Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №5, 2019

Сергей Монин
Плечом к плечу с Красной армией
Просмотров: 144

 

 

Вторая мировая война носила коалиционный характер. В ходе боевых действий войска участвовавших в ней 62 государств нередко перемешивались, так что очень часто рядом друг с другом сражались люди разных национальностей. И не только на земле, но и в воздухе.

Яркий пример - воздушная Битва за Британию (июль-октябрь 1940 г.). На стороне люфтваффе ограниченное участие в ней приняли ВВС фашистской Италии. Англичане же оказались мастаки на то, чтобы собрать у себя всех тех (до последнего человека), кто мог быть им полезен в войне. Во время этой битвы не менее 1/5 из 2927 летчиков Королевских военно-воздушных сил составляли не-британцы. Это, в частности, выходцы из стран Содружества (101 новозеландец, 94 канадца), из оккупированных и вассальных стран (147 поляков, 88 чехов и словаков, 29 бельгийцев,14 французов) или нейтральных на тот момент государств (десять ирландцев, семь американцев) и даже один палестинец. Некоторые подразделения были полностью укомплектованы летчиками-иностранцами одной национальности: например, 303-я польская Варшавская истребительная эскадрилья имени Тадеуша Костюшко (признана лучшей эскадрильей Королевских ВВС), 310-я и 312-я чехословацкие истребительные эскадрильи. Причем зачастую эти летчики отнюдь не терялись в общей массе, но оказывались среди лучших. Из десяти самых результативных пилотов, одержавших по 14 и более воздушных побед во время Битвы за Британию, двое были новозеландцами, один австралийцем, один поляком, один чехом. Поляки составляли приблизительно 5% летчиков-истребителей, но сбили около 170 и повредили 36 немецких самолетов, что равнялось примерно 12% всех потерь Люфтваффе.

В дальнейшем Британия продолжала широко использовать летчиков-иностранцев. После вступления в войну США Британские острова стали основной базой американских ВВС в Европе и начались совместные операции англо-американских воздушных сил.

На советско-германском фронте ситуация была иная. С германской стороны против СССР с самого начала действовали не только Люфтваффе, но и ВВС стран-сателлитов Третьего рейха. А вот с советской стороны лишь в 1943 году, а еще больше в 1944-м, в воздухе появились самолеты союзных стран.

Было, впрочем, одно исключение - действия осенью 1941 года авиации Британии в советском Заполярье1. Реальное боевое взаимодействие Вооруженных сил СССР с союзными силами на советско-германском фронте началось именно в воздухе. И первым воинским формированием союзников, прибывшим воевать в Россию, было 151-е авиакрыло британских Королевских военно-воздушных сил.

Это было связано с начинавшимися военными поставками в Советский Союз. Как раз в это время предпринимаются первые шаги в организации и налаживании этих поставок. 25 августа советские и британские войска были введены в Иран для предотвращения прогерманского переворота в этой стране и обеспечения бесперебойного транзита военных материалов в Советский Союз по «персидскому коридору» (порты Ирана и Ирака в Персидском заливе - Иран - советское Закавказье, или Каспий). 31 августа в Архангельск прибыл первый конвой «Дервиш», или PQ-0, с военными грузами. Требовалось усилить защиту с воздуха торговых судов и портов разгрузки.

Поначалу у англичан была мысль на постоянной основе организовать базирование своих воздушных и морских сил на Кольском полуострове. Через месяц после нападения Германии на СССР британский премьер-министр У.Черчилль писал об этом советскому руководителю И.В.Сталину2. Однако побывавший в июле на полуострове британский контр-адмирал Ф.Вайан вынес отрицательное заключение на этот счет из-за близости Мурманска к линии фронта и слабости советской системы противовоздушной обороны. Поэтому Лондон ограничился отправкой в СССР с первым же конвоем специально сформированного 151-го авиакрыла (командир - подполковник Г.Н.Рэмсботтом-Ишервуд, родом из Новой Зеландии) в составе двух эскадрилий (39 самолетов и более 500 человек личного состава).

Местом дислокации авиакрыла был избран аэродром Ваенга (ныне - Североморск) около Мурманска. Сначала туда с английского авианосца «Аргус» перелетели 24 истребителя «Харрикейн». Затем к ним добавились еще 15 таких же самолетов, которые в контейнерах в разобранном виде были доставлены на торговых судах первого конвоя в Архангельск, где англичане их собрали и перегнали к месту назначения.

Британским летчикам поставили задачу принять участие в боевых действиях, одновременно обучая советских пилотов полетам на истребителях «Харрикейн», техническому персоналу - показать, как надо собирать и обслуживать эти самолеты, которые предстояло поставлять в СССР на условиях ленд-лиза.

С 11 сентября начались боевые вылеты. Приходилось прикрывать Мурманск, поддерживать советские войска на линии фронта, перехватывать немецкие бомбардировщики и сопровождать советские. Британские пилоты, уже имевшие опыт боев, сбили 15 самолетов противника, потеряв всего один свой. В оперативном подчинении авиакрыло подчинялось командованию морской авиации Северного флота. Оно существенно усилило советский военно-воздушный потенциал на Кольском полуострове. К началу войны ВВС Северного флота насчитывали 116 самолетов, среди них много устаревших истребителей И-15 бис, И-153 и И-16. Теперь же даже численно истребительная авиация флота выросла чуть ли не вдвое.

Рядом с англичанами все увереннее сражались на «Харрикейнах» советские авиаторы, вскоре на этих машинах составившие кадровый костяк 78-го истребительного авиационного полка ВВС Северного флота. Командиром этой части стал уже известный к тому времени советский ас, Герой Советского Союза майор Б.Ф.Сафонов.

8 октября состоялись последние вылеты англичан, после чего в связи с ухудшением погоды и  сокращением светового дня полеты были прекращены, а самолеты переданы советской стороне. 16 ноября последние английские пилоты и техники покинули Мурманск и вскоре вернулись домой3.

По итогам операции командир крыла Г.Н.Рэмсботтом-Ишервуд, командиры эскадрилий Э.Рук и Э.Миллер и сержант Ч.Хоу были награждены орденами Ленина (они оказались единственными английскими военнослужащими, получившими во время войны столь высокий советский орден).

Действия британских военных по достоинству оценили в Кремле. Из записи переговоров И.В.Сталина с главой польского эмигрантского правительства В.Сикорским 3 декабря 1941 года: «Тов. Сталин говорит, что англичане - хорошие летчики. Они хорошо воевали под Мурманском, где были их истребители. Английские летчики - хорошие ребята, говорит тов. Сталин»4.

В дальнейшем британские ВВС эпизодически использовали советские аэродромы для действий на морском театре и прежде всего для усиления прикрытия конвоев с воздуха. Так, после разгрома немцами конвоя PQ-17 в Ваенге в конце августа 1942 года появились две эскадрильи торпедоносцев «Хэмпден», звено разведывательных «Спитфайеров» и несколько летающих лодок «Каталина». Но уже в октябре эти самолеты были переданы советской стороне.

Последней операцией британских ВВС с территории СССР была атака 15 сентября 1944 года с аэродрома «Ягодник» под Архангельском на стоявший в норвежских фиордах германский линкор «Тирпиц». В результате корабль лишился возможности выходить в море и в ноябре был окончательно добит англичанами.

Гораздо более масштабный, чем у англичан, опыт базирования своих ВВС на советской территории приобрели США. Вашингтон очень хотел заполучить аэродромы на советском Дальнем Востоке для использования их в войне против Японии, но до поры до времени Советскому Союзу совершенно ни к чему было дразнить Токио и он не выражал желания обсуждать соответствующие американские предложения. Не были реализованы и планы отправки авиации (и сухопутных сил) западных союзников на Кавказ. А вот использование советских аэродромов на Украине оказалось возможным.

В 1943 году американцы и англичане развернули стратегическое воздушное наступление на Германию, которое подавалось ими как чуть ли не их главный вклад в грядущую победу. В рамках этой действительно масштабной воздушной операции возникла идея проведения «челночных», или сквозных бомбардировок. Взлетев с баз в Англии и Италии, американские бомбардировщики должны были наносить удары по целям в восточной части Германии, в Венгрии и Румынии и лететь дальше, на восток, совершая посадку на советских аэродромах. После отдыха, ремонта и заправки самолеты взлетали в обратном направлении, бомбили противника и возвращались на свои «родные» аэродромы. Эта схема позволяла поразить любой объект на вражеской территории, как бы глубоко он ни находился, причем все время оставаясь под прикрытием своих истребителей и сокращая таким образом собственные потери.

В октябре 1943 года американцы запросили разрешение на использование советских авиабаз для таких «челночных» полетов. Окончательно «добро» было получено от советского лидера И.В.Сталина на его встрече с американским послом А.Гарриманом 2 февраля 1944 года5. Так родилась операция «Фрэнтик» (англ. Frantic - неистовый)6.

Общие военные выгоды от этой операции были очевидны. Но кроме этого, каждая сторона имела и свою выгоду, порой в довольно деликатных вопросах. Для СССР представляли интерес предложения американцев передать советским ВВС бомбардировочный прицел «Норден», который позволял производить эффективное бомбометание с высоты более семи километров. Американцы также готовы были поделиться своим опытом авиафоторазведки и ее результатами, принять у себя советских офицеров для ознакомления с организацией «челночных» рейдов. Со своей стороны Соединенные Штаты надеялись получить опыт взаимодействия с советской стороной в свете их планов будущих бомбардировок Японии с дальневосточных аэродромов, воочию проследить за работой советской системы ПВО и провести аэрофотосъемку западных районов СССР. Последние обстоятельства оказалось очень востребованы позднее, с началом холодной войны.

Подготовка к приему на советской территории сотен американских самолетов потребовала огромных усилий. У Красной армии не было никакого опыта такого рода. Впечатляли уже сами размеры американских машин. Четырехмоторный бомбардировщик Б-17 «Летающая крепость» имел в длину 22,66 метра, в высоту 5,82 метра, размах крыла 31,62 метра и максимальный вес почти 30 тонн. Непросто оказалось подыскать аэродром со  взлетно-посадочной полосой с твердым покрытием, которую все равно требовалось удлинять и выстилать специально привезенными из США металлическими плитами. Более-менее подходящие условия были в Полтаве и близлежащих Миргороде и Пирятине. Там и создали 169-ю авиационную базу особого назначения (АБОН). 

С апреля стали прибывать американские военнослужащие, общая численность которых в итоге приблизилась к 1300 человек. Совместными усилиями кардинально реконструировали всю аэродромную инфраструктуру. Побывавший в Полтаве глава военной миссии США в СССР генерал Д.Дин отмечал, что «стоило посмотреть, как американские солдаты живут вместе с русскими солдатами, как они вместе роют один и тот же окоп, укладывают одну и ту же металлическую полосу на аэродроме и едят из одной миски»7.

Для завоза огромного количества разного рода припасов были задействованы уже отработанные маршруты поставок по ленд-лизу. Одного высокооктанового авиационного топлива (на другом американцы просто не летали) по советским меркам требовалось умопомрачительно много. Только в одном из конвоев, пришедших в апреле в Мурманск, сразу пять судов везли грузы для этой операции. Военный персонал и многие материалы прибывали через контролируемый союзниками «персидский коридор».

Для управления «челночными» операциями в Полтаве было размещено Восточное командование авиацией США. Перед началом рейдов предусматривалось проведение разведывательных полетов с целью фоторазведки, которой руководил полковник Эллиот Рузвельт, сын Президента США Франклина Рузвельта.

Первая «челночная» операция была проведена 2 июня 1944 года. 131 бомбардировщик Б-17 «Летающая крепость» и 70 истребителей Р-51 «Мустанг», взлетев с аэродромов Италии, нанесли удар по целям в Венгрии и приземлились в Полтаве, потеряв за весь рейд лишь один самолет. Экипажам была устроена торжественная встреча с участием официальных лиц обеих стран и прессы. «Американские летчики - писала газета «Известия», - впервые попавшие на советскую землю, встретили здесь самый радушный прием населения и советских летчиков - соратников по оружию. С большим успехом прошел концерт, организованный в честь экипажей «Летающих крепостей»8. 6 июня американцы отправились в обратном направлении. За первым последовали новые рейды американской авиации.

Но немцы выведали местонахождение базы «челноков» и в ночь на 22 июня нанесли мощный удар по Полтавскому авиаузлу. Советских средств ПВО оказалось явно недостаточно для отражения налета более чем 100 бомбардировщиков. Было уничтожено 44 самолета Б-17 и повреждено еще 19. Таких потерь на земле после Пёрл-Харбора американские ВВС не знали.

Эти события вызвали определенную напряженность в советско-американских отношениях. США, заявляя о желании расширять сотрудничество, вместе с тем настоятельно просили укрепить базы ПВО за счет своих ночных истребителей и крупнокалиберной зенитной артиллерии с радиолокационными установками. А тут еще вскоре резко встал вопрос об оказании помощи с воздуха восставшей Варшаве, для чего англосаксы просили разрешить использовать Полтаву.

Хотя массированные «челночные» рейды возобновились, но уже в августе советское руководство известило американцев о намерении пересмотреть вопрос о 169-й АБОН. Военно-политические соображения и продвижение Красной армии далеко на запад привели к тому, что деятельность Полтавского авиаузла стала затухать. С 1 ноября «челночные» операции были прекращены «в связи с большими изменениями в военной обстановке».

Всего в рамках операции «Фрэнтик» американские ВВС провели 18 воздушных налетов с участием 1030 самолетов, в том числе 529 «Летающих крепостей» и 395 «Мустангов» (потеряно 68 самолетов). На противника было сброшено почти 2 тыс. тонн бомб. С мая по ноябрь 1944 года на аэродромах 169-й АБОН находились 8916 американцев.

Сотрудничество СССР и США в проведении операции «Фрэнтик» при всей неоднозначности некоторых аспектов этой истории тем не менее является уникальным примером советско-американского боевого союза. В обращении, которое американское командование издало для своих покидавших Полтаву военнослужащих, были такие слова: «Помни… ни одна другая нация не сделала для нас столько много, сколько сделали для нас русские».

В воздухе на советско-германском фронте сражались и представители еще одного западного союзника СССР - Франции.

25 ноября 1942 года было подписано советско-французское соглашение о направлении в СССР истребительной авиационной эскадрильи с включением ее в состав одного из соединений советских ВВС9. 28-29 ноября личный состав эскадрильи (14 летчиков и 53 человека технического состава) перебросили на советских самолетах из Тегерана в Иваново, где предстояло ее формирование. Французы отказались от предложенных им ленд-лизовских американских и английских самолетов, отдав предпочтение советским истребителям Як-1 (позднее французы летали на Як-9 и Як-3). По желанию личного состава эскадрилье было присвоено наименование «Нормандия» в честь французской провинции, особенно пострадавшей от гитлеровской оккупации.

22 марта 1943 года эскадрилью в составе 15 самолетов (командир - майор Ж.Тюлян) направили на Западный фронт, где она через четыре дня вступила в бой. 5 июля  после пополнения эскадрилья была преобразована в полк. Входившие в его состав три эскадрильи носили названия главных нормандских городов: «Руан», «Гавр» и «Шербур». Полк принимал участие в Курской битве и Белорусской операции.  28 ноября 1944 года за боевые заслуги при освобождении Литвы и  форсировании реки Неман  полку было присвоено почетное наименование «Неманский» и он стал называться «Нормандия - Неман». Войну французские летчики закончили в Восточной Пруссии. В июне 1945 года полк на своих истребителях Як-3, подаренных советским правительством, вернулся на родину.

За время боевых действий на советско-германском фронте французы совершили 5240 боевых вылетов, провели около 900 воздушных боев, добились 273 подтвержденных побед. Последнюю из них, 12 апреля 1945 года, одержал французский летчик Ж.Анри, погибший под обстрелом через несколько минут после приземления. Он замкнул печальный список из 42 пилотов, не вернувшихся из боя10. Всего через боевые действия прошло 96 человек боевого личного летного состава.

Полк был награжден орденами Красного Знамени и Александра Невского, а также французскими орденами. Лейтенанты М.Альбер, Р. де ла Пуап, М.Лефевр, младший лейтенант Ж.Андре, сбившие от 11 до 23 самолетов противника, получили звание Героев Советского Союза.

Планы сформировать в СССР смешанную авиадивизию «Франция» (полк «Нормандия - Неман», еще один истребительный полк и бомбардировочный полк) отпали в связи с капитуляцией Германии.

В армиях стран Восточной Европы (Польши, Чехословакии, а затем Румынии и Болгарии), воевавших вместе с Красной армией, упор делался на сухопутные войска. Хотя были свои авиационные части и соединения. СССР передал им свыше 1600 самолетов. Но все равно значительную часть авиапарка составляли устаревшие модели или даже техника, полученная в свое время от Германии. Так, болгары вылетали на прикрытие своих (а также советских и югославских) войск на «мессершмиттах», которые немцы передали им для противодействия налетам союзников через Болгарию на румынские нефтепромыслы в Плоешти. Но основную поддержку с воздуха союзным войскам обеспечивали прежде всего советские ВВС.

 

 

 1Супрун М.Н. Ленд-лиз и северные конвои, 1941-1945 гг. М.: Андреевский флаг, 1997. С. 38-40.

 2Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В 2-х т. Изд. 2-е. Т. 1. Переписка с У.Черчиллем и К.Эттли (июль 1941 г. - ноябрь 1945 г.). М.: Госполитиздат, 1976. С. 21-22.

 3Супрун М.Н. Указ. соч. С. 38-40.

 4Документы внешней политики СССР. 22 июня 1941 - 1 января 1942. Т. XXIV. М.: Международные отношения, 2000. С. 474.

 5Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. 4-е изд. М.: Международные отношения, 1987. С. 444.

 6Орлов А.С. На аэродромах Украины // Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М., 1995; Conversino Mark J. Fighting with the Soviets. The Failure of Operation Frantic, 1944-1945. Lawrence, Kan., 1997; Overy Richard. The Bombing War. Europe 1939-1945. The Penguin Group, 2014. P. 232-233.

 7Советско-американские отношения. 1939-1945. М.: Материк: Демократия, 2004. С. 507.

 8Известия. 3 июня 1944 г.

 9Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны, 1941-1945: Документы и материалы: В 2-х т. Т. 1. 1941-1943. М., 1983. С. 128-130.

10Пуап Ролан де ла. Эпопея «Нормандия - Неман». М., 2018. С. 281.



Другие статьи автора: Монин Сергей

Архив журнала
№7, 2019№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба