Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » м№6, 2019

Владимир Кружков
Как Австрия победила нацизм
Просмотров: 95

 

 

Одной из актуальных задач XXI века является преодоление тяжелого наследия прошлого - радикального национализма и неонацизма. Их многочисленные вспышки и проявления в различных формах, в разных странах, в минувшем и нынешнем столетиях многократно приводили не только к межличностным, внутригосударственным распрям, но и жестоким международным конфликтам. Хочется надеяться, что с учетом богатого исторического опыта разжиганию фанатичного национализма, в том числе на постсоветском пространстве, будет положен конец, как в свое время, например, рабовладению, крепостничеству или колониализму. В этой связи международный опыт борьбы с нацизмом может представлять определенный интерес.

 

В мемуарах бывшего премьер-министра Великобритании У.Черчилля описывается интересный эпизод по «решению судьбы» немецких нацистов. На одном из обедов во время конференции союзников в Тегеране в ноябре 1943 года, когда уже никто не сомневался в разгроме гитлеровцев, Сталин якобы произнес тост, в котором предложил после окончания войны расстрелять 50 тыс. человек из нацистской верхушки. Черчилль, однако, не поняв характерного для советского лидера черного юмора, стал эмоционально возражать против «массовых казней» - дескать, английский Парламент этого не одобрит. Сталин же с поднятым бокалом настаивал на своем, упорно глядя на Рузвельта. Американец подыграл Сталину: мол, ясно, что необходимо достичь компромисса между разными подходами, и предложил ограничиться расстрелом 49 тыс. нацистов. После этого Сталин и Молотов, добродушно улыбаясь, объяснили угловатому британцу, что это была лишь шутка1.

На деле освобождение и Германии, и Австрии от нацизма происходило в целом очень гуманно. Денацификация осуществлялась не без трудностей, долго, и этот процесс имел как положительные моменты, так и недостатки.

Австрийский путь к нацизму

Национал-радикальные настроения в Австрии стали быстро набирать силу в определенных общественных кругах задолго до присоединения этой страны к нацистскому Третьему рейху в 1938 году. Идеи, основанные на смешении национализма и социализма, начали циркулировать в Австрии еще в 1860-х годах. А австрийская предтеча Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП) - Немецкая рабочая партия (DAP) была учреждена еще в «золотой период» Австро-Венгерской империи в 1903 году.

После поражения Австрии и Германии в Первой мировой войне популярность различных национал-социалистических и пангерманских организаций в обеих странах резко усилилась. Этому способствовали как политическая и социально-экономическая катастрофа в результате войны, так и фрустрирующее и уязвленное самосознание граждан развалившихся империй. Унизительные положения Версальского и Сен-Жерменского договоров 1919 года лишь усугубили протестные настроения. 

Показательно, что будущий вождь НСДАП изначально был подданным именно Австро-Венгрии. В молодые годы он впитывал в себя на исторической родине печатную публицистику и речи местных радикалов, в том числе антисемитской и расистской направленности.

Надо сказать, что в Австрии, как в обществе, так и со стороны властей, оказывалось сопротивление распространению нацистских идей, особенно в тот период, когда они стали серьезно угрожать австрийскому суверенитету и государственности. Например, после прихода к власти в Германии в 1933 году национал-социалистов во главе с А.Гитлером их «зеркальная» партия в Австрии была запрещена.

Действовавшие в подполье австрийские национал-социалисты в 1934 году попытались устроить путч в Вене. Канцлера Э.Дольфуса убили, но мятеж все же был подавлен. При следующем канцлере К.Шушниге запрет на деятельность австрийской НСДАП из-за сильного нажима Германии и местных радикалов сняли. Круг экстремистов под воздействием национал-социалистической пропаганды в стране стал быстро расширяться.

Когда же в результате аншлюса 13 марта 1938 года Австрия лишилась независимости и стала частью Третьего рейха, все законодательство нацистской Германии и ее общественно-политический уклад стали обязательными для всего австрийского населения. В 1942 году на территории Австрии насчитывалось приблизительно 688 тыс. членов НСДАП, что составляло около 8,2% жителей, или 17% взрослого населения2.

Кстати, советское правительство отказывалось признавать аншлюс, несмотря на то что он получил широкую поддержку среди австрийского населения, особенно в Вене. 17 марта 1938 года нарком иностранных дел М.М.Литвинов сделал официальное заявление о «насильственном лишении австрийского народа его политической, экономической и культурной независимости», и эта линия Москвы оставалась неизменной вплоть до освобождения Австрии в 1945 году.

Освобождение Австрии

В принятой в октябре 1943 года по инициативе СССР Московской  декларации министров иностранных дел стран антигитлеровской коалиции Австрия рассматривалась как «первая жертва» гитлеровской Германии. Это положение стало основой для создания впоследствии независимой и нейтральной Австрийской Республики.

Вместе с тем в упомянутом документе союзников имеется и другое, не менее важное положение о том, что Австрия несет ответственность, которой не может избежать, за участие в войне на стороне гитлеровской Германии и что «при окончательном урегулировании неизбежно будет принят во внимание ее собственный вклад в дело ее освобождения».

Выходцы из Австрии составляли непропорционально большую долю нацистского репрессивного аппарата Третьего рейха - 14% персонала СС и 40% лагерей смерти, хотя доля австрийцев в общем населении «Великой Германии» была всего 8%3. Президент Австрии Александр Ван дер Беллен, выступая на церемонии по случаю 80-летия аншлюса, заявил, что «австрийцы были не только жертвами, но и исполнителями преступлений, зачастую на руководящих позициях»4.  Свыше 1,2 млн. австрийцев (солдаты и офицеры) воевали на стороне гитлеровского рейха5.

В директиве советской Ставки Верховного Главнокомандования за подписью И.Сталина №11055 от 2 апреля 1945 года войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов, освобождавших Австрию, приказывалось опровергать слухи о том, что Красная армия уничтожает всех членов национал-социалистической партии, разъяснять, что эта партия подлежит упразднению, а рядовые члены не будут тронуты, если они проявят лояльность по отношению к советским властям. В населенных пунктах предписывалось назначить военных комендантов, которые бы утверждали временных бургомистров и старост из местного австрийского населения6

10 апреля 1945 года командующий 3-м Украинским фронтом Ф.И.Толбухин выпустил обращение «К населению Австрии» с соответствующими разъяснениями и предложением вылавливать гитлеровских агентов, провокаторов и диверсантов7. В дальнейшем советские военные коменданты в освобожденных населенных пунктах издавали типовые приказы о недействительности всех законов, которые были установлены после 13 марта 1938 года, и роспуске НСДАП и близких к ней организаций.

Населению предписывалось сдать в комендатуру все имеющиеся оружие и боеприпасы, а также указать места, где они хранятся8. Такие меры были оправданы, так как даже после полного разгрома вермахта на территории Австрии и Германии отдельные нацисты довольно длительное время совершали террористические вылазки и акты саботажа.

В то же время еще до приближения Красной армии к границам Австрии все больше австрийцев стали все активнее отворачиваться от нацизма. Англо-американские бомбардировки также стимулировали антигерманские настроения. Недовольные граждане по всей стране стали выходить на стихийные антивоенные митинги. Однако в большинстве случаев такие акции очень жестко подавлялись местными и германскими нацистами - расстреливались.

Образованное при участии советских оккупационных властей временное правительство новой Австрии во главе с канцлером К.Реннером продолжило процесс денацификации под контролем союзников. Уже 8 мая 1945 года был принят австрийский закон о запрете НСДАП и всех связанных с ней структур (Verbotsgesetz). Все лица, состоявшие в них в период с 1933 по 1945 год, подлежали регистрации. Они также лишались избирательных прав. Позднее, 26 июня 1945 года, вышел дополнительный закон о военных преступниках (Kriegsverbrechergesetz), который предусматривал уголовное преследование лиц за унижение человеческого достоинства, доносы и другие преступления национал-социалистов.

В феврале 1947 года упомянутые два закона были актуализированы Законом о национал-социалистах (Nationalsozialistengesetz), который ввел классификацию степени виновности: помимо военных преступников, были определены так называемые «обремененные» и «менее обремененные» члены НСДАП (они подлежали наказанию в той или иной мере, включая поражение в правах).

В апреле 1948 года австрийские власти по инициативе советской администрации издали закон об амнистии рядовых нацистов. 482 тыс. членов запрещенной НСДАП («менее обремененные») были восстановлены в правах, в том числе избирательных. Упомянутое законодательство действует в Австрии по сей день, разумеется, с рядом многократных изменений в последующие годы.

Всего в Австрии удалось зарегистрировать более 536 тыс. бывших национал-социалистов (данные за 1946 г.). Из них, как установлено, 18,3% стали членами НСДАП еще до аншлюса 1938 года9. В период оккупации Австрии союзниками (с 1945 по 1955 г.) были созданы специальные народные суды при земельных судах в соответствующих зонах контроля  (в советской с 1945 г. - в Вене, а с 1946 г. в британской - в Граце, в американской - в Линце и во французской - в Инсбруке). Учреждались также комиссии по чистке государственного и хозяйственного аппаратов страны от национал-социалистов. С руководящих постов уволили более 100 тыс. экс-нацистов.

Вышеупомянутые особые суды рассмотрели всего 136 829 дел. Было вынесено 23 477 судебных решений, из которых лишь 13 607 с вердиктом «виновен». К смертной казни приговорили всего 43 нацистских преступника. При этом дела рассматривались интенсивно лишь в первые годы оккупации Австрии под активным нажимом союзников. Наиболее видные австрийские нацисты (А.Зейсс-Инкварт, Э.Кальтенбруннер, Б. фон Ширах) подпали под осуждение Нюрнбергского трибунала.

Но не все нацистские преступники понесли справедливое наказание. Некоторые активисты восприняли победу СССР над нацистским рейхом как экзистенциальную катастрофу. Еще на подходе Красной армии к Вене в нацистской среде начали происходить самоубийства. В некоторых случаях фанатики, как и немецкий министр пропаганды Й.Геббельс, перед суицидом убивали собственные семьи, включая детей и пожилых родителей. Видимо, сильны были опасения по поводу возможной мести за совершенные преступления.

Кто-то бежал за границу (по имеющимся оценкам, около 30 тыс. человек). Была и другая категория нацистов, избежавших суда: ценные специалисты из разведслужб, а также физики, химики, которые представляли интерес для американских спецслужб, науки и экономики. Многие из них продолжили работу против СССР уже на стороне США.

Хотя денацификация и осуществлялась под контролем союзников, тем не менее продвигалась не без трудностей, прежде всего по причине начавшейся холодной войны Запада с СССР, а также внутриполитической борьбы в Австрии. Основные австрийские партии боролись за голоса избирателей, и местные функционеры просто соревновались друг с другом в проявлении снисхождения к провинившимся соотечественникам.

В одной из аналитических записок Третьего Европейского отдела МИД СССР на имя советского министра иностранных дел от 23 марта 1950 года выражалась обеспокоенность ходом денацификации в Австрии. Отмечалось, что австрийские власти не только не препятствуют созданию различных неонацистских организаций, но и широко практикуют возвращение в аппарат бывших нацистов, которые были уволены со службы в порядке денацификации10. Представители советской оккупационной администрации не раз выносили на обсуждение Союзнического совета вопрос о неудовлетворительных темпах рассмотрения дел нацистских преступников и увольнений «бывших» с должностей в управленческом аппарате.

Австрийские власти, как правило, реагировали на критику болезненно, заводили речь о вмешательстве в их внутренние дела. Это и понятно: после войны страна испытывала дефицит специалистов в госаппарате и кадровый голод, в том числе в сфере образования. Многие погибли или оказались в плену, особенно в результате боев под Сталинградом. Лишение работы значительной части населения могло создать дополнительную напряженность в обществе.

Часть бывших членов НСДАП считала «в принципе правильными» идеи национал-социализма, которые, дескать, были реализованы «плохими методами». Эти настроения фиксировались советской администрацией и антифашистами, Коммунистической партией Австрии. Особенно на начальном этапе союзнической оккупации коммунисты, в том числе бывшие узники концлагеря Маутхаузен, хорошо помогали в продвижении процесса денацификации. Их брали на работу в австрийскую полицию в советской зоне оккупации. Некоторые священники католической церкви также занимали активную антинацистскую позицию, так как гонения национал-социалистов на австрийских католиков были не редкостью.

По оценке современного австрийского писателя и антифашистского активиста Ханса-Карла Штекля11, возвращение бывших нацистов на важные должности в госаппарате «было большой ошибкой» (в 1970 г., например, в правительство во главе с социал-демократом Б.Крайским вошли четыре (!) бывших национал-социалиста, что вызвало большой резонанс в антифашистских кругах). Писатель считает «контрпродуктивными и наивными» надежды на перевоспитание нацистов.

«Иррациональным» был и допуск бывших нацистов в сферу образования, так как они своих взглядов менять не собирались. Например, учитель химии в школе, которую Х.-К.Штекль посещал в 1950-х годах, с гордостью рассказывал ученикам, что во время войны служил офицером в подразделении, отвечавшем за отравляющие газы. А другой учитель, ответственный за культурную работу, вызывающе резко отреагировал на просьбу школьников о посещении гастрольного концерта в Вене всемирно известного джазового музыканта Луи Армстронга: «Вот при Гитлере на эту хрюкающую негритянскую свинью ходить не позволялось, и это было правильно»12. Понятно, какое воздействие подобные «воспитатели» могли оказывать на послевоенное подрастающее поколение. Редкий современный австрийский обыватель знает хоть что-то, скажем, о блокаде Ленинграда, зверствах фашистов на оккупированных территориях или о славянофобии нацистов.

Старые управленческие кадры, сформировавшиеся при нацизме, не прекращали своей антисоветской пропаганды, устраивали протестные акции и провокации. США и Великобритания в борьбе за собственное влияние в Австрии лишь радовались такому развитию в условиях холодной войны (впоследствии антисоветский заряд в определенных кругах трансформировался в дремучую русофобию). В конечном счете это обстоятельство продлевало режим оккупации страны из-за высокого уровня взаимного недоверия.

Денацификация Австрии в международном праве

В завершивший союзническую оккупацию Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии от 15 мая 1955 года (далее - Госдоговор) были включены формулировки по денацификации страны, которые стали частью международного права. Москва принимала самое активное участие в выработке этих бессрочных положений, которые учитывали риски возрождения нацизма в Австрии не только в обозримый период, но и на долгие годы вперед.

Например, согласно статье 6 (Права человека), Австрия обязывалась «принять все меры, необходимые для обеспечения того, чтобы все лица, находящиеся под австрийской юрисдикцией, без различия расы, пола, языка или религии, пользовались правами человека и основными свободами, включая свободу слова, печати и изданий, религиозного культа, политических убеждений и публичных собраний».

Кроме того, было зафиксировано, что «действующие в Австрии законы как в отношении своего содержания, так и применения не будут устанавливать дискриминации или влечь за собой дискриминацию для лиц австрийского гражданства на основании их расы, пола, языка или религии как в том, что касается их личности, имущества, занятий, профессиональных или финансовых интересов, статуса, политических или гражданских прав, так и в любых других вопросах».

Отдельно были защищены и языковые права некоторых меньшинств Австрии. Австрийские граждане, принадлежащие к словенскому и хорватскому национальным меньшинствам в федеральных землях Каринтии, Бургенланде и Штирии, пользуются одинаковыми правами наравне со всеми другими австрийскими гражданами, включая право иметь собственные организации, собрания и печать на своем языке. Они получили право на начальное обучение на словенском или хорватском языках и на пропорциональное количество своих средних школ; в связи с этим надлежало пересмотреть программы в школах, а также создать инспекцию по образованию для словенских и хорватских школ.

Официальным языком в административных и судебных округах Каринтии, Бургенланда и Штирии со словенским, или хорватским, или национально смешанным населением, кроме немецкого языка, объявлялись также словенский и хорватский. Подчеркивалось, что в таких округах топографическая терминология и надписи должны быть как на немецком языке, так и на словенском или хорватском языках. Австрийским гражданам, принадлежащим к словенскому или хорватскому национальным меньшинствам в Каринтии, Бургенланде и Штирии, гарантировалось участие в культурном, административном или судебном аппаратах на этих территориях наравне с другими австрийскими гражданами. Установлен запрет на деятельность организаций, имеющих целью денационализацию словенского и хорватского национальных меньшинств.

В статьях 9 и 10 Госдоговора была прописана обязанность Австрии по устранению остатков нацистского режима. В частности, ей надлежало завершить уже начатые мероприятия путем введения соответствующих законов, одобренных Союзнической комиссией по Австрии, по ликвидации национал-социалистической партии, примыкающих к ней организаций и предотвращать всякую нацистскую и милитаристскую деятельность и пропаганду в дальнейшем.

Устанавливался запрет «под угрозой уголовного наказания, которое будет немедленно определено в установленном австрийскими законами порядке, на существование и деятельность на своей территории указанных выше организаций». Был прописан запрет на службу в австрийских вооруженных силах для ряда категорий лиц (ст. 12 Госдоговора), в частности:

- австрийским гражданам, служившим в чине полковника или выше в германских вооруженных силах в течение периода с 13 марта 1938 года по 8 мая 1945 года;

- лицам, которые когда-либо принадлежали к НСДАП или к организациям «СС», «СА» или «СД», тайной государственной полиции («Гестапо»), национал-социалистскому солдатскому союзу («НС-Зольдатенринг») или национал-социалистскому офицерскому союзу («НС-Оффицирсферейнигунг»);

- авторам печатных произведений или сценариев, отнесенных компетентными комиссиями, созданными правительством Австрии, к числу запрещенных произведений в силу их нацистского характера;

- руководителям промышленных и торговых предприятий и финансовых учреждений, которые, согласно официальной и достоверной информации существующих промышленных, торговых и финансовых ассоциаций, профсоюзных и партийных организаций, признавались компетентной комиссией лицами, которые активно сотрудничали в достижении целей НСДАП или примыкавших к ней организаций, поддерживали принципы национал-социализма, вели пропаганду в пользу национал-социалистских организаций или финансировали их и их деятельность и любым из вышеуказанных способов наносили ущерб интересам независимой и демократической Австрии.

В Госдоговоре зафиксировали и обязанность Австрии «уважать, охранять и поддерживать на австрийской территории могилы воинов, военнопленных и принудительно привезенных в Австрию граждан Союзных Держав, а равно и иных Объединенных Наций, находившихся в состоянии войны с Германией, памятники и эмблемы на этих могилах, а равно памятники военной славы армий, сражавшихся на территории Австрии против гитлеровской Германии» (ст. 19).

В 1957 году, спустя два года после вступления в силу Госдоговора, в Австрии провели очередную амнистию. Под нее подпали теперь уже и так называемые «обремененные» бывшие национал-социалисты, пораженные в правах. Как саркастически шутят в австрийской антифашистской среде, «после 1957 года в Австрии не осталось ни одного бывшего нациста».

В более поздние годы Австрия стала активной участницей различных политических и международно-правовых форматов, предусматривающих борьбу с расизмом, ксенофобией, антисемитизмом и дискриминацией на основе этнической или религиозной принадлежности.

Борьба с неонацизмом в Австрии в XXI веке

По данным специалистов ведомства по охране Конституции при МВД Австрии, неонацисты в этой стране действуют в маргинальном подполье, периодически нарушая общественный порядок своими вылазками и пропагандой, прежде всего в Интернете. При этом в их арсенале остаются не только идеология, но и насильственные действия в отношении неугодных лиц: избиения, поджоги, акты вандализма, флешмобы. Не исключаются и теракты13

Число осужденных нарушителей местного законодательства о запрете национал-социалистической пропаганды из года в год растет14. Так, например, если в 2014 году вынесли 51 приговор по соответствующим уголовным статьям, то в 2018 году - уже 93. Ясно, что миграционное давление и ухудшение социально-экономических условий в странах ЕС разогревают национал-радикальные настроения.

С целью своевременного выявления неофашистов и предотвращения их противоправных действий при ведомстве по охране Конституции Австрии создана специальная «горячая линия» для сигналов от граждан. Кроме того, в ряде австрийских ведомств существуют специальные структуры, призванные проводить информационные кампании и образовательные мероприятия по дерадикализации общества, включая борьбу с расизмом и ксенофобией.

Большой вклад в изучение последствий нацизма, мониторинг и выявление активистов с нацистскими взглядами в Австрии вносят специализированные антифашистские неправительственные организации. К числу деятельных антифашистских структур можно отнести также Коммунистическую партию, левые крылья Социал-демократической партии и партии «Зеленых», традиционно профилирующихся на борьбе с национал-социализмом, а также еврейские организации и землячества национальных меньшинств.

В австрийских СМИ, особенно в связи с годовщинами окончания Второй мировой войны, регулярно появляются публикации, так или иначе подсвечивающие преступления нацизма. Австрийские политики различных уровней и политической ориентации принимают участие в мероприятиях поминовения жертв нацизма. Ежегодные масштабные траурные церемонии проводятся, например, в концлагере Маутхаузен, где большинство заключенных и убитых составляли граждане СССР, в том числе военнопленные. Международные церемониалы проходят и у памятника советским воинам в Вене на Шварценбергплатц при активной поддержке российского посольства.

Под нажимом общественного мнения в странах, пострадавших от нацизма, а также вследствие исков в судах США, поддерживавшихся еврейскими организациями и СМИ, Австрия в ноябре 2000 года приняла закон о создании Фонда добровольных выплат Австрийской Республики в пользу людей, занимавшихся рабским и подневольным трудом при национал-социалистическом режиме (по аналогии с ФРГ). Таких насильно угнанных работников на территории Австрии во времена национал-социализма насчитывалось свыше 580 тысяч. Средства в этот фонд были внесены из федерального бюджета страны, бюджетов ее федеральных земель, представителями экономики и церковью. При опоре на партнерские организации в России, на Украине, в Белоруссии, Польше, Чехии и Венгрии пострадавшим лицам выплачены небольшие компенсации скорее символического характера. Компенсации получили и граждане США.

Любопытна история вокруг сохранившегося по сей день здания, где родился Гитлер, в австрийском городке Браунау-ам-Инн. Долгие годы в Австрии шла дискуссия относительно того, как же поступить с этим домом, который является своеобразной «Меккой» для современных поклонников Гитлера. Ведь периодические сборища там местных и зарубежных неонацистов не могут не наносить ущерба имиджу страны. Предлагалось снести его либо организовать там социально полезное учреждение. В итоге в 2016 году австрийский парламент принял закон о выкупе упомянутого здания из частной в федеральную собственность. Правда, тяжба по размерам суммы компенсаций, причитающихся владелице «дома Гитлера», затянулась из-за поданного ею иска в Европейский суд по правам человека.

Как представляется, богатый австрийский опыт преодоления нацизма и борьбы с неонацизмом может быть востребован заинтересованными политическими силами в странах, сталкивающихся с проблемами радикального национализма, ксенофобии и нарушений языковых прав. Австрийская политическая практика свидетельствует о том, что выздоровление даже тяжело больных обществ и их позитивное переформатирование в принципе возможны.

 

 1Черчилль У. Вторая мировая война. М.: Альпина нон-фикшн, 2010. Кн. 3. Т. 5. C. 230.

 2Uhl H. Austria’s Perception of the Second World War and the National Socialist Period // Austrian Historical Memory and National Identity. Transaction Publishers, 1997. P. 66.

  3Pelinka A. The Second Republics Reconstruction of History // Austrian Historical Memory and National Identity. Transaction Publishers, 1997. P. 96, а также Steininger R. Austria, Germany, and the Cold War: From the Anschluss to the State Treaty, 1938-1955. Berghahn Books, 2012. P. 15.

 4Die Rede von Bundespräsident Alexander Van der Bellen anlässlich des Gedenkens an den 12. März 1938 //  URL//: https://www.bundespraesident.at/aktuelles/detail/news/wir-alle-sind-aufgefordert-wachsam-und-sensibel-zu-sein

 5Embacher H. and Ecker M. A Nation of Victims // The Politics of War Trauma: The Aftermath of World War II in Eleven European Countries. Amsterdam University Press, 2010. P. 19.

 6Красная Армия в Австрии. Советская оккупация 1945-1955. Документы. Грац - Вена - Мюнхен, 2005. С. 74.

 7Там же. С. 92.

 8Там же. С. 80.

 9Данные австрийского специализированного сайта «Денацификация» // URL:https://www.entnazifizierung.at

10Красная Армия в Австрии… С. 538.

11Письменное интервью автора с австрийским писателем и блогером Хансом-Карлом Штеклем от 18.12.2018.

12Там же.

13Verfassungsschutzbericht 2016 // URL:https://www.bvt.gv.at/401/files/Verfassungsschutz-bericht2016.pdf

 14Immer mehr Verstöße gegen das Verbotsgesetz / Der Standard.18.01.2018 // URL: https://derstandard.at/2000071913175/Immer-mehr-Verstoesse-gegen-das-Verbotsgesetz



Другие статьи автора: Кружков Владимир

Архив журнала
м№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба