГИЛ заключается в ом, что организация апеллирует к базовым человеческим потребностям и инстинктам, природу которых очень трудно искоренить.

Как видно на примере дореволюционной России, где терроризм достиг своих основных целей по смене политического устройства, проблему также невозможно решить исключительно «жесткими» методами. Борьба с ИГИЛ должна сочетать в себе запретительные меры, дальнейший мониторинг и блокировку ее деятельности в Сети, а также поиск механизмов, предотвращающих столкновение разных этнических и религиозных групп по тем или иным вопросам.

В качестве примера государства, нашедшего подобный механизм, можно назвать Сингапур, который часто упоминается при анализе феномена быстрого экономического роста. Стратегия первого премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю по предотвращению столкновений на религиозной и этнической почве, которые могли бы дестабилизировать политическую ситуацию в стране и помешать проведению экономических реформ, включает жесткое пресечение любых высказываний, содержащих в той или иной форме призыв к борьбе против других религиозных и этнических групп. В то же время ответственность по борьбе с религиозным экстремизмом в стране возложена именно на сингапурские исламские организации. Они получают государственную поддержку, в стране действует Исламский религиозный совет, но за любую форму отхода от умеренного ислама имамов ждет высылка из страны и большой штраф.

Подведем итоги. Несмотря на потерю территорий, значительно подорванный военно-технический и управленческий потенциал, на сегодняшний день ИГИЛ все еще обладает большими возможностями в сфере производства различного медиаконтента и его распространения в информационной среде, увеличивая тем самым площадь охвата возможных реципиентов пропаганды международной террористической организации в разы. За последние годы случаи вступления в ряды террористов людей из развитых стран Европы уже не являются столь удивительными, а сама организация разработала большую схему вербовки людей по всему миру с использованием современных технологий.

Успех пропагандистской стратегии ИГИЛ заключается в том, что информационные материалы содержат четкий и легкий для понимания посыл, взывают к врожденным чувствам и инстинктам человека. Борьба с этой террористической организацией, в том числе и в медиасреде, хотя декларативно является общей целью для ведущих государств мира, но на практике, к сожалению, не служит объединяющим фактором. На данном этапе каждый член мирового сообщества вынужден опираться на свои собственные силы в борьбе с распространением терроризма, включая и информационное пространство.

 

 

 1Stern Jessica and Berger J.M. ISIS: The State of Terror. New York: Ecco/HarperCollins Publishers, 2015. 385 p.

 2Мирский Г.И. Радикальный исламизм: идейно-политическая мотивация и влияние на мировое мусульманское сообщество. Доклад международного дискуссионного клуба «Валдай». Москва, июль 2015.

 3Уолт С. ИГИЛ как революционное государство // Россия в глобальной политике. 2015. Т. 13. №6. С. 64-80.

 4Волынец А. Заместители пророка на земле  // Профиль. 2015. №33. С. 17-19.

 5Степанова Е.А. ИГИЛ и транснациональный исламистский терроризм // Пути к миру и безопасности. 2014. №2 (47). С. 13-27.

 6Франция больше всех в ЕС «пополнила» ряды ИГИЛ своими гражданами // Joinfo. 01.04.2016 // URL:  https://joinfo.ua/inworld/1163645_Frantsiya-ES-popolnila-ryadi-IGIL-svoimi.html

 7Winter Charlie. The Virtual ‘Caliphate’: Understanding Islamic State’s Propaganda Strategy // Quilliam. 2015. 52 p. // URL: https://www.stratcomcoe.org/charlie-winter-virtual-caliphate-understanding-islamic-states-propaganda-strategy

 8Топалов В. Пропаганда ИГИЛ достигла вершин по качеству и эффективности // Взгляд. 12.11.2015 // URL: https://vz.ru/society/2015/11/12/777497.html

 9Winter Charlie. Op. cit.

10«Healing of the believers’ chests». Al-Furqān Foundation. 3 February 2015. 

11Джихад на экспорт? Северокавказское подполье и Сирия. Доклад №238 (Европа). 16 марта 2016. 53 с. // URL: http://old.crisisgroup.org/_/media/Files/europe/caucasus/Russian%20translations/238-the-north-caucasus-insurgency-and-syria-an-exported-jihad-russian.pdf

12Jihad 2.0: social media in the next evolution of terrorist recruitment // Hearing before the Committee on homeland security and governmental affairs United States Senate. May 7, 2015. 106 p. // URL: https://www.hsdl.org/?view&did=798565

13«Исламское государство»: феномен, эволюция, перспективы. Аналитические доклады ИМИ. Выпуск 1(45). М.: МГИМО-Университет, 2016. 43 c.

14Хоффман A. The Islamic State’s Use of Social Media: Terrorism’s Siren Song in the Digital Age // URL: https://docplayer.net/58644484-The-islamic-state-s-use-of-social-media-terrorism-s-siren-song-in-the-digital-age.html

15White Paper on SMA Support to SOCCENT: ISIL Influence and Resolve. 2015, Sept. 71 p.

16Zetter K. ISIS’s Opsec manual reveals how it handles cybersecurity // Wired. 2015. 19 Nov. // URL: http://www. wired.com/2015/11/isis-opsec-encryption-manuals-reveal-terrorist-group-security-protocols/

17Стышинский М. Джихадистская пропаганда в Интернете и социальных медиа // Политическая лингвистика. 2016. №5 // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/dzhihadistskaya-propaganda-v-internete-i-sotsialnyh-media (дата обращения: 27.09.2018).

18Gray R. The Cambridge history of Africa. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1975. Vol. 4. 754 p.

19Seymat T. How nasheeds became the soundtrack of jihad // Euronews. 08.10.2014 // URL: https://www.euronews.com/2014/10/08/nasheeds-the-soundtrack-of-jihad

20Ibid.

21Rynn Song Ningyu. Why did ISIS release a Chinese-language jihad song — and who sings it? // Asia Times. 22.12.2015 // URL: http://www.atimes.com/article/why-did-isis-release-a-chinese-language-jihad-song-and-who-sings-it//

22Седых Н.С. Роль информационно-психологического воздействия в подготовке террористов-смертников // Психология и психотехника. 2013. №10. С. 981-991.

23Naumkin V. US-Russia Cooperation Needed in IS Fight // Al Monitor. October 22, 2014 // http://www.al-monitor.com/pulse/originals/2014/10/islamic-state-syria-oil-turkey-russia-alienate.htm

24Лукьянов Ф. ИГИЛ не поможет: почему борьба с террором больше не объединяет мир // http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/igil-ne-pomozhet-pochemu-borba-s-terrorom-bolshe-ne-obedinya/?sphrase_id=18943556

25Най Джозеф. Будущее власти. М.: АСТ, 2014. 444 с.

26Мирский Г.И. Феномен ИГИЛ // Россия и мусульманский мир. 2015. №12. С. 151-158.



Другие статьи автора: Рустамова Лейли

Архив журнала
№7, 2019№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба